Палач 3

Виктория Падалица
Палач 3

Глава 18. Катерина

Лежала я, лежала, заставляла себя заснуть, но у моего организма появились другие планы. Внезапная тошнота застала меня врасплох, стоило принять лежачее положение. Я терпела несколько минут, ворочаясь с одного бока на другой. Но в итоге так подкатило к горлу, что еле успела добежать до туалета.

Опустошив желудок подчистую, я намеревалась постоять на улице, чтобы подышать свежим воздухом и побыть в тишине хоть немного. Но стоило выйти из туалета, как я увидела Фархада и с грустью заключила про себя, что моим планам не суждено сбыться.

Фархад держал мою куртку и как-то подозрительно на меня посматривал. Вид у него был крайне обескураженный, словно только что получил по голове от кого-то сзади.

Ничего не говоря при этом, Фархадпротянул мне куртку. А сам как щеголял в одном полотенце, так и вышел в нём на улицу, в заморозки.

Фархад совсем не думает о своем здоровье, делая всё для того, чтобы простудиться. Но хоть о моём здоровье он вспомнил. Всё ж заботу какую-никакую проявил, и это может означать, что ему не всё равно на меня.

Взяв куртку, но так и не надев её, потому что меня снова начало тошнить, я отвернулась от Фархада и простояла к нему спиной достаточнодолгое время.

После выпрямилась, отдышалась немного и, пряча от него глаза, собиралась зайти в дом. Но Фархад остановил меня прикосновением к руке.

– Это то, о чем я думаю? – спросил он взволнованно. – Ты беременна?

Фархаду был нужен четкий ответ на четко поставленный вопрос в лоб.

– Н-нет… Не знаю..

Солгала намеренно, так как не была готова к честному разговору сейчас. Мало того, что Фархад застал нелицеприятный момент, когда мне плохо, стоял рядом и всё видел, так и мне не мешало бы сперва прополоскать рот, прежде чем общаться на столь важные темы.

И к тому же я не имела понятия, чем это может грозить Пете, если признаюсь Фархаду, что беременна. Потому и надеялась скрывать до последнего, а Фархад же явно собрался меня расколоть.

– На соленое или на сладкое тянет? – Фархад продолжал допытываться до правды.

– Больше на соленое.

– Задержка месячных… есть?

– Не уверена. Я запуталась в датах. Тем более, что у меня бывают задержки. – расплывчато ответила ему.

На последнем моменте мне всё-таки удалось сообразить, как съехать с этого разговора красиво.

– Ты какая-то другая. – склонял он к тому, чтобы я созналась, применяя различные тактики. – Не такая, как обычно. Не могу понять, что, но что-то в тебе изменилось.

– Ты просто давно меня не видел.

Поскольку Фархад практически голый, я проявила солидарность и тоже не стала надевать куртку, так и оставшись в одной футболке с короткими рукавами.

Вскоре после несостоявшегося диалога, мы, оба замёрзшие, зашли в дом, где происходил спор на повышенных тонах между Билли и Петей.

Я направилась в спальню, чтобы лечь под тёплое одеяло, а Фархад, одевшись, куда-то отлучился, никому ничего не сказав. Я видела из окна, как он выходил за калитку.

Пока Фархада носило неизвестно где, я искупалась, почистила зубы с помощью пальца и зубной пасты, и налила себе кружку теплого молока, чтобы успокоить ноющий желудок.

Поскольку спать в доме, где стояла брань, крики и нецензурщина, оказалось невозможным, я вместе с одеялом и молоком разместилась в одной комнате с теми, кто не мог вести себя адекватно даже ночью.

К счастью, они оба прекратили кричать друг на друга, как только я вошла и присела на тот же самый диван, что и раньше.

– Что с тобой? – поинтересовался у меня Билли.

– Плохо себя чувствую. – грустно отозвалась я, завернувшись в одеяло.

– От чего тебе плохо?

– Беременна она. – отвечал за меня Петя, понизив голос до полушепота, но не сбавив гневные обороты. – Ей нельзя нервничать. Я ж говорил об этом раз сто за сегодня, а вы слышите только себя. Почему вы до сих пор держите её в этой глуши, где нет ни больниц, ни элементарных удобств? Ждёте выкидыша? Чтобы она умерла от кровотечения? Вы не окажете ей помощь и, в случае непоправимого, не спасете. Вы не успеете довезти её до ближайшей больницы. Разве вы не понимаете этого?

Билли всполошился, выпучив на меня удивлённые глаза.

– Ты правда беременна?

Я промолчала, понуро опустив голову.

– Почему не сказала сразу?

– Что бы это изменило?

– Ё-ё-псиль-мопсиль… Вот это мы приехали…

Ни на шутку встревожившись, Билли схватился за голову и принялся ходить туда-сюда по комнате. Утрированно-правдивые опасения Пети вызвали у него вполне обьяснимую тревогу.

– Надо срочно сказать Фархаду. Куда он кстати делся, не знаешь?

– Ушёл. – я пожала плечами и сделала маленький глоток молока. – Оделся и ушёл. Он обычно не отчитывается, куда. А сейчас – так тем более. Вообще не может по-хорошему.

– И давно он ушёл?

– Не засекала. – солгала я. – Ну может, около часа назад.

– Пойду посмотрю, вдруг он на улице.

Билли выскочил из дома в чём было, без майки и в одних камуфляжных штанах. Но уже спустя пару минут зашёл обратно.

– Нашёл Фархада? – обеспокоенно спросила я.

– Нет, не нашел. Сказали, что уехал. Даже Азамат не знает, куда.

– А Азамат это…

– Его первый заместитель.

Понимающе кивая и сопоставляя всё, что случилось за эти тяжёлые сутки, что видела и слышала, я пришла к тому выводу, что тёмные времена, которыми пугала меня Таня, настали. У Фархада есть заместитель, куча вооруженных солдат в военной форме, враг в костюмах силовиков, и также нельзя не заметить, что телефонами отныне опасно пользоваться.

– Где ж он может быть? – ни на шутку распереживался Билли, неустанно нарезая круги по комнате. – Надо было сказать нам сразу, Катя. Фархад бы мягче к тебе был. А сейчас чего ожидать? Фархад неизвестно где, а ты вон сколько времени ревела.

– И что с того? – не поняла я его логики.

– Вдруг у тебя уже выкидыш, а мы не подозреваем об этом?

– Я б знала, если б он начался, Билли. Я сталкивалась с этим. Моя последняя беременность закончилась выкидышем.

Выслушав меня, Билли присел рядом и заботливо заправил под меня одеяло.

– Ох, блин… Где ж он может быть то? – вслух рассуждал он сам с собой. – И без него тебя не отправить… Шкуру сдерет же…

Некоторое время Билли молчал, глядя в одну точку на полу. Обдумывал варианты, как следует поступить ему. А потом ему в голову стукнула идея.

– Так, иди ложись быстро. Попробуй поспать. И не тревожься ни по какому поводу. Просто возьми и откинь все волнения. Хорошо?

– Если вы будете орать…

– Не будем. Даю слово. Иди отдыхай. Иди-иди. Не хватало ещё нам тут…

Билли выпроводил меня в спальню, а сам, оставив Петю без присмотра, вышел покурить, чтобы успокоить нервы.

Еще через час и Фархад объявился.

– Где ты был, блин??? У меня для тебя срочная новость!

Билли, весь на нервах, встречал его у входа в дом, почти как жена из анекдота, только без скалки.

– Подожди ты с новостями.

Фархад, с виду не замёрзший, но запыхавшийся, заглянул ко мне в комнату, чтобы убедиться в том, что я не сплю, и бросил на кровать маленький пакет белого цвета с надписью "Спасибо за покупку".

– Ведро принести сюда, или в кухне сделаешь?

Не совсем понимая, что Фархад от меня хочет, я открыла пакет и обнаружила в нём какие-то новомодные таблетки от тошноты, пачку леденцов с имбирём, две стерильные баночки для мочи идва теста на беременность.

Где Фархад всё это надыбал? Тут поблизости аптека есть?

Я хотела заглотить парочку леденцов сперва, но Фархад поторопил меня.

– Ответь мне, Катя. Нести ведро?

– Нет, я лучше там сделаю.

Со второго раза сообразив, зачем Фархад предлагает мне ведро, я свесила ноги с кровати.

Взяв с собой всё необходимое, я направилась в предбанник, где и будет происходить процесс забора анализа.

Собиралась закрыть дверь, чтобы никто не вошёл сюда, но Фархад не позволил и нагло вперся в предбанник следом за мной.

– Выйди, Фархад.

– Я тебе не мешаю. Делай тест, не тяни время.

– Но ты же смотришь…

– Отвернулся уже. – буркнул он с нетерпением. – Давай быстрее.

Фархад вынудил меня сделать тесты в его присутствии. Онбыл настолько тверд и убедителен в своём намерении, что я не стала даже пытаться с ним спорить.

Оба теста на беременность, само собой, оказались положительными.

Не став глядеть Фархаду в глаза, но предвидя его реакцию, я без опаски вложила ему в ладонь сначала одну тест-полоску, потом другую.

Поскольку Фархад провел на холоде в майке два с лишним часа, бегая в поисках аптеки, это значило очень многое. Куда больше, нежели шуба за несколько миллионов или романтический вечер на частном острове и ужин в самом знаменитом ресторане Дубая.

Сравнив оба теста, Фархад выдохнул и обратил взор в потолок. Несколько секунд простояв неподвижно, он сделал глубокий размеренный вдох и посмотрел на меня.

– Как тебе быть, Катя? – подтрунивал он с бесячей иронией, глядя мне в глаза. – Куда теперь бежать? К кому же податься?

Несмотря на то, что Фархад был счастлив, он не мог не съязвить в такую минуту. Он боролся с собой, чтобы ни в коем случае не показать своих истинных эмоций, и это было заметно по диссонансу во взгляде его и в издевательских речах.

Ничего не ответив, я вышла из дома, чтобы утилизировать отходы эксперимента.

Фархад поджидал меня в пристройке, подперев плечом дверь в дом.

– Так что делать будем? – всё не унимался он.

С силой дёргая за дверную ручку, я пыталась открыть дверь, но Фархада с его медвежьей комплекцией и упорством оказалось невозможно сдвинуть с места.

Холодом пытать меня решил. Не впустит, пока не выложу всё, что ему приспичило узнать. Очень нелестно с его стороны поступать так с беременной.

– Фархад, мне холодно. Я хочу зайти в дом.

– И в доме холодно. Со мной теплее.

 

Фархад прижал меня вплотную к двери, не давая ни малейшей возможности отойти в сторону.

Склонившись, словно намеревался поцеловать меня в губы, Фархад замер, пристально глядя в глаза и выискивая в них необходимый ему ответ.

Почему-то испугавшись, я ухватилась за дверную ручку и теперь с замиранием сердца ждала, что он сделает дальше.

В свою очередь ожидая ответа от меня, Фархад водил по моему лицу томным противоречивым взглядом, от глаз до губ, и обратно. Его тёплая ладонь незаметно пробралась под мою футболку, плавным нежным движением поглаживая живот.

Несмотря на вселенскую обиду и страх, поселившиеся во мне, стоило Фархаду приблизиться и немножко приласкать меня, как я перестала контролировать свои эмоции и тело. Во мне пробудилось такое всепоглощающее желание, о котором и думать нельзя было сейчас. Но оно уже дало о себе знать в миг затвердевшими сосками.

Облизав засохшие губы, я намеренно закрыла глаза, дожидаясь от Фархада заветного поцелуя. Мне было очень необходимо получить его поцелуй и немедленно. Но Фархад не спешил.

Невольно обратив внимание, что контур моих сосков отчётливо виднеется сквозь ткань футболки, я почувствовала себя более сексуальной и желанной, чем когда-либо прежде. Оставалось сделать так, чтобы Фархад поглядел туда же и оценил, насколько я сексуальна и желанна для него.

Но Фархад вообще не глядел никуда, кроме моего лица.

– Ты такая горячая, Катя. – сообщил он с оттенком неумело завуалированной страсти. – Температура, что ли, поднялась?

– Нет. Всё хорошо. – отвечала я на выдохе, взывая к нему мысленно, чтобы не медлил и поцеловал меня наконец.

– Точно хорошо? – двусмысленно прошептал Фархад мне в губы, едва касаясь их своими.

– Точно. Да.

Кивала я, подрагивая от нетерпения, уверенная в том, что он вот-вот подарит мне дерзкий и жгучий поцелуй.

– Ты уверена?

Так и не подарив мне то, что мечтала получить от него, Фархад припал к шее, затем к плечу, едва касаясь моей кожи, но этим только подогревал моё желание.

– Тебе сейчас хорошо? Тебе хорошо со мной? Ответь же, Катя. Мне важно знать.

Шепот его страстный проникал мне под кожу и будоражил кровь дикими эротическими вибрациями, сплетая нас воедино без акта любовного соития.

Не в силах сдерживаться, я застонала, но как могла тише, чтобы нас ни в коем случае не услышали.

Фархад сам еле сдерживал желание, нараставшее в нём с каждым вдохом и выходом, которые учащались в унисон с моим прерывистым дыханием.

– Что молчишь, Катя? Будешь со мной говорить или нет?

Прежде ненавязчивые поглаживания живота изменили свою траекторию и силу, стоило мне оставить вопрос без ответа.

Лаская меня, Фархад уверенно перемещал ладонь всё выше и выше, пока не настиг груди. Так и не дотронувшись до сосков, которые болезненно зудели, изнывая без его ласк, Фархад взял меня за шею и напористо притянул к себе.

И вновь мы глядели друг другу в глаза, губы находились в максимальной близости, но поцелуя опять таки не последовало.

Не понимая, как добиться того, чтобы Фархад перестал сдерживать сексуальные порывы, и наконец набросился на меня, как дикарь, ведь ему хотелось этого не меньше, чем мне, я уперлась ладонью ему в грудь и оттолкнула от себя.

– Пусти меня. Я хочу в дом.

Фархаду пришлось уступить, так и не получив ответы на интересующие вопросы.

Я понимала, чего он хотел. Чтобы я сделала выбор в пользу него.

Было очевидно, кто мне нужен из них двоих, но я боялась за Петю. За то, что Фархад с ним что-то сделает.

Попив воды из корчика, я прошла в комнату, где Билли и Петя в молчаливом ожидании сидели друг напротив друга.

К моему стыду, тесты на беременность покоились на столе, прямо поверх карты местности.

Стоило увидеть их, я поняла, что Фархад уже оповестил всех, а Билли выразил ему свои опасения.

Поскольку тесты отнюдь не стерильные, и им совсем не место здесь, я торопливо сгребла их в руку и собиралась выбросить в мусорное ведро.

Но до кухни не дошла, так как Фархад загородил собой дверной проем, а мне не хотелось проходить мимо него лишний раз. Так что пришлось спрятать тесты в ладони и ждать удобного момента.

– Так что ты надумала, Катя?

Вновь заладил Фархад свою песню. Его упертость и настойчивость там, где не надо, стали подбешивать меня.

– Помочь тебе решить это уравнение? Или мне за тебя срок подсчитать?

– Очень волнительно для мужчины, не правда ли? Узнать о том, что любимая женщина носит его частичку под сердцем. Это невероятное чудо, ведь шанс оплодотворения очень мал, всего-то несколько процентов…

Петя поднялся с дивана, приблизился к столу, возле которого я стояла, и надменно продолжал говорить, обращаясь к Фархаду.

– Катя беременна. Но это не твой шанс, Палач. Ты свои шансы уже упустил. Не утруждайся с подсчётами.

– Не понял… – Билли, обалдев, вклинился в разговор, тоже обращаясь к Фархаду. – Так отец он, что ли?

– Видел бы ты своё лицо сейчас, господин гастарбайтер… – сьехидничал Петя, намеренно завышая себе шансы умереть сегодня.

– Чей ребенок, спрашиваю?! – угрожающе цыкнув на Петю, взвинченный Билли потребовал от меня ответа.

– Мой. – непререкаемо отчеканил Фархад. – Моя жена носит моего ребенка.

Фархад, к моему удивлению, был совершенно спокоен. Он словно достиг дзена, и теперь готов был привнести в этот дом мудрость и истину.

– Ты заблуждаешься, Палач.

Петя упорно продолжал настаивать на своем, не давая мне даже возможности подумать, когда их лучше разнимать.

– Катя тебе не жена. Уймись уже и смирись с тем, что она не твоя отныне.

– Отойди от моей жены!

Взорвался Фархад, а я слишком поторопилась называть его спокойным.

– За*бал к ней клинья подбивать! Это моя жена и мой ребенок! Моё! Всё, что связано с ней, моё! Всё моё! Абсолютно всё! Ты на моё сейчас заришься! Ты конченная воровливая гнида! Знаешь, что делали с ворами там, где я жил и учился?

– Не удивлюсь, что руки отрубали! Вы, проклятые живодёры, понятия не имеете, что такое цивилизованный мир! Вас всех в клетки пересажать надо и дрессировать током, как диких зверей!

– Звезда, обоснуй слова этого пид*ра. Нам всем интересно знать, от кого же ты залетела.– Билли вмешался в их горячую беседу, дав этим двум остыть, а с меня решил выжать правду. – От Фархада или нет?

Петя внаглую подошёл сзади и обнял меня за талию.

Я и ожидать не могла, что он так посмеет поступить, а потому застопорилась, на время потеряв дар речи.

– Повторяю для "особо одаренных": это наш с Катей ребенок! – громко и четко заявил Петя.

– Отошёл от неё, мразь. – прорычал Фархад свирепо и медленной зловещей поступью направился в нашу сторону.

Между ним и Петей оставались считанные сантиметры. Я должна была не допустить продолжения того, что сама заварила.

– Заткнитесь и слушайте! – громко оповестила я всех. – Это мойребёнок! Я ношу его, и больше никто! После родов станет видно, чей!На кого будет он похож, тот и папа! Больше я ничего не скажу!

– Вот это попадос… Так-с, господа, расходимся. Ясно всё с ней. – с пренебрежением отозвался обо мне Билли и попытался вывести Фархада из комнаты. – Пойдем, брат. Поговорим на улице. У меня есть кое-что, что тебя успокоит.

– Он того и ждёт, чтобы я поверил и ушёл. – Фархад же стоял неподвижно, готовый броситься на Петю, словно охотничий пес, завидевший дичь. – Я насквозь вижу эту падлу. Брешет. Нагло брешет. Зачем, сука? Какую цель ты преследуешь?

Петя сделал вид, что не услышал реплик Фархада.

– Осталось немного, милая, и я увезу тебя отсюда. Потерпи день, максимум два, и мы будем в безопасности.

– Еще чего?! – взбаламутился Фархад, сверкая глазами, полными ярости. —Думаешь, тебе привилегии положены? В пехоту засуну завтра же, и пойдешь ты впереди всех, пули собой собирать!

– Не засунешь! Тебе деньги нужнее, чем моя смерть!

– Да я сам приплачу президенту, чтоб ты сдохло, рыжее говно!

– От говна слышу!

И снова Петя полез на таран, но на сей раз Билли его осадил.

– Завали е*ало, тварь. – прошипел Билли с ненавистью, угрожая ему пистолетом. – Это последнее предупреждение на словах.

– Стоп!

Не в силах более ощущать, как сворачиваются в трубочку мои уши, я снова обратилась к спорящим.

– Господа потенциальные отцы! Будьте любезны, при мне не выяснять, кто кого куда засунет, что кому, и кто завяжет, и кто какое, сами знаете, что… Из-за вашей распри, с ребенком может произойти непоправимое…

– Этого не случится, клянусь жизнью своей. – клятвенно заверил меня Фархад, постучав по своей груди. – Наша дочь родится здоровой и в положенныйсрок.

Недолго подбирая оставшиеся варианты, Петя пошёл на отчаянный шаг.

– Предлагаю поединок на ножах. Кто победит, с тем она и будет.

– Согласен. – Фархад не заставил себя ждать с ответом. – Если проиграешь, умрёшь страшной смертью. Я гарантирую тебе это.

– Если ты проиграешь, оставишь её и детей в покое раз и навсегда.

– Ты проиграешь, гнида. Даже не сомневайся. Я с закрытыми глазами превращу тебя в дуршлаг за две с половиной минуты.

– Ещё посмотрим, кто кого.

– Хотите состязаться —валите на улицу! – Билли неожиданно заступился за меня. – Ей и малышу нужно отдыхать!

– Я ни с кем из вас не буду. Ясно?

Получив от него моральную поддержку, я осмелилась и пошла до конца.

– Никто из вас двоих не имеет на меня права. Я официально со всеми рассталась. Всё.

Заткнув им рты, я зашла в спальню и легла на пружинистую койку у окна.

Пошептавшись между собой недолго, все трое смылись из дома. Думала, они на улице разборки устроят.

Но нет. Поумнели, кажется.

Тишина, ни одного матерного слова не доносится до моих ушей.

Петя довольно скоро вернулся, не побитый, не поцарапанный,но очень не в духе. Он плюхнулся на ужасно скрипучую соседнюю койку и обиженно отвернулся лицом к стене.

Через несколько минут и Фархад явился, но не один на сей раз. Он привел с собой акушерку – миловидную пожилую женщину грузинской внешности. А её он где достал???

Акушерка прощупала меня, провела осмотр, насколько позволяли условия. Что-то написав на листке, она вручила его Фархаду, подтвердила беременность и сообщила, что мне показан полный покой.

Когда они ушли, я наконец смогла расслабиться. Но как выяснилось, ненадолго.

– Ну что??? – под окном раздался громкий женский голос. – Фархад Магомедович, не томите! Все ж волнуемся-переживаем, всем районом…

Создалось такое предчувствие, что хуторянедействительно столпились вокруг дома.

Я встала с койки и прошла в кухню, откуда открывался обзор на двор.

Двор действительно был полон народу. Все вперемешку: и Фархада солдаты, и жители хутора, но их всех слишком много было. Как будто, ни один хутор собрался, а несколько.

Фархад стоял на пороге дома, спиной к окну, а потому не видел меня.

– Можно поздравить, командир? – спрашивали солдаты один за другим, а Фархад, как непревзойденный любитель пауз, держал интригу.

– Не молчите, Фархад Магомедович! Как будто воды в рот набрали… – хуторяне тоже упрашивали его разорвать тишину.

– Ну что??? – протяжно выкрикнула бабушка, пожертвовавщая нам свой дом. – Беременна????

– Да-а-а-а!!!

Неожиданный вопль заставил меня подпрыгнуть от испуга.

Счастливый Фархад вознес руки к нему и с гордостью кричал.

– Моя жена беременна!!! Да! Да!!! Да!! У меня будет ребенок!!! О, Аллах!!! Спасибо тебе!!! Я знал, что ты меня не покинул!!!

– Ур-ра! – хором подхватили солдаты, а вместе с ними и местные жители. – Ур-ра! Ур-ра!

За окном началась движуха. Гремели посудой, суетились, что-то двигали, бегали туда-сюда, поздравляли активно. На ночь глядя праздновать решили, что неугомонный Фархад станет папой.

Под возгласы и поздравления с пожеланиями я, как ни странно, заснула моментально.

В ту ночь мне снились хорошие сны. Из них особо запомнились два самых ярких: праздник в кавказском селе в честь возвращения Фархада домой и завершения его карьеры; и что у нас родились девочки-двойняшки, одновременно похожие и на Фархада, и на меня.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44 
Рейтинг@Mail.ru