Маг: Начало. Школа. Архимаг. Грандмастер

Владимир Поселягин
Маг: Начало. Школа. Архимаг. Грандмастер

– Понятно. Когда можно готовить первую партию?

– Как только приготовите первую плату за первую партию. Вы что думаете, я ваших бесплатно проводить буду? И не надейтесь. За все надо платить. Предпочитаю в природных драгоценных камнях, но и техникой можно.

– Понятно. Значит, первая партия – это сто человек, да?

– Да хоть тысяча, мне без разницы. Платите за сто – перевожу сто, платите за тысячу – перевожу тысячу. От вас все зависит. О, кстати, у вас еще есть выбор, куда перемещаться на Тории. Там у меня три стабильные метки. Две у столицы империи Сауд и одна в столице Ханства.

– В чем разница?

– Да в принципе ни в чем, оба государства сильны и стабильны в экономике. Процветают. Просто в империи земли будут привычны вам, там – как средняя полоса России, а Ханство – это в основном степи и пустыни. Еще и горы есть, но они оркам принадлежат, косоглазые постоянно с ними из-за них воюют. Я уж думал поучаствовать, а тут с порталом разобрался.

– Орки?! Подожди, там что, и орки есть?!

– Люди, орки, гоблины, гномы и эльфы, – кивнул я.

– Как в сказке, – не выдержав, сказал удивленный майор. Он, как и остальные офицеры, очень внимательно к нам прислушивался, буквально впитывая каждое слово.

– М-да, интересный мир, – протянул задумчивый полковник.

– Интересный? – удивился я. – Я бы так не сказал. Я только и сбежал из него от скуки. Кроме приграничных схваток, да и то редких, никаких войн. Скукотища… Но вам, наверное, понравится. Ладно, в общем, есть одна метка в роще в двадцати километрах от столицы империи Сауд и одна в Ханстве в самой столице.

– Думаю, все-таки лучше нам выбрать империю… Как там нас примут?

– Ну, переселенцы из соседних миров, конечно, редкое дело, но ничего необычного. Примут, расспросят и пристроят к делу. Если захотите, конечно, в ином случае помогут немного, но выплывать будете сами.

– Нормальная политика, – согласился полковник.

– Ну, с вашей стороны да, я же не люблю, когда за меня что-то решают.

– Когда приступим?

– Когда увижу первую плату.

– Принимается, только вот хотелось бы узнать размер такой платы?

– Три оснащенных бронетранспортера за сотню человек или четыре грузовика со стрелковым оружием и боеприпасами, или два танка с полным боекомплектом. Можно не на ходу. Все равно я двигатели выброшу, главное, чтобы ходовая, системы управления и вооружение было на месте. Действующее, естественно.

– Хм, для пробы используем в качестве платы бронетранспортеры, у нас как раз есть шесть единиц не на ходу, но вооружение у них в порядке.

– Идет, – согласился я. – Приму палату и буду готовить портал. Вы пока людей отберите в первую партию, я так понимаю, на это вам тоже понадобится время.

– Хорошо. Я сам этим займусь, вы же пройдете с моим замом в гараж и примете плату. Есть еще вопрос. Где будет стоять портал?

– Да где угодно, главное, чтобы помещение было большое. Хоть глубоко под землей.

– Выгоним технику из одного из гаражей, – предложил майор.

– Принимается. Работайте, не будем тянуть время.

Мы встали из-за стола, на котором, кстати, не осталось ни крошки, да и бочонки куда-то пропали, и разошлись, полковник снял трубку телефона, и как я понял, стал вызывать бункер, а мы покинули кабинет. Спустившись вниз, мы вышли из здания. Там мы с майором сели в мой «уазик», для трех бойцов пришлось освободить заднее сиденье, и поехали в сторону гаражей. Смирняков показывал дорогу, так что добрались мы быстро.

Я бы не сказал, что часть была совсем мертва, один раз нам попался взвод солдат, марширующий на плацу в ОЗК, да и одиночек хватало, а у забора стояли вышки с часовыми.

– Вон тот гараж, где полуразобранный «Урал» стоит, – показал рукой майор.

– Понятно.

Когда мы остановились у гаража, в воротах открылась небольшая дверца и наружу вышли двое механиков, что на руках, кряхтя, несли блок двигателя к машине.

– Семеныч! – окликнул одного из них покинувший мою машину майор. – Готовь бэтры, покупатель за ними пришел.

– В смысле? – опустив блок на кусок расстеленного на асфальте брезента, выпрямился пожилой мужчина. – Как это покупатель?

– Это значит, что сломанные машины забирает этот парень вместе со всем вооружением и боеприпасами. Ему только двигатели не нужны. Придется извлечь. Это приказ командира.

– У двух и так двигателей нет, на ремонте они, – буркнул тот, с интересом осмотрев меня.

– Это еще не все, освободи шестой гаражный бокс. Технику выгони на улицу и приготовь там все для приема большого количества людей.

– Сам не успею.

– Сейчас роту Гаврилова пришлют, так что люди будут. Все, не тяни время, начинаем передачу машин.

Мы прошли через дверцу, занавешенную внутри брезентом, в гараж из шести боксов. В нем находилось два десятка единиц боевой техники, однако нам нужны были шесть бронетранспортеров. Все вместе они не стояли, кроме двух со снятыми двигателями в ремонтном боксе, поэтому через боковые дверные проемы мы обходили технику, и я проверял комплектность. Машины были в норме. Осталось загрузить их ЗИПами, запасными стволами к пулеметам и боеприпасами.

– Нормально, две «семидесятки» старье, но мне без разницы, ходовые в приличном состоянии, тем более я их позже все равно доработаю. Машины проверили, пулеметы на первый взгляд тоже в приличном состоянии, что там по боеприпасам?

– Уже должны были доставить.

– Хорошо. Я там видел отдельный гараж с тремя боксами. Там уместятся шесть бронетранспортеров?

– Это гараж для штабных машин, кроме «уазиков», там еще КШМки стоят. Да, думаю, войдут, – на миг задумавшись, кивнул Смирняков.

– Отлично, перегоняйте бронетранспортеры в этот бокс. Снимайте с них двигатели, грузите внутрь боеприпасы. Гараж я тоже забираю, – довольно кивнув, скомандовал я.

– Зачем? – не понял майор.

– А я что, ваши бронемашины в карман, что ли, суну? Кстати, запасные стволы к КВПТ тоже положите и инструкцию по применению в каждую машину.

– В течение часа все сделаем, кроме двигателей, не успеем.

– Я помогу. Мне это нетрудно.

С подоспевшей ротой солдат, в которой было всего семьдесят бойцов, мы освободили нужные гаражи, мои бронетранспортеры где на руках, а где и на буксире перетащили к гаражу, откуда выгнали командирскую технику, и закатили внутрь.

К моменту, когда я проверил комплектность заказа и запирал гараж на навесной замок, как раз подъехал полковник в сопровождении своих офицеров на трех машинах, были там и гражданские. Что примечательно, все имели оружие.

Стояла полная ночь, поэтому я давно зажег усиленные магические светильники, отчего мой гараж был прилично освещен. Светильники я подвесил на фонарные столбы, послабее – в трех метрах от земли, мощные – на верхушке.

– Закончили? – спросил подошедший полковник.

– Ну да, плату получил, сейчас уберу ее в карман и буду по вам работать. Набрали сто человек?

– Да. Они готовы, ожидают на входе в убежище, в течение пяти минут их доставят на специально оборудованных для передвижения по зараженной местности грузовиках.

– Ясно. Я быстро.

На глазах почти сотни человек – рота Гаврилова была все еще тут, да и людей набралось, что нам помогали, – я стал накладывать на гараж заранее заготовленные плетения пространственной магии, часть я до этого наложил и сейчас заканчивал с оставшимися. Держа в руках камень-накопитель, я запустил плетение сворачивания.

Так вот, на глазах сотни человек при свете магических светильников гараж сложился и через минуту в виде небольшого кубика размером со спичечный коробок оказался у меня в пространственном кармане.

Полковник и часть офицеров, что уже видели мои умения, на это смотрели спокойно, да и бойцы роты десанта тоже не сильно отреагировали, у них уже был шок, когда я левитацией вытащил из одного бронетранспортера двигатель, тогда вся рота сбежалась посмотреть, а вот недавно прибывшие были ошарашены. Им, как я понял, уже объяснили, кто я, но, видимо, они не особо поверили.

– Ну, я все, подготовили место для перехода? – подошел я к полковнику. Кстати, свой «уазик» я загнал в гараж, там оставалось для него место.

– Да. Два бокса очищены от техники, – задумчиво кивнул полковник, разглядывая меня, и задал неожиданный вопрос: – Так вы говорите, технику мы с собой не пронесем? А это тогда что было?

– Это пространственная магия, – хмыкнул я и тоже задал вопрос: – Вы ею владеете?

– Нет.

– Тогда к чему эти вопросы? Это умение не продается и не арендуется, так что технику вы на ту сторону, кроме легкой стрелковки, действительно протащить не сможете. Я вам помогать не буду. Сами понимаете, что-то и мне достаться должно. У вас есть выбор: или оставить мне все тяжелое вооружение и перейти в чистый мир, или чахнуть тут на своих богатствах. Другого не дано.

– Ясно, – вздохнул полковник и перешел к делу: – Мне отдать приказ начать перевозку первой партии переселенцев?

– Да, можете. Чтобы развернуть и настроить портал, мне нужно не более двух минут. Кстати, для информации, в момент перехода время там будет обеденное, летнее. То есть жаркое. Утепляться не надо. Лучше что другое полезное возьмите.

– Мы примем это к сведению, – кивнул полковник и указал на незнакомого майора, что стоял рядом с ним: – Это особист полка майор Фролов. Он со своими людьми и будет сопровождать вас в тот мир и обратно к нам.

– Ясно, – кивнул я.

– Разрешите вопрос? – обратился ко мне особист.

– Задавайте.

– Почему вы без защиты? Сейчас нет ветра, поэтому мы в обычной форме, но в противогазах, вы же совсем ходите без защиты.

– У меня есть защита, просто она невидимая. Она защищает от радиационного излучения куда лучше вашей защиты. Во сто крат лучше.

– Можно ее продемонстрировать?

– Конечно, у вас есть оберег?

– Что?

– Та штука, что вы носите на шее.

– Это православный крест.

 

– Дайте мне его, можете не снимать с шеи.

Майор расстегнул ворот и достал крестик на цепочке. За десять секунд я наложил на него шесть плетений, используя сам серебряный крестик как накопитель для энергии, и активировал получившийся амулет. Заряда на месяц хватит, серебро как-никак.

– Вот и все, можете убрать его обратно под одежду и снять противогаз. Теперь на вас защита и вы можете дышать воздухом на открытом месте, не боясь получить облучение.

– Но я ничего не чувствую, – прогудел майор под противогазом. Я настолько привык к приглушенным голосам, что, когда майор снял противогаз и повторил вопрос, даже вздрогнул.

Наклонившись, я зачерпнул пыли из-под ног и швырнул ею в майора, тот хотел было уйти от броска, но замер, так как пыль обозначила сферу, что окружала особиста со всех сторон.

– Хорошая штука, – оценил он. – Насколько хватит питания?

– На месяц активного пользования. В чистой комнате амулет автоматически выключится, выйдете на улицу – включится. Он настроен так.

– Удобная штука, – заинтересовался полковник. – Сколько таких амулетов вы можете изготовить?

– Это защитный амулет второго уровня. А так по пять единиц в минуту. А что?

– Есть предложение, – многозначительно сказал он. Именно так я понял его приглушенную противогазом интонацию.

– Договоримся, – кивнул я. – Я бы драгоценными камнями плату взял.

В это время один из офицеров, что держал с кем-то связь по рации, сообщил, что грузовики выехали и через минуту будут тут. Да я и сам слышал рев моторов. Выход из бункера был неподалеку.

– Идем, людей уже везут, – сказал полковник.

Мы прошли метров триста до гаража, где еще велись работы, и прошли внутрь, рота Гаврилова осталась снаружи, обеспечивая безопасность.

В самом боксе, развесив магические светильники, я быстро и уже привычно начертил на бетонном полу пентаграмму и стал доставать из баула элементы портала, соединяя их в одно целое. Пока я работал, этот бокс и соседний начали заполняться людьми, преимущественно гражданскими. Там были женщины и дети. Отдельно стояло наготове подразделение солдат. Суда по виду, самое боеспособное подразделение полковника. Видимо, разведвзвод или взвод спецназа.

Они мне не мешали закончить работу, поэтому, когда я встал и начал вводить в пульт управления координаты Тории и произвел проверку – канал был устойчивый, – первым ко мне подошел особист, с интересом поглядывая на появившийся зеркальный овал портала.

– Готово? – спросил он.

– Да, канал устойчивый, можете переходить.

– А вы?

– Я последний. Портал настроен на меня, если я перейду первым, то портал закроется и вы останетесь с носом.

– Ясно. Капитан, начинайте, – обернувшись, скомандовал майор командиру того подразделения, которое привлекло мое внимание. Все парни были в новенькой цифре с новеньким вооружением, но с противогазами.

Когда подошел первый парень, я проинструктировал его и остальных:

– При переходе вы почувствуете кратковременный холод внутри, это нормально. Вы окажетесь в роще, там рядом будет проходить тракт, не выходите на него. Тракт ведет в столицу местного государства, империи Сауд. С местными не разговаривайте, хотя все равно ничего не поймете. Языку-то я вас не учил.

– Первый вперед, – скомандовал капитан, когда я закончил.

Первый, помедлив мгновение, взял наизготовку автомат и шагнул в портал, за ним пошли следом все тридцать шесть бойцов, потом под командованием особиста и еще шести офицеров пошли гражданские.

Я наблюдал, как медленно двигалась очередь мимо меня, бледные женщины, худые и такие же бледные дети. Печальное зрелище, надо сказать. Когда я обнаружил, что у портала мы остались вдвоем с особистом, остальные, провожающие, стояли в стороне, то пропустил его вперед, тот без сомнений шагнул в овал портала, и, помахав рукой полковнику, шагнул в арку и вышел в роще, поморщившись от солнца, что било в лицо.

Рядом стоял особист с закрытыми глазами и буквально принимал солнечную ванну. На его лице было блаженство.

В роще тут и там сидели на траве счастливые женщины, на лицах которых все еще было неверие в то, что они находятся в чистом мире. Большая часть детей прижимались к матерям, им было незнакомо все вокруг, привыкшим к коридорам и бетонным стенам бункера, но те, что постарше, уже отходили в сторону и трогали траву и кору деревьев. Кстати, солдат я видел всего десяток, они стояли на часах, охраняя покой гражданских, где другие, я не знал, поэтому, надев шляпу, что достал из баула, запустил в небо плетение глаза.

Остальные бойцы обнаружились вокруг рощи, часть наблюдала за трактом, там было приличное движение, две дворянские кареты, что двигались от столицы, крестьянские телеги и повозки. На одной сидел настоящий орк, его командир взвода, по-моему, не только в бинокль рассматривал, но и снимал на цифровую камеру.

Кстати, зря они так приблизились к дороге. Замаскировались в траве они, кончено, классно, виден большой опыт, но ведь есть и сканирующие амулеты. Тот же орк по виду был наемником и вполне может иметь такие амулеты. Поэтому я быстро наложил на те места, где лежали бойцы Мертвого мира, защиту от сканирования.

– Ну что, освоились? – спросил я у майора.

Тот вздрогнул, приходя в себя, и стал быстро отдавать приказы, после чего, убедившись, что их начали выполнять, повернулся ко мне и спросил:

– Какие есть предложения?

– Да вы что? Я свой договор выполнил, вы в новом мире. Чего вы еще хотите?

– Для нас он нов, только что взводный доложил по рации, что видел самого настоящего орка. Здоровый и зеленокожий, он?

– Да, он. Советовать я вам ничего не буду, это бессмысленно. Предложу только выйти в сторону столицы. Там людей встретят стражники, опросят и передадут дальше. После этого вам предложат стать гражданами этого государства или попросят его покинуть. С оформлением осторожнее, империя, конечно продвинутое государство, но рабство тут встречается. Кабала еще есть, но это другое. Золото у вас есть, не надо дергаться, я просканировал рюкзаки солдат, так что, приняв гражданство, вы можете купить часть района в столице и принимать туда переселенцев, организуя свою общину. Таков ваш план?

– Догадливый… Мы не знаем местного языка, а ты намекнул, что можешь обучить ему.

– Это платная услуга, – заметив, как заиграл желваками особист, я быстро добавил: – Одна граната – одно обучение языку, как видите, плата небольшая… Тут не в плате дело, а в принципе. Бесплатно я не работаю.

Тот посветлел лицом – плату я потребовал для них действительно небольшую. Может, я и зря так, на бедолагах пытаюсь разбогатеть, но, во-первых, у них есть чем заплатить, во-вторых, его у них много.

– Хорошо, скоро у тебя будут гранаты.

– Жду, – кивнул я.

Присев у портала, я быстро разобрал его и убрал в баул, после чего присел у одного из деревьев, облокотившись о ствол спиной, и, достав из баула пустую заготовку, стал внедрять в нее плетения. Раз я дал обещание, то нужно подготовить амулет для обучения языку людей. Планировал я его сделать многоразовым, человек сорок он точно потянет. После этого двумя плетениями снял слепок своей памяти, отделил местный язык и внедрил его в новенький амулет. Все, тот был готов. После сканирования своей памяти немного поболела голова, это нормально, но боль быстро прошла, даже не потребовалось исцелять ее.

Пока я работал, особист уже все организовал. Передо мной на пятнистой материи горкой лежали гранты со вкрученными запалами, и ожидала очередь отобранных людей. Судя по тому, что их было сорок два, значит, и гранат было столько же. Я их педантично пересчитал и убрал в баул. Встав на ноги, я осмотрел очередь претендентов на обучение и, подняв над головой кристалл кварца, который пошел на изготовление амулета, сказал:

– Внимание, слушаем меня. Обучение немного болезненное. Я буду касаться амулетом лба, обучаемый от этого сразу будет терять сознание, поэтому им лучше заранее лечь. Будет вспышка боли, но когда проснетесь, вы будете говорить на диалекте, на котором общаются все, кто живет на этом континенте. Более того, вы еще научитесь писать и читать на нем. Тоже хорошее приобретение. Предупреждаю сразу: первое время вы будете говорить с небольшим акцентом, так как ваш голосовой аппарат не привык к местному диалекту, но через пару дней практики он исчезнет, и вас будут здесь принимать за коренных уроженцев. А теперь ложимся и готовимся к прохождению процедуры.

Среди отобранных людей было два десятка бойцов взвода, еще пяток мужчин, остальные женщины. Кстати, в состав обучаемых майор включил и себя. Правильно сделал, между прочим, начал я с бойцов, как только я касался их лбов, они вытягивались в болевой судороге и замирали, следом за мной шел армейский фельдшер и проверял тех, кто уже прошел обучение. Когда я уже прошел половину шеренги, очнулся первый боец, с сержантскими нашивками на погонах и с «печенегом», что лежал рядом с ним. Очнувшись, он туже выругался на местном диалекте. Все, кто окружал его, не поняли его, только догадались о смысле по резким фразам. Но поняли, что магия действует, значит, люди обучаются.

За три минуты я обошел всех, последним коснувшись лба особиста, и вернулся к своему дереву. Там тень хорошая была и трава мягкая, отдыхай не хочу. Закинув руки за голову, я пару минут сидел, наблюдая, как те, кто прошел процедуру, под присмотром фельдшера приходят в себя, поглядывал на играющих детей и женщин. Для небольшой рощи толпы в сто человек было многовато.

– Капитан! – окликнул я командира взвода. Он один из первых прошел процедуру обучения и уже более-менее пришел в себя.

– Что-то случилось? – завершив разговор с одним из своих подчиненных, подошел он ко мне.

– Можно и так сказать. Сейчас лето, только-только свежие овощи с парников пошли. По дороге крестьяне их в столицу возят. Вот кошель с медными монетами, тут где-то около сотни монет, три подводы с корнеплодами купить можно. Отправь несколько бойцов к тракту, пусть купят овощи для детей и женщин. Где ручей, чтобы помыть их, вы знаете.

Офицер ловко поймал кошель, развязал его, высыпав десяток монет на ладонь, и стал их с интересом изучать.

– Какие расценки у крестьян?

– Правильный вопрос, – одобрительно кивнул я. – Корзина моркови – три медные монеты, причем вместе с корзиной. Если не захотят продавать их, принесете сюда, переложите на траву и вернете. Да не мне вас учить, сами разберетесь.

– Разберемся, – кивнул тот. Окликнув своего зама в звании лейтенанта, он точь-в-точь передал мои слова и отправил его с шестеркой бойцов к тракту.

Продолжая сидеть в тени, я с помощью глаза наблюдал, как бойцы добрались до дороги, тут метров двести всего, и, выйдя на обочину, стали ожидать очередных крестьян. Как раз пара подвод ехали к столице с корзинами в телегах. Я их еще минут двадцать назад заметил, поэтому и напряг капитана, так что пока инструктировал его, крестьяне приблизились. Детям и женщинам, да и бойцам пригодятся свежие овощи.

Те остановили подводы, крестьяне с интересом их разглядывали, но держали руки у оружия. Лейтенант вел беседу. Вот он договорился со старшим на подводах, и они вместе стали отбирать корзины. Потом был недолгий торг, летеха отсчитал монеты, и бойцы понесли в рощу десяток корзин. Судя по тому, что крестьяне остались на дороге вместе с офицером, корзины требовалось вернуть. Так и оказалось, овощи вывалили у ручья, где женщины сразу же стали их мыть, а корзины были возвращены, после чего крестьяне поехали дальше. Переселенцы выкупили у них не все, по полподводы с каждой. Они ведь тоже не на шару ехали, а были поставщиками и им нужно было что-то доставить клиентам.

К этому времени очнулся особист, он немного пообщался со своими людьми. Узнал, что произошла покупка у местных свежих овощей, детишки уже грызли морковки, нарезанную капусту и огурцы, поэтому подошел ко мне.

– Спасибо, – сказал он, на что я в ответ только кивнул.

Майор сел рядом, помассировал виски и, устало осмотревшись, сказал:

– Мне нужно знать все об этом мире. Особенности жизни, торговли, цены на все. В общем, все, что нужно, чтобы спокойно тут устроиться.

– Как вы понимаете, вся информация чего-то стоит, но у меня сейчас хорошее настроение, поэтому не буду требовать отдельную плату за каждый вопрос. Пять рабочих гранатометов, «шмели» подойдут, вон, их у вас целая вязанка, и я буду для вас справочником до заката солнца. Поторопитесь, у вас осталось шесть часов.

– Может, нам сейчас выдвинуться к столице?

– До нее чуть больше двадцати километров, не дойдете, и ночевать в открытом поле придется. А вот с утречка – это можно. Это так, совет, причем бесплатный.

В это время один из бойцов принес пять гранатометов, я проверил срок годности и убрал их в баул. Получив плату, я посмотрел на шесть офицеров и трех женщин, что окружили меня, последние были главами советов среди гражданских, и сказал:

 

– Спрашивайте.

Солнце только-только поднималось над горизонтом, когда из рощи потянулась вереница людей. Выходя на дорогу, они по обочине, чтобы не мешать движению транспорта, направились в сторону столицы. А мы с майором Фроловым стояли на опушке и наблюдали за этим.

– Значит, сам найдешь? – спросил он меня.

– Ну да. Через три дня выйдете из города и покатайтесь по окрестностям. Я вас сам найду.

– Думаешь, следить будут?

– Еще как будут. Я же говорил, вы ведь все буквально пахнете моими эманациями. Проходя через созданный мной портал, вы пропахли маной, что я произвожу, а у одаренных мана у каждого своя, это как образец ДНК. Так что маги в столице сразу почувствуют, что вы перешли в этот мир с моей помощью.

– Проблем бы от этого не было, – вздохнул Фролов.

– Да не будет, допросят, да и все. Вы же со мной не связаны, и мои дела не ваши проблемы. Законы тут нормальные, освоитесь. Но первое время, конечно, под наблюдением будете. Тайная стража не дремлет. Повторю, ничего не скрывайте, как и наш договор, все равно докопаются до него. А когда основной поток переселенцев пойдет, они все равно сделать ничего не смогут. Я буду с той стороны, а портал односторонний. Так что им только и придется, что принимать переселенцев и помогать им. И пост тут наверняка организуют. Да, кстати, шестеро ваших серьезно облучены, деньги у вас есть, пусть в госпитале подлечатся. Хорошо?

– А от этого лечат? – встрепенулся особист.

– Без проблем, – кивнул я.

– Как я мало знаю о магии, – вздохнул майор.

– Узнаешь еще… Все, последние вышли, поспеши.

Пожав майору руку, я проследил, как он, придерживая планшет, бегом догнал конец колонны и быстрым шагом направился в начало, вздохнув, я активировал свое перемещение и перешел в Ханство. Тут царила ночь, поэтому, выйдя с заднего двора трактира, где я когда-то снимал комнату, постучался и снова снял номер на пару дней у сонного слуги. Метки на майора и пару его людей, что будут возвращаться обратно, я повесил, а сейчас, пока будет длиться ожидание – особист должен проверить, что первая партия нормально устроилась, – можно заняться техникой в гараже и поставить ее на ход. Как раз два дня и буду этим заниматься. Нужно будет место поспокойнее найти и развернуть гараж с тремя боксами.

Утром раздался стук в дверь, меня будили по моей же просьбе.

– Господин, уже утро, – расслышал я за дверью мужской голос. В отличие от империи, в прислуге местных гостиниц были только мужчины. Женщины по местным законам не могли работать, их задача вести хозяйство, рожать детей, растить их, ну и мужчин услаждать. Гаремы из нескольких жен тут были распространены.

Повернувшись с живота набок, я длинно зевнул, спал всего пять часов, и крикнул в ответ:

– Да, я проснулся!

Почесываясь, я встал, сходил в ванную комнату освободить организм от излишков, а также умыться и навести на лицо иллюзию, которую использовал вчера, после чего собрался, забрав все свои вещи, сдал номер и направился в обеденный зал завтракать. Возвращаться сюда я не планировал.

Через полчаса, договорившись с владельцем об аренде пяти полуразрушенных складов в речном порту, оплатил всю сумму наперед и направился в порт. Там в окружении остовов складов, по-другому их не назовешь, я развернул гараж, после чего, распахнув одни ворота, отчего стало видно пятнистую корму ближайшего бронетранспортера с запасными колесами на нем, и, засучив рукава, пробормотал:

– Ну-с, приступим.

Следующую ночь я провел в гараже, уснув в десантном отсеке одного из бронетранспортеров. За весь световой день работы я успел переделать, вернее, модернизировать четыре машины, набиваю руку на этой работе. Осталось две, как раз старые «семидесятки», четыре других были БТР-80.

Утром, позавтракав из своих запасов, пироги у меня еще не кончились, как и пирожки, я продолжил работу, когда одно из охранных плетений сообщило, что в мою сторону направляются две повозки, в одной из которых сидел хозяин этих построек.

– Этим тут еще что надо? – пробормотал я.

Вытирая руки слегка замаслившейся тряпкой, на мне был танковый комбинезон, только шлемофон я не надел, машины были комплектны полностью, десантники выполнили свою часть договора, я вышел из ворот, наблюдая, как коляски с пассажирами лихо вырулили из-за угла одного из складов, и возницы остановили их неподалеку, сдерживая разгоряченных лошадей.

– Добрый день, господин Арни, – поздоровался со мной вылезающий из повозки владелец складов. – Я вот решил проверить свое имущество.

– Еще пять дней, как не ваше, поэтому попрошу покинуть эти территории. Эти пять дней тут все мое.

– Вай, понимаешь, один мой знакомый, что живет тут рядом, вдруг сказал мне, что на моих землях внезапно появилось новое здание, и я решил проверить, так ли это. А за новый склад нужно доплатить, да еще я хочу посмотреть, что там внутри.

Говоря это, владелец с интересом посмотрел через распахнутые ворота внутрь на две боевые машины, что я выгнал наружу, чтобы не мешали, и поставил рядом с другими воротами. Закрытыми.

– Ну, вы тут сами виноваты, – хмыкнул я, когда трое из шести сопровождающих местного хозяина, положив руки на рукоятки сабель, направились ко мне.

Сбросив заклинание скрыта с руки, отчего стало видно перстень мастера, и лица воинов побледнели, я активировал мечи в кольцах и направился к прибывшим. Владелец складов, уже понявший, в какую дупу он попал, пробормотал бледными трясущимися от страха губами:

– Может, договоримся?

– Извините, я свидетелей в таких случаях не оставляю.

Все-таки убивать я их не стал. Сразу. Глупо не использовать такой источник, чтобы выкупить еще пару душ у демонов. Через час я закончил чертить пентаграмму внутри одного из складов, расчистив там участок, и сразу вызвал демона.

– Что желает господин? – склонился он в полупоклоне, предварительно проверив на прочность пентаграмму и привычно получив от меня демонской цепью по спине.

– Души, естественно, что от тебя еще можно добиться?

– Я вас слушаю, господин, – снова склонился тот в поклоне, с интересом посмотрев на ханцев. Те, будучи под заклинанием паралича, умудрялись дрожать от страха.

– Их семеро, как ты видишь. Хочу две души одаренных. Лучше из империи Сауд, с ними договориться легче.

– Есть какие-то особые пожелания?

– Ну, чтобы им лет по триста было, в ранге не менее чем мастера магии, специфика их умений меня мало волнует. Все равно я собираюсь их использовать в техномагии. Правда, есть условие: души имеют сознание и разум и вполне могут отказаться от сотрудничества. Поэтому я должен предварительно пообщаться с ними. Если мы придем к первичным договоренностям, то я произведу обмен.

– Как будет угодно вашему магическому святейшеству, – снова поклонился демон и замер на пару секунд. Когда он снова очнулся, в его руках оказались две склянки.

Я передал ему в качестве аванса одного местного, что пытался меня кинуть и вполне возможно ограбить, его высохшая мумия отправилась в угол склада, а демон передал мне одну склянку с магом. Как только левитируемая колба оказалась у меня руках, я достал специальный переговорный амулет и замер на десяток секунд, общаясь с духом внутри стеклянного хранилища.

Договориться я с ними договорился, в течение сорока лет он работает на меня, я его подпитываю энергией, а после окончания контракта я его или развеиваю, или даю новое тело и отпускаю восвояси. Новое тело это не живое, души, прошедшие через руки демонов, уже никогда не смогут занять чужое тело, там от специальных ростков все зависит, а демоны сразу их подрезают, так что только искусственное, то есть голем.

Договорившись с духом мага, я передал демону двух местных бандитов, окончательно расплатившись за него. Демон подтвердил, что за первую душу я расплатился, после этого он получил аванс за следующую душу, этот тоже не кочевряжился и согласился поработать на меня. Расплатившись за него с демоном, я отправил того обратно в свой мир. Деактивировал пентаграмму, разобрал ее, затерев все магические эманации на этом складе, уничтожил тела-мумии владельца этих земель и его слуг, присыпав их землей, окончательно затер все следы применения магии и вышел со склада. Снаружи все осталось как и прежде: стояли повозки с запряженными в них парами лошадей, был на месте и мой гараж с открытыми створками одного из трех боксов, где был виден полуразобранный силуэт модернизируемого мною бронетранспортера. Два снаружи, уже готовых и прошедших небольшие ходовые испытания, как стояли, так и стоят под слепящими лучами жаркого солнца.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82 
Рейтинг@Mail.ru