Аномалия. Первый фронт. Второй фронт. Третий фронт (сборник)

Владимир Поселягин
Аномалия. Первый фронт. Второй фронт. Третий фронт (сборник)

Из гаража вышел парень моих лет и, окинув меня внимательным взглядом, поздоровался:

– Привет, это ты звонил от деда Кости?

Я молча кивнул.

– Ладно, заходи, посмотрим, что тебе можно подобрать.

Зайдя в гараж, я был изумлен – в нем находилось около двадцати чемоданов и сумок. Некоторые были не в идеальном состоянии, но имелись и в хорошем.

– Ну чего встал, рот разинул, выбирай! Тебе вообще-то какой нужен?

– Под старину, это раз. Чтобы замок был, это два, и не привлекал внимание, это три.

– Ну у тебя и запросы!

– Очень надо, поищи, а?

– Ладно, попробуем… Так, вот этот… э-э-э… не подойдет! – сказал Михась, осмотрев первый.

Через полчаса передо мной стояли три экземпляра. Осмотрев их в очередной раз, я остановился на довольно большом кожаном чемодане с крепкой ручкой и цифровым замком с заметными следами взлома, который закрывался небольшой кожаной заплаткой на кнопке. Замок я проверил – к моей радости, он работал без проблем.

– Ну и сколько?

– Бери за штуку! – махнул рукой с интересом наблюдающий за мной Михась. Заплатив, я закинул покупку в багажник и уже подошел к водительской двери своей машины, как Михась спросил меня негромко:

– Тебе ноут нужен? Недорого отдам!

То, что все вещи у него краденые, я уже понял, поэтому, секунду подумав, махнул мысленно рукой и ответил:

– А давай посмотрим!

«Действительно, чего тут думать? Все равно после базара собирался ехать в магазин покупать ноутбук, а тут раз – и такое предложение. Грех отказываться!»

Ноутбук оказался неновый, это было заметно, но и вполне в рабочем состоянии. Поторговавшись, я смог сбросить цену с восьми до шести тысяч, прикинув в уме, что денег для покупки документов мне хватит и даже немного останется. Расплатившись за ноут, сел в машину и направился к железнодорожному вокзалу, уже настраиваясь на долгое ожидание. Мне и в голову не приходило, что так быстро сделаю нужные покупки, особенно с ноутбуком. Заскочив по дороге в магазин, продающий всякую электронику, закупил два десятка флешек.

Трель и вибрация на поясе отвлекли меня от размышлений. Остановившись на обочине, как добропорядочный водитель, я ответил на вызов, мельком глянув на номер звонившего. К моему удивлению, это оказался сослуживец, живущий в Казани.

– Привет, Кость! – ответил я на вызов. В ухо ударил рев раненого носорога, в котором удалось разобрать, что со мной поздоровались и приглашают в ресторан посидеть с красивыми девушками.

«Почему и нет? Времени вагон и маленькая тележка, съездим развеемся!»

Костян частенько звонил мне в подобных случаях, и я редко отказывался, тем более обычно девчонки действительно были хорошие.

Ответив, что я только за, спросил, куда ехать. Оказалось недалеко.

Развернувшись, поехал в обратном направлении и, остановившись на перекрестке, стал терпеливо ждать, когда загорится зеленый сигнал светофора.

– …и тут Саня хватает во-о-от такенное бревно и давай им махать, раскидав морпехов во все стороны!.. А вы говорите, что они элита. Мы – вот кто элита! Мы! Бойцы отдельного батальона спецназа!..

Слушая заливающегося соловьем Костяна, я поглядывал на сидящую рядом девушку, представившуюся Ольгой. Ее подружку, которую занял Костя, причем демонстративно это показывал, звали Настей.

Вообще-то Костян говорил правду, почти правду, только с маленькими неточностями.

– Это правда, что вы служили в спецназе? – Магическое слово «спецназ» Ольга произнесла с придыханием. Смущенно хмыкнув и заметив кулак, который незаметно показал мне Костя, ответил утвердительно, хотя и с небольшой заминкой. – О-о-о, а расскажите мне что-нибудь! – попросила она, прижавшись ко мне, благо мы сидели рядом, и это не составило ей труда. Хмыкнув, я положил ей на плечо руку и, прижав к себе, принялся заливаться соловьем о своих ратных подвигах.

– Поехали ко мне, там есть ВСЕ, так что будет весело!

Мы хором поддержали это предложение, и тут меня как кипятком обожгло:

«Блин, время!!!»

Но глянув на наручные часы, я облегченно вздохнул – до прибытия нужного мне поезда осталось еще полтора часа. Обернувшейся же компании сказал:

– Мне срочно нужно на вокзал, знакомого встретить! Но через пару часов я освобожусь, так что ждите! – при этом взглянув на Ольгу. Согласно опустив ресницы, она ответила:

– Я буду ждать, приезжай!

Кивнув, я быстро вышел из кафе, которое Костик обозвал рестораном, и, подбежав к машине, быстро запрыгнул внутрь.

Все-таки я опоздал. Мне не пришло в голову, что вечером могут быть такие пробки.

– Заставляете себя ждать! – неодобрительно посмотрел на меня парень лет семнадцати, стоящий на перроне.

– Извини, пробки. Ну как, привез?

– Да, вот посмотрите, тут в пакете все.

Выхватив из рук парня запечатанный пакет, я вскрыл его и стал с интересом просматривать бумаги.

«Так, удостоверение, вроде все в норме, даже потертости на уголках, как от долгого ношения в кармане. Так, дата выдачи октябрь тридцать девятого, это получается, я уже почти два года капитан. Так, дальше, разрешение на нахождение на пограничной территории с такого-то до такого-то, как я и указал. Дальше, паспорт, тоже на мое имя, вроде пока все!»

Поблагодарив пацана и отдав ему деньги за билеты и документы, велел передать привет Артуру.

Посмотрев вслед уходящему юнцу, подумал: «Завтра ухожу на ту сторону. И так много времени потерял, пока готовился. Пора, нечего тянуть. Но это завтра, а сейчас к Костяну поедем, девочки, наверное уже заждались!»

Однако утро внесло свои коррективы. Проснулся я оттого, что моя рука затекла и стала болеть и покалывать. Открыв глаза, несколько секунд тупо смотрел на белокурую девичью голову, с удобством устроившуюся на моем плече.

«Это еще кто? А-а-а, Ольга. Черт, совсем забыл!»

Аккуратно, стараясь не разбудить девушку, высвободился и сполз на край кровати, разрабатывая руку. По венам с покалыванием и легкой болью побежала кровь.

«А она ничего, и в постели в меру раскованна, надо бы продолжить знакомство, но позже».

Встав, нашел среди разбросанных вещей свои и быстро оделся. Скрипя рассохшимися досками, подошел к двери и вышел с веранды на двор Костяновой дачи.

– Хо-ро-ошо-о-о! – с позевыванием и потягиванием простонал я. Посмотрев на ясное небо, направился в «домик заседаний», как называл его Костя. Вернувшись и умывшись, пошел будить остальных.

Судя по характерному скрипу, Костя с Настей уже проснулись. Хмыкнув, я пошел будить Ольгу, но она уже одетая приводила себя в порядок. Улыбнувшись ей, спросил, кивнув на потолок:

– Не мешают?

– Вчера же не мешали, почему сейчас должны? – с удивленной полуулыбкой ответила девушка и стала натягивать колготки.

«Понятно, продолжения не будет!» – Пожав плечами, я вышел на кухню и поставил чайник.

После прощания я был развозчиком по местам работы, так как не выпил ни капли спиртного.

Высадив Костю и Ольгу, повез Настю, болтая на ходу о пустяках. Оказывается, она работала в местном музее, и, заинтересовавшись, я стал расспрашивать ее о предвоенных годах.

Слушая Настю, задавал интересующие меня вопросы, и один из рассказов особо привлек мое внимание.

– …и представляешь, когда кладку разломали, там оказалась ниша, в которой был старинный чемодан. Рабочие, конечно, вскрыли его, они надеялись, что там клад, а там оказались деньги тех времен, что тебе интересуют.

– И много? – задал я вопрос, стараясь сделать голос безразличным.

– Сто семь тысяч рублей в разных купюрах и всякая утварь. Она, кстати, стала одной из наших коллекций, так как на ней был личный знак графов Глинских!..

Слушая, я усиленно размышлял о возможности тиснуть деньги – они мне были очень нужны.

– Насть, а где сейчас эти деньги?

Выяснилось, что кроме нескольких выставочных купюр, остальные находятся в запасниках.

«Блин, как бы ее уговорить продать их мне?»

– Насть, а Насть, можно у вас купить несколько купюр, а?

– Да ты что?! Нет конечно! Они же зарегистрированы, это исключительно неможно! – сердито откинув челку со лба, втолковывала мне девушка.

– Ну нет так нет! Подумаешь, не больно-то и надо. Где тебя, здесь?

– Да-да, вот здесь останови! – Высадив Настю, я отъехал немного и стал наблюдать. Она подошла к черному входу и, открыв дверь, скрылась внутри.

«Черт, да как мне тиснуть деньги из музея?!»

Я купил газировки и собрался уезжать, как вдруг одна из припаркованных машин привлекла мое внимание.

«Где-то я уже видел эту „четырнадцатую«, уж очень заметный у нее скол на лобовом стекле. А, ладно, показалось!»

Однако мое ожидание неожиданно было вознаграждено.

Из дверей музея вышел мужичок пропойного вида, в котором легко узнавался наш брат электрик, и неторопливой походкой направился к ближайшему магазину. Быстро догнав его, преградил путь. Подняв на меня измученные нарзаном глаза, мужичок с натугой проговорил:

– Что тебе, парень? Не видишь, я болею, дай пройти!

Похоже, этот монолог отнял у него много сил. Сочувственно посмотрев на бедолагу, я предложил похмелиться, и в глазах страдальца зажглась жажда жизни.

К моему удивлению, договориться с электриком оказалось не сложно.

– …в хранилище?! Да кто тебе сказал?! Да он постоянно мне под ноги попадается! Один раз пнул, так оттуда всякие старинные бумажки полетели! Что говоришь? А, да не проблема, только… – Он характерно потер пальцы.

Договорившись, мы вышли из небольшой кафешки и разошлись в разные стороны.

Отогнав машину в соседний дворик, я стал ждать. Виктор Викторович, как он представился, появился через полтора часа, неся в руках старинный чемодан – в глаза сразу бросались металлические уголки.

– Вот, принимай товар! Деньги гони!

Отдав сколько договорились, я открыл чемодан и посмотрел на пачки купюр разного достоинства, после чего спросил у собиравшегося уходить электрика:

 

– Не заметят?

– Да кому он нужен! Будь спок, парень, давай, пока! – после чего развернулся и помчался в сторону кафе, где мы до этого сидели.

«Вот так и продают всяким прохиндеям народное достояние!» – печально подумал я, глядя вслед уходящей фигуре, и, захлопнув багажник, подошел к водительскому месту. Открыв дверцу, осмотрелся и случайно заметил в стороне парня, который показался мне смутно знакомым.

«Странно, он похож на того, что привез мне документы. Бывают же такие совпадения! – снова посмотрев на то место, парня не увидел. – Да, наверное, все-таки показалось, да и одежда была другая. Нет, точно показалось!» – убеждал я себя, поворачивая на перекрестке к выезду из города. Пора было уже ехать домой.

Стрелка бензодатчика приближалась к нулю, и лампочка уже не мигала, домигалась.

«Пора заправиться!» – подумал я и после РКБ свернул к заправке, которая находилась на выезде из города.

«Так, сколько у меня осталось кровно заработанных? Двести… четыреста… о, ровно шестьсот десять».

Залив бензину на всю сумму, я, соблюдая все правила дорожного движения, направился домой – проблемы с гаишниками мне были не нужны.

Заехав домой и забросив в квартиру вещи, быстро доехал до матери, звонком предупредив ее, что буду.

– Вот, сынок, и блинчики поешь!

Мама сидела напротив и смотрела, как я ем. Если какую-то из тарелок я убирал в сторону, не доев содержимое, то в ее глазах появлялось жалобное выражение, вроде: «Как же так, я готовила-готовила, а ты не доел? Все, я на тебя обиделась!»

Поэтому обеды у матери превращались для меня в настоящий бой, который я, естественно, проигрывал и с трудом, но съедал все, что мне наложили. Причем порции становились все больше и больше. На все мои жалобы мама отвечала:

– Если ты все доедаешь, значит, тебе мало, вот я и ложу побольше, чтобы ты уж точно наелся! – вызывая этими словами стон у меня и гомерический хохот у бати. Батя вообще с интересом следил за моим общением с матерью, сам же старался не встревать между нами – дураком он не был. А когда в первый раз увидел сериал «Воронины», то долго смеялся, с тех пор обзывая меня Костиком, а маму Галочкой. Только из-за этого сериала он купил себе комп и провел Интернет, смотря все новые серии, что выходят в последнее время.

Встав из-за стола, я попытался слинять домой, но не тут-то было.

– Сынок, мы ведь огород вспахали! – Этой фразой мама меня чуть не убила. Подойдя к окну, я выглянул на улицу.

«Ну черт, а?! Блин, двенадцать соток! Да я на этой картошке умру же!» – глядя на свежую пашню, мысленно стонал я.

– Мы уже и ведра с рассадой приготовили, сейчас отдохни с полчаса и выходи! – сказала мама.

– Мам, ну мне реально нужно уехать. Может, алкашей каких наймем?

– Прошлый раз наняли, когда ты ездил на повышение квалификации, то что было? Сажать ты будешь, и ничего я слышать не хочу! Все, я сказала! Отдыхай и выходи.

«Блин, сегодня я точно не уйду, значит, завтра. Но за оставшееся время нужно освободиться от огорода! Вот выбор – или спасать больше двадцати миллионов жизней, или идти сажать картошку!»

Долгих колебаний у меня не было, своя рубашка ближе к телу, поэтому, немного отлежавшись от плотного обеда и надев приготовленную одежду, я вышел в огород.

Вообще-то огороды я не люблю, только из-за этого продал дом и купил квартиру, но освобождения от родительского получить не смог. Да и куда деваться, не им же, старичкам, выполнять тяжелые работы, тем более здоровья у них нет?

Все-таки я справился. Уже темнело, когда мы закончили. Быстренько помывшись в бане, запрыгнул в машину и рванул домой.

План мой был прост. К нему меня подтолкнула книга Сергеева, но, в отличие от ее сюжета, я решил использовать телефон вместо писем для связи, так быстрее.

Вещи были готовы. Сунув чемодан в багажник своей «четверки», я рванул к Аномалии. Загнав машину в кусты на опушке и прикрыв ветками, вышел на дорогу и внимательно осмотрелся. Луна светила ярко, и было видно, что за мной никто не следил.

Переодевшись и прихватив отцовский кожаный портфель, засунул пистолет сзади за пояс, еще раз осмотрелся и направился к Аномалии.

– Ну, с богом! – пробормотал я и сделал шаг вперед…

Громко орать я опасался, поэтому матерился довольно тихо. Встав и злобно пнув кочку, которая уже не первый раз попалась мне под ноги, зашипел:

– Вернусь, возьму лопату и срою тебя на фиг! – Как мне показалось, кочка от испуга стала меньше. Бросив еще один злобный взгляд на нее, я стал отряхивать одежду при лунном свете. Чистка ни к чему не привела, на локтях и коленях так и осталась грязь. Сплюнув и подняв уроненный портфель, отошел от портала подальше. Достал распечатанную карту – правда, современную, старого образца за такое короткое время найти так и не смог – и, определившись, зашагал в нужную мне сторону.

Интересовала меня Жабинка, а вернее, ее железнодорожная станция, на которой просто не могло не быть телефона. Можно, конечно, было воспользоваться обычной монтерской трубкой, но у меня ее не было, так что первый свой звоночек наверх я решил провести с не присущей мне наглостью. Попросту придя и позвонив – пока очухаются, меня там уже не будет. А ко второму разу подготовлюсь основательней.

До города шагал почти пять часов, с запозданием вспомнив об отцовском велосипеде. Великом воспользоваться, конечно, тоже наглость, но почему нет?

За все время пути я сто раз проклял себя, что невнимательно отнесся к расстоянию от Аномалии до этой станции, когда лазил в инете, и раз триста подумал о вожделенном велосипеде, а лучше всего мопеде – на нем педали крутить не надо.

Часам к трем ночи показались огни станции. Заблудиться было трудно, дорога шла неподалеку от насыпи железнодорожных путей, но за время моего «путешествия» по ним не проехал ни один состав.

Когда я искал информацию, узнал, что Жабинка имеет статус города и считается крупным железнодорожным узлом. Однако действительность оказалась несколько иной. Около шестидесяти домов да пара запасных путей, на одном из которых стоял какой-то состав. А так пусто было, спали все. Разглядев станцию, направился к ней.

– День добрый, – поздоровался я с человеком в форменной тужурке, который сидел на лавочке на перроне и щелкал семечки.

«Дежурный по станции, сто пудов!»

– И вам не хворать, добрый человек, – ответил он.

– Мне телефон нужен, позвонить в Москву.

– В Москву!!!

– Да я хотел раньше приехать, но у нас машина сломалась, мы ее чинили до темноты, вот и пришлось пешком идти. Водитель с машиной остался.

– То-то я смотрю, у вас костюм испачкан, – посочувствовал дежурный, кинув взгляд на мою одежду. Я стоял на свету масляной лампы, так что более-менее меня было видно.

– Пришлось под машину лезть, помогать, – подтвердил я его мысли.

– Ладно, пойдем. Только документы мне ваши треба посмотреть.

– Да? – сделал я удивленное лицо.

– Порядок такой.

– Что-то я о таком не слышал, – подумал я вслух.

– Так ночь же, мало ли кто шастает, вот и велели вести учет, – ответил служащий.

– Понятно.

Телефон находился в кабинке, внутри вокзала. Я думал, снаружи будет висеть, а нет, оказалось, внутри.

– Вам куда?

– Народный комиссариат внутренних дел СССР.

– Извините? – не понял меня дежурный или сделал вид, что не понял.

– В НКВД, вы не ослышались, – ответил я чуть насмешливо.

– У меня нет выхода на Москву, только на Минск, – ответил железнодорожник.

– Тоже пойдет. Вызывайте дежурного сотрудника.

Служащий стал вызывать коммутатор Минска, а связавшись, велел соединить с отделом НКВД. Я с интересом слушал его, впитывая манеру говорить и изучая способ использования столь древней телефонной аппаратуры.

– Готово. Прошу вас, дежурный на связи, – отвлек меня от размышления служащий, протягивая трубку.

– Спасибо. Если вас не затруднит… – Накрыв ладонью мембрану, я показал подбородком на выход.

Убедившись, что железнодорожник вышел, я приложил трубку к уху:

– Минское отделение НКВД?

– Товарищ капитан, проснитесь, – затрясли Андрея чьи-то руки. Открыв глаза, он увидел перед собой помдежа, которого оставил на телефоне, решив прикорнуть часок.

– Что?

– Звонок из Минска. Все коды высшего приоритета. Требуют к телефону товарища Берию, – ответил помдеж.

– Товарища Берию?

– Да.

– Вызов разъединили?

– Да. Согласно инструкции я перевел звонок на личный номер товарища наркома.

– Ясно. Иди пиши рапорт, пока есть время, – зевнув, приказал Андрей и, потянувшись, подхватил фуражку и последовал за подчиненным. Сейчас требовалось находиться на рабочем месте.

Берия стоял у открытого окна и смотрел на ночное небо, краем уха слушая разговор в кабинете Сталина.

– …вы можете идти, товарищ Жуков. Этот вопрос нужно переработать и проанализировать, – сказал Хозяин, вставая из-за стола.

Вытянувшись и отдав честь, генерал Жуков подхватил папку и вышел из кабинета.

– Вы хотели что-то сказать, товарищ Берия? – обратился к наркому Сталин. Его заинтересовала странная просьба Лаврентия Павловича присутствовать при встрече с Жуковым. Никаких особых тайн от этой встречи не ожидалось, так что предсовнаркома дал на это разрешение и теперь с интересом ждал ответа, покуривая трубку.

Развернувшись, Берия достал из нагрудного кармана лист бумаги с наспех написанными на нем строками и протянул его Вождю. Несколько секунд Иосиф Виссарионович с недоумением читал текст.

– Это что, шутка? – наконец спросил он.

– Не знаю даже, как сказать, Коба, – поморщился Лаврентий Павлович. Сталин удивленно поднял брови. Берия называл его так только в моменты сильных душевных волнений.

– Утром в полтретьего мне позвонили из Минска и перечислили все, что тут написано. Открытым текстом.

– Вот так просто позвонили? – искренне удивился Хозяин.

– Тот, кто звонил, знал все наши коды. Причем не просто коды второй или третьей линии, а мои, персональные! – ответил нарком.

– Кто? – поднял брови Сталин.

Новость была не просто удивительная, а шокирующая. Получалось, враг окопался среди старшего комсостава НКВД.

– Неизвестно. Согласно инструкции дежурный в Минске сообщил, что он перенаправил звонок со станции Жабинка. Это между Кобрином и Брестом. Оперативная группа уже работает там.

– Провокация?

– Да какая провокация?! Как они могли знать, что Жуков во время вашего приема начнет икать? А список ваших посещений на сегодня? А два немецких агента, которые окопались в наших наркоматах? Оба подтверждены, сейчас с ними работают мои люди. А севший на вынужденную «Як» с вашим сыном за штурвалом четыре часа назад? Все!!! Все, что мне продиктовал этот неизвестный, подтвердилось до мелочей!

– Еще один Мессинг? – задумчиво спросил Иосиф Виссарионович.

– Не знаю, Коба. Не знаю, – вздохнул Берия.

Сталин на несколько минут углубился в чтение этого чуть мятого листочка, после чего достал из стола бутылку армянского коньяка и два стакана.

– Следующий звонок будет? – спросил он, разлив янтарную жидкость по стаканам.

– Да, договорились на… Через пять часов, – посмотрев на часы, ответил Берия.

– Что он хочет, сказал? – спросил Сталин, разливая еще раз.

– Личной встречи он требует.

– Рассказывай все сначала, – велел Иосиф Виссарионович.

Добраться обратно мне помог старенький велосипед, купленный у станционного служащего. И всего за тридцать рублей. Интересно, переплатил?

Вернулся я за пару часов, шустро крутя педали. Убедившись, что рядом никого нет, активировал овал и перешел, ведя велик за руль.

Положив велосипед в багажник, я поехал домой отсыпаться и собирать информацию – нужно было добыть более впечатляющую, чтобы их проняло. С первой порцией я особо не заморачивался, просто прочитал мемуары некоторых известных людей и полазал по первым попавшимся сайтам. Сложнее было с кодами высшего доступа, но я их случайно нашел на сайте Артура. Там они лежали в отдельной папке «Все о связи в госбезопасности».

Будильник сработал в двенадцать дня. Пять часов сна маловато, но мне хватило. Зевая, я направился в ванную. После контрастного душа, окончательно проснувшись, приготовил себе бутерброд и, запивая его чаем, залез в инет – нужно было просмотреть секретные архивы НКВД, которые мне скинул Артур.

В течение двух часов я не вылезал из сети. Кстати, когда я снова связался с Артуром и пообщался с ним, понял: кто бы ни был на той стороне линии, это был явно не Попаданец, обороты речи другие, а когда он написал: «Я знала», – прекратил общение с ним. Все, что нужно, я у него уже добыл.

Звонок мобильника вырвал меня из просмотра мемуаров Берии. Оказалось, черновой рукописный текст хранился в архиве ФСБ, где и был сфотографирован и введен в компьютер, хакнутый знакомыми Артура. Так что я с интересом читал с экрана рукопись.

 

Мельком глянув на экранчик мобилы, нажал на кнопку и ответил:

– Алло?

– Саня, привет.

– Здоровались пару часов назад. Забыл? Или ты, как пиндосы, при каждой встрече здороваешься по двадцать раз на дню?

Прижав плечом мобильник к уху, я заархивировал рукопись Берии и скинул ее на флешку, одновременно продолжая разговор.

– Все шутишь? – спросил мой хороший знакомый из местного подразделения связи. Он обещал достать нужное оборудование.

– Ага. Ты достал, что я просил?

– А то! Когда заберешь?

– Через часик и подъеду, – ответил я, глянув на настенные часы.

– Лады. Я на работе до пяти, успеешь. Позвонишь, когда подъедешь, я выйду.

– Ага, спасибо.

Забрав сумку с вещами, я заехал в магазин и, накупив продуктов, вернулся на квартиру. А к семи вечера стал собираться. Плотно поужинав, подхватил довольно тяжелый чемодан и, повесив на плечо сумку, вышел из квартиры. Двигатель завелся с полуоборота.

На этот раз загонять «четверку» в лес я не стал, выгрузив все вещи, включая велик и спрятав их, вернулся в Алексеевское. Показалось мне или нет, но за мной ехала машина. Сделав несколько кругов по кварталу, понял, что ошибся – иномарка свернула в ближайший двор.

– Подозрительная «Кио», – пробормотал я.

Загнав машину в гараж и забежав в квартиру проверить, все ли выключил – все-таки на неопределенный срок исчезаю – закрыл ее и, спускаясь вниз, набрал родителей:

– Ма, я тут по работе отъеду на несколько дней, лады?

– А куда? А на сколько? Телефон гостиницы давай, я запишу, – тут же затараторила она.

– Там связи нет, и городских тоже, так что несколько дней буду в изоляции.

– Надолго?

– Пару недель точно.

– Да? Но все равно позвони нам, как только сможешь. Хорошо?

– Хорошо, – ответил я и нажал отбой.

Дядя Женя уже был во дворе у своего мотоцикла марки «Днепр».

– Ну что, готов? – спросил он у меня.

– Конечно, – ответил я. Дождавшись, когда он заведет мотоцикл, сел сзади и, держась за ручку, крикнул: – Поехали!

Даже как-то неуютно было осознавать, что всего шестнадцать часов назад говорил с Берией. Это число, двенадцатое мая, никак не хотело заканчиваться. Стрелки моих командирских показывали полвосьмого вечера, когда, оглядевшись, я подошел к своему схрону и, раскидав ветки и траву, достал сумку и чемодан. Быстро переодевшись и проверив, все ли взял, сложил свою одежду в целлофановый пакет и спрятал его на прежнем месте.

Подняв велосипед, я повесил сумку на руль, чемодан же примотал бечевкой к багажнику. Еще раз осмотревшись, активировал овал и быстро прошел через него.

На той стороне тоже был вечер, но уже начало темнеть.

– Никого, – пробормотал я, покрутив головой. Перекинув ногу через раму, оттолкнулся другой и покатился по траве через поляну.

К заранее присмотренному месту подъехал примерно часов в девять. Практически полностью стемнело, так что остановился я при лунном свете, благо небо было чистое от туч.

Столбы телефонной линии шли неподалеку от дороги, через высокие кусты, именно из-за них это место привлекло мое внимание. Там было, где спрятаться. До назначенного времени оставалось больше часа, так что можно было не торопиться. Разгрузив велосипед, я спрятал его в кустах.

Открыв сумку, достал когти, монтерский пояс и моток провода.

– Эх, где мои семнадцать лет! – пробормотал я и, пристегнувшись, полез на столб.

Концы были заранее зачищены, так что наверху я много времени не провел. Подсоединившись и обматывая провод вокруг столба, чтобы он не бултыхался, спустился и протянул линию на пятьдесят метров в сторону, к своей лежке.

Подключив трубку и послушав тишину, хмыкнул:

– Эх, древность! – и достал мотоциклетный аккумулятор. Теперь сигнал появился.

Отсоединившись, расстелил прихваченные с собой газеты и на лице Жириновского, отпечатанного на первой странице, стал раскладывать снедь. Времени было навалом, поэтому я решил устроить себе легкий ужин из фруктов. Поглядывая на ночное небо, лениво ел виноград, сплевывая зернышки в сторону.

Телефонный звонок заставил вздрогнуть сидевшего и читавшего папку с чьим-то делом Лаврентия Павловича. Он знал, кто звонил, на этот аппарат был доступ только для одного вызова, и он наконец произошел.

– Слушаю, – коротко ответил нарком, сняв трубку.

– День добрый, – так же коротко ответили на другом конце провода.

– Мы обговорили ваше предложение и приняли решение встретиться с вами лично, – сразу перешел к делу Берия.

– Вот и хорошо, где и когда? – спросил неизвестный.

– Как можно быстрее. У меня вопрос.

– Задавайте.

– Вы знаете, что случилось сегодня с моей женой?

– Это вы про укус собаки? – насмешливо поинтересовался неизвестный.

– Так вы действительно прорицатель?! – невольно вслух удивился нарком. В ответ он услышал откровенный хохот.

– Ну вы насмешили! – отсмеявшись, сказал неизвестный.

– Но знать…

– Я читал ваши мемуары, – последовал шокировавший наркома ответ.

– Что? Как?.. Но я не писал мемуары! – запротестовал Лаврентий Павлович.

– Начнете. Через несколько лет… Руку! Руку сломаете!.. – вдруг услышал нарком оглушивший его крик в трубке. Судя по голосу, кричал неизвестный.

Мой разговор с наркомом был прерван на самом интересном месте. На меня навалился кто-то тяжелый и взял на захват руку, отчего я невольно закричал. Почти сразу нас осветило ярким светом ручного фонарика, что позволило мне быстро осмотреться.

Это были пограничники, а не группа захвата, как я думал. Не успел и слова сказать, как меня подняли и поставили на ноги.

– Еще один, – удовлетворенно заметил погранец в звании старшины. – Молодец, Власов, не ошибся ты вчера, точно шпион, – добавил он, обращаясь к невысокому сержанту со шрамом на лбу.

– Поднимите трубку, на другом конце нарком Берия, – быстро сказал я. То, что захват не санкционирован наркомом, я успел догадаться. Похоже, мое вчерашнее проникновение в этот мир было замечено пограничным нарядом, но, видимо, они не смогли проследить, куда я свалил, вот и устроили засаду. Наверное, засекли меня на дороге, проследили и взяли. Пограничников было семеро – скорее всего, усиленный наряд. Двое держали меня, еще один осматривал вещи, пока не трогая чемодан, остальные стояли в охранении.

– Берия? – удивился старшина, но к брошенной трубке подошел. – Разъединен, – коротко сказал он, послушав. Потом, проверив соединение, показал один из отпавших проводов, похоже, слетевший, когда меня брали.

– Обыскать, – приказал старшина, бросив трубку к остальным вещам.

– Да я свой!

– Свой? Ну-ну. Мандарины, виноград… а это что? – спросил он, поднимая шкурку банана.

– Банан, – буркнул я.

– Шпиен и есть. Обыскать! – повторил приказ старшина.

Ко мне подошел тот сержант, Власов, и, закинув карабин за плечо, стал профессионально ощупывать меня, передавая найденное одному из бойцов, который все тщательно записывал. Два бойца ручными фонарями освещали им поле деятельности.

– Пистолет ТТ, номер семнадцать двести пятьдесят три… Удостоверение на имя сержанта Власова… Черт! Наша же комендатура!.. Так это же мое удостоверение! Откуда оно у тебя?

– Наверное, когда мы боролись, оно выпало из вашего и попало в мой карман, – ответил я, немного подумав.

Похоже, мое кривое объяснение удовлетворило сержанта, потому что он продолжил:

– Удостоверение капитана ГБ на имя… Удостоверение порученца товарища Берии на имя… Справка-разрешение на пребывание в приграничной зоне, подписана командиром нашей комендатуры.

Ребята работали споро, освобождая меня от всех вещей.

– Неизвестный предмет небольшого размера, прямоугольный, серый, с кнопками… Ой, загорелся! – воскликнул Власов и быстро передал его записывающему бойцу.

– Это экран, – буркнул я.

– Второй пистолет ТТ, номер… семнадцать двести пятьдесят три! – изумился сержант.

– Что там, Власов? – спросил старшина. Он как раз в это время пытался вскрыть чемодан, так что возглас сержанта оторвал его от этого занятия.

– Чемодан заминирован, кода я не знаю, – крикнул я старшине. Отмазка так себе, но подействовала.

– Тут что-то странное, – ответил сержант. Старшина меня послушал и отошел от чемодана.

Я молчал, говорить было нечего. Что им сказать? Что я вроде как порученец? Фигня это все, брали меня не школьники, те еще волчары.

– Посмотри, где первый пистолет, – приказал старшина.

В это время послышался стук копыт, и к нам подскакал боец в такой же пограничной фуражке.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64 
Рейтинг@Mail.ru