Проклятые. Книга 2

Владимир Леонидович Шорохов
Проклятые. Книга 2

3. Учись молчать

– Значит решено? – через полчаса разговора спросила Ульрикка у Диес.

Принцесса в душе понимала, что надо заключить сделку с домом Памуж, её свободе все завидовали, но именно это решение было продиктовано политикой. Диес не хотела говорить, поэтому молча кивнула.

– Решено, ты будешь достойной королевой. Тогда готовимся.

– К чему? – принцесса удивлённо заморгала глазами.

– Ты пока останешься в городе, это решено, но часть твоих вещей и людей, что будут с тобой, отправятся с посланниками принца Эделандросс. Приготовят для тебя покои, узнают обычаи и правила, а уже весной или летом сыграем свадьбу.

– Так рано? – Диеса хотела оттянуть время, но свадьба всё равно состоится, и от этой мысли ей становилось уже не по себе.

– Уршар! – хлопнув в ладоши, позвала Ульрикка служанку.

– Да, госпожа.

– Составь список всего необходимого, я его проверю. Морана!

– Да, госпожа, – в зал вбежала служанка принцессы.

– Тебе поручаю составить список гардероба, а вечером придёшь ко мне.

– Да, госпожа, – ответила Морана и посмотрела на Диес, что, отвернувшись от королевы, сделала вид, что это её не касается.

Как только Ульрикка вышла из кабинета, принцессу обступили её фрейлины и, шушукаясь, стали рисовать радужные перспективы замужества. «Ну что же, значит тому так и быть», – смирившись с неизбежным, подумала Диеса и, оставив шумную толпу, вышла из зала.

Рыцарь Таклинн отвечал за безопасность принцессы, поэтому всегда был рядом с ней. Увидев его, девушка подошла к нему.

– Уезжаешь? – с дрожью в голосе спросил он.

– Ты ведь знаешь, что так надо. Но ты всегда будешь со мной, вот тут, – и Диес дотронулась до броши, которую подарил ей Таклинн.

– Я попрошусь к тебе в охранники.

– Нет! Если буду видеть тебя, то не смогу привыкнуть к новой жизни. Да и тебе надо принять, что нам не суждено быть вместе. Ты…

– Идём, – юноша взял её за руку и повёл в сторону парка, но тут принцесса услышала, что её зовёт Уршар.

– Госпожа, мы вас ждём.

– Они не позволят, – Диеса грустно посмотрела в глаза юноши, отпустила его руку и, развернувшись, подошла к служанке своей матери, чтобы составить список вещей.

– Мы это сделаем сами, а к вам пришла Тагтан. Прошу, проходите.

Диеса обернулась, взглянула на Таклинна, что отошёл в дальний конец коридора и теперь наблюдал, как в спальню вошла мавсаз. Это был особый вид женщин: они обучали, как обращаться с мужчиной в постели, а при необходимости оставались на ночь, заменяя мужа, пока тот находился в походе.

Принцесса отвернулась, почувствовала, как покраснело лицо, зашла в спальню, и за её спиной закрылась дверь.

* * *

Килдрак так и не вышел из кабинета заседаний министров, теперь шло совещание, и ему отчитывались по сбору налогов.

– В этом году хороший урожай, провинции Марио, Бандо и Сравиль увеличили поставки, а Влитако уже заплатили налоги. Идёт задержка со стороны Слате, но они уже прислали отчёт,– показатели выросли.

– Это хорошо, – кивнул Килдрак, – а что у нас с Жэит? – все переглянулись, ведь знали, что по этой территории идут силекациры, а значит ни продовольствия, ни налогов не стоит ожидать. – Давайте отложим хвалебные речи. Спасибо, Гардаин, твои труженики хорошо постарались, но давайте взглянем правде в глаза. Послушаем нашего министра по обороне. Прошу.

Маннео в своё время воевал на земле Оссран, истребляя пустынников, а после зачищал города на землях Дакалии от засевших там разбойников. Он прекрасно знал тактику войны в горах с малыми отрядами, но сейчас двигалась сила, которую никто из них ранее не видел.

– Разведка доложила, что гарнизон Гавлам вчера взят, – все знали это, поэтому молчали. – На пути стоит крепость Шиуфис, на другой стороне реки Евлате, и она небольшая. По расчётам её обойдут, следующая крепость, – министр подошёл к большой карте, висевшей на стене. – Гарнизон Врул, она внутренняя, контролирует дороги и таможенные сборы. Именно здесь мы сейчас собираем войска, отправленные из других крепостей, и города.

– А разумно ли из столицы отправлять?

– Времени мало. Силекациры не будут нас ждать, если пройдут Врул, дорога на город Фам будет открыта, а до Бранд две недели пути. Поэтому из гарнизонов, что стоят в ущелье Гадив, Агна и дальше, подтягиваем войска, но на это потребуется время.

– Сколько? – спросил король.

– Примерно месяц, – по залу прокатилась волна возмущения. – В гарнизоне Гавлам шесть тысяч воинов, мы отправили еще двенадцать, этого мало, но у нас преимущество. Наши катапульты размещаются сверху, мы задержим их.

– Но не разобьём? – спросил кто-то из присутствующих.

– Нет, и это надо признать. Против нас по предварительным данным более ста тысяч, не говоря про воздушные крепости, что сметут любой гарнизон за несколько часов. У нас нет орудий против них. Поэтому мы и придерживаемся плана, в крепости Гавлам удалось сжечь склады с припасами. То же самое сделаем в Шиуфис, Врул и Фарм.

– Но это же город!

Килдрак с советниками всю ночь строили планы и всегда исходили из самого худшего: враг встанет у стен столицы. Уничтожить урожай на полях они не могли, но зная, что армия врага идёт налегке, значит оставался один путь – заставить их голодать.

Совещание затянулось на несколько часов. Ульрикка от многоликого получила первый доклад, к чему пришли министры. Она написала ещё несколько писем и, поставив гербовую печать, отправила гонцов.

* * *

Дэрин вернулся в храм к оракулу. Его тут же отвели в помещение, где железные щупальцы паука-хирурга разрезали ногу, куда попала стрела арбалета и, обработав рану, зашили её. «Чудо», – он впервые видел этого паука, тот, приведя себя в порядок, спрятал ножки, и его глаза потухли.

– Я хочу поговорить с Лиллик, – обратился он к металлическому охраннику вуг, что всегда стоял на страже в зале оракулы.

– Не положено, отдыхай, с тобой свяжутся, – был короткий ответ монстра, в котором даже не было сердца.

Дэрину ничего другого не оставалось, как вернуться в свою комнату, что была больше похожа на скромное жилище монаха. У него не было семьи. Он всё время проводил в разведке или выполнял поручения оракула. Всё было чужое, даже кровать, и та была ему непривычная. Закрыв глаза, он уснул, и опять к нему пришла девочка Лиллик. Это было каждый раз, когда он проваливался в сон. Дэрин радовался, пусть так мог с ней общаться, прикасаться к её лицу, а она, улыбнувшись, тянулась к нему за поцелуем.

– Нет, хватит, не могу, – проснувшись ночью, следопыт вскочил и, прихрамывая, заметался по комнате.

Он не мог больше этого терпеть: лучше в бою испытывать муки, чем во сне ощущать её губы. Все ещё чувствовал дыхание девочки и этот взгляд, которым она прожигала насквозь. Выйдя во внутренний двор храма, подошёл к воде, где, опустив ноги в воду, сидела послушница Гурдис.

– Ты тоже не спишь? – услышав, как в её сторону идёт следопыт, спросила его.

– Что-то сны замучили.

– А у меня наоборот никаких снов нет. Только просыпаюсь от ощущения, что бегу через горящий дом. Открываю глаза и чувствую, что кожа горит.

– Можно?

– Садись. Сегодня звёзды такие яркие, говорят, там Боги.

– А ты их видела?

– Нет, но слышала, что за землёй Межап появился Бог. Может это он послал войска?

– Я туда не дошёл, видел воздушные крепости, но ими управляют маги, а не Боги. А ты веришь в Богов?

– Да, а как же иначе. Вот тебя вылечил медик-паук, его создали Боги. Ты когда пойдёшь в город? Мне надо передать письмо.

Дэрин знал, что послушница, как вошла в храм, получила ранг бавнап и на год поступила в распоряжение жрицы аккер. Было честью служить при храме оракула: здесь были баронессы, виконтессы, графини, герцогини, принцессы. Даже королева, и та отдала дань оракулу. С момента, как входишь в храм, запрещается его покидать, только служители кухни, посыльные и следопыты имеют такую привилегию.

– Это секрет?

– Нет, письмо отцу, переживает за меня, хотел выдать замуж, но я настояла, чтобы пройти путь избранной.

– Хорошо, если не написала, пиши, завтра отнесу.

Послушница встала и быстро ушла в свою комнату.

«Странно, – подумал Дэрин, – тут только женщины и только до 20 лет. Почему так?»

Когда возвращался с задания, вокруг него крутились жрицы, выпытывая новости. А он себя чувствовал так, словно угодил в гарем к султану, что, как говорят, есть за морем. Гурдис вернулась и, протянув письмо, в знак благодарности поцеловала его в щёку.

Дэрин, как и обещал, уже к обеду был в городе, нашёл дом графа Долгрин. Узнав, что он посланник от оракула, его с почтением приняли. Граф был уже немолод, шел пятый десяток, похоже второй брак, но это ему придало молодость, и теперь по комнатам бегала детвора.

– Прошу, проходите, присаживайтесь, у нас сейчас будет обед, останьтесь.

– Спасибо за приглашение, но мне надо идти, – узнав, что Дэрин идёт в город, ему дали ещё несколько писем.

– Тогда вот, возьмите, – и граф протянул золотой рубль.

– Пусть дни ваши будут долгими и счастливыми.

– А тебе обрести покой.

Как только следопыт покинул дом, Долгрин вскрыл письмо и стал внимательно читать. Никто не знал, о чем говорит оракул с просителем, жрицы лишь могли догадываться по рангу, кто приходил. Граф опустил руку, сел в кресло, посмотрел на портрет дочери, ушедшей в храм. Склонил голову, словно за что-то благодарил, взял чистый лист бумаги и начал писать письмо. Долгрин служил во дворце и знал, что несколько дней назад ночью приходил посланник от силекациров, что идут войной. Знал, что отправили гонцов по заставам, что приказали ввезти продовольствие в город, и для этого освобождали первые этажи и подвалы домов.

– Значит всё серьезно, – ещё раз перечитав письмо, он позвал управляющего.

Уже на следующий день вся его семья, включая прислугу, были отправлены в замок, находившийся в городе Лазрав. А сам граф остался в столице, на это были две причины: он служил при дворе, и тут была его дочь Гурдис.

 

* * *

Лиллик проснулась сразу же, как Дэрин покинул её, попыталась ещё раз погрузиться в сон, но у неё ничего не получилось.

«Что с тобой?» – спросила она и, открыв глаза, села, прислушалась к журчанию воды, что текла где-то совсем рядом. Стало грустно, хотелось дотронуться до его руки не во сне, а вживую. Она повернула голову. На панели криогенной камеры, где спал Грумбар, почти все сигналы окрашены в оранжевый цвет. «Умираешь», – прошептала про себя девочка и, встав, подошла к нему. Его рот прикрывала маска с трубкой, дыхание было слабым, и пальцы на руках непроизвольно вздрагивали.

Отключив от себя провода, вздохнула всей грудью, вышла из зала и, сбросив с себя одежду, опустилась в бассейн с рыбами. Чёрное небо и мерцающие звезды, некоторые висели неподвижно, но были и те, что плавно плыли по небосводу.

– Это глаза Богов, – именно так ей сказал оракул. – Они смотрят на нас, наблюдают, слушают, подсказывают.

Из глаз Лиллик потекли слёзы. Вчера, погрузившись в транс, она долго летала среди гор, лицезрела баранов, пуму, дикобраза, даже черепаху. Видела похоронную процессию, свадьбу и празднование рождения ребёнка. Она сильно увлеклась созерцанием, что не заметила, как перелетела горы и, спустившись в долину, увидела дым. Горели дома, посевы, вдоль дорог лежали убитые животные натран и ловат. Ей стало страшно, но любопытство подтолкнуло её лететь дальше, и уже через минуту она пожалела об этом. От города ничего не осталось, только обугленные печи и множество трупов. Вскрикнув от ужаса, Лиллик открыла глаза и, задыхаясь, потянулась к Дагнал, а та, обнимая и поглаживая её по голове, стала успокаивать.

Грумбар подсел поближе, взял её руку и, поцеловав сухими губами, сказал:

– Это война, там нет правил. Моя, а теперь уже твоя задача – помочь её остановить.

Лиллик почувствовала холод, опустила ноги, совсем рядом проплыла рыба и задела её своим плавником. Девочка вышла из бассейна, к ней подошла послушница Гурдис и, закутав в большое полотенце, прижала к себе.

После того как она нехотя перекусила и успокоилась, погрузившись обратно в транс, Лиллик ушла дальше от войны. Летела над дорогой, по которой тянулась вереница повозок, встретила колонну военных, спешивших к крепости Врул.

«Их так мало», – жалобно произнесла про себя, вспомнив огромные массы серых, что двигались к ним навстречу. А потом её взор скользнул по городу Фам, – там шёл какой-то праздник, и люди даже не подозревали, что их ждёт через несколько недель.

– Мы ничего не можем сделать? – сняв шлем, что помогал погружаться в транс, спросила Лиллик у Грумбар.

– Можем, и уже делаем.

– Что?

Оракул махнул рукой, и жрицы, помогающие ему сесть, покинули зал.

– Это только для твоих ушей. Учись молчать и говорить только то, что хотят услышать. Просящий уже знает, что хочет, – ты только корректируешь ход его мыслей. Не приказываешь, не указываешь, только направляешь, иначе он отнесётся к тебе, как к Богу, и тогда он тебя свергнет. Так было и так будет.

– Но вы королеве сказали, что сейчас не время для свадьбы, это ведь приказ.

– Нет, Ульрикка опасается свадьбы. Три дома будут недовольны, нужно время, чтобы узнать, кто предаст и кто станет союзником.

– А остаться принцессе в городе, это тоже она решила?

– Нет, этого хочет Диеса, её сердце, как и… – он замолчал, посмотрел на девочку и продолжил, – сейчас разрывается. Время лечит, оно ей нужно, но думаю, не это сейчас важно, а война.

– Война?

– Да…

Лиллик прикрыла его худые ноги, подала тёплого отвара и, подсев поближе, продолжила слушать. Оракул не спешил, понимал, что всё, что говорил, трудно осознать, поэтому даже когда стемнело, он не лег в криогенную камеру, а немного походив, продолжил учить девочку.

4. Тайный путь

Шаграта выкинули из тюрьмы, приказав ждать посыльного от военного советника. Приведя себя в порядок, разведчик сел на единственный стул в номере гостиницы и, не обращая внимания на время, стал ждать. Но только к концу второго дня его вызвали, а когда он пришёл во дворец, провели прямо к королю Килдраку.

– Ваше имперское величество, явился посыльный из гарнизона Мериатте. Разрешите ему войти.

– Да.

Шаграт, чеканя шаг, зашёл в зал, где кроме короля присутствовал советник Эльдет и ещё несколько человек, званий и имен которых разведчик не знал.

– Разрешите доложить?

– Докладывай, – сказал один из сидящих.

Шаграт как можно подробнее рассказал про силекациров, которых видел на другой стороне реки Сагмак. Сколько сосчитал воздушных крепостей и отрядов – не счесть. Вернулся к первой атаке серых на гарнизон и тому, как они хотели проникнуть в катакомбы. Передал и про вылазки в подземелье, гибель двух отрядов, взрыв и затопление катакомб.

– Свободен, жди распоряжения, – кивнув в сторону двери, сказал военный советник, и разведчик покинул комнату.

«Они что, не удивились тому, что я доложил?» – возмущаясь в душе, Шаграт спускался по ступеням. Как только он вышел из военного корпуса, к нему подошла женщина.

– Следуйте за мной.

«Ещё лучше, а нынче куда, может на кухню? Я ведь есть хочу». Минут двадцать плутали по замку, по близлежащему парку, и затем подошли к королеве Ульрикке.

– Похоже наши пути пересеклись.

В прошлый раз Шаграт был очень взволнован и не запомнил, как выглядела её имперское величество, но теперь, стоя в парке, он внимательно смотрел на молодую девушку.

– Спасибо, что так быстро прибыл в столицу и прими извинение за чиновников, которые вместо благодарности отправили тебя в тюрьму. А теперь обо всём по порядку, слушаю.

Шаграт повторно рассказал про силекациров, как выслеживал отряд в лесу-топи, как встретил следопыта Дэрина и про то, как мимо гарнизона прошла армия.

– Так и не выяснили, зачем хотели проникнуть в катакомбы?

– Думаю, им нужны были реликвии. Сентея, хранитель, спускался до пятнадцатого уровня, за что был проклят предками. Говорит, там много предметов Богов. Серые были внизу, там нас и атаковали, что-то искали, но нашли или нет, не знаю. Думаю, им стало известно, что катакомбы затоплены, вот и прошли мимо.

– Выходит, ты спас всех находящихся в гарнизоне от смерти?

– Не знаю, наверно.

– Ты остановился в гостинице, верно?

– Так точно!

– Дам тебе поручение отвезти письмо, это по пути в гарнизон. Тебе сказали ждать?

– Так точно!

– Хорошо, ступай, и, – Ульрикка обратилась к служанке, стоявшей в стороне, – отведи его на кухню, пусть накормят.

– Благодарю.

Королева ещё вчера хотела написать письмо своей тётке, герцогине Дарифф, та была крестной Диесы, чтобы она на время покинула замок у города Чеит. Тот располагался в двух днях пути от дороги, по которой должны пройти серые. Ульрикка хотела, чтобы герцогиня отправилась в сторону Сравиль, что располагается за каньоном Гадив. А также королева хотела забрать некоторые реликвии предков, что хранились у герцогини в сокровищнице.

– Лабгам, – уже вечером, когда дворец погрузился в сон, королева передала письмо медиуму, который мог ходить с закрытыми глазами. – Его передашь лично в руки герцогине Дарифф. Помнишь, что я тебе говорила?

– Сделаю всё, как вы просили, отправлюсь прямо сейчас.

– Нет, пойдёшь с Шагратом, по его рассказам, он хороший разведчик, умеет скрываться и знает пути через горы. Сейчас по дорогам стало опасно передвигаться, разведчики серых проникли вглубь страны. Останешься в замке, прикажи вернуться за тобой, и уже вместе приедете в столицу.

– Всё сделаю как положено.

– И…

– Об этом никто не узнает.

Шаграт, как только вышел за стены дворца, сперва вернулся в гостиницу, думал, что уже пришел посыльный от военного советника, но там никого не было. Посидев несколько часов, предупредил хозяина гостиницы, что уйдёт, и если придет посыльный, пусть тот его дождётся. Он должен был отблагодарить Дэрина за свое спасение из тюрьмы, поэтому сразу отправился на его поиски. Ему ещё ни разу не доводилось бывать в храме оракулы, к нему пускали только высшую знать. Поэтому, подойдя к мосту, что вёл к острову, даже испугался, подумав, что там обитают сами Боги.

– Стоять! – приказал охранник у входа на мост. – Заблудился?

– Мне нужно увидеть следопыта Дэрина, он служит у оракулы.

Из башни, стоявшей рядом, вышел офицер и внимательно посмотрел на Шаграта.

– Ты кто такой?

– Разведчик из гарнизона Мериаетта, что на границе леса Межап, – Шаграт понял, что его не пустят, поэтому решил пустить пыль в глаза. – Сегодня был на аудиенции у короля Килдрак, а после у её имперского величества Ульрикка.

Офицер, услышав эти имена, невольно встал по стойке смирно.

– Следуй за мной.

Пройдя через узкую дверь, разведчик вышел с другой стороны башни и, ступив на мост, быстро пошёл за офицером. Шаграт остановился на небольшой площади, окруженной со всех сторон колоннами и статуями богов, что давно покинули эту землю. В груди сердце неровно забилось, такого ропота он не испытывал, даже когда спускался в чёрные катакомбы предков. Тут всё было иначе:, не как во дворце. Механический человек, явно не запол, что любит менять часть тела на механизмы. У этого не было ничего человеческого, и всё же он двигался и даже разговаривал. «Волшебство», – рассматривая механические пальцы, думал Шаграт.

– Не смотрите на него так, он не любит, – незаметно к нему подошла жрица. – Какова цель вашего прибытия?

– Мне надо встретиться с Дэрином, он служит у оракула. Могу я его видеть?

– Боюсь, что нет. Он уехал из храма по делам. Может ему что-то передать?

– Надолго? – жрица пожала плечами.

– Можете написать письмо, я передам.

– Нет, просто скажите, приходил Шаграт, он знает кто я, вместе бились с серыми в лесу-топи. С ним ещё была…

– Девочка Лиллик.

– Да, точно, девочка. Я ему признателен за спасение из тюрьмы, если бы не он, то наверно…

Шаграт не знал, что еще сказать, просто не хотелось никуда уходить, да и эта улыбка жрицы его околдовала.

– Вы герой, прошу вас, проходите, расскажите, как это было, – тут же появилась ещё одна девушка, а через минуту, сев в кресло, его обступили жрицы и приготовились выслушать героический рассказ, как он спас следопыта.

В тот день Шаграт так и не дождался Дэрина, зато, как сам считал, провёл время с пользой. Его накормили, и даже когда он уже хотел уходить, девушки не хотели его отпускать. Только жрица Куерин, пусть и спокойно, но требовательно сообщила, что гостю пора, – он покинул храм. «Вот же везёт, я бы не отказался служить оракулу, хоть к чёрту лезть, лишь бы вернуться обратно». Но эти мысли у Шаграта быстро испарились, как только он получил письмо от военного секретаря с требованием срочно доставить начальнику гарнизона Фуганору. Он тут же собрался, но поскольку должен был ещё взять письмо от королевы, пришёл во дворец.

– Я с вами, – сказал тощий мужчина. – Письмо у меня, покажите наиболее короткий и безопасный путь до Чеит.

Шаграт уже приготовился в одиночку пуститься в путешествие, но приказ его имперского величества не обсуждался. Присмотревшись к новому спутнику, понял, что Лабгам плохо ездит верхом на натране, поэтому подобрал для него гежан, – у него спина более широкая и можно установить седло.

– Нам придётся ехать часов шестнадцать, где-то подниматься в горы, там холодно, советую взять теплый плащ. Если вы готовы, буду ждать за воротами.

Откланявшись, разведчик покинул дворец, проверил амуницию, набрал две фляги воды, набил рюкзак сухарями, и как только появился его компаньон, они тут же отправились в путь. Шаграт думал, что Лабгам взвоет от непрерывной скачки. Того трясло, но медиум молчал и стойко переносил все тяготы езды. Когда стало темнеть, до постоялого двора было далеко, пришлось заночевать в поле, и опять Лабгам не проронил ни слова. А съев несколько припасенных сухарей, закутавшись в плащ, уснул.

Ещё три дня они удалялись от столицы. На горизонте появились горы, но это ещё гребешки, так говорили о первых пиках, за которыми возвышались горы с вечными снегами. Шаграт получил приказ доставить письмо как можно быстрей, поэтому не стал искать объездные дороги, а направил свой путь прямо к перевалу. Через день подул холодный ветер, а на третий выпал снег, но им повезло, в целом погода была спокойной. Еще два дня двигались они по узким тропам, ночевали в лачугах погонщиков, а спустившись в долину с другой стороны гор, устроили привал – пару часов отдохнули.

Постоялый двор стоял на пересечении двух дорог, одна вела в сторону города Чеит, это их цель, а другая к перевалу в сторону гор Гадив. Но именно тут разведчик заметил двух силекациров, одетых в одежду путников.

 

– Это они? – поинтересовался Лабгам.

– Да.

Шаграт не знал про то, что войско серых прошло гарнизон Лаввап, осадили и взяли город Ног, и теперь подходит к крепости Гавлам, что в пяти днях пути от постоялого двора.

– Надо предупредить.

– Кого? – поинтересовался медиум и, быстро доев свою кашу, встал из-за стола.

Времени для отдыха больше не было. Ещё ночь пути, и к обеду следующего дня, все уставшие и в пыли, прибыли в город Чеит.

– Я вас оставлю, мне нужно к мэру.

Город Чеит считался провинциальным. Здесь на склонах гор выращивали виноград, делали вино и медовый нектар. В этом городе нет крепостей. Только небольшой отряд полиции, что выслеживал контрабандистов и следил за исполнением закона. Мэр города изначально не хотел принимать Шаграта, но увидев печать на тубусе с письмом, что он вёз в гарнизон, сразу изменился в лице. Эльф Саказ, опытный хозяйственник, знал практически каждого жителя по имени, сколько и у кого земли, и какие налоги не заплачены.

– Чем могу быть полезен? – оторвавшись от бумаг, что были разложены на столе, спросил он разведчика.

– Я прибыл из столицы, день пути от вас, заметил серых силекациров.

– И?..

– Это разведчики.

– И?..

– Служу в гарнизоне Мериаетта, что на границе с лесом Межап, месяц назад их войско перешло пост и вторглось на земли Савод.

– И?..

– Что и! – не выдержав, закричал Шаграт. – Война! Вы разве не знаете?

– И?.. Нет, не в курсе, что еще за война? Кто с кем?

– Сказал же, что силекациры, которых я видел недалеко от вашего города, вторглись, – теперь их войска идут к гарнизону Лаввап.

– И что же вы от меня хотите?

– Послать отряд и задержать их, это разведчики, так было и у нас, а потом они штурмовали крепость. И если серые появились тут, то это неспроста: они что-то ищут, может проход через горы или катакомбы. Они у вас есть?

– Это секретная информация, – тут же заявил эльф. – Покажите ваши полномочия!

У Шаграта их не было. Он доставил медиума до замка герцогини Дарифф, и теперь должен следовать дальше, а вместо этого стоял в кабинете Саказ и пытался сообщить то, во что эльф не хотел верить.

– Я вас поставил в известность, после возвращения в столицу сообщу, что видел разведчиков и вам доложил. Но лучше…

Разведчик замолчал, а что он мог предложить: установить посты, которые серые с лёгкостью обойдут, а ещё хуже – нападут. Ничего не добившись, покинул мэра, заехал в замок, хотел убедится, что медиум прибыл и уже думал уехать, как к нему вышла герцогиня.

– Останьтесь, отдохните, а утром отправитесь в путь, всё равно солнце уже клонится к закату, а в горах быстро темнеет. Да и у меня к вам много вопросов, ну что?

– Спасибо за гостеприимство. Может у вас есть мотад?

Это особый вид животного, приспособленного для верховой езды. Преимущество мотад перед натраном или тем же гежан состоит в том, что это огромная ящерица может с легкостью бегать по камням.

– Я дам тебе прекрасного мотад, проходи, – герцогиня отвела Шаграта в сторону. – Это правда, что началась война?

– Боюсь, что да. Сам видел их армию, воевал с ними, у них слишком много воздушных крепостей.

Лицо герцогини посерело, губы напряглись, она посмотрела на подходящего медиума, приехавшего из столицы.

– Отдыхай. Распоряжусь, чтобы тебе подготовили всё необходимое для путешествия.

– Благодарю, – герцогиня Дарифф ушла, а к нему подошёл Лабгам.

– Королева приказала Вам после того, как доставите письмо в гарнизон, вернуться сюда. И этот приказ не подлежит обсуждению. Вам ясно?

– Так точно!

– Тогда я вас буду ждать.

Поужинав и впервые выспавшись за последнюю неделю, утром сев на ящера, Шаграт отправился в сторону перевала Влитако, а оттуда по ущелью Гадив к своему гарнизону.

Рейтинг@Mail.ru