Litres Baner
Смерть, воскрешение и месть

Владислав Владимирович Гончаров
Смерть, воскрешение и месть

Пролог

Эта история произошла в областном городке. Казалось бы, к чему могла привести травля и подростковая жестокость?

Илья Николаев – шестнадцатилетний школьник из подмосковного города Коломна. Обыкновенный зубрила, который подвергался насмешкам и издевательствам со стороны одноклассников. У мальчика была непростая судьба, связанная с борьбой за него между матерью и бабушкой. Илья родился у одной достаточно странной молодой женщины по имени Мария Гаврилова. Она была потомственной ведьмой, из-за чего с самой юности увлекалась тёмной магией. Одноклассники её не любили, называли «проклятой ведьмой», да и сама по себе девушка выглядела достаточно мистично – чёрные как ночь волосы и глаза, бледная, почти белая кожа, худощавость, высокий рост. В детстве и юности Мария всегда выглядела выше своих одноклассников и выделялась своей странной внешностью. Выделялась в плохом смысле слова…

Парни на неё и вовсе либо внимания не обращали, либо участвовали в травле, иного было не дано. Мария смиренно терпела издевательства, однако, бывали случаи, когда её выводили из себя и те, кто наиболее других в этом преуспевали, были наказаны. Так, одна из девушек, которая издевалась над Марией, случайно уронила телефон в ванной и её ударило током, а другой девушке внезапно стало плохо и у неё начался приступ эпилепсии, хотя раньше признаки этого заболевания у пострадавшей врачи не замечали. Да, вы можете подумать, что по поводу первого, тут Мария могла быть и вовсе не причём и это всего лишь совпадение, но по поводу второго… тут скорее всего уже ведьма свои руки приложила…

Мария отучилась все одиннадцать классов в школе. Благо, несмотря на все свои странности, училась она сносно. Не отлично конечно, но в основном на четыре-пять, с редкими тройками и ещё более редкими двойками. Самое интересное, что за всё время в школе ни один мальчик ей не понравился, прямо совсем не один. Всё изменилось, когда она поступила в университет на экономиста. Там она и встретила мужчину, которого полюбила чуть ли не с первого взгляда и хотела им обладать навеки.

Этим мужчиной оказался Андрей Николаев, будущий отец Ильи. В университете над Марией уже не издевались, её здесь просто не замечали, будто она невидимка, будто её нет, причём не только студенты, порой и преподаватели её не замечали…в какой-то степени, в такой обстановке Марии было комфортней – уж лучше так, чем терпеть издевательства от одноклассников. Однако, возникла другая проблема – она чувствовала себя одинокой и не знала, как бороться с этим гложущим её чувством. Возможно, в объятиях Николаева она видела спасение от этой напасти, веру в то, что она обретёт любимого человека и семью. Несмотря на всю помешанность тёмной магией и оккультизмом, Марии хотелось простого женского счастья. Для того, чтобы его обрести, девушка использовала приворот. Она добыла фотографию Андрея и долго над ней чародействовала, в частности использовала волосы своего объекта вздыхания и свою кровью. В конце концов, после долгих усилий, магия будто вступила в силу. По крайней мере Николаев начал вести себя крайне странно. Однажды, он не подходя к своим друзьям и одногруппникам в столовой, не просто посмотрел на невзрачную Марию, а пошёл к ней, сел за один столик и завёл разговор. Многие были удивлены – первый красавчик на потоке, который легко привлекал к себе женское внимание, подошёл к этой странной, нелюдимой, бледной девушке.

Общение с ним давалось Марии на удивление легко, вопреки своему статусу в социуме. Статус непримечательной, незаметной личности, которую если уж кто-то и заметит, то обойдёт стороной. Андрей так не делал и достаточно быстро признался в любви ведьме.

Они начали встречаться, Андрей и вовсе начал забывать о своих друзьях, теряя популярность и былую привлекательность. Странности в поведении начала замечать и мать студента – он вёл себя достаточно грубо по отношению к ней, но при этом холил и лелеял свою новую девушку, вся его комната была увешана её фотографиями. Он целыми днями думал о ней, что сказалось на его успеваемости. Однажды, Андрей даже переспал с Марией, что в дальнейшем привело к беременности.

Через какое-то время, Мария постепенно охладела к Андрею – в какой-то момент его нежные ухаживания её утомили – она взяла и бросила его. Казалось бы, при нормальных условиях, парень бы в такой ситуации попереживал, пострадал и забыл, но нет. Андрей тяжело страдал – он постоянно думал о Марии и просто сходил с ума от разлуки с ней. Друзей в вузе у него не осталось, популярность была на таком низком уровне, будто её и вовсе никогда не было. Молодой человек перестал есть и ухаживать за собой, он оброс и сильно похудел, с матерью он также перманентно ругался как по мелочам, так и по вполне себе серьёзным вопросам.

Мария настолько охладела к Андрею, что её не заботили страдания бывшего возлюбленного, будто он был её мимолётным увлечением и не более того. Так оно и было – когда девушка достигла желаемого, Андрей ей был уже неинтересен. Тем не менее, она забеременела от него и узнала об этом на третьем месяц, примерно через две недели после расставания с ним.

Когда Мария была на четвёртом месяце, Андрей не вынес страданий по возлюбленной, которая так вероломно его отвергла и просто покончил с собой. Вот так его настигла смерть.

Мать Андрея, Ирина Петровна предполагала откуда ноги растут – она понимала, что Мария увлекается тёмной магией и думала, что та околдовала её сына. Собственно, она была права. В дальнейшем, Ирина Петровна, после рождения внука, отняла его у Марии и добилась того, чтобы девушку отправили в сумасшедший дом.

Мария, несмотря на то, что испытывала полное безразличие к своему умершему парню и отцу своего ребёнка, прониклась любовью к младенцу, которого видела всего раз в жизни – когда тот только появился на свет.

Прошло десять лет. Марию, наконец-то, отпустил на волю из лечебницы, считая, что та успешно прошла курс лечения и спокойно сможет существовать за пределами учреждения. За это время её тоска по сыну лишь усилилась.

Как известно, все эти годы Илью воспитывала бабушка и однажды, она вместе с десятилетним внукм случайно столкнулась в толпе с Марией, которая бродила по улицам Москвы в поисках пропитания, занималась мелкими кражами и мошенничеством. В дальнейшем, она ограничилась лишь первым, так как благодаря владению тёмной магией и гипнозом, ей с лёгкостью удавалось красть чужие кошельки.

Увидев Марию, Ирина Петровна ни на шутку перепугалась. Благо, непутёвая мать не слова ни сказала сыну, впрочем по её взгляду было понятно, что она узнала мать Андрея и соответственно своего подросшего сына.

Бабушку Ильи охватила паника, бабушка с внуком ездили в течении четырёх лет, с места на место, объездили несколько городов Центральной России и Подмосковья, сменили десяток школ, пока не приехали в Коломну, в которой обосновались на целых два года. За всё это время, ни Илья, ни Ирина Петровна так и не столкнулась с безумной матерью мальчика. Куда бы ни поехала она с внуком, везде её настигала эта ведьма, однако в Коломне всё было спокойно. По крайней мере, бабушке Ильи так казалось…

I

Весенним утром буднего дня уже почти взрослый шестнадцатилетний Илья Николаев рано проснулся. Как обычно, надо было идти в чёртову школу. Нет, он любил учиться, получал хорошие оценки, но вот с одноклассниками, да и с некоторыми учителями отношения у него не ладились. Он был другой, замкнутый, не особо общительный и неуклюжий, что вело к насмешкам более уверенных в себе одноклассников, которые хотели самоутвердиться за счёт него.

Илья был худощав, из-за обострённой близорукости был вынужден ходить в очках, ростом он также был невысок, да и здоровьем слаб, из-за чего и на физкультуре у него имелись определённые проблемы. Волосы у него были короткие, тёмно-каштановые, одновременно такого же цвета как у матери и отца, глаза тёмно-зелёные. Он крайне не любил школьную форму – ему в ней было некомфортно, но в школу был вынужден ходить в ней. На подбородке у него остался небольшой шрам – однажды в одной из школ его побили, ударили в подбородок, так потом, Илья упал и ударился об асфальт тем же местом. Благо челюсть осталась на месте, но на подбородок наложили кучу швов. Следы остались на всю жизнь.

В школе у него было полно обидчиков. Самый главный из них – Егор Перов, он же Наковальня. Здоровый детина, крепкий, лысый, выглядел старше своих лет, хоть и приходился ровесником Илье. Несмотря на внушительные габариты и силы, он имел один огромный недостаток – был невероятно глуп, из-за чего, его едва перевели в десятый класс и он с огромным трудом сдал экзамены. На физре, да и не только, Наковальня чаще других задирал Николаева. Были у него также два друга-подпевалы – Валя Рогалин и Глеб Шибанов. Ничего примечательного из себя не представляли, разве что во всём старались подражать Наковальне и всюду за ним плелись. Были чуть пониже ростом и по габаритам уступали своего хозяину, тем не менее, представляли из себя, если можно так сказать, свиту школьного хулигана и оказывали ему верную службу.

Помимо него, не любил Илью учитель физкультуры Роман Сергеевич Злобин. Физрук не только сам порой измывался над учеником, но и никак не препятствовал издевательствам над ним со стороны Наковальни на уроках, хвалил его и порой ему даже помогал. Злобин был такой же комплекции, как и Наковальня, только ростом пониже, плечи у него были шире и волосы чёрного цвета имелись. В общем, два придурочных брата-задиры таким образом сошлись.

Недолюбливали его и девочки в классе. У Ильи к ним была взаимная нелюбовь, но одна девушка на их фоне выделялась. Это Лера Рыбникова, она действительно была гораздо красивей своих одноклассниц, да и к самому Илье не относилась с неприязнью, наоборот, иногда даже вставала на его защиту. У неё были светлые волосы и зелёные глаза, она была чуть повыше Ильи, стройная, красивая. Училась неплохо, отличницей не была, но старалась учиться на четыре-пять. У неё это неплохо получалось.

 

Илья был тайно влюблён в девушку о чём никому не говорил, ибо могли бы засмеять. Никому, за исключением своего друга. Друга Ильи зовут Антон Иволгин. Антон был выше и крепче Ильи, при этом он в своё время занимался восточными единоборствами и умел за себя постоять. У него были русые волосы, карие глаза, широкие плечи. По комплекции он не был верзилой как Наковальня, он был вполне себе нормальным спортивным молодым человеком.

Подружился с Ильёй Антон совершенно случайно – на одном из уроков, его наказали и посадили за последнюю парту, как раз рядом с Николаевым. Вместо того, чтобы просто сидеть и молчать, Антон попытался завести разговор с Ильёй и не зря. Ребята разговорились и поняли, что у них достаточно много общего, несмотря на то, что в классной иерархии они были на разных ступенях. Антону было интересно общаться с начитанным и умным Ильёй, а сам Илья рядом с новым товарищем раскрывался с другой стороны – он не стеснялся в общении с ним быть самим собой. Периодически, по возможности, Антон защищал друга. Наковальня старался с Иволгиным не связываться – так было неинтересно, трусливый здоровяк любил издеваться над теми, кто был слабее него, а вот Антон вполне мог накостылять высокомерному верзиле. Чтобы не позориться и не опускаться грязью в лицо, Наковальня решил не рисковать и обходил Иволгина стороной. Но когда Антона не было рядом, мерзавец не сдерживал себя и задирал Илью.

Ещё один печальный случай произошёл например сегодня, после обеда, когда Антон отправился в туалет. Илья оказался в классе с Наковальней и его подлизами, а вот преподаватель как назло отсутствовал. Николаев никого не трогал – как это часто было, парень сидел за партой и читал книгу.

– Ты что там читаешь? – спросил Наковальня.

Обложку он не видел, так как Илья положил книгу на парту и в таком положении читал.

– Это не так важно, – отвечал Илья, – оставь меня в покое, Егор, я тебя не трогаю, и ты меня не трогай.

– А ты меня можешь тронуть?

Наковальня рассмеялся своим низким голосом. Его друзья поддержали смех громким наигранным гоготом.

– Понимаю, что нет, – продолжал Илья, – но и ты меня не трогай, к тому же скоро Карина Евгеньевна в класс вернётся и урок начнётся.

Наковальня резко вырвал книгу из рук Ильи и бросил её на пол, затем со всей силой ударил по ней подошвой сверху вниз. Он пнул книгу, после чего его друзья продолжили это делать за ним.

– Эй, вы чего это делаете, – возмутился Илья.

Он поднялся с места и собирался кинуться на Наковальню, но тот ударил его в живот, а затем другой рукой в щёку. Илья согнулся и сплюнул кровью, так как случайно прикусил губу в момент удара.

– Что тут происходит? – спросил Антон, – Наковальня, прекращай!

– Он мне грубил, – отвечал Наковальня.

– Зачем ты вечно защищаешь этого придурка? – спросила девушка Наковальни Саша, накрашенная, напыщенная, выглядящая старше своих лет от тонны косметики блондинка.

– Это не важно, – парировал Антон, – урок скоро начнётся, а вы опять дурдом устроили. Пошли, Илья.

Илье уже слегка полегчало, но врач бы не помешал. Антон подождал своего друга, и, вместе, они пошли к медсестре, по дороге встретив Карину Евгеньевну.

– Что случилось, Иволгин? – спросила учительница.

– Не переживайте, с Ильёй опять история случилась, – спокойно отвечал Антон, – он не виноват, как всегда Перов постарался – задирал его, спровоцировал, а затем ударил.

– Надеюсь, с ним всё будет хорошо. Ладно, отведи Николаева к медсестре, а потом живо на урок.

– Как скажите, Карина Евгеньевна.

Антон привёл Илью к медсестре.

– Ну что, как ты, назад сам вернуться сможешь? – спросил у него Антон.

– Давай сначала зайдём к медсестре, если она тебя отпустит, то всё хорошо, – с некоторым трудом, а точнее говоря с отдающийся болью в щеке отвечал Илья.

– Да, я согласен.

После этого, Антон открыл дверь и запустил Илью в кабинет.

– О, снова Николаев, здравствуй, – сказала медсестра, – что на этот раз случилось, Иволгин?

– Здравствуйте, Тамара Андреевна, – отвечал Антон, – как обычно, попал под горячую руку Перова.

– Ох, как обычно он мне работку создаёт, веди сюда Николаева, а далее можешь отправляться на урок, держать тебя здесь я не вижу смысла.

– Хорошо, спасибо вам.

Антон ушёл.

– Давай, Николаев, присаживайся, – указала медсестра.

Илья сел и медсестра быстро его проверила, буквально за пару минут. После чего приложила холодное к ушибленному месту.

– Можешь идти домой.

– Вы сейчас серьёзно? – удивился Илья.

– Нет, шучу конечно. Ты действительно считаешь хорошей идеей идти на урок после такого? Иди лучше домой и отдохни, как минимум там ты не столкнёшься с Егором.

– Возможно, вы правы, у меня и так одни пятёрки, если я уйду домой пораньше и пропущу пару уроков не так страшно.

– Я сообщу твоему классному руководителю об этом, думаю, учителя злиться не будут. А вообще, я считаю, что тебе надо научиться давать отпор Перову. Ведь твой друг Иволгин ходил на восточные единоборства, и Перов от него стороной держится, так что, учись у своего друга, не всё же ему с тебя брать пример в плане учёбы. Может быть, он тебя чему-нибудь научит, какой у него пояс?

– Если честно не знаю, но идея хорошая, спасибо, Тамара Андреевна. До свидания.

– Всего доброго, Илья.

Илья, как ему и посоветовала Тамара Андреевна, отправился домой. Она хорошо относилась к мальчику и ей его даже было жаль, учитывая ситуацию, в которой он оказался. В своё время один из одноклассников медсестры тоже столкнулся с травлей, поэтому, она осознаёт, что из себя представляет это явление.

Илья жил в десяти минутах от дома, одна проблема – для того, чтобы добраться до школы, приходилось пройти через лесополосу. Это был самый короткий путь до школы, и в позднее время это место было достаточно пугающим и ходить тут было страшно и небезопасно, благо в последнее время никаких убийств тут не происходило. Тем не менее, Ирина Петровна боялась и потому водила в школу своего внука чуть ли не до четырнадцати лет. Одноклассники не понимали Илью, что мол он такой уже взрослый и сам до школы дойти не может, и подвергали это насмешкам В конец концов Илья добился того от бабушки, чтобы та разрешила ему ходить в школу самостоятельно. От травли это его полностью не избавило – теперь уже находились другие причины для неё.

По дороге в школу, он увидел странную высокую бледную женщину. Она смотрела на него, прямо в глаза и шептала: «Илья, Илья, сын мой». Ему стало как-то не по себе, будто это было видение, галлюцинация, да и сама женщина выглядела как-то неестественно, будто была призраком. Однако, как только Илья развернулся и продолжил путь в сторону дома, он наткнулся на пенёк, на котором аккуратно лежала фотография той самой женщины. Школьник нагнулся к пеньку и взял фотографию в руку. Затем он оглянулся по сторонам – от женщины будто след пропал, будто её и не было тут вовсе и лишь на секунду она померещилась. Чувствуя недоумение от происходящего, Илья пошёл дальше. Теперь его голову забивали мысли об этой женщине – кто это такая, почему знает его имя и называет сыном, откуда здесь взялась её фотография? На все эти вопросы он хотел узнать ответы у своей бабушки, которая наверняка должна была что-то знать об этой женщине.

II

Обогнув лесополосу, Илья оказался во дворе многоквартирного дома и пошёл к подъезду. Жили Николаевы вдвоём, на втором этаже. Бабушка видела внука из окна и уже открыла ему дверь.

– Здравствуй, мой милый, – сказала Ирина Петровна, затем посмотрела внимательней на его лицо – боже, у тебя синяк под глазом. Что опять приключилось, снова этот малолетний подонок Перов?

– Нет, ударился глазом на физре, – ответил Илья.

– Не обманывай, я же знаю, что он виноват. Ох и подонок, колония для несовершеннолетних по нему плачет. Проходи, внучок.

Илья прошёл в квартиру и отправился в свою комнату.

– Ты хоть у медсестры был, всё в порядке, ничего не болит? – спросила Ирина Петровна.

– Нет, всё в порядке, – кивнул Илья, – мне первую помощь оказали, да и в целом чувствую себя не так плохо – зато с уроков пораньше отпустили.

– Тоже верно.

– Зайди ко мне в комнату, надо кое о чём поговорить с тобой. Это важно.

– Хорошо, но может ты лучше для начала пообедаешь? Ты не проголодался, солнце?

– Давай после разговора я поем, да и в целом, есть я не особо хочу, если уж на то пошло, так что не переживай.

Илья и Ирина Петровна прошли в комнату. Илья сел за свой рабочий стол, а Ирина Петровна на кровать. Комната у мальчика была ухоженная, ведь он сам по себе был правильным и аккуратным и это также ярко проявлялось и в интерьере его комнаты.

– Ну так, почему я тебя сюда позвал на разговор и сказал, что дело важное, – говорил Илья, – мне постоянно мерещится какая-то странная женщина, высокая, с бледной кожей, чёрными волосами в такой же чёрной одежде. Мне порой кажется, что это был всего лишь призрак. Я ведь помню, что ни раз видел эту женщину, такое чувство, будто она пытается выйти со мной на контакт, будто она преследует меня не просто так. Всё это время я стеснялся у тебя спросить, кто это такая, но настал тот день, когда я перестал стесняться. Перестал, в связи с сегодняшней находкой, тогда я и понял, что эта женщина не просто галлюцинация или видение – она и правда существует.

– Так… – волнительно пробормотала Ирина Петровна, – и что ты нашёл сегодня такого?

Илья полез в карман брюк и достал оттуда ту самую фотографию, которую он поднял с пенька по дороге со школы.

– Кто это, бабушка? – спросил Илья, показывая ей фотографию.

– Я…, – Ирина Петровна слегка замялась, увидев фотографию и узнав на ней Марию, – ладно, ты мальчик взрослый, так что я могу тебе сказать правду. Только обещай мне, что ты не будешь пытаться искать эту женщину и в принципе как-либо с ней контактировать.

– Этого я тебе обещать не могу, я ведь не знаю кто это. Хотя…она называла себя моей матерью…

– Ладно, Илья, так и быть, я скажу тебе правду. Это и правда твоя мать, Мария, я её разлучила с тобой, но у меня на то были причины. Эта женщина приворожила к себе твоего отца, а затем погубила его.

– Как она его погубила?

– Всё просто…она приворожила к себе твоего отца и он в неё безумно влюбился, днями и ночами думал о ней. В какой-то момент внимание Андрея наскучило твою мать, и она его бросила, при этом не сняв с него приворотные чары. Он три раза пытался покончить с собой. Сначала хотел повеситься, но я застукала его и вовремя помешала. Затем он прыгнул из окна, но чудом остался жив. И уже в больнице, он стащил огромное количество лекарств из медицинской аптечки во врачебном кабинете и принял их все, после чего, скончался от передозировки. Откачать его не удалось, во-первых, он таблеток принял слишком много, во-вторых, сказались травмы после падения с высоты.

Илья был в шоке.

– Почему ты раньше мне об этом не рассказывала? – удивился Илья.

– Потому что, не хотела забивать твою голову лишними мыслями, – уверенно отвечала Ирина Петровна.

– Но ведь мать преследовала нас. Теперь я понимаю, почему мы вечно переезжали с места на место, причина не в твоей работе, а в ней.

– Да, ты прав, но делала я это ради тебя. Пойми, сейчас, наверняка, твоя мать тоскует по тебе, но когда ты окажешься с ней рядом, со временем она охладеет к тебе и она бросит тебя точно также, как в своё время бросила отца. Ты этого хочешь?

– Нет, я этого не хочу.

– Хорошо, тогда держись от Марии подальше, а если я её увижу, то обращусь в полицию, мне она уже надоела – сколько лет прошло, а в покое нас оставить всё никак не может.

Несмотря на всё рассказанное, Илье в какой-то степени было жаль мать и ему хотелось встретиться с ней и хотя бы раз в жизни поговорить. Ирина Петровна ушла из комнаты, а Илья остался наедине со своими мыслями. Ему хотелось узнать побольше о своём отце и выяснить у матери, зачем она бросила его.

«Если появится возможность, я пообщаюсь с ней, и мне нет дела, что на это скажет бабушка».

III

Прошло несколько недель, но вот Мария более в жизни Ильи за это время никак не появлялась. Зато, он послушался совета Тамары Андреевны и начал заниматься боевыми единоборствами с Антоном. Правда, тренером он оказался крайне посредственным, и если вдруг что-то у Ильи не получалось, он переходил на дикий крик, а это только сильнее сбивало Илью, не давая ему толком сосредоточиться. В общем, уроки ничего мальчику не дали. Кроме того, Антон вечно заводил речь о Лере и пытался подтолкнуть Илью к решительным действиям, на что тот отвечал, что не готов, да и кто он такой, чтобы к такой прекрасной уверенной в себе девушке навязываться со своими чувствами, он считал себя недостойным её.

 

– Ты слишком не уверен в себе, это одна из причин, по которой люди тебя не любят и надсмехаются над тобой, – утверждал Антон, – возьми быка за рога и веди себя уверенней, ты ведь здоровый человек, а не задохлик какой-то. Не позволяй Наковальне и прочим уродам над собой издеваться.

– Всё бы хорошо, но даже если я буду пытаться меняться, у людей уже сложилось определённое мнение обо мне, – отвечал на это Илья, – так что, если я вдруг в какой-то момент возьму и поменяюсь, лучше от этого не станет.

– А ты хотя бы попробуй, может и правда получится, ты же ведь ещё не пробовал, а уже руки отпускаешь. Не надо так…

Такие разговоры только сильнее опускали лицом вниз Илью и он забывал приёмы, будто их и вовсе не изучал ни разу. В общем, он понял, что боевые искусства ни для него.

Совсем скоро, должен был состояться поход в лес. Обычно по традиции школы, в которой учился Илья, так делали все десятиклассники. Мальчику тоже хотелось пойти в поход, он вообще любил путешествия и старался не пропускать экскурсии и прочие подобные мероприятия. Поэтому, он собрал походный рюкзак чуть ли ни за неделю до похода. Антон тоже собирался идти, благодаря чему, Илья чувствовал себя в безопасности. Однако, Ирина Петровна не горела желанием отпускать внука в поход – были у неё недобрые предчувствие, из-за чего она сильно переживала за жизнь и здоровье Ильи и не желала его отпускать. Кроме того, находка фотографии Марии и боязнь того, что мать выйдет на контакт с сыном, её пугала вдвойне, ведь в случае чего защитить от матери она Илью не сможет, и тот попадёт под её чары, подобно её любимому сыну.

– Илюш, может не поедешь в поход? – говорила Ирина Петровна, – я слышала завтра сильный дождь обещают.

– Бабушка, я смотрел прогноз погоды, – отвечал уверенно Илья, – завтра никакого дождя не будет, наоборот погода достаточно тёплая для конца сентября, так что не переживай. В поход я пойду и ты меня не остановишь, тем более Антон отправится со мной, так что не волнуйся.

– Плохие предчувствия у меня, внучек…

– Не переживай, всё будет хорошо.

– Если твоя мать попытается с тобой выйти на контакт то, Илюша, прошу тебя – не общайся с ней, ничем хорошим это для тебя не закончится.

– Я знаю, что делаю.

Этими словами, по сути, Илья и попрощался с бабушкой, так как лёг спать и встал крайне рано. Ушёл он бесшумно, настолько тихо, что Ирина Петровна и не слышала, хоть и спала она далеко не крепко и чутко реагировала на резкие звуки.

Илья вновь прошёл по той самой лесополосе, разделявшей его дом и школу. Идя по дороге он оглядывался по сторонам – а вдруг мать снова объявится. Но сколько Илья не высматривал её, так и не сумел обнаружить. Когда он подошёл к школе, автобус уже стоял у самого школьного двора, да и Антон была на месте.

– Доброе утро, Илья, – сказал Антон, пожимая руку другу – ну как ты, выспался?

– Да, всё бы хорошо, но бабушка не хотела меня отпускать, пришлось сбегать. К счастью, мне это удалось сделать без проблем.

– Мне тоже, я сбежала с радостью, – ответила на это Лера, случайно оказавшаяся рядом.

У Ильи едва сердце в пятки не ушло от неожиданности и он потерял дар речи.

– У меня отец алкоголик, мать вечно бьёт и мне от него иногда достаётся, поэтому, для меня такие поездки как отдушина – удаётся сбегать из своего безумного дома и подальше от своего алкоотца.

– У меня всё хорошо, – отвечал Антон, пытаясь сгладить обстановку, – родители не пьют, семья благополучная, есть даже брат и сестра. Это я так, просто не люблю чернуху.

– Какая чернуха, ты совсем дурак что ли, Иволгин? – возмутилась Лера, – и почему твой друг молчит, до этого так активно общался, я уж тоже думала с ним пообщаться, а он замолчал.

– Ле..ле..я, – бормотал что-то невнятное в ответ Илья.

– Всё понятно, с девочками разговаривать не умеет, к сожалению. Ладно, я пойду, один двух слов связать не может, другой тут эгоизм проявляет.

– Лера, а ты чего вообще рядом с этим Гавнолаевым стоищь? – выпендрился Наковальня, – он же говорить не умеет, корчит из себя умного, а на деле ничем не умнее меня.

– Заткнись, Егор – вступился за друга Антон, – я тебе один раз чуть не вмазал, ты напрашиваешься на то, чтобы я закончил начатое?

– Ты что так защищаешь его? Влюбился что ли?

– Почему твои дружки вечно за тобой ходят – влюбились что ли?

– Так, что тут происходит? – возмутилась Регина Гавриловна, классный руководитель, которая только что подошла на автобус.

– Здравствуйте, Регина Гавриловна, – сказала вежливо Лера.

– Здравствуй, Лера, и всем остальным того же. Опять задираешься к Николаеву, Перов? Прекращай, ещё раз попытаешься это сделать, я тебя отправлю домой на такси и никакого тебе похода не будет.

– Он со мной своей жратвой делиться не захотел, – соврал Наковальня.

– А ты не мог с собой побольше рюкзак взять и подготовиться к походу основательней? Знаешь же, что мы на три дня уходим, неужели нельзя было ответственней подойти к делу.

Регина Гавриловна уже тридцать лет работает в школе, но выглядела она достаточно энергично для своих лет, тем не менее, обязанности классного руководителя отнимали у неё много сил. Это была пухлая женщина с кудрявыми короткими рыжими волосами и карими глазами. Однажды, ломала левую ногу и, из-за ошибки врачей и неправильно сросшихся костей, прихрамывает.

После этой небольшой сцены, класс из двадцати пяти человек – пятнадцати мальчиков и десяти девочек, а также трёх преподавателей. Вместе с Региной Гавриловной поехали Роман Сергеевич Злобин, учитель физкультуры и Семён Михайлович Розин, учитель физики. Эти преподаватели ни раз бывали в походах и потому они прекрасно знают, что надо делать в экстремальных ситуациях.

Когда все сопровождающие и ученики разместились в автобусе, он отъехал. Ехать предстояло всего сорок минут до глубоких лесов, по которым ученики должны были странствовать, учась ориентироваться в пространстве и просто полезно проводя время на свежем воздухе, с пользой для здоровья.

Школьники добрались до заданного места. Первым из автобуса вышел Розин. Он уже ни раз бывал здесь, ходил сюда и со своими классами, когда бывал классным руководителем, но в этом году его нагружать этой работой не стали. Розин был мужчиной в самом расцвете сил и лет – было ему всего сорок пять, он ходил в очках так как страдал близорукостью, поддерживал себя в хорошей физической форме. У него были светлые короткие волосы и голубые глаза. Из-за внешности, некоторым девочкам он и вовсе нравился, однако соблазнам учитель не поддавался и всё равно оставался всегда учителем, не пересекая черты в отношениях с ученицами.

– Так, все вышли? – спросил Розин у Регины Гавриловны, – надо пересчитать людей, а то вдруг сейчас водитель возьмёт и с одним из наших учеников укатит обратно в Коломну.

– Вы правы, Семён Михайлович, самое время пересчитать людей, – согласилась Регина Гавриловна.

После пересчёта, Розин на правах опытного участника походов, который бывал в этих лесах уже не в первый раз, повёл отряд. Злобин был не очень рад этому – ему хотелось показать себя крутым перед учениками, а по итогу его уделывает физик. Со злости, физрук залез в рюкзак Ильи и вытащил оттуда один из бутербродов.

– Эй, вы чего, Роман Сергеевич, это мой бутерброд! – обернувшись к учителю возмутился Илья.

– Ыыы, это мой бутерброд, – передразнил ученика физрук, – а мне насрать.

– Так, что это ещё за слова, – вмешалась Регина Гавриловна, – а ну прекращайте, Роман Сергеевич.

– Когда я зол, я очень голоден.

– Верните бутерброд ученику, когда доберёмся до нужного места, разведём костёр и возведём лагерь посреди леса, то обязательно перекусим, не сомневайтесь в этом.

Рейтинг@Mail.ru