Офицер. Слово чести

Владимир Поселягин
Офицер. Слово чести

Я достал саблю с «клюквой» и показал надпись на эфесе. Полковник помрачнел и заиграл скулами, а я вынул из кармана орден Святого Владимира четвёртой степени:

– Этого у меня тоже не было. Обнаружил там же в сумке.

Разозлился полковник серьёзно и успокоился не скоро. Он вызвал начальника штаба полка и ещё двух штабных офицеров, и те все вместе внимательно выслушали мой рассказ. После этого я передал список того, что отдали бандиты, а конь, которого я передавал в замену угнанного, стоял у входа, готовый к отправке на конюшню. Седло есть, а вот за уздечку я должен был заплатить, как за утерю казённого имущества. Пока специально вызванные люди изучал орден и по номеру пытались выяснить, кому он принадлежал – документов других офицеров при мне не было, да и у бандитов тоже, – мы с полковником ожидали вызванных жандармов, ну а я достал из сумки кобуру с «маузером» и сказал:

– Этот пистолет мне передали преступники. Я не прощаю их, но в качестве материальной и моральной компенсации всё принял и отдавать кому-либо не собираюсь. Но этот пистолет я хочу подарить вам.

– Благодарю, – он с интересом изучил тяжёлый пистолет, извлёк из кобуры, провел пальцем по консервационной смазке, понаблюдал, как я выкладываю на стол пачки с патронами к нему, и поинтересовался с хитринкой в глазах: – Я так понимаю, у вас есть какая-то просьба, подпоручик?

– Не то чтобы просьба, господин полковник. Скорее желание – перевестись в пулемётную команду. Мне кажется, я там буду на месте.

– Что ж, я подумаю. Поговорим об этом после вашего излечения и возвращения к службе.

– Благодарю, ваше высокоблагородие. Ещё бы хотелось испросить вашего разрешения посетить столицу…

Тот дал добро, без разрешения командира полка такие поездки чреваты, и в канцелярии я получил заверенное подписью разрешение. Тут двое жандармов прибыли, они меня внимательно расспросили, дождались, пока я напишу рапорт на имя начальника штаба – до этого я писал на имя комполка – и передам ему, и после этого мы на коляске покатили к подворью, где я комнату снимал. Там они опросили хозяйку, коней осмотрели, а те явно верховые, а также остальные вещи, что в комнате лежали, после чего отбыли. Записку, написанную старшим контрабандистом, забрали. Причём, как мне показалось, один из жандармов, в звании штабс-ротмистра, узнал почерк. Удивлённо заморгал.

Ну, а я после их отбытия пообедал – уж за полдень перевалило, – перебрал вещи и направился обратно к штабу. Там отловил двух офицеров и вернул долги, одному аж четыреста рублей – наверняка катала, ведь это всё карточные долги были. Вернул в кассу взаимопомощи те деньги, что Игорь брал оттуда, и на этом тут всё, остальные должники остались на месте дислокации части, где проходил службу подпоручик Волков. Их завтра посещу. Вернувшись на место постоя, я парадную форму и шинель с фуражкой, а также исподнее передал хозяйке, чтобы постирала и выгладила за отдельную плату, ну а сам, прихватив одного коня, направился к рынку. Нужно приобрести всё для лошадей. Один верховым будет, его я и вёл на верёвочной петле, а второй – вьючным. Эти кони были прекрасны, как сообщили офицеры в штабе, явно германского коннозаводчика, а я лично разницы не видел. Но экспертам верил. Такие кони ценились, даже были предложения продать. Обещал подумать, хотя пока не собирался этого делать.

На рынке я приобрёл две уздечки. Одну сразу надел на коня, подогнав по размеру, потом долго выбирал сёдла. Тут их в продаже было не так много, но всё же нашел неплохое, удобное. Также и две попоны взял. Оседлал коня своего – красавец! Ещё я купил две пары чересседельных сумок, одну для моего верхового, вторую на вьючного. Подумав, взял для вьючного ещё пару специальных сумок-торб, только размерами побольше. Там можно утварь, палатку, одеяло, припасы держать, в походе они точно пригодятся. Но это я чуть позже докуплю, да и качеством повыше. Я тут прикинул, зачем мне в поезде трястись, и пусть Москва в стороне останется, лучше я морем доберусь. На это было несколько причин. Конечно, это займёт больше времени, но я хотел овладеть верховой ездой, мне практика требуется, а триста километров до Данцига, который в будущем назовут Гданьском, вполне позволят мне получить хотя бы начальный опыт в верховой езде. Так что тут на выбор: триста километров до Данцига, пофиг, что это германский город, мне хотелось посмотреть, как границу можно перейти без загранпаспорта, и дальше с лошадьми морем; или пятьдесят километров до ближайшей железнодорожной станции и дальше поездом. Понравилась мне идея с судном. Да и у немцев побывать хочется. Осмотрюсь там, если время будет.

На этот день я закончил с покупками на рынке. Седло, уздечки и сумки куплены, всё погружено на коня. Я его Вороном прозвал, по масти. Аккуратно забравшись в седло – наездник я аховый, честно сказать, это мой первый опыт, – неторопливо направился к лавке, где продавалось немало снаряжения и где закупались многие офицеры, что жили или бывали в городе. Оставив коня снаружи привязанным к перекладине, я прошёл в лавку, придерживая рукоятку шашки. Вот ещё одна проблема, нужно учиться с этой железкой ходить. Постоянно под ноги попадает, однажды уже чуть не упал. М-да, и желательно найти учителя, чтобы обучил меня обращению с шашкой. Кто у нас признанные мастера? Казаки. Поищем среди них. Мне по службе положено её носить, а я по характеру не могу таскать бесполезный предмет, коим не владею. Был бы нож, проблем нет, нож у меня за голенищем, а вот шашка – это пока тёмный лес. Хотя время ещё есть, да и за время войны займусь этим.

В лавке только продавец был, который услужливо подскочил со словами:

– Что пожелаете, ваше благородие?

– Патроны к «нагану». Три сотни. Патроны к «маузеру» есть? Пистолетные.

– Конечно, ваше благородие. У нас и «люгер» имеется в продаже, недавно завезли, два уже выкупили. Три осталось. Желаете посмотреть?

– Неси, – подумав, кивнул я.

Тот принёс все три «люгера», под патрон «парабеллума». Эти игрушки в продаже не должны быть, значит контрабанда. Осмотрев, я хотел было отказался от покупки, обычные пехотные варианты, а меня интересовала длинноствольная артиллерийская модель, коей тут не было. Однако всё же приобрёл один вместе с кобурой, и патронов пятьсот штук. Буду тренироваться, руку набивать. К нему средства чистки и бутылочку оружейного масла. Также взял охотничий нож, его можно на пояс повесить, потом приобрёл бинокль и планшетку, отчего-то у Волкова их в наличии не было. Взял пару блокнотов и карандашей, чехол для винтовки, скатку походного одеяла, офицерскую сумку, это подобие солдатского вещмешка, принадлежности ухода за лошадьми, туда входили щётка, гребёнка и чистилка. Потом увидел готовый навес, три на три метра, обшитый по краям, и связку тонкой верёвки для растяжек. Вот, отличная замена палатки. А спать можно и на земле: две попоны снизу, одеялом укрываться, седло вместо подушки и навес от дождя. Также приметил и купил карманные часы на металлической цепочке. Часы с секундной стрелкой швейцарские – отличный хронометр. Ну, и последней купил пустую сумку с красным крестом. Санитарная сумка, да не пустую, всегда должна быть под рукой.

Расплатившись, я загрузил все покупки на коня и ведя его в поводу отправился в аптеку – теперь верхом не поедешь, места нет, да и идти тут до недалеко. Оставив Ворона снаружи, с одной санитарной сумкой на боку прошёл в лавку. Аптекарь был свободен, только что покупательнице по рецепту что-то выдал.

– Что изволите?

– Нужны стерильные перевязочные материалы, вата, салфетки, антисептик, жгутов пару штук, спирта пару бутылок, игла, шовный материал, скальпелей пару штук, зажимы, ножницы. Для обезболивающего что-то из наркотиков. Как я вижу по вашим полкам, это просто мечта наркоотдела, у вас солидные запасы. Возьму морфию и те шарики опиума.

Всё, что нужно, я приобрёл, из антисептика наличествовали только медицинский спирт – правда, он был несколько другой, но всё же – и йод. Зелёнка, похоже, пока неизвестна. Сумка полна, одних бинтов двадцать штук взял, да ваты бумажную упаковку, а для инструментов и шовного материала нашлась небольшая деревянная стерильная шкатулка. Что она стерильная, аптекарь сообщил, но я ещё спиртом продезинфицирую.

Покинув аптеку, я добрался до места постоя и занялся там делами. На следующий день я запланировал навестить место дислокации батареи – последние долги отдам. Распрощаюсь с сослуживцами, заодно познакомлюсь, большинство я пока даже в глаза не видел, в отличие от Игоря, ну и, забрав вещи, отправлюсь в путь. А пока было время, я достал «люгер» и «маузер» – в подаренных мне «бандитами» сумках было два пистолета подобной модели, один я подарил командиру полка, второй оставил себе, четыре остались в схроне. Сначала почистил, а потом смазал оружейным маслом. При мне было три короткоствола, это «наган», что записан в офицерское удостоверение, «люгер» и «маузер». «Люгер» я планировал постоянно носить вне службы. Вполне удобный и ухватистый пистолет с мощным патроном.

Дождавшись ночи, я отправился спать. Завтра с утра к сослуживцам, а дальше всё по плану. Перед отъездом посещу схрон, заберу все деньги и винтовку – выбрал я германский армейский карабин, чехол, купленный под винтовку Мосина, ему вполне подходил. С такими чехлами ковбои на Диком Западе рассекали. Они к седлу прикреплены были. Вот и я так собирался сделать.

* * *

Сняв фуражку, я вытер мокрое от пота лицо платком, глядя на гавань Данцига и щурясь от солнечного света. Города был уже недалеко, я с холма наблюдал за ленивой суетой в порту. Я щёлкнул языком, не трогая поводья, и Ворон направился вниз. Я учу его звуковым командам. Пока получается плохо, приходится ногами сжимать, подтверждая приказ, но вроде начал слушаться. А вообще эти восемь дней с момента, как я покинул Калиш, прошли достаточно продуктивно. Дорога далась мне тяжело, но теперь я считал себя неплохим наездником, и за лошадьми научился ухаживать. Подковы чистил. Тренировки – это постоянно. Я даже бегал, держась за седло. Особенно когда внутреннюю сторону бёдер натёр и мускулы одеревенели, такая пробежка – отличное средство привести себя в форму. Пока три километра предел, но втягиваюсь, постепенно физическое состояние тела улучшается. А еще занимаюсь растяжкой, но честно сказать, до приемлемого результата прошедшее время – это мизер, тут полгода нужно, не меньше, тогда, надеюсь, я достигну серьезных результатов. В Калише всё прошло пристойно, я посетил место дислокации и раздал долги. Хотелось бы сказать, что все, но, к сожалению, это не так, один офицер с семьёй отправился в отпуск, но ему обещали передать оставленные мной деньги. Вернувшись в город, я на следующее утро собрался и, загрузив припасы на вьючную лошадь, покинул город. Следил, чтобы не было слежки, проверялся не раз. Посетил схрон, карабин взял, как и хотел, ну и все деньги, что русские рубли, что германские марки, и золото тоже. У меня на эти средства большие планы. Опасно с такими деньгами по Польше рассекать, всё же более ста тысяч вышло. А если точнее, то в русских рублях чуть больше ста сорока трёх тысяч набиралось.

 

В пути населённые пункты не посещал. Привыкал к походной и кочевой жизни, всё сам. Готовил, лагерь обустраивал. Тренировался в стрельбе, за эти восемь дней пути патронов почти не осталось, из ста пятидесяти на карабин лишь пять, на «люгер» и «маузер» по магазину, в «нагане» полный барабан, и всё, запаса больше не было, да и эти оставил на всякий случай. Припасы тоже к концу подходили. Однако оружие держал вычищенным и в порядке. Добрался до границы и прямо в гражданской одежде пересёк её, когда про загранпаспорт спросили, то, узнав, что его нет, поставили метку о пересечении границы в обычные документы, с той стороны германские пограничники повторили действия наших. Вот и всё. Проверка показала, что граница не на замке. Удивился, но поскакал дальше. Хорошая прогулка вышла, не жалею. Бою на ножах тренировался. Тут результаты неплохие, былой навык возвращается. Вторую руку тренировал, ну и шашкой махал, тут больше кисти рук качал, и результаты махания пока посредственные. Учитель нужен.

Спустившись к городу, я пролетел по улочкам к порту. Некоторые смотрели на меня удивлённо, но никто не останавливал. В порту повезло, через час как раз русское судно отходило, о чем я узнал от зевак, и сразу направился к нему. Капитан был на месте. Он дал добро на погрузку и обещал уход за конями, один из матросов за этим будет следить, но платить тому я буду сам. Дальше мои вещи были отправлены в каюту: одноместная, пусть и небольшая, – и пока я обустраивался и смотрел, как там лошади – седла и поклажу у меня в каюте сложили, – пароход успел отойти и, дымя трубой, направился к выходу из порта. Жаль, по городу я не погулял, но, может быть, так даже лучше.

Плаванье заняло семь дней, да и то дважды в разные российские порты заходили, высаживая одних пассажиров и забирая других, ну и разгружаясь. Когда мы наконец прошли мимо Кронштадта, то встали на рейде.

К пирсу для разгрузки судно подойдёт только через два дня, когда очередь наступит, так что пришлось нанимать специальный баркас для перевозки лошадей, куда с помощью судового крана-балки их спустили по одной, головы закрыли, чтобы они в страхе не бились, а следом спустили мои вещи и меня. Сам я в парадной форме был, с шашкой и «наганом» в кобуре. Ходить тут с «маузером» или «люгером» я пока не хотел. Уставников, как говорили офицеры в нашем полку, тут хватало. Однако, как бы то ни было, но вот они, наконец, берег и столица!

Вещи мои выгрузили на пирс, и, отмахиваясь от незваных помощников – местных бичей, я оседлал Ворона и закрепил вьючную поклажу, параллельно пристально наблюдая, чтобы вещи мои не украли. Пока вроде ничего не пропало.

И вот верхом я направился к городу. Подобрал неплохую гостиницу, вещи отправил в номер, который состоял из двух комнат, – снял на неделю пока, – а лошадей – на конюшню. Прибыли мы в столицу в обеденное время, пока разгрузка, то-сё, наступил вечер, поэтому я решил не планировать на сегодня ничего. Лишь попросил вызвать ко мне в номер местного специалиста по приобретению квартир, домов и даже предприятий. То есть это должен быть кто-то из адвокатов и их помощников. И вот, когда я поужинал и вернулся в номер, раздался стук, и слуга сообщил, что ко мне господин Ольнёв пожаловал. Что ж, пообщаемся. Надеюсь, это действительно ценный специалист, я попросил разное фуфло мне не присылать, а только из тех, что себе имя сделали. Услуги у них дорогие, но я был готов к тратам.

Подойдя к двери, я пропустил посетителя в номер, в это время застёгивая на манжетах пуговицы. Я был в гражданском костюме. В том самом, который обнаружил в чемодане, еще будучи в больнице, и коим уже не раз пользовался. Его только что принесли поглаженным, а полевую форму ещё стирали да ремонтировали, поскольку дорога до Данцига дорого ей далась. В брюках и рубашке я смотрелся, в общем, неплохо.

Я окинул взглядом пришедшего специалиста. Выглядел он достойно, и, пригласив его присаживаться на диван в гостиной, куда мы прошли, я отпустил слугу и устроился напротив. Сначала мы познакомились: он мне визитку протянул, ну а я просто представился, за неимением оной. Причем представился дворянином Волковым; что я ещё и действующий офицер Российской Императорской армии, я не сообщал. Когда процедура знакомства состоялась, я пояснил, что от него хочу:

– Мне нужно приобрести приличную квартиру в центре города, в хорошем районе. Квартира не очень большая, но в спальне должен быть оборудован рабочий уголок, кухня – совмещена с обеденным залом. Обязательна отдельная гостиная, а также туалет с ванной, возможно балкон, центральное отопление. Второй или третий этаж. Это пока всё, если справитесь, будет более интересный заказ. Также я хотел бы получить на руки загранпаспорт. Срок – около трёх недель. Что скажете?

– Всё это входит в сферу моей работы. У меня уже есть несколько квартир, которые вполне соответствуют вашим пожеланиям. Можно их осмотреть в любое время. Вас интересует именно покупка, не аренда?

– Да, именно так. У меня много родственников в Москве, нужен свой уголок тут, где бы они смогли погостить, пока меня нет.

– Квартира по описанию не очень подходит для большой семьи.

– Это так, – улыбнулся я, не собираясь пояснять свои планы. – Что насчет загранпаспорта?

– Этот вопрос решаем. Всё будет сделано через десять дней, но если хотите быстрее, это будет чуть дороже, но уже через три дня получите его на руки.

– Хорошо, порадовали. Меня устраивает тот вариант, что подороже. Есть ещё такой вопрос, могу ли я получить полные копии своих документов, заверенные у нотариуса?

– Для чего это? – не понял тот.

– Видите ли, скоро наступит такое время, когда потеря документов – это обыденность, и хотелось бы иметь второй комплект, чтобы не терять время на восстановление.

– Могу я узнать причины вашего такого желания, господин Волков? – даже подобрался тот.

– Можно просто Игорь Михайлович… Война. В конце лета. Я удовлетворил ваш интерес?

– Вполне. Заверенные копии документов оформить можно. Сроки?

– Время есть, крайний срок – две недели.

– Успеем.

Дальше мы занялись делами, я передал ему часть своих документов, доверенность на получение их копий и заявление на получение загранпаспорта, выдал необходимую сумму, и мы распрощались, договорившись на следующий день сразу после обеда встретиться в фойе гостиницы. Поедем смотреть квартиры.

Утром следующего дня, после завтрака, в парадной форме подпоручика – чтобы соответствовать столице – я направился к зданию Генштаба, где в канцелярии встал на учёт. Разрешение на пребывание в столице от комполка тоже оставил. Не обязательно это, но пусть будет. Адрес с местом проживания указал. После этого я на наёмной коляске поехал по разным заводы. Да-да, именно завод, а именно металлоделательный, как их тут называли, я и собирался прикупить. На крупный я не замахиваюсь, а вот небольшой, фактически мастерскую, вполне. Главная задача его – штамповать армейские шлемы по типу СШ-40. К своему удивлению, я не обнаружил в снаряжении такого важного элемента, тем более каски отлично защищают от шрапнели, бича пехоты, а ведь именно от нее основные потери. Шрапнель наносит раны не глубокие, сила разрывов не велика, но раненых много, а так есть шанс снизить поток раненых в будущей войне. Ну и получить государственный заказ, это ой как неплохо. Я уже накидал в офицерском блокноте схему шлема и подтулейника – это войлочная или кожаная подкладка для шлема. По всем прикидкам, производство будет недорогим, главное заинтересовать военное ведомство, и насчёт этого у меня тоже есть план. Было время продумать его, пока в дороге был, а на борту парохода он окончательно сформировался. Интересная афера получится.

Я особо ничего не делал, просто интересовался и вообще изучал технологии этого времени. По моим прикидкам, практически любой такой заводик сможет начать производство касок. Ну, и выяснил, что минимальная стоимость одного завода – это был сарай с десятком рабочих – шесть тысяч, а максимальная – вполне добротный кирпичный корпус, пара деревянных строений, два склада, всё окружено высоким забором – аж восемьдесят тысяч рублей. Он мне больше всего и понравился, тут перспективы на развитие видны, жаль, что не продавался. Хозяин его провёл мне небольшую экскурсию.

Время до обеда пролетело очень быстро. Я вернулся в отель, переоделся и пообедал, когда мне сообщили, что мой стряпчий прибыл – именно так здесь называют таких специалистов. Я, конечно, мог бы обойтись без покупки квартиры, но у меня на неё были далеко идущие планы, так что пригодится. На наёмной коляске мы покатили изучать квартиры. Третья в списке мне понравилась, да так, что я решил остальные не смотреть. Стоимость – двадцать тысяч рублей, и хозяин скидывать цену не хотел. Пусть квадратура всего сто десять квадратных метров, это я на глазок насчитал, но всё равно просторно, и мне понравилось. Однако главное, что она продавалась с некоторыми деталями интерьера, да и ремонт тут год назад всего провели, имелась некоторая мебель. Остальное, конечно, придется самому приобретать. Печь на кухне дровяная, отопление центральное от котельной. Балкон, третий этаж. В общем, квартира конфетка, окна на Неву и парк с той стороны.

После выплаты аванса стряпчий занялся оформлением, а я покатил по оружейным магазинам. Хочу прицел оптический приобрести. Прокатавшись некоторое время, я был вынужден констатировать, что прицелы есть, но в зачаточном состоянии. Я, конечно, приобрёл два в кожаных футлярах, на мою «немку» встанут, крепления под них были, да и производство германское, однако я надеялся на лучшее. Купил заодно походную двухлитровую флягу, карманную серебряную фляжку, патронов для карабина «маузер», разрывных, к сожалению, не было, они, оказывается, запрещены к применению, ну и взял также нагрудный патронташ, малую пехотную лопатку и палатку.

Всё это я отвёз в гостиницу, после чего на той же коляске, переодевшись в форму офицера, покатил к зданию Красного Креста, который курировала императорская семья. Мне денщик нужен. У Игоря был денщик, но слёг с аппендицитом, поэтому пока работал на двоих денщик командира батареи, на то время что нового искали, да не успели, и тот остался по месту службы. Лучше нанять своего, из нестроевых. Вот я и надеялся такого тут найти. Я хотел из солдат, желательно казака, чтобы драке на шашке обучил. Обычно ветераны проживали в некотором подобии ночлежки, так что я представлял, где такого искать.

Видимо, не повезло. Вообще-то выбор был, но кто-то меня не устроил, или душа не лежала, так что отбыл я ни с чем. Не подобрал там нужного мне специалиста. Видимо, казаки о своих заботились, отправляли к станицам, а тут одна пехота была. Калечные, с разными ранениями, но не то, что нужно. Ладно, пока не к спеху, успею ещё.

Вернувшись в гостиницу, я достал карабин и занялся подготовкой к установке, а потом и самой установкой охотничьего прицела на оружие. Нужный комплект инструментов я приобрёл, в кожаном чехле. Причём нашел в том же оружейном магазине. Неплохой подбор. К вечеру успел сделать, но отстреливать потом буду. Второй прицел пока в запас. Я вообще подумывал его на тот пулемёт «Мадсен» поставить, что в схроне остался. Я его маслом оружейным хорошо обработал, долго пролежит. Хотя какое долго, вернусь и достану. Если даже не переведут в пулемётную роту, на батарее такое оружие тоже пригодится. Только вот как на него прицел поставить? Там магазин сверху вставляется в приёмное гнездо. Ничего, придумаю что-нибудь.

Оформление квартиры было закончено, но переезжать я не спешил, стал покупать мебель. Новую не заказывал, нет времени, узнавал, не продает ли кто, приезжал, оплачивал, и грузчики поднимали в квартиру. Ну и рухлядь прикупил. Тут так называются подушки, одеяла, шторы и всё такое. Нанятая девушка, которая в этом доме в некоторых квартирах прибиралась, всё помыла, расстелила, и квартира была готова к проживанию.

 

И вот на пятый день пребывания в столице Российской империи я вселился в теперь уже свою квартиру. Хозяину дома внес квартплату на год вперёд, чтобы не думать, также открыл счёт в банке и положил пять тысяч рублей, это и на жизнь, и на квартплату, ну и так, чтобы было. Остальные деньги держал в квартире. В спальне я поставил стол, стул, настольный светильник и небольшой книжный шкаф, нижние дверцы которого закрывались на ключ. Хотел ещё сейф, но махнул рукой – без надобности. В остальном квартира хорошо оснащена, запас припасов тут сделал. Горничная приходить будет раз в неделю, пока я живу, готовить сам буду. Лошадей отвёл в платные конюшни, там за ними присматривают. А вот стряпчий, что уже передал мне загранпаспорт и его заверенную копию, пока работает над копиями остальных моих документов, ну и подбивает клинья к тому заводику, что мне понравился. В общем, покупку квартиры он провёл хорошо, свой процент заработал честно, поэтому я сообщил ему, что желаю купить завод, и сообщил какой. И вот уже два дня он бьётся о ворота, но хозяин стоит на своём. Жду пока и делами занимаюсь.

В гражданском костюме дворянина, в одежде рабочего или лавочника, я гулял по городу и изучал, где живут нужные мне люди. К сожалению, из тех, кто, как я точно знаю, виновен в развале армии, фронта и отступлении с тяжёлыми потерями, в столице я обнаружил всего троих, включая самого будущего Главнокомандующего. Если он им, конечно, станет, с моей помощью.

Одежду для маскировки я за полдня купил в разных местах, включая два костюма для дома и халат, и именно в нём на шестой день жизни в столице я встречал своего стряпчего. Проводив того в гостиную, сам разлил коньяк в бокалы и, лишь пригубляя – я к спиртному прохладно отношусь, но старые французские вина ценю, – вот что услышал:

– Не продаст хозяин этот завод. Я поискал по столице и нашёл ещё два таких же, они даже дешевле, и один как раз выставлен на торги. Хозяин разорился, как мне удалось узнать, он картёжник.

– Будет аукцион?

– Нет, за долги еще не успели отобрать. Поэтому до решения суда и торопится продать.

– Я его понимаю, так он сможет получить хоть что-то. Выезжаем. В таких ситуациях тянуть не стоит.

Стряпчий ждал меня внизу и, пока я одевался, смог найти свободный наёмный экипаж. Мы покатили к окраине столицы, где и располагался заводик – в частном секторе, где проживали рабочие. Многие из них как раз на нем и работали. Проезжая мимо здания телеграфа, я только хмыкнул, вчера телеграмму родителям отправил. Мол, так и так, добрался морем до столицы, нахожусь тут, отдыхаю, ну и делами занимаюсь. Дал адрес квартиры, не сообщая, что она уже моя, однако уведомил, что планирую тут задержаться и скоро ждать меня не стоит.

До завода мы добрались довольно быстро, и надо сказать, тот произвёл на меня хорошее впечатление. Два довольно длинных корпуса из красного кирпича, у одного трубы, там литейка была. Также было два деревянных склада на территории, одноэтажное кирпичное здание администрации у входа, и всё это окружено высоким дощатым забором. Из охраны старенький сторож и собака в будке у ворот. Рабочее время уже заканчивалось, тут оно четырнадцать часов, как раз рабочие расходились, но оставался на месте инженер, он же директор завода. За хозяином тут же отправили, и пока мы гуляли по территории, инженер следовал чуть позади, чтобы нам не мешать, я осмотрел литейку и сказал:

– Я, конечно, не специалист, но этот завод тысяч сто стоит, не меньше.

– Сто десять. Хозяин согласен отдать за восемьдесят, если деньги сразу. Я проверил, на заводе долгов нет, только на хозяине, вы можете без особых проблем выкупить его. Естественный минус – нужно закрыть некоторые контракты. Это не сложно, за месяц завод справится. Это надежное производство. Только вот денег с заказов вы не получите, их уже получил хозяин. Однако, думаю, что это не большой минус за приобретение такого завода.

– Ну да.

Подозвав инженера, я попросил показать мне территорию и производство. Уже стемнело, пришлось керосиновой лампой пользоваться, но основное мы осмотрели, а тут и хозяин прибыл. Торговаться он отказался, восемьдесят, и точка. Я подумал, и мы ударили по рукам. Насчет заказов уточнил у инженера: месяц, и все хвосты сдадут. Конечно, не хочется за бесплатно выполнять работу на чужих, но чтобы этот заводик, а его можно отнести к средним по объёмам производства, того стоит, и я махнул на это рукой. Хозяин подписал все документы, что составил стряпчий, получил аванс и так же письменно подтвердил, при свидетеле, инженере завода, что долгов у завода нет, ну кроме невыполненных заказов. После этого мы со стряпчим покинули территорию завода. Купил я его со всем, что находится на территории, списки к документам купли-продажи прилагались. Тут даже паровой котёл был и генератор, так что завод полноценно электрифицирован, часть «лишней» электроэнергии спускалась по соседним улочкам, где проживали здешние рабочие. Небольшая плата за электричество тоже шла в бухгалтерию завода. Точнее, вычиталась из зарплаты рабочих.

Через два дня завод стал моим уже по всем документам. Каждый день я посещал завод, по утрам и после обеда, и вникал в работу, его директор в этом мне очень помогал. На территории восемьдесят семь рабочих, бухгалтер, учётчик, кладовщик, что за оба склада отвечал, шесть мастеров, две уборщицы, дворник и сторож с собакой. Вот и всё. На такой завод вполне хватает людей, и работа шла, я этим также интересовался. А вообще, похоже, тут готовился рейдерский захват, и кому-то я обломал планы: угроз не было, просто один паренёк передал письмо. Мол, я перешёл дорогу серьёзным людям. Вот и всё. Может, пойти к ним, показать, что угрозу я воспринял серьёзно и, если не хотят отправиться на два метра под землю, пусть откупные платят. Но подумал и оставил идею на будущее. Пусть у меня наличными осталось всего тридцать пять тысяч, но пока хватает. Кстати, они были в русских рублях. Бывший хозяин завода забрал всё золото и германские марки. Похоже, планировал покинуть Россию.

Впрочем, денег много не бывает, поэтому эти рейдеры были вполне в жилу. Но пока они меня или моё имущество не трогают, я не имею морального права кинуть им ответку. Угрозы – это мелочь, жаль, конечно, ну да ладно.

Удалось насколько поправить личную жизнь: на второй день я через местную маман снял девушку. Тут гарантировали чистоту, и я остался доволен. Дорвался до сладенького. И теперь я в том борделе завсегдатай, каждый день по несколько часов. Тот, кто был лишён, меня поймёт, я серьёзно решил наверстать упущенное в прошлой жизни.

Вот так я и провел восемь дней в столице. И наконец прошёл на территорию завода уже как полноправный владелец. Стряпчего не было, он деньги за работу получил, заканчивал с документами, обещал копии остальных завтра доставить, на этом наше сотрудничество прекращалось, всё что нужно он мне сделал. Ну разве что патенты на изобретения оформлять начал. Уже пять дней работал по этому направлению, но параллельно от остальных дел.

Рабочие и директор уже встречали. Они и так уже знали, кто новый владелец, я тут примелькался, но официальное знакомство всё же нужно провести. Поздоровавшись с инженером, которого звали Иннокентием Михайловичем Голиковым, я осмотрел с крыльца здания управления строй работяг и громко сообщил:

– Здравствуйте, граждане. Как новый владелец, я хочу сообщить, что изменения на заводе всё же будут, и думаю, они вам придутся по нраву. Рабочий день сокращается до двенадцати часов, перерыв на обед – час. В субботу сокращённый на один час рабочий день. В воскресенье, как и положено, выходной. Зарплата остаётся та же. На свободном месте на территории завода будет поставлена столовая, где вы будет обедать и ужинать бесплатно. Нам потребуются кухарка и две помощницы для нее, а также две девушки в столовую, накрывать столы. Если найдутся желающие среди ваших жён – очень хорошо. Как столовая будет готова, будем принимать новых рабочих. Чуть позже также наймем женщин в новый цех. Изменения, как я вижу, вас радуют, однако есть требования и с моей стороны, чуть позже будут готовы служебные заводские инструкции, в которых все будет подробно изложено. Первое, держать рабочие места в чистоте: закончил, убрался, идёшь домой. Стараться не делать брак, у кого меньше брака, будут получать дополнительные премии. Ну, и насчет пьянства. Пьяные работать не могут. Для отдыха есть воскресенья, а не рабочее время. Мастер своего участка будет отвечать, если пустит на рабочее место выпившего, премии лишаются оба. Если произойдёт из-за употребления спиртного несчастный случай, выгоню обоих. А теперь можете разойтись по рабочим местам. Идёмте, Иннокентий Михайлович, поговорим в вашем кабинете, ну и обговорим, чем будет завод заниматься, да и новые стройки, что будут развёрнуты на территории.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru