Жнец

Владимир Поселягин
Жнец

Из-за того что паспорт у меня ленинградский и нет прописки, в городской библиотеке мне дали одноразовый абонемент в читальный зал, и я, взяв три книги и несколько брошюрок по автоэлектрике, засел за их изучение. Ну что ж, ничего сложного не вижу, справлюсь.

На следующий день я добрался до мастерских и, не питая особых надежд, что меня возьмут, направился к начальству. Директор этих гаражей и шестнадцати ремонтных боксов лично погонял меня по знанию предмета, видимо, сам имел специальность, и, вполне удовлетворившись моими правильными и уверенными ответами, велел оформляться на работу. И мне завели первую трудовую книжку.

Получив справку о приёме на работу, я сходил познакомиться с бригадиром, моим прямым начальством, который показал мне верстак, моё рабочее место, и обрисовал мои обязанности. Вот чёрт, я думал, проводку менять буду, оборудование, а оказалось, основная моя работа – ремонт генераторов, разных релюшек и стартеров, которые часто летят, и водителям приходится пользоваться кривым стартером. Получается, к технике я и не подойду. Ну ладно, разберёмся.

Рабочая неделя вот какая: в восемь я должен быть на своём рабочем месте, с двенадцати до часу обед, в шесть вечера конец рабочего дня. В субботу сокращённый на час рабочий день, воскресенье выходной. Мне дали один день на решение жилищных проблем, послезавтра приступаю к работе. Ну что ж, когда я покинул проходную, закончив все оформления, было одиннадцать дня, есть время посетить районный исполком, узнать насчёт жилья. Пока хотя бы найти того, кто мне сможет с этим помочь, и узнать запросы. Что не успею, то завтра доделаю.

Нужный жилищный отдел найти удалось без проблем, и я занял очередь в толпе страждущих посетить кабинет. Кто-то заходил и быстро выходил, кто-то задерживался. Наконец и я прошёл в приёмную. Там сидела секретарь, женщина возрасте, довольно солидной комплекции, с золотой цепочкой на шее и несколькими кольцами на ухоженных пальцах. Одно это привлекло моё внимание. Она, видимо, занималась регистрацией, а начальник её сидел в соседнем помещении, куда вела отдельная дверь. Посмотрев на эту мадам, я задумался и решил: а почему не попробовать? Тем более всё к этому располагало, к тому же в кабинет к секретарю входили по одному, дверь закрыта плотно, и наш разговор останется между нами. Да и внешний вид мадам если не кричал, то активно говорил, что договориться с ней, при некотором умении, возможно. Хотя, может, я и ошибаюсь.

– За ордером на жильё? – сразу спросила она, когда я ещё только направлялся к её столу от двери. – Нет резерва. Есть койка в общежитии. В комнате на десять человек.

Устроившись на стуле около её рабочего места, я протянул документы – паспорт, выписку из детдома и справку, что я устроился на работу, и негромко сказал:

– Я детдомовец, я уже не могу жить с другими, один хочу. Если вы поможете, я отблагодарю.

– Чем же ты меня отблагодаришь? – усмехнулась женщина, но я приметил в её глазах внимание, что обнадёживало.

Достав из кармана часы, серебряные, с цепочкой, я положил их перед ней:

– Наследство от отца. Хочу потратить его на дело, и своё жильё – это своё жильё.

– А ты умный мальчик, заинтересовал, но не более.

– Ещё есть золотая цепочка с крестиком и серебряный портсигар с зажигалкой, это осталось от деда.

– И всё наследство? – прищурилась секретарь.

– Всё.

– М-м-м, интерес у меня к тебе поднялся чуть выше.

– Вот так? – приподнял я бровь. – Может, ещё трое карманных часов и шесть наручных, все рабочие, вам больше понравятся? У меня дед часовщиком был. Наследство.

– Заинтересовал, – повторила она и, чиркнув что-то на клочке бумаги, протянула мне.

Там было написано: «+ 500». Такая сумма у меня была, и, хотя запросы мадам были изрядные, я молча кивнул и под одобрительным взглядом порвал бумажку: улики оставлять не нужно. И вот что она сообщила:

– Аванс я забрала. – Часов на столе действительно уже не было. – Подойдёшь к шести вечера, к концу рабочего дня, я подберу тебе подходящие предложения.

– Сервис.

– А то. Не забудь главное.

– Как можно?

Забрав документы, я покинул приёмную, кивнув следующему в очереди. Поев в ближайшей пельменной, я вернулся на квартиру и подготовил подарки, а к назначенному времени снова пришёл в исполком. Мадам меня ждала и, когда я зашёл, заперла дверь на ключ, махнув рукой в сторону кабинета начальника, мол, он уже отбыл домой. Первым делом потребовала оплату и, убедившись, что всё в точности, стала предлагать комнаты. Как я и говорил, все они были в коммуналках, для квартир подарки были не тех размеров. Правда, выбор не такой и большой, как я думал, всего три. И надо сказать, описание их меня не удовлетворило, мне они не понравились, даже ездить смотреть по адресам не хотелось, поэтому, достав из кармана мужской золотой перстень с рисунком, но без камня и положив его на стол, пододвинул к секретарю, провокационным тоном сказав:

– Мне бы что получше.

Она несколько секунд изучала перстень и, подумав, кивнула:

– Ох и умеешь ты уговаривать. Честно говоря, эту комнату я для особого случая приберегала, но так и быть. Значит, слушай: комната в сорок три квадратных метра. Угловая. За стеной туалет и ванная комната. Но эта стена в полтора кирпича, несущая, запахов и шума не будет. В комнате шесть окон, по три на две стороны. Часть окон выходят на проспект, другие во двор. Помимо самой комнаты в комплект к ней идёт сарай. Без погреба, но полки имеются. Сам дом четырёхэтажный, ещё царской постройки. Комната на четвёртом этаже. В квартире проживает пять семей.

Узнав адрес, я вспомнил этот дом из красного кирпича, я мимо него проезжал, когда сюда ехал. Значит, под окном трамвайная линия, а это лишний шум. Хотя комната мне понравилась, дом крепкий, крыша, как говорит мадам, не протекает, железом крыта, и место действительно неплохое: в пяти минутах ходьбы рынок, остановка рядом с домом, парк для прогулок, до работы добираться минут десять на трамвае. Решено, беру не глядя, и секретарь сразу стала оформлять ордер. Подпись своего начальника она ранее получила, подсунув ему бланк среди других бумаг, а в книгу учёта уже при мне внесла. Если что, например начальник узнает, а тот об этой комнате не в курсе, отговориться мадам всегда сможет, например, детдомовцу помогает, такая программа у них существовала. Я не знал, она сама мне об этом сообщила.

На оформление всех бумаг ушло полчаса, и я получил на руки ордер, а ключи от входной двери, от комнаты и от замка сарая нужно взять у домоуправа. Уже стемнело, когда я вышел на улицу, но время терять не хотелось, послезавтра на работу, так что, вскочив на подножку полного трамвая, доехал до нужной остановки и осмотрел снаружи мой дом. Некоторые окна были тёмные, и, прикинув расположение комнат, я опознал те, которые теперь принадлежат мне. Именно принадлежат, выселить меня могут теперь только по суду, так что я если не собственник, то, считай, арендатор. Поинтересовавшись у детей во дворе, где найти управдома, выяснил, что он живёт в соседнем доме, и направился к нему.

Он, к счастью, был дома. Изучив ордер, внёс меня в свои списки жильцов, у него тоже журнал учёта был, и, прихватив ключи и керосиновую лампу, повёл меня знакомиться с помещениями. Сначала заглянули в сарай, ряд их тянулся по пути к дому, да и вход расчищен от снега, видать, сосед постарался. Сарай пустой, даже мусора нет, и на земляном полу следы метлы. Полки на стенах действительно присутствовали. Помещение вполне большое, по метражу квадратов в двадцать. Только дверь не такая и широкая, лишь мотоцикл-одиночку или велосипед закатить внутрь можно, не более. Хотя при необходимости проём реально расширить, навесив вторую створку.

Закрыв сарай и снова навесив замок, мы поднялись на четвёртый этаж дома и вошли в мою комнату. Да уж, простора тут хватает, хоть в футбол играй. Комната была квадратной, но было одно но. В стене со стороны ванной комнаты было углубление, этакая ниша квадратов в шесть, где, оказывается, находилась раковина с краном, о чём мадам не сообщила. Кто-то из прошлых жильцов продолбил отверстие в стене в ванную комнату и провёл сюда воду. И это просто отлично! Возможно, секретарь и не знала об этом усовершенствовании, но меня оно только порадовало. Я проверил, вода есть, напор неплохой. Внизу под раковиной – вентиль перекрывать воду. Ну а мадам если и заглядывала в комнату, то от дверей раковину видеть не могла. А по сути в этой нише можно сделать себе кухоньку. Купить керосиновый примус, стол с буфетиком, или повесить полки для посуды, и готовить, обходясь без общей кухни. Так что я действительно вытянул приз.

Осмотром я был удовлетворён, несмотря на найденные косяки, на которые и указал управдому: нужно дверь починить, а то тут на месте бывшего замка отверстие с кулак размером, через которое можно рассматривать всю мою комнату, и врезать новый замок. Ещё надо утеплить дверь и починить форточку третьего окна, которое выходило во двор, а то она не закрывалась, и, несмотря на горячие трубы, в помещении было прохладно. Ну и косметический ремонт: побелить потолок, поклеить обои и покрасить пол, окна и трубы, вот и будет комната как новенькая, а то сейчас как посмотришь, так решишь, что тут бомжи ночевали. Но прибрались, мусора нет. Ну, кроме фантиков у двери, но это дети в дыру накидали. Но управдом ответил, что акт приёма комнаты я подписал и теперь уже я отвечаю за неё, а не он, что его явно радовало. Хотя плотника утром пообещал прислать.

А теперь опишу, как выглядит эта коммунальная квартира. Значит так: проходя с лестничной площадки в квартиру, попадаешь в довольно большую прихожую, откуда прямо был вход в немаленькую кухню с двумя дровяными плитами, на которых можно готовить по очереди, парой обшарпанных буфетов и столами для готовки. Обедали все, как я понял, обычно у себя в комнатах. Это нормально, я тоже хочу есть так, чтобы на меня не глазели. Окна кухни выходили на двор соседнего дома.

 

Направо из прихожей вёл небольшой коридор, где было две двери. В одной комнате жила довольно большая семья из пяти человек с Кавказа: муж с женой с двумя детьми и брат жены. Фамилию не вспомню, сложная. Во второй комнате проживал парень, который работал водителем у большого начальника, потому и неудивительно, что ему дали комнату. Его сейчас ещё не было, не вернулся с работы.

Налево от кухни также шёл коридор, но гораздо длиннее. В нём было шесть дверей. Первая слева – это туалет с унитазом и раковиной. Напротив него комната, где жил студент с молодой женой, сейчас их не было, гуляли где-то. Следующая дверь слева за туалетом – ванная комната с большой старинной чугунной ванной и тоже с умывальником. Горячая вода была постоянно, рядом находилась котельная, так что кипяток шёл не только по трубам отопления, но и по трубам для горячей воды. К слову, тот, кто в моей комнате проводил воду, завёл и горячую.

У трёх следующих дверей заканчивается коридор, прямо вела дверь в небольшую, квадратов десять, комнату, где проживала одинокая полуглухая старушка. Слева – моя дверь, справа – дверь к другим соседям с детьми, у них две комнаты.

Познакомив меня с соседями, домоуправ ушёл, и я тоже поехал в съёмную комнату. Раздевшись, умывшись и ужиная на кухне с хозяйкой, описал ей, что было за день. То, что я работу нашёл, её порадовало, а то, что ещё и жильё получил, а скрывать я не стал, поразило. Редко кто так мог получить всё разом да ещё за один день. Ну я же детдомовский, государство нам помогает, на это и напирал, чтобы у неё лишних вопросов не возникало. Ужин был замечательным, да и я в хорошем настроении, план-минимум выполнен, теперь будем дальше вживаться, решая и улучшая свои жилищные и денежные проблемы. А то у меня чуть меньше тысячи осталось, ну и часть трофеев – кольца, часы можно потихоньку продавать и приобретать необходимое…

Утром, забрав все оставшиеся деньги, я добрался до рынка. Покупки требовалось совершить. Также здесь можно было нанять и работников. Я понимаю, что, чтобы не привлекать своими тратами внимания, желательно всё делать самому, но с работниками проще и быстрее, так что я нанял троих, мужика и двух женщин, для косметического ремонта в моей комнате, положив им на работу три дня. Прикинув, что и сколько понадобится, мы с этим мужиком пошли по рядам за материалами, благо он был тут свой и знал, где можно купить всё необходимое. Мы приобрели рулоны обоев двух расцветок, банки с белой краской для потолка, окон и труб отопления и коричневой для пола. Помимо этого я купил встраиваемый английский замок для своей двери и новый навесной для сарая. Покупать мебель пока не стоит, только когда краска высохнет, можно будет заносить её, ничего не поцарапав, но напомню, у меня сарай имелся, и в него можно сгрузить то, что я и сам смогу поднять наверх. Например, полуторную панцирную кровать, которую я приметил и сторговал вместе с матрасом, двумя подушками, одеялом, покрывалом и двумя комплектами постельного белья. Кровать разборная, спинки сняли, всё аккуратно загрузили в нанятые сани, куда мои работники уже снесли купленный строительной материал. Ещё я приобрёл табурет, ведро, тазик для стирки, не забыл вполне неплохую люстру с красивым абажуром, ну и шесть лампочек.

Добравшись до дома, мы всё сгрузили в сарай, а с мелочовкой поднялись в комнату, и я стал показывать фронт работ. Кроме покраски мне нужно ещё в два места вывести розетки. Одну в кухоньке, а вторую рядом с тем местом, где диванчик будет стоять, я там торшер поставлю. В комнате было две розетки, но совсем не там, где мне было нужно, а тянуть удлинители я не хотел. И ещё в одном месте прошу сделать крепление на стене для будущего бра над моей кроватью, чтобы почитать в постели можно было. А то курам на смех – единственная люстра на всю комнату. Тем более я собирался поставить в виде перегородки платяной и книжный шкафы, чтобы образовалась ещё одна комнатка, где спальню и оборудую.

По поводу двери, убрать щели, чтобы не дуло и не несло запахи с кухни, мой мастер-ремонтник покивал: проблема решаема. Он достал рулетку и стал замерять, сколько нужно купить уплотнителя и проводов. Тут подошёл плотник и сразу намекнул о магарыче – но пару бутылок водки я заранее купил, – заверив, что сделает всё как надо. Он сначала занялся форточкой, женщины сдирали старые обои, облезлые, блёклые, а мы с мастером вернулись на рынок. Час прошастали, мужик приобрёл всё, что нужно, и направился обратно к дому, а я решил заняться финансовыми проблемами. Что денег на ремонт и расплатиться с рабочими хватит, я вижу. Но потрачу почти всё. Фактически я въеду в комнату, в которой будет одна кровать да табурет. Вот на мебель мне и нужны средства. Но сразу всё покупать я не буду, это подозрительно. Поживу пока так, а потом раз в месяц, якобы с зарплаты, буду закупать всё, что нужно. Тогда мне и слова не скажут. Ну или стану говорить, что подработки беру, это тоже объясняет, откуда деньги берутся.

В этот раз погулял я впустую, найти карманников, чтобы они вывели на своих хозяев, мне не удалось. Ладно, в воскресенье ещё похожу, у меня будет выходной, а он уже через три дня. Последние деньги тратить не хотелось, однако я всё же приобрёл кое-что по мелочи. Например, купил набор рабочих инструментов. В таком же кожаном чехле, как у меня были уложены хирургические инструменты, в кармашках находились отвёртки разных размеров, небольшие ключи, кусачки и пассатижи. Я искал набор электрика, но с некоторым трудом нашёл лишь этот. Ещё бы тестер купить, но в наличии ничего подобного не оказалось. Жаль, конечно. Однако один из торговцев меня успокоил, что достанут, когда нужно. Правда, настоящим тестером это не назвать, но, со слов продавца, будет лампочка, пара проводков и батарейка, чтобы цепи прозванивать. Теперь же в кармане осталось едва ли десять рублей.

Вернувшись, я принял работу плотника: форточка в норме, дверь тоже – установил новый замок, заделал щель, с двух сторон аккуратно прибил деревянные плашки и внутри всё залил эпоксидкой, зацементировав. Так что бутылку заработал честно и ушёл довольный. Женщины уже готовились начать покраску потолка, окон и труб. Мастер повесил люстру, проверил свет и сейчас готовился кидать проводку к светильнику и будущим розеткам, затем займётся утеплением двери. Потом – поклейка обоев и, как эпилог, покраска пола. На этом всё, мне сдают работу, и я оплачиваю её. Когда въеду, это уже от меня зависит, но я собирался жить на месте постоя, пока не закончатся оплаченные дни. Краска едкая, долго выдыхаться будет. Насчёт этого я перед соседями уже извинился, но те махнули рукой, мол, они всё понимают.

С того дня, как я получил комнату, прошло десять дней, и наступил очередной выходной. Прошлое воскресенье у меня ушло на слежку, а сейчас я решил поработать.

За это время ремонт в моей комнате был закончен. Всё было сделано хорошо, и я принял работу. И действительно до последнего, пока сохла и выветривалась краска, жил на съёмной квартире. Запах был довольно сильный, но, убедившись, что ходить можно, ноги не прилипают, я в несколько приёмов поднял в комнату кровать и собрал её, потом занёс матрас и постельное бельё с покрывалом. Ну вот, теперь у меня есть свой уголок, приятно. Табурет я помыл, он нуждался в этом после всех работ, и использовал у кровати, складывая на нём одежду. Пальто висело на гвозде у входа, а вещи лежали пока на полу под кроватью. Ел я обычно в столовых, дополнительно покупая пирожки на работу или домой. Ведро использовал для мусора. Изрядно мешало то, что на окнах нет занавесок, не любил такой открытости, но это всё временно. Краской всё ещё пахло, это соседи говорили, я-то уже принюхался, но периодически открывал окно проветрить комнату.

С работой особо проблем не было. То, что я приобрёл инструменты, изрядно мне помогало, так как на те, что выдали, без слёз не взглянешь. Тестовый стенд в боксах был, но всего один на все мастерские, а тут без малого шестнадцать боксов, так что он был нарасхват. Установлен у старшего бригадира, и если мне что требовалось, носил ремонтируемую деталь туда. Я собирал из трёх стартеров два рабочих, с генераторами так же, как и с блоками реле. Что-то выдавали как запчасти. Мастера приносили на ремонт и сами же готовое забирали. От своего верстака я практически не отходил, но на вторую неделю вал работ стал снижаться, так что появилось свободное время. Мастера это заметили и стали приглашать помочь. Именно приглашать, я уточнил у своего начальства, приказывать они не могли. Я помогал также с электрикой, один раз даже установил поисковую фару, она не была предназначена конструкцией. В общем, в коллектив я влился и проставился, как и полагается. Правда, аванс брать пришлось, денег как бы уже не было, это я, конечно, немного слукавил, но моей работой были довольны, так что выдали. А то, что для виду безденежье показывал, то это понятно, детдомовец. А сам втихую часы продавал, мой НЗ, поэтому наличность и имелась.

Сейчас я «работал» на дальнем рынке, на другом конце Москвы, вблизи дома я не хотел так действовать. В прошлый раз я вычислил несуна, который относил награбленное своим главарям, и теперь перехватил его на выходе. Сначала вырубил его охранника, а потом и его самого, и, прихватив школьный портфель, где и была добыча, затерялся в толпе. Я подошёл к ним со спины, нагнав, в неразберихе стараясь не светить лицо, так что не думаю, что свидетели меня опознали бы, хотя криков за спиной хватало. Покинув рынок, в развалинах какого-то дома я опустошил портфель. Неплохая добыча: почти полторы тысячи рублей плюс пара наручных часов и табакерка, к моему удивлению, золотая. Всё это я распихал по карманам, отправив портфель в провал подвала, и, добравшись до остановки трамвая, покатил к тому рынку, что был рядом с моим домом. Там я продал свою верхнюю одежду, сменив имидж, этот уже засвечен, и купил тёплую кожаную куртку с подкладкой из овечьей шерсти. Сменил и шапку, и штаны. И теперь меня ожидали другие покупки.

Мне уже поднадоело ютиться в пустой комнате, так что пора приобретать мебель. Найдя нужного торговца, я выяснил, что у него есть, и вот что заказал: кухонный столик, небольшой буфет, круглый стол, который можно раздвигать, четыре стула с высокими спинками и мягкими сидушками. На платяной шкаф денег пока не хватало, однако вещи где-то хранить нужно, например, одежду или запасной комплект постельного белья, поэтому я приобрёл комод, да непростой, а с зеркалом по стене. Очень удобно, а то у меня лишь карманное имелось. Ну и подвесную вешалку с полочкой для головных уборов. Из мебели это всё, хватит пока. Все наручные часы, ну кроме той пары, что я ношу, я продал: расторговался среди водителей наших гаражей и боксов, сумма приличная получилась, но я её берёг на сегодня. Торговец, взяв аванс и узнав адрес, пообещал доставить всё через два часа, грузчики поднимут мебель и расставят.

Отправившись дальше по рядам, я приобрёл тяжёлые шторы, непроницаемые, над дверью их повешу, будут вместо второй двери с тамбуром между ними, отчего и звукоизоляция повысится. Купил и карнизы к ним. Потом – скатанный в валик коврик, у кровати расстелю, чтобы ноги на холодный пол не спускать, домашние тапки да ящик с инструментами. Там было всё: от молотка до одноручной пилы с топориком. В хозяйстве пригодится, в сарае поставлю. У того же продавца заказал «тестер» и ещё некоторые инструменты для работы, мол, завтра утром заберу. Ещё приобрёл керосиновую плитку для готовки, бидон с керосином, спички, сковороду, кастрюлю, чайник и кое-какие продукты. Из посуды – пару тарелок, стаканы, ложки. В общем, всё, что необходимо, даже скатерть для стола. Нанял сани и покатил домой. Большую часть покупок я оставил в сарае, инструменты, керосинку и бидон обязательно, остальное поднял к себе.

Когда я открыл дверь и прошёл в свою комнату, то вдруг услышал слова, произнесённые с заметным акцентом:

– Здравствуй, Олег Крайнов.

От неожиданности я бросил вещи на пол и, развернувшись к кровати, на коей полулежал незнакомец, постарался молниеносно выхватить наган, скрытый полой куртки. На дело я с оружием пошёл, на всякий случай, поэтому револьвер был при мне. Однако достать его я не успел. Гость как-то странно махнул рукой, и я замер парализованный. Это он чем меня, дротиком или чем-то подобным? Тело не шевелилось, но говорить я мог. Более того, я стоял, будто удерживаемый невидимыми нитями, и не падал, хотя, по идее, должен был свалиться. Странно всё это.

– Ты ещё кто такой? – спросил я, убедившись, что не могу двигаться. – И меня Кириллом Крайновым зовут.

– А в прошлой жизни? – усмехнулся тот и, легко встав с кровати – вот гад, с ногами на неё забрался, не сняв уличную обувь, – закрыл дверь на щеколду.

– Так кто ты? Какой-нибудь полицейский времени, что отправляет обратно таких попаданцев, как я?

– Книги – дело хорошее, но не стоит читать подобный бред. Нет, тут всё гораздо сложнее, – сказал неизвестный и, вернувшись к кровати, снова с удобствами устроился на ней, поинтересовавшись: – Скажи мне, какова цель твоей жизни, ведь она у тебя есть?

 

– Конечно. Раз попал в это время, то собираюсь изменить историю. Добуду оружие, снайперскую винтовку, ну и посещу разные страны, отстреливая политиков. Черчилль с Гитлером – мои первоочередные цели на следующее лето. Особенно у англичан повеселюсь, хочу всю их верхушку и банкиров перестрелять, должок у меня к ним… Какого чёрта я всё это рассказываю?!

– Всего лишь лёгкий конструкт развязывания языка из арсенала следственных групп, – не совсем понятно, но любезно разъяснил пришлый. – А англичане тебе чем так не угодили?

– В будущем у меня была дочь, я об этом поздно узнал, мать проституткой была. Она с дочкой в Англию эмигрировала с новым мужем, а тот обеих топором зарубил, психом оказался, потом лечился. Я могилу вскрывал, проверял тестом, точно моя дочь. Должок у меня, а так как инвалидом был, не мог тогда его отдать. Отдам сейчас. – Несмотря на моё полное нежелание ворошить прошлое, слова сами слетали с губ.

– Интересный ты человек.

– Ты не ответил, кто ты.

– Маг. Маг из другого мира. Младший офицер следственной части города Обжерон. Преследовал преступника и вместе с ним оказался здесь, это произошло четыре года назад. Преступник использовал незарегистрированный телепорт. Во время схватки телепорт был повреждён, преступник ликвидирован, а я застрял в этом мире.

– Почему?

– Я боевой маг, а чтобы починить телепорт, нужен инженер, специалист по магическим конструктам. Я начал здесь магов искать, думал, дам основы, а тот починит, но магов на Земле нет. Раньше были, множество свидетельств этому встречал, но лет пятьсот назад этот мир покинули последние одарённые. Причём перед уходом что-то сделали, чтобы одарённые в этом мире больше не рождались. Я уж было отчаялся, а тут один из моих служебных амулетов засёк возрождение. Ты из будущего оказался в своём родном прошлом. Пришлось побегать поискать тебя. Молодец, что спрятался в большом городе, ауры множества жителей, пусть они и обычные люди, скрывали тебя, если бы не комплект амулетов, что я использовал для твоего поиска, не нашёл бы. Ты тоже одарённый, и, если у тебя есть способности к магическому конструированию, мы оба в плюсе.

– Ага, – отстранённо произнёс я, – а вот и опции попаданца, а то уж я отчаялся…

– Шутим? – понятливо хмыкнул маг. – Шути-шути, а я на самом деле серьёзно. У меня к тебе деловое предложение.

– Ну, деваться мне некуда, послушаю. – Тело-то всё ещё мне не повиновалось.

– Это правильно.

Пока гость живописал, что собирался мне предложить, я с интересом его рассматривал. Одет он был явно в земную заграничную одежду. Видать, под местных маскировался: костюм-тройка, штиблеты, на гвоздике пальто висело и шляпа. Первое, что обращало на себя внимание, – это его лицо и особенно глаза. Несмотря на то что внешне он был красивым, его портило будто приклеенное выражение, которое маг, видимо, носил постоянно. Брезгливо поджатые губы, взгляд, говорящий: вы все говно, один я золотце. В общем, я такому спину не доверил бы, да и грудь тоже. Падаль-человек, вот как его можно охарактеризовать. Да и рассказ его о прибытии вызывал сомнения. А может, он и есть тот преступник, а стражник убит? Если вообще всё именно так было, поди знай. Не хотелось бы иметь с ним дело, но чую, выбора у меня нет. Если он меня как марионетку держит, то сможет заставить силой помочь ему, или второй вариант: мы сотрудничаем, он действительно учит меня, хоть чему-то, тут я как раз не против, и наши пути-дорожки разбегаются. Лично я был только за.

По его рассказу, что он сейчас мне на уши вешал, он заканчивал у себя там магическую Академию на факультете боевиков и даже удостоился чести попасть в стражники второй столицы их государства. Маг описывал жизнь у них, что и как происходит. В Академии учатся семь лет, первые два года – общеобразовательные, и он готов мне эти два курса преподать, благо на память не жалуется, да и выпустился он из Академии всего пять лет назад. Но за услугу я починю телепорт, и маг готов взять меня с собой, мол, в Академии есть заочные отделения, хотя принимают туда на учёбу с двенадцати лет.

Если убрать тот пафос и саморекламу, что фонтанировала из него, то, как я понял, на боевой факультет уходят те, кто на более серьёзных и значимых факультетах не мог устроиться, проще говоря, таланта нет. Так что оттуда прямой путь в военные. А в стражники идут совсем неудачники, и, судя по мимике этого мага, всё так и было. М-да, попал я. Однако, прерывая этот поток слов, я поинтересовался:

– А что, если у меня нет дара к конструированию?

Для гостя это было как ушат ледяной воды, видимо, об этом он не подумал. Да я и сам понял, что офицер умом не блещет, несмотря на все попытки выставить себя ценным и востребованным специалистом. Он резко подошёл ко мне и, сняв со своей одежды одну из побрякушек, спросил:

– Смотри, ты видишь линии схем магемы этого амулета?

– Ничего не вижу, – честно сообщил я. – Побрякушка какая-то.

– Сейчас.

Маг снял другой амулет и минут пять водил им передо мной, что-то бормоча. Воспользовавшись этим, я задал пару интересующих меня вопросов:

– А как оказалось, что я не умер и занял чужое тело? Это что, везде и всюду так происходит?

– Такое бывает, редко, но бывает, и только с одарёнными.

– А я был одарённым? Как вообще всё это произошло?

– Я тебе что, маг пространства или маг-инженер?! Я обычный боевик, это не моя сфера знаний. Увидишь нужных спецов, у них и спрашивай. – Тут он с уверенностью кивнул, заканчивая мой осмотр, и воскликнул: – Ты маг! И, возможно, даже станешь средним по силе, каналы расширены, но Дар у тебя не пробудился, обычно этому способствует сильный стресс или волнение.

– Как-то не довелось ничего подобного испытать с момента, как я получил это тело. А почему я в прошлом теле не инициировался? У меня там стрессов тоже немало было.

– Не знаю, наверное, стрессы недостаточно сильные были.

– Хм, а какие у меня способности?

– Этого никто не скажет, пока не провести тестирование. Поэтому два года в Академии и дают, чтобы понять, где золото, а где отбросы.

У меня чуть с языка вопрос не сорвался, не на боевом ли факультете эти отбросы учатся? Однако смог удержаться и спросил другое:

– И как теперь быть? Нужно ведь пробудить Дар?

– Я это уже понял, – отмахнулся гость и, сняв с себя другой амулет, сказал: – У меня есть чем пробудить твой Дар, и надеюсь, ты это переживёшь.

Я и слова вставить не успел, как маг выстрелил в меня из амулета красным лучом, и меня буквально вырубило резкой всепоглощающей вспышкой жуткой боли. Уроды маги, я теперь это отлично понимаю, и ко мне пришёл самый яркий их представитель.

Три с половиной года спустя

6 августа 1940 года

Москва, район Ленинских гор

Вечер

– Ты уверен, что телепорт теперь работает?! – с вполне понятным подозрением поинтересовался Гард, как звали мой ночной кошмар и мои проблемы в последние несколько лет.

Он точно стражник, а не преступник, как я было подумал, слишком туп для преступника и вполне годится в стражу. А вообще, как я узнал чуть позже, он ни за кем не гнался, тот сам в него врезался на бегу, когда Гард возвращался с обеда, и они случайно переместились в этот мир в район Панамского перешейка, да и убил он его непредумышленно, не тот боевой амулет схватил, а он оказался мощным, и прожёг дыру в груди своего одномирца. Поначалу офицер нагулялся, большим бабником оказался, а имея магию, разрешения ни у кого не спрашивал, да и вообще простых людей за людей не считал, отношение, близкое как к говорящей скотине. Когда наконец, а прошло уже полгода, до него дошло, что случилось, он запаниковал и через некоторое время сообразил поискать мага, который ему поможет. Если не найдёт, взрастить самому, если сможет. А с учётом того, что учителем он был отвратительным, его опасения остаться тут навсегда были вполне обоснованы. Ему повезло в том, что он в день перемещения был на дежурстве и имел при себе комплект амулетов младшего офицера, однако они были простенькие, лишь для сферы его деятельности, но на теле врезавшегося в него мага было несколько серьёзных амулетов, которые уцелели благодаря наложенной на них защите. Офицер смог своими амулетами взломать их и использовать. Среди них был и магический вестник, это такой очень серьёзный поисковик. Так маг меня и нашёл.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru