Тхан

Владимир Леонидович Шорохов
Тхан

1. Путь

На этой планете облака плыли так высоко, что казались маленькими кляксами на ярко-синем полотне. Ния смотрела и не понимала, то ли они плывут, то ли замерли. Трудно определить, когда так далеко. Зной не спадал уже месяц, трава стала желтеть, в не высохших колодцах, что встречались ей по пути, вода была с кислым привкусом, словно там кто-то сдох. Она держала путь от портового города Ниям в сторону великих равнин.

– Алоз, что ты видишь?

Ее оруженосец, партнер и просто друг, вздрогнул, будто спал. Но Ния знала, что он и ночью-то мало спит, просто это его привычка – сгорбившись, притвориться слабым, даже никчемным. Он сильный и прекрасный воин, но сейчас выполнял поручение своего господина, сопроводить леди Нию в чистилище священного города Мехо, а после в монастырь пяти святых Ранциш.

Алоз остановил фери: не то лошадь, не то птица. Выпрямил спину, приподнявшись на стремени, стал всматриваться вдаль. Длинная цепочка людей тянулась от самого горизонта. До Нии доходили слухи о войне на востоке, но всем казалось, что это далеко и даже нереально. Поэтому относились к слухам как к байке.

– Беженцы, похоже, со степей соленого моря.

– Почему так решил?

– Колеса телег, такие делают только у них.

Девушка присмотрелась, колеса были огромными, выше человеческого роста, так легче преодолевать овраги и неровности степей.

– Поехали, – кратко приказала она и тронулась дальше.

Планета Кинни в несколько раз больше Земли. Семь спутников, звезда по спектру и размеру равна Солнцу, но только «но». Эта планета была в другой части Галактики и сюда Ния пришла по вызову, но это было уже слишком давно. Спасая один мир, она забыла о самом главном – найти исток. Почему жители планеты Кинни были похожи на людей? Те же руки, ноги, лица, отличия не значительны. «Откуда вы взялись?», – спрашивала себя, разгребая архивы в царской библиотеке. Но ответов не было, да и не могли они знать, хотя и твердили, что потомки богов.

Беженцы были истощены, их путь длился уже не один месяц. Они еще надеялись спасти свои жизни, уйдя как можно дальше от хребта, что разделял континент пополам. Но именно туда и держала путь Ния. Именно там и стоял монастырь-город пяти святых. Раньше это была просто крепость, а после ее объявили нейтральной зоной, где каждый мог остановиться и перевести дух. Со временем там стали пересекаться пути не только торговцев, но и первых ученых. Крепость так и осталась крепостью. Она разрослась, ее стены давно уже вышли за пределы скалы, что торчала на плато между двух каньонов. Пройти мимо Ранциш невозможно, это единственное узкое место, соединяющее горную гряду с плодородной землей Хормез.

Рассматривая царские сокровища во дворце Вселорода (пусть покоится его дух с миром, он давно уже скончался), Ния наткнулась на ларец, в котором хранилось простое кольцо, примерно такие носят рабы на шее. Но это кольцо было особое, все в резьбе и узорах.

– Необычно. Чье оно? – спросила у хранителя.

Ей поведали, что его привезли из-за моря, как в дар богам. Но не это было главным. Проверив металл, Ния поразилась: в нем было меньше 0,005 углерода, а такое возможно, если металл плавили в вакууме. Но на этой планете это просто нереально, они стекло начали плавить совсем недавно, дуговых печей не было.

– Откуда ты взялся? – спросила себя девушка и отправилась за море.

Грамота Гахилиш дала ей возможность добраться до портового города Ниям. Встретившись с наместником, она ознакомилась с образцами металлов. Но все было впустую. Лишь только у рыцаря Шехп, что служил гвардейцем у самого императора, Ния увидела необычный шлем. Тот же таинственный металл. Ее прибор подтвердил: он не из этого мира.

Постепенно Нии удалось выяснить, что есть и другие реликвии, клинки, кольчуга, перстни и даже латы. Но откуда взялся металл, никто не знал. Лишь случайно один из хранителей обмолвился, что дары шли от Ксилона, но где это, он не смог пояснить. Все, что неизвестно, хранится в монастыре пяти святых Ранциш. Именно там уже долгое время существует университет, там самая крупная библиотека, самый большой архив. Даже цари, и те предпочитали хранить свои летописи там, поскольку никто так и не смог взять штурмом этот город-крепость.

Беженцы тянулись уже неделю, Ния со своим спутником двигались в сторону войны. Миры так устроены, что все воюют за пропитание, цель – размножение вида. Природа от самого низа, от бактерии и выше, от планктона и рыбы, от насекомого и птицы, от кролика и волка: все добывают себе пищу. Эта цепочка бесконечная. И человек борется за свою жизнь не только тем, что отнимает у других, а спасает свое тело от старости.

Глаза беженцев были растерянны, их никто не ждет у моря, некому кормить, больше половина из них попадет в рабство, а другая часть просто умрет. Мир жесток, это Ния усвоила уже давно и теперь спокойно относилась к тому, что началась война. Одной больше или меньше, какое это имеет значение. Это всего лишь процесс эволюции, и эмоции тут уже ни к чему.

– А ну, отошло, отрепье, в сторону, – кричал Алоз, расталкивая грязных беженцев на узкой дороге.

2. Монастырь

Теперь им было тяжело ехать. Ния смотрела вдаль, но до гор еще очень далеко. Почти все цивилизации идут по одному пути, словно этот закон прописан во вселенной. Планета Кинни не исключение, те же феодалы, больше похожие на разбойников. Та же знать и короли, эти нищие и рабы, что делают основную работу. И опять война для захвата лакомого пирога.

Город Ниям, куда Ния прибыла, был хоть и крупным, но всего лишь портовым городом. Сама же столица Нижу раскинулась вдоль широкого рукава зеленой реки Никса. Они проехали этот город еще месяц назад. Город-хлам, такое первое впечатление. Нет улиц, нет ровных линий, нет сточных каналов и акведуков. Лишь только в центре какое-то подобие цивилизации, огромные дома с маленькими окнами, каменными стенами и чистой водой.

Ния потратила два дня, чтобы проехать через столицу и получить рекомендательные письма для аббатства.

– Может, остановимся? – предложил Алоз. – До следующего постоялого двора еще полдня пути.

– Хорошо.

Она устала трястись в седле, могла уже давно быть в монастыре пяти святых. Но Ния не хотела рисковать, ей нужны были ответы на вопросы. Откуда металл, кто его производит, а если нет, то откуда берут и что там? Вечный вопрос, откуда мы в этой галактике? Его она задавала себе постоянно и ни разу не нашла ответа. Ее странствия от планеты к планете ни к чему не привели. В космосе не должно быть жизни, это неправильно, там нет условий. Но как бы она ни была редка, жизнь все же присутствовала. Иногда жизнь существовала на планете миллиарды лет, а порой, случайно вспыхнув, угасала через сотни миллионов. И опять сухая пустошь и радиоактивная почва.

– Прошу, проходите, – Алоз оттолкнул в сторону кухарку, пропуская на второй этаж свою госпожу.

Она не стала обращать внимание на грубость, тут только так и приходится. Чернь, словно собаки, готовы либо лизать тебе ноги, либо наброситься, чтобы растерзать.

– Ты тоже отдохни, завтра тронемся дальше.

– Да, госпожа.

Ей не нравилось, когда так к ней обращались, но ломать устои не хотела. На удивление, ужин оказался вкусным, может потому, что устала и проголодалась, а может кухарка и правда смогла наколдовать на своей печи и сварить прекрасную арбо.

Как только за горизонтом появился первый луч света, Алоз запряг их фери и они тронулись дальше.

Еще месяц пути, и вот уже первые пограничные заставы, больше похожие на постоялые дворы, только обнесенные частоколом и дозорной вышкой.

Чуть в стороне появилась крепость Дасхи, она разместилась прямо на вершине крутого холма.

– Нам следует к ним заехать и отметиться, – сказал недовольно Алоз.

– Хорошо, тогда поехали и сразу дальше.

Это было прекрасное строение с ровными кирпичными стенами, порядок во дворе, нет смрада и гнили в углах, что присуще всем гарнизонам.

– Вы зря туда направляетесь. Можете угодить в капкан, – сказал Гун, прочитав письма и с подозрением посмотрев на чужестранку.

Ния была не похожа ни на мез, которые заселили морские города, ни на елс, народ равнин, ни даже на белолицых лателл, которые обитали далеко за горами. Ее небольшая фигура по сравнению с командиром крепости смотрелась по-детски, словно она ребенок.

– Ладно, вам решать, но сопровождающих не дам.

– Они нам и не нужны, – спокойно ответила Ния и забрала из корявых пальцев пропуск.

– Зря вы так, лучше уезжайте обратно. Там смерть идет. Мехо готовится к осаде, на дорогах мародёры и банды.

– Спасибо за предупреждение, но мы тронемся в путь немедленно.

За спиной осталась крепость, еще неделя пути – и наконец появилась их первая цель, священный город Мехо. Странно, но он больше был похож на столицу Нижу. Ровные мощеные улицы, торговые площади, фонтаны и административные здания. Но и здесь Ния не задержалась. Подтвердив письма, они тронулись дальше.

– Вон, – как только на горизонте появился первый шпиль Ранциш, монастыря пяти святых, сказал Алоз.

Ния остановила фери и, приподнявшись на стремени, присмотрелась. Где-то вдалеке виднелись белые горы, с правой стороны плоскогорье, а чуть левее начинался огромный, шириной в несколько километров, каньон.

Подъезжая ближе, Ния поняла стратегическое значение крепости-города. Плато было разрезано одним глубоким каньоном. Но по какому-то чуду, каньон огибал одну внушительную скалу, на которой как раз и разместился монастырь. Между плато и скалой были возведены, в несколько десятков метров шириной, каменные мосты. Они и служили той самой артерией между двух миров, и пройти мимо не представлялось возможности.

Перед мостом стояла крепость с сухим рвом и вкопанными внутри кольями. У самого входа стояли висельницы, где болтались почерневшие от жары трупы.

 

– Диверсанты или разбойники, – сухо пояснил Алоз и тронулся в сторону ворот.

3. Аббат

Проехав первый пропускной пункт, Ния со своим оруженосцем въехали на мост, который вытянулся длинной стрелой, соединив долину с островом, что разместился посреди каньона.

– Удивительно, – восхитилась Ния и, спрыгнув со своего фери, подошла к выступу.

– Осторожно, падать высоко, – предупредил ее стоявший рядом солдат.

Девушка заглянула за высокий выступ моста и посмотрела в пропасть. Талантливые строители построили его полностью из отточенного камня. Идеально ровные многотонные глыбы были сложены так, что каждый камень давил своей массой на соседей и создавал как бы клин. Арка. Законы физики справедливы как для Земли, так и для Кинни.

Иногда Нии казалось, что она попала в прошлое, вот замки Франции, а вот Английские крепости, а тут акведуки, что строили в Риме. Все так знакомо, лишь их обитатели были не земляне. То очень приземисты, словно карлики, то высокие, как пауки, с длинными руками и ногами. Но были и те, кто очень походил на человека, их называли лателл. Белая кожа, пять пальцев, те же брови и нос.

– Разойдись! А ну, пропусти! Вон крысы! Что уставилась, вонючая шайба!

С десяток в тяжёлой броне воинов выехали на мост, расталкивая фермеров, что спешили спрятать свой урожай в крепость. Показались скрипучие телеги, обтянутые сверху брезентом, скрывая от любопытных глаз то, что там так тщательно было уложено.

– Что уставился! Глаза лишние?

Воин пнул старика, и тот, не удержавшись, откатился в сторону. Его фери дернулось и, зафыркав, издало вопль, похожий на мяуканье кота. Звериный взгляд воина уперся в незнакомку. Он дернул поводья и чуть было не затоптал старика.

– Дорогу! – крикнул он, но Ния даже не пошевелилась. Она посмотрела в сторону телег. До них было метра четыре, между ней и ими могли проехать три на фери. – Дорогу! – снова крикнул воин.

– Миледи, отъедем, – понимая, чем это может грозить, посоветовал Алоз.

Ния знала, что в этих краях много чужеземцев, они приезжали в университет, что располагался в монастыре пяти святых. В основном это были ученые самоучки, но иногда приезжали и знатные господа, которые не погрязли в роскоши и хотели узнать, почему дерево горит, а камень тонет. Спорить с воином было бесполезно, это его работа наводить страх. Ния дернула за поводья, и фери сделал несколько шагов в сторону, пропуская нетерпеливого охранника.

– Почему мне не доложили, что из города вывозят архивы? – он не был похож на воина, разве что короткий клинок, который болтался на поясе. – Почему?

Мужчина, что сидел за столом и внимательно читал книгу, поднял голову, посмотрел на вошедшего. Он затушил свечу, на улице уже давно был день. Скрипуче отодвинул тяжелое кресло и, встав, отошел от стола.

– У вас, как всегда, прекрасное настроение, Даваа.

– К черту настроение, я же просил сообщить, если что-то пойдет не так. Или вы знаете больше моего? Шесть повозок, что там?

Гарнизон не просто охранял город-крепость, он также следил за всеми приезжающими. А накануне надвигающейся войны приходилось вылавливать дезертиров и мародёров.

– Это из личной библиотеки сэра Аграама. Он опасается, что она будет захвачена…

– Захвачена, вот скотина… – не сдержавшись, проревел Даваа. – Лучше бы дал воинов и припасов.

– Не нам судить, это его собственность, он платил за сохранность, и мы выполнили свою часть сделки. Думаете, мы обречены?

Аллур давно над этим рассуждал. Сперва свои архивы вывез дом Торага, за ними клан Ныс и Уруа, а теперь еще и Аграам прислал целый отряд. Что-то нечистое творится. Он был тут еще мальчишкой, служил послушником, подметал пол и мыл посуду. В его юности монастырь осадили, три года они сидели за каменными стенами. Но тогда все, что хранилось в катакомбах монастыря, ни книг, ни золота, никто не вывез.

А что теперь? Город разросся, не то что раньше, новые стены, запасы как минимум на год. Они знают больше, чем он. Аббат Аллур боялся, что их предадут союзники, этого же боялся и начальник гарнизона Даваа. Сколько он тут лет. Кажется, всю свою жизнь. Чтение книг и свечной перегар сделали его кожу серо-зеленой, словно он отпрыск Филов.

– Что слышно, мой друг, – так всегда говорил аббат, когда был в растерянности.

– Идут. Недели через две будут у стен. Вы могли бы… – он давно уже предлагал вывести хотя бы частично бесценные тома, но аббат отказывался, ссылаясь на то, что тут все бесценно. – Нам лишние рты не нужны, а беженцы все прибывают.

– Это нам испытание, мы не можем им отказать, каждая тварь заслуживает право на существование.

– Да, да, – тяжело произнес Аграам. – Но кормить чем? Вы ведь не даете мне ключей от ваших складов.

– И не дам, – тихо, но властно сказал аббат.

Город имел три кольца. Первое, это сам монастырь. У него были самые высокие и, как считается, неприступные стены. Именно там располагалась библиотека, хранилища и кельи для учеников университета. Вторая стена шла намного ниже, ее возвели сразу, как были перестроены новые мосты. И третья стена, пусть и не столь высокая и внушительная, но имела множество хитростей. Здесь не было ровных улиц, сразу после въезда в ворота шло раздвоение. Вы упираетесь в большую стену, в которой множество амбразур, в них могли спрятаться лучники. Через каждые двести метров новые ворота и нет лестниц на стены. Если вы преодолели первую стену, то, как в лабиринте, будете бегать, пока не упретесь в тупик.

Но это всего лишь уловка, и начальник гарнизона это хорошо понимал. У него немного солдат, чуть больше полутора тысяч, а надо как минимум три или четыре. Поэтому сейчас набиралось ополчение и шло их обучение. Но как можно научить воевать за неделю или две? А тут еще появились диверсанты, один колодец уже был отравлен, пришлось запечатать, а у остальных выставить стражу.

4. Монастырь пяти святых

Изначально на этой голой скале поселились монахи, что бежали от преследования. Их молитвы хоть и спасли им жизни, но есть хочется всем. Среди отшельников было много образованных и прекрасных строителей. Соединив две части плоскогорья мостами, они стали собирать дань с караванов. Со временем пришлось создать свой гарнизон, чтобы охранять мосты от желающих ими завладеть. Сюда же потекли и другие монахи из елс и лателл. А после путешественники стали писать историю.

Университет рос, у него не было конкретной цели. Библиотека пополнялась, переписывались книги, обменивались информацией. Математики изучали странную науку цифр, а философы рассуждали, почему ползет червяк. После признания монастыря пяти святых нейтральным сюда стали свозить часть золота наместники.

– Архаг, ты обещал, что башня будет закончена к весне, а сейчас уже посевы взошли.

Аллур не любил задержки, ему эта обсерватория нужна. Симах создал трубу и вставил в нее стекла, что привезли еще перед дождями.

– Удивительно, – увидев впервые в трубу спутник на черном небосводе, сказал он.

Все еще шли споры, что это? Горы богов, обитель смерти или что-то иное. Но башня нужна, так он всегда говорил и смотрел, как она медленно росла.

– Даваа запретил брать воду, без нее рабочие не могут класть раствор, – в свое оправдание сказал Симах.

– Да, – признался аббат, – воду надо ценить, особенно сейчас.

После ночного пожара, который произошел в мастерской, был издан указ, что после захода солнца никто не имеет права выходить на улицу. Даваа боялся диверсантов, они прибыли вместе с беженцами и теперь, как невидимые пауки, расползлись по городу.

– Умоляю вас, пощадите. Я не делал этого, я не делал. Вы не того взяли, – кричал щуплый мужчина из елс.

– Его поймали у загонов тови, три сдохли, а молочную он хотел утащить в мешке.

– В клетку, подвесить и на площадь. Если проживет три дня, отправить на северную стену, пусть камни носит.

Решение было даже мягким, обычно сразу казнили. Но Даваа хотел показать всем, что будет с ворами.

Первый день Ния переночевала в постоялом дворе. Все комнаты были заняты, даже ее фери пришлось топтаться на улице.

– Вы прибыли из Ниям? – Аллур лично принял у себя почетного гостя.

– Нет, – она понимала его вопрос, в Ниями не было лателл, а она не из них. – Я приплыла с юга, через море Закоп. Там в трех месяцах пути лежат земли Жинаги.

– Так далеко? – старик был удивлен, быстро подошел к стеллажу у стены и стал рыться. – Где это? – он развернул на столе карту.

– Здесь, – карта была условной, а то место, откуда она прибыла, вообще была чистым. Ния сразу указала примерное место расположения города Верерри. Там были такие же, как она.

– Да, я встречал вас, – Аллур имел в виду таких же, как она. – Но что вас сюда привело?

– Знания.

– Да, да, знания – это самое ценное, что у нас есть.

От этих слов Ния улыбнулась.

– Я ищу ответы на свои вопросы. Может, вы поможете мне найти их.

– Возможно, а какие вопросы?

– Где располагается Ксилон? Мне нужно найти кузнецов, что куют металл богов.

– Хм… Я Свят5, но о кузнецах не слышал. Но если что-то и есть, то надо искать в архивах историков. Там же, думаю, вы найдете упоминание и о Ксилоне.

– Спасибо.

Аллур не привык общаться с женщинами, в ученых допускали только мужчин. Он позвонил в колокольчик, и тут же в дверях появился послушник.

– Вас разместят в крыле для гостей, там есть отдельный этаж для… – он замялся, даже не зная как правильно сказать, – таких как вы. А вашего слугу я пристрою. Лихаг, проводи, а после покажи это письмо Ыгша, я разрешаю допуск.

– Хорошо, милорд, – юноша склонил голову и отошёл в сторону, ожидая, когда девушка выйдет из кабинета.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru