Карьера менеджера

Владимир Хмелевский
Карьера менеджера

Свадьба была в самом разгаре. Толик, молодой человек небольшого роста и худощавого телосложения, так лихо отплясывал на танцполе, в куче гостей, что оступился, и подвернул ногу. Чтобы не лишиться такого танцора, свидетель со стороны жениха, двухметровый Виталик, предложил свою помощь – он усадил Толика на стул, и попросил своего брата-близнеца Володю держать его за плечи. Виталик напрягся, и с силой дернул ногу на себя. В колене что-то хрустнуло. Володя пробасил: – Ты неправильно делаешь. Ее туда толкнуть надо. Парни поменялись местами, и Володя вдавил ногу в тело. По лицу Толика потекли слезы.

– Больно, братан? – участливо спросил Володя.

– Не знаю, – сказал пьяный Толик, – я танцевать хочу.

Они подняли его на руки, с двух сторон, прямо на стуле и понесли в кучу танцующих людей…

Созвонившись утром, на работу решили не ходить, хотя все работали в разных местах, и на разных должностях. Гена ждал вчерашних собутыльников возле вино-водочного магазина, у старого еврейского кладбища. Пришли трое. Купили бутылку и пошли в сторону могильных плит. Удобно усевшись, Петрович, самый старший из них, открыл бутылку, налил половину пластикового стаканчика, и передал Косте, затем, поставил бутылку себе под ноги, и вытащил маленькую конфету «Дюшес», в затертой обертке, из кармана пиджака. Костя, осторожно придерживая стаканчик, чтобы не расплескать драгоценное содержимое, быстро развернул ее, и не обращая внимания на то, что почти половина бумаги намертво прилипла к конфете, положил ее себе в рот. Петрович ахнул:

– Ты зачем ее съел? Ею занюхиваем уже месяц в гараже.

Костя поперхнулся водкой, и ее часть полилась у него из носа, он закашлялся, остальные дружно засмеялись. После того как бутылка опустела, Костя начал пьяно нудить:

– Хорошо Толику, у него нога наверно сломана. Ему на работе ничего не скажут.

Петрович, который затаил зло на Костю, за съеденную им конфету, предложил:

– Ну, давай и тебе что-нибудь сломаем.

Костя задумался:

– Если только палец. У меня и страховка есть.

Петрович встал и поднял кусок трубы:

– Клади палец на плиту.

Костя положил руку на плиту, пытаясь громко, вслух, рассуждать под каким углом наклона он должен это сделать, чтобы не сильно покалечить себе руку. Страшный удар прервал его монолог. Он заскулил от боли. Петрович отбросил трубу в сторону:

– Костян, посиди здесь, а мы за анестезией сходим.

Все ушли, боль была такая сильная, что Костя лежал, на надгробном камне, и выл от обиды. Мимо шли туристы, делегация из Израиля, которая решила посетить могилы соплеменников. Увидев, как он рыдает, наверно подумали, что страдает по ушедшему предку, а так как было видно, что он местный, начали класть ему в лежащую рядом кепку деньги…

После этого случая, Гену все-таки уволили за прогул. Петрович предложил попробовать пойти к ним. Гена совсем не надеясь на успех, позвонил туда, и получил приглашение на собеседование. Оно прошло довольно быстро, он просто поговорил с сотрудником отдела кадров и своим будущим начальником на отвлеченные темы. Во время беседы, кадровик чистил мандарины, лежащие в большой тарелке теплого, коричневого цвета и подавал Гене большие ароматные дольки. Ничего не понимая, Гена глотал их целиком, чтобы сок не успел побежать по рукам. Когда он на секунду задумался, и испачкал руку, кадровик встал за салфеткой и протянул ее Гене. Начальник, маленький лысенький мужчина, у которого, как потом узнал Гена, на работе была кличка «Мальчик», сидел тихо, наблюдая это, и сразу согласился взять Гену на работу, с трехмесячным испытательным сроком, его не смутило почти пустое резюме соискателя. Он написал, на клочке бумажки, что-то и передал Гене: – Платить буду столько. На салфетке была какая-то замысловатая математическая формула. Гена ничего не понял, но побоялся переспросить, попробовал пошутить:

– Это надо съесть? Кадровик звонко рассмеялся.

Выходить на работу надо было в понедельник. Не веря своей удаче, окрыленный Гена вышел из кабинета.

В понедельник, переминаясь с ноги на ногу, он стоял у кабинета начальника, тот к его удивлению, встретил его как родного. Гена окончательно поверил в свою удачу. Ему предложили занять свободный стол, который был рядом с кабинетом начальника. В стене, между кабинетами, было большое окно, оставшееся после еще, наверно, советских владельцев этого помещения, которое почему –то, так никто не заложил кирпичом . Хотя на окне было легкое жалюзи со стороны начальника , но оно было поднято. Сидя на рабочем месте, Гена смотрел через стекло в кабинет директора, тот был как ладони. Еще раз, удивившись своей удаче, он приступил к работе. Работа была не очень сложная – ему предстояло на первых порах, заниматься оформлением договоров хозяйственной деятельности предприятия. Сотрудники, сидящие в этом же помещении, с нескрываемым интересом разглядывали нового коллегу. Через какое-то время, они сбились в небольшой табунчик, и собрались пойти пообедать. Самый смелый позвал с собой Гену, тот с радостью согласился. Разговаривая с новыми знакомыми за обедом, он поинтересовался, кто работал на его месте. Сотрудник отвел глаза и как-то сообщил, что был один очень странный парень, но он ушел после большого скандала, и где сейчас никто не знает. Эта информация заинтриговала Гену, и он потихоньку попробовал приставать с таким же вопросом к остальным сотрудникам. Они вздыхали и молчали.

«Наверно здесь, какая –то страшная тайна» весело подумал Гена, списывая все на странность незнакомого парня. После обеда начальник отдела сообщил Гене , что у него будет свой наставник, на первое время, и представил ему Максима. Из дальнего угла поднялся улыбчивый крепкий парень, старше Гены лет на пять.

Ребята быстро подружились и через пару недель Гена, без стеснения, по любому вопросу, обращался к Максиму. Как –то обсуждая офисные сплетни Гена вспомнил про своего предшественника и решил спросить у Макса, как он его теперь называл. Макс отмахнулся:

– Зачем это тебе? Забудь.

– Но все же? Что там произошло?

Макс улыбнулся:

– Да я толком и не знаю. Странный он был какой-то.

Гена не унимался:

– А что странного было в этом парне?

– Да все. Пошли вечером попьем пива, я отвечу тебе на все твои вопросы.

Он сидели в спорт-баре, и пили холодное пиво, закусывая луковыми кольцами в кляре. Бар был почти пуст, где-то за дальнем столом сидела одинокая девица лет тридцати. Довольно плотная, одетая в джинсы и футболку известного клуба, она пила пиво в одиночестве, кутаясь в фанатский шарф и изредка поглядывая на большой экран, где показывали повтор футбольного матча. Ее фанатская форма не соответствовала ни одной из команд представленных телевизором.

Допив кружку Гена, с любопытством, спросил:

– Ну так, что там с этим парнем? Ну…, кто до меня работал.

Макс процедил пиво сквозь зубы:

– Что он тебя так интересует? Ну ладно слушай. Его звали … Серегой Дмитриевым. Вроде и нормальный он был, но очень странный, молчаливый, ходил всегда в одной и той же одежде – джинсах и каком –то темном свитере.

– А долго он у вас работал? – спросил Гена опять.

– Месяца три. Есть такие парни, с ними всегда что-то происходит.

– А что с ним происходило? – нетерпеливо спросил Гена, принимая новую кружку с пенным напитком.

– Ща расскажу, – сказал Макс, облизывая губы – взяли его случайно, срочно был нужен человек. Он пришел и молчал. Начальник сказал, чтобы я был у него наставником.

– Как у меня? – воскликнул Гена.

– Да, как у тебя, – усмехнулся Макс, – так вот, пробовал я с ним говорить. А он молчит, только и кивает. Короче намучился с ним. Сначала он вел себя очень тихо, ходил, присматривался.

– Но дело делал?

– Да, делал, но все как-то по своему. Пошли мы обедать, и он заявил, что вегетарианец. Потом он сказал, что много мыться сохнет кожа, – и от него стало пахнуть не очень хорошо. Поэтому его стол отодвинули от остальных.

– Да, я сразу это заметил, стол стоит очень странно.

– Однажды его попросили одеться поприличней, чтобы он стоял на стенде, на выставке, так он пришел в белой футболке. Как-то, приехал какой-то начальник из Европы, его попросили выступить. Он выступал в зале переговоров с трибуны, Серега, встал из зала, и подошел к трибуне, встав рядом и скрестив руки на груди, внимательно глядя в зал, типа он тоже из Европы приехал. Так продолжалось несколько минут. Закончив, начальник из Европы сел. Сергей постоял несколько секунд и тоже пошел на свое место. А я думаю, он на таблетках сидел каких-то. Дальше-больше, освоился он через месяц, и почему-то решил, что он босс. Приходил в офис и начинал командовать. Понятно, никому это не нравилось, сначала его посылали негромко и недалеко, потом матом. Танька-секретарша, его очень невзлюбила, он все пытался ею рулить. Она от этого зверела.

Рейтинг@Mail.ru