Палач 3

Виктория Падалица
Палач 3

Глава 12. Катерина

На рассвете, как и планировала, я прихватила Петин бумажник и тихонько выскользнула на улицу.

Поскольку моя одежда сушилась в доме, пришлось выбираться отсюда в том, что дала мне бабушка по доброте душевной: в халате, гамашах и пальто.

Меня не заботил мой внешний вид на тот момент, я должна была уйти незаметно и раньше пробуждения Пети. К моменту, когда Петя поймет, что меня нет и бумажника его тоже, я должна буду уйти как можно дальше.

Я не знала, в какую сторону мне следует двигаться, чтобы добраться до населенного пункта, где отыщется хоть одно такси, но, заметив на улице людей в военном камуфляже, идущих с той стороны, откуда я прибежала вчера, вариантов, кроме как бежать в противоположном направлении, не оставалось.

Военных было человек двадцать, если не больше. Вооруженные солдаты непонятных войск крадучись прочесывали местность.

Часть из них, отделившись от основной шеренги, растянувшейся по всей дороге, заходили в каждый двор и, если там имелись собаки, стреляли в них, а следом врывались в дома.

Что-то искали они. Или кого-то. Нутром чувствуя, что эти странные силовики явились по мою душу, я быстро пересекла двор и, перепрыгнув через забор, побежала на ощупь.

Позади слышались бесконечные выстрелы и хлопки.

Местных жителей они убивают, твари. Лишь бы детей пожалели…

Бежала, не оборачиваясь, долго и по полю, и по лесу, до тех пор, пока не напоролась на речку, которая была слишком широка, чтобы я могла ее переплыть.

Некоторое время я стояла на деревянном мостке, и переводя дыхание, раскидывала свои реальные возможности.

Не попасть мне на тот берег, не доплыву и до середины. Вода весной холодная, лёд плавает – судорогой ноги сведет, и всё, никогда не выберусь.

Сокрушаясь, что придётся искать другой путь, я сошла с мостка и перевела взор на берег вдоль реки, густо поросший сухими стеблями камыша. По всему берегу с моей стороны простирался крутой обрыв, с него торчали корни раскидистых деревьев.

Я бы могла, цепляясь за корни, преодолеть немного пути по реке. Так будет куда безопаснее, нежели по лесу мчаться и издавать шум. Заодно и ноги немного отдохнут от бега, и руки задействую.

Только бы не провалиться в воду и не упасть на камыш. Судя по тому, что имеется своеобразный причал, здесь не мелко и совсем небезопасно плыть. Ноги запросто могут запутаться в водорослях, а камыш насквозь проткнет в случае непродуманного шага.

Пока я себя жалела, отступать назад шансов не осталось, равно как и скакать по корням вдоль реки. Треск веток неподалеку заставил меня шустро припасть к земле. Затаив дыхание, я пристально вглядывалась в лесную чащу.

Солдатская форма предательски замелькала среди деревьев.

Я на четвереньках преодолела расстояние до ближайшего дерева, росшего у берега, и спряталась за ним.

Замерла, уперевшись ногами в скользкую глину вперемешку с песком, и стала про себя молиться, чтобы не меня не заметили.

Военный, аккуратно ступая по земле и еле шурша, неспешно прошёл мимо дерева, за которым я сидела. Следом за ним прошли еще двое.

Вцепившись в кору, чтобы не соскользнуть с обрыва, я продолжала прислушиваться к шорохам за спиной. Ноги погрязли в глине и начали выпрямляться против моей воли. Я вот-вот упаду в воду.

Сердце колотилось так ускоренно и громко, что я боялась, что оно меня выдаст быстрее, чем проклятая глина.

Не знала, что сподвигло меня, видимо, это был мой чуткий инстинкт, но, повернув голову к реке, я обратила внимание на водную гладь. Глаза мои в ужасе округлились.

Река, прежде спокойная из-за отсутствия ветра, сейчас почему-то взбаламутилась.

Небольшие волны приближались к деревянному мостку неподалеку от меня. Что-то крупное подплывало к берегу, но не издавало малейших плесканий, оно двигалось под водой. Будто шло по дну с той стороны, куда я и планировала бежать.

Вскоре, когда мутные колебания достигли мостка, они разделились; что-то подплыло к берегу и скрылось в камышах.

На поверхности озера, неподалеку от меня, на мгновение показалось нечто чёрное и тут же скрылось под водой. Камыши с другой стороны мостка пугающе зашелестели.

Я не совсем понимала, что это приплыло к берегу, но явно не рыбный косяк. Если только здесь не водятся рыбы невероятных размеров… Да и что таким рыбам делать возле берега, им на дне положено валяться. Точно не рыбы, но что-то живое. Дерево бы так не подплыло.

В нескольких метрах от меня, ближе к концу мостка, вынырнула человеческая голова в черной маске, закрывавшей лицо, и, задержавшись на пару секунд, чтобы глотнуть воздуха, бесшумно погрузилась под воду.

И с озера, сволочи, наступают… Сколько их сюда прибыло… Не холодно им плавать, видимо. Вот же… надо было и мне рискнуть. Мало ли, вдруг тут горячие источники…

Чуйка подсказывала, что нужно незамедлительно искать место получше, так как сейчас я на виду. Только вот позади меня лес вовсю шерстят, спереди и по бокам дороги перекрыты. Путей отступления нет по четырем сторонам света.

Куда мне спрятаться? Хоть нору рой и под землю уходи, как крот. Только вот глину рыть не вариант, так быстрее заметят. Остается лишь замереть и надеяться, что в фиолетовом пальто и без шапки я сольюсь с древесной корой. Мой маленький рост мог бы послужить мне сейчас, как и камыш, которого разрослось предостаточно.

Но как назло, возле дерева всё было вырублено. Тут местные рыбаки себе место удачное устроили. А мне куда деваться?

Не будь тех двоих в озере, я бы забралась под мосток и переждала в воде. Но не перескочить через мосток, заметят. А так бы скатилась в обрыв и там бы пошла, по корням.

Я не могла и с места сдвинуться. Двое солдат находились справа от меня, у начала мостка, остальных же неизвестно где носило. Стоило одному солдату отойти к дереву и посмотреть влево, а другому обернуться, и я попадусь.

Обдумав всё быстро, насколько велики риски быть услышанной, я осторожно передвинула скользящую ногу, разместив ее более устойчиво.

По ту сторону мостка живо зашевелились кусты камыша. Осознав, что попалась, и тот, который вот-вот всплывет на поверхность, укажет солдатам на меня, я почти была готова сдаться. Но медлила, ожидая чего-то свыше.

Солдаты, которые находились на берегу, не обращали на меня внимания. Они были заняты изучением неопознанных объектов, подплывших к берегу и издававших еле слышные всплески.

– Тут водятся крокодилы? – спросил один солдат другого, который на мостке стоял и внимательно следил за разводами на водной глади.

– Ты идиот, Антипов? – крикнул ему тот, который бродил вдоль камыша, дулом автомата отодвигая торчащие сухие палки. – Какие, нах, крокодилы? Мы в России. Не крокодилы это.

– Тогда кто это по-твоему? – первый солдат присел на корточки у самого конца мостка, внимательно всматриваясь в реку.

Я продолжала сидеть смирно. Было бы лучше заползли за дерево, но тут кругом ветки сухие. Выдам себя.

– Змея. – высказал тот, что находился на берегу. – Их тут дофига и больше.

– Нет же… – солдат на мостке упрямо спорил с ним, указывая на что-то у камышей. – Погляди вон там, возле тебя. Ну какая это змея?

– Ничего не вижу.

– Я вижу его отсюда.

Первый солдат двинулся к берегу, продолжая рассматривать нечто под водой, чего я не видела, но уже догадывалась, что это их оппозиция.

– Как будто крокодил. Здоровенный. Метра два, если не три…

Второй солдат, взойдя на мосток, поравнялся с первым и наклонился к воде.

– Это всего лишь бревно, идиот!

Он ткнул автоматом во что-то всплывшее и рассмеялся с несмышлености своего напарника, который в тот момент заметил меня и занес руку, чтобы оповестить другого.

– В натуре бревно! Не крокодил это никакой!

Солдат, хоть и заметил меня, но не успел сказать об этом напарнику. В ту же секунду из воды выпрыгнул здоровенный исполин и, виртуозно ухватив наклонившегося солдата за шею, в закрутке, как истинный крокодил, утащил его под воду.

Другой солдат, испугавшись неожиданного нападения с озера, взялся неразборчиво стрелять по воде до тех пор, пока у него не кончились патроны. Пока солдат отвлекся, чтобы перезарядить автомат, второй гигант в маске, который прятался в камыше всё это время, выскочил из воды и рванул на мосток.

Солдат не успел среагировать, гигант накинулся на него и разом обезвредил одним коронным ударом под дых. Тот и упал в реку лицом вниз.

Гигант, обернувшись ко мне вполоборота, помахал рукой и кивнул приветственно.

Я не поверила своим глазам. Они точно меня обманывают сейчас… Этого просто не может быть…

Онемев от подвалившего счастья, я продолжала сидеть в глине и глазеть на спасителя по имени Билли. Но вид выходящего из воды другого гиганта в камуфляжных штанах и в черной борцовке, который и изображал из себя крокодила, вселил надежду, что я навсегда спасена.

Приближаясь ко мне, он на ходу снял с себя маску. У меня дыхание перехватило от радости.

Фархад… Он здесь!

Глава 13. Катерина

И как он столько времени без воздуха провел???

Да еще и в холодной грязной воде ему пришлось провести достаточно длительное время! Только бы инфекцию в раны свои не занес, ведь вряд ли они успели полностью зажить за эти несколько недель!

И сколько на нём патронов висит… Ужас, как ему пришлось тяжело плыть! И переодеться ему не во что, а жизненно необходимо, и срочно – насквозь мокрый же, а на улице холод собачий, а моя одежда ему слишком мала… Он же простудится, и сильно, а у меня и лекарств с собой нет! Только б воспаление лёгких не заработал… Ох, только б обошлось…

Именно эти мысли навязчиво закружились в моей голове, стоило увидеть Фархада и осознать, что это на самом деле он, и реальный он, из плоти и крови.

Мне не терпелось подлететь к нему, необъятному, на крыльях любви и согреть в своих руках, пусть и маленьких. Но когда Фархад выбрался на берег, переломав весь мешавший ему на пути камыш, меня как будто перемкнуло, и я превратилась в безразличную стерву.

 

Чувствуя себя крайне виноватой за то, что натворила этой ночью, за то, что поторопилась и совсем чуть-чуть не дождалась появления Фархада, я постеснялась подходить близко и, уж тем более, вешаться ему на шею с объятиями. Вместо того, что хотелось бы, я не нашла ничего умнее, кроме как выразить всю радость на его брате.

– Билли!

Я бросилась к нему и крепко обняла, запачкав его мокрый голый торс в глине.

– Ты здесь, Билли! Я так счастлива тебя видеть! Тебе не мешало бы переодеться во что-то сухое, а то заболеешь… Ты же совсем не привык к российским холодам…

– Да, Звезда. Я здесь. – Билли в ответ живо погладил меня по затылку, растрепав слипшиеся от грязи волосы. – Я тебе тоже рад. И я бы не прочь переодеться. Холодно, аж зубы стучат. Хоть ты не промокла – и то счастье.

Фархад, явно оскорбившись, что я метнулась к Билли, а его персону наглым образом проигнорировала, горделиво отвернулся и пробубнил себе под нос.

– Ну да, ну да… Не благодари. Действительно, за что?..

Билли мельком взглянул на брата.

Заметив, что тот обиделся, Билли отошел от меня на шаг назад и, прокашлявшись в руку, поспешил деликатно указать, что мое поведение выглядит странным.

– В том, что мы здесь, заслуга не моя. Если бы не брат…

– Пусть не благодарит. Ее дело. – шваркнул Фархад, ретиво отряхиваясь от прилипших к его одежде водорослей.

Однако, играть в молчанку, строя из себя капризного мальчишку, он не выдержал и обратился ко мне напрямую уже через несколько секунд терпения.

– Может и меня поприветствуешь, Катя? Или я не заслужил?

– Привет, Фархад.

Я приблизилась и, нескольку мгновений не решаясь протянуть к нему руки, несмело обхватила Фархада за талию. Фархад прижал меня к себе так крепко в ответ, что у меня перехватило дыхание.

– Роднуля моя! Как же я счастлив, что нашел тебя!

– Как ты нашел меня? И откуда узнал, что меня похитили?

– Мне позвонили. Заломили за тебя бешеную цену. Я сказал, что заплачу. Договорились о сделке, но ее не состоялось.

– Мы их провели. – вмешался в разговор Билли, который прыгал с ноги на ногу, согреваясь таким образом. – Выследили и прибыли по координатам, откуда поступил звонок. Разбомбили их логово, и всё. Мы тут. Тебя нашли по зову его сердца.

– Я почему-то знал, что найду тебя именно здесь.

Пояснив слова брата, Фархад расплылся в улыбке и, нежно тиская меня, хвастливо заурчал возле уха.

– Нашлась пропажа… Мавр доволен…

– Нашлась твоя пропажа века, нашлась… А ты переживал, что не найдётся… Занесло ее, однако, пропажу твою… У черта на куличках нашлась. – бурчал Билли, пытаясь согреться своими силами. Осмотревшись вокруг, он с досадой заключил. – Да уж… В таких дебрях я прежде не бывал.

– А почему ты не в Штатах, Билли? Ты ведь нужен там.

Поскольку я была уверена, что Билли в курсе о положении Алисы, я не могла не спросить его.

Билли в секунду изменился в лице. Улыбка добродушная исчезла, в глазах показалась злость.

Бросив что-то Фархаду на арабском, он отошел к озеру, не желая продолжать со мной разговор.

– Этот раунд Дилияр ни за что не пропустит. – тихо пояснил Фархад причину резкой смены его настроения. – Сейчас для него победа главнее, чем что-либо. Я не стал его переубеждать и как-то отговаривать. В конце концов, помощь никогда не помешает.

Я бы хотела отнестись с пониманием к тому, что хочется Билли в данный временной отрезок его жизни, но ведь Алиса совершенно одна. Ей тоже нужна помощь, ведь она ребенка под сердцем носит. И наверняка, ей помощь от Билли куда нужнее, чем Фархаду. Но я не стала рассуждать на эту тему с Билли, посчитав, что сейчас – действительно не лучшее время для выноса мозга.

– Где мы находимся кстати? – спросила я у Фархада.

– Какая разница? Всё равно ты с географией не дружишь, Солнышко мое. Моё ты Солнышко, любимое…

Коснувшись кончика моего носа указательным пальцем, Фархад прижал меня к себе еще крепче. Давая понять, что теперь уж точно ни за что не отпустит. Я же не знала, что мне стоит делать, – то ли радоваться тому, что Фархад рядом и поцеловать его, то ли грустить и надеяться, что смогу удержать всё в тайне, делая вид, что я так же верна ему, как и раньше.

– Я думала, что тебя посадили в тюрьму…

– Да-х… Еще чего! – пафосно воскликнул Фархад, не дослушав, что я хотела ему сказать. – Кто ж меня посадит? Такой смельчак пока что не родился.

Его последнее изречение показалось мне наводящим.

Фархад будто знал, что нужно затронуть тему о том, кто еще не родился. Вот бы сообщить ему о беременности… Чтобы потянуть момент радости. Мне так важно видеть, что Фархад улыбается. Он ведь счастлив, он невероятно счастлив, что нашел меня.

И я тоже была бы невероятно счастлива в эти моменты. Если б одно обстоятельство не омрачало моего счастья. И зачем я только позвонила Пете…

– Маме своей скажи. Она волнуется, что тебя посадили.

– Вот же… Я ж объяснил ей, что еду в тюрьму по делам. С чего она взяла, что меня посадили?

Фархад нахмурился, подмечая некую закономерность.

– Ну мама… Всегда найдет повод переврать и поставить всё с ног на голову…

Заметив, что Билли совсем изнемогает от холода, да и Фархад начал замерзать, я не могла не отреагировать на это и не предложить.

– Вам обоим не мешало бы переодеться…

– В километре отсюда остался наш катер. Там есть одежда. Но мы не двинемся туда, пока не узнаем, кто объявил нам войну, да еще и так бесстыже. – пояснил Фархад ту причину, на что Билли оставалось лишь тяжко вздохнуть и продолжать терпеть холод.

– Имеешь в виду, найти того, кто похитил меня ради выкупа? Он и есть тот, с кем ты воевать собрался? Из-за меня? Не нужно. Пожалуйста, Фархад. Прошу тебя.

Фархад оставил мою просьбу без четкого ответа. Но и так было ясно, что он намеревался отомстить, и никакое обстоятельство не остановило бы его.

– Я выясню, кто это, и дам ему пи… То есть, покараю, но уже по моим законам.

Билли, до того стоявший смирно, резко повернулся к нам.

Тоже уловив посторонний шум позади, Фархад напрягся и, заметив кого-то, зарядил автомат.

– А ну выходи оттуда, конопатая морда! – грубо приказал он, наведя прицел на дерево в нескольких метрах от нас.

Из-за дерева медленно показался Петя с поднятыми руками. А я, как только увидела его, тут же захотела провалиться сквозь землю от стыда за то, что эти двое всё-таки имели несчастье встретиться.

– Ты еще кто такой? – угрожая автоматом, Фархад потребовал от Пети ответа. – Уши греть вздумал тут? Да щас я тебе мигом их отстрелю, пакость ты рыжая!

Уразумевая, что Фархад вовсе не намеревался вести с Петей мирные переговоры, я пошла на отчаянный шаг.

– Опусти оружие, Фархад. Это не враг. Это друг. Это мой друг.

Чтобы вышло совсем убедительно, я подоспела к Пете и закрыла его собой, чем окунула Фархада в состояние сильного удивления.

– А вы кто такие, черные?

Почувствовав себя смелым в тот же миг, потому что я оказалась на его стороне, поинтересовался Петя у Фархада.

– Не враги. Но и не друзья. Тебе.

Напыщенно ответил Фархад, нехотя убрав Петю с прицела автомата, но не сводя с него своего недоверчивого, пронизывающего насквозь взгляда, который ощущался не менее опасным.

– Петр Воскобоев. – отчеканил Петя, выйдя из-за меня. – Я директор…

– Да хоть ху*ректор! – ощетинился на него Фархад, перебив на полуслове. – Ей ты кем приходишься, спрашиваю?!

Я замерла, мысленно надеясь, что Петя не вздумает вылить масла в огонь.

Но Петя и вовсе обезумел. Надменно запрокинув голову, он громко заявил.

– Молодым человеком. Женихом ей я прихожусь.

Глава 14. Катерина

Кто взял мой хрустальный шар,

Не спросив меня?

Кто мне яду подмешал

Среди бела дня? …

Ария "Отшельник".

– Молодым человеком… или женихом?! – в голосе Фархада ощущалась устрашающая градация, от которой по моему телу пробежали мурашки. – Определись же скорей, конопатая морда!

– Женихом. Определился уже. – с напыщенным видом отвечал ему Петя, как будто не понимая, чем может обернуться для него его же дерзость.

Фархад мстительно прищурился и с наигранным спокойствием переспросил.

– Женихом? Ты уверен?

Испепеляющее негодование Фархада набирало обороты так стремительно и молниеносно, что мне стало жутко, и я на всякий случай отошла подальше.

– Абсолютно. Я Катин жених. И я, прошу заметить, не конопатая морда, а Пётр Воско…

Фархад, не задумываясь направил на него автомат.

– А я Катин муж. – прохрипел он свирепо. – Это значит, что тебе пора на тот свет, брехливая ты скотина.

Не отворачиваясь от новой цели на уничтожение, Фархад дал указание Билли.

– Займи её чем-нибудь.

Билли попытался увести меня оттуда насильно, чтобы не мешать Фархаду размазывать Петины мозги по деревьям, но я, вырвавшись, подбежала и встала между ними.

– Только через мой труп, Фархад. – проговорила я на выдохе, подняв на Фархада испуганные глаза.

Фархад нахмурился, вопрошающе пристально уставившись на меня.

Не выдержав ответного накала, мне пришлось перевести взгляд на Билли. Тот подошёл к Фархаду и что-то шепнул ему на ухо.

Судя по заинтересованному выражению лица Фархада, Билли предложил ему что-то кровожадное, и Фархад был не прочь это провернуть.

Петя же, получив от меня новую порцию поддержки и совсем не ведая, что делает этим только хуже, активно взялся демонстрировать качества смельчака.

– Тот самый "Катин муж", который своего ребёнка на улицу выгнал? – заносчиво поинтересовался Петя у Фархада, намереваясь до конца обозлить его и потопить меня. – Ну-ну будем знакомы, "Катин муж". Только вот Катя не считает тебя своим мужем. Она сама так сказала. Перед тем, как согласиться стать моей невестой.

Наверняка, Петя делал это из лучших побуждений, но этим самым продолжал рыть могилу и себе, и мне.

– Как тебя звать, говоришь? – едко ухмыляясь, спросил его Билли.

– Пётр…

– Осётр! – перекривил Фархад его имя и ненавистно процедил сквозь зубы. – Гоблин чёртов…

– Жених… Ну и умора! Откуда ты нарисовался такой борзый? – Билли толкнул Петю в плечо, подтрунивая над ним и так, и этак.

Они вдвоём решили издеваться над Петей, унизив и загнобив его до такой степени, чтобы довести до непредсказуемых последствий.

Но Петя, как бы не было ему обидно выслушивать оскорбления в свой адрес, продолжал держать себя на высоте.

– Попрошу в присутствии дамы не выражаться, уважаемый. Не знаю, как вас звать, вы не представились…

Петя попытался поставить Билли на место. И когда этот задира смолк, переваривая услышанное, Петя претензионно обратился к озлобленному до предела Фархаду.

– А до вашего уровня безграмотности и невоспитанности, "Катин муж", мне падать и падать. Я, между прочим, выходец из многоуважаемой семьи…

Фархад, активно выказывая своё пренебрежение, написанное на его мрачном лице, не позволил Пете даже закончить фразу.

– Еб*ло завали, чмырь! – гаркнул он и оскалился. – Будь ты хоть кем и хоть из-под кого, для меня ты – конопатая морда!

Фархад всячески намеревался подавить Петин нрав и заставить подчиняться своим приказам, и Билли вовсю ему потакал.

– Закрепилось за тобой новое погоняло, конопатая морда! Отныне и навеки! – неустанно подтрунивал Билли, насмехаясь над Петей.

Помимо сомнительного долга перед братом, Билли доставляло просто небывалое удовольствие – втаптывать Петю в грязь, пока что не в буквальном смысле слова.

Но я понимала, что их словесная война рано или поздно перейдет в драку. И если они вдвоем набросятся на Петю – от него останется лишь мокрое место.

Я должна была каким-то образом воспрепятствовать этому, но Петя, вопреки моей логике, продолжал грубить им в ответ на унижения его достоинства.

– Понимаю, тебя и твоего брата задело то обстоятельство, что Катерина больше не принадлежит тебе. – сдержанно отвечал Петя на издевательские провокации Фархада и Билли. – Но я, как её новый жених…

– Жених??? Хах! – Билли не выдержал и прыснул со смеху, стуча себя по колену.

Фархаду же было вовсе не до смеха. Он перевел на меня взгляд, от которого стало не по себе. Взгляд самого настоящего зверя, готового растерзать насмерть прямо сейчас и прямо здесь.

Не заставил себя ждать и мой вопль, когда Фархад ринулся на меня. Таким бешеным и непредсказуемым я давно не видела Фархада. Но ведь от него нельзя было ожидать иного сейчас.

К моему счастью, Билли оттащил Фархада от меня и теперь удерживал, уговаривая его остыть.

 

– Как это понимать, Катя? – выпалил Фархад, тяжело дыша. – Что значит, он твой жених???

– То и значит! – выдал вместо меня Петя, неверно полагая, что уже побеждает. – Поучи русский язык и потом только спрашивай!

– Пусти меня, Дилияр. – грозно прорычал Фархад, и Билли, к моему ужасу, послушно сделал так, как ему велели.

Отодвинув меня в сторонку, Фархад в миг добрался до Пети и, ухватив его за ворот пальто, поднял на уровне глаз.

– Не выводи меня, рыжая гнида. Сядь, жри грязь и помалкивай, а коли вякать посмеешь – рыбам скормлю. – пригрозил Фархад и трухнул его.

Некоторое время распиливая Петю глазами и не издавая ни звука, Фархад презрительно отшвырнул его к дереву.

Петя упал на землю и сильно ударился затылком.

Потешаясь над тем, как Петя стонет от боли и держится обеими руками за голову, Фархад присел перед ним на корточки и надменно пояснил издевательским шёпотом.

– Ты, рыжая гнида, будешь говорить только тогда, когда тебя спрашивают. Иначе я заколочу твой рот гвоздями. Всё ясно?

– Рыжик, не беси командира, пока он реально тебя не зашиб. – предупредил Билли, но уже с другой интонацией, поскольку в тот момент стоял со мной рядом и гладил по руке. – Лучше не встревай между ними.

– Понятно тебе, коврик, как следует вести себя в присутствии меня?

Получив от Пети однозначный ответ, Фархад поднялся и приказал на сей раз мне.

– А ты марш со мной.

Он нервной походкой двинулся в лес. Но, проделав несколько уверенных шагов от нас, остановился и, не оборачиваясь, предупредил Билли.

– Не дай ему сбежать. Не поймет – камень на шею, и в воду.

– Будет сделано, командир.

Билли отпустил мою руку с напутствием, чтобы я не переживала, и вальяжно доковылял до Пети.

Став впритык, Билли направил на него автомат и взялся за свое излюбленное.

– Сидеть смирно, олигарх, и не гавкать. Будешь хорошо себя вести – переживёшь этот день. А не будешь, – сам слышал, что за будущее тебе наш великий шаман напророчил. И это … – сказал он тише, думая, что его слова не долетят до меня. – Пальтишко своё сымай. Мне оно нужнее, чем тебе. Ты ведь без пяти минут как ходячий труп, дружочек.

Пока Билли натягивал на себя узкое пальто, в которое с треском влезли его мускулистые плечи, Фархад скрылся за деревьями. Мне ничего не осталось, кроме как пойти за ним и надеяться на лучшее.

Стоило нам поравняться, Фархад не заставил себя ждать с расспросами.

– Катя. Как понимать слова того мудака? Сх*яли он твоим женихом прикидывается?

Мы отошли всего на несколько метров, и времени потратили мало. Но мне показалось, что Фархад успел остыть.

Возможно, он притворялся, либо сдерживал себя, чтобы не причинить мне вреда. Но для Фархада – держать в узде свой вспыльчивый нрав, да ещё и в таких условиях – уже было огромной победой.

– Видишь ли, Фархад…

– Видишь ли, Катя.

Фархад не дал мне досказать и на уверенной ноте с оттенком обиды взялся взывать к моей совести.

– Ты, между прочим, моя жена. У тебя не может быть никаких женихов до тех пор, пока ты моя жена. Как так вышло, что ты с этим хером шашни крутишь, и всё это при мне живом? Ты с ним от силы неделю знакома, и уже тупо стоишь, опустив глаза, и покорно молчишь, когда он говорит? Почему ты со мной так не делаешь? Почему меня не слушаешься, а перед ним голову склоняешь?

Меня попутало от его странных наблюдений. Желая отбиться в ответ, но не найдя подходящих слов, я взялась нести первое, что приходило в голову.

– Я никого не слушаюсь, кроме себя… С Петей я знакома не несколько дней. Он меня любит ещё с института. Он богатый, перспективный…

– Ох, мать твою…

Фархад, помотав головой, смачно сплюнул на землю и остановил шаг.

– Поверить не могу, что это всё ты мне говоришь, Катя. Это всё, на что ты клюешь? Богатство и перспективы? Да?

Не дожидаясь ответа, Фархад дотронулся до моего подбородка и заставил поглядеть ему в глаза.

– Ну так это… я богаче твоего олигарха. В разы богаче. Какой-то там угольный магнат и в подметки мне не годится. Если захочу, ни одного уголька его не останется на планете – спалю всё к чертям собачьим, и станет твой "перспективный" олигарх нищим. Не сомневайся, я так и сделаю, если ты не одумаешься.

– Понимаю, что ты чувствуешь сейчас, но…

Зажмурившись, я отстранилась от Фархада, ожидая оплеухи, которой, на удивление, не последовало.

– Понимаешь??? – вспылил он. – Да много ты понимаешь, Катя!

– Тебе больно, Фархад. Теперь ты чувствуешь, как было мне больно, когда ты и с Соней интригу закрутил, и с Олесей…

– С Олесей???

Получив утвердительный кивок, Фархад уставился на меня чересчур укоризненно.

– Ты серьёзно, что ли? Ну вспомнила, блин! С Олесей… Ты еще всех наложниц сюда приплети. И всех тех, с кем я до тебя кутил. Задолго до тебя, когда ты знать не знала о моём существовании…

– Вспомню, Фархад. Ещё как вспомню! – демонстративно покивала я снова, чтобы он убедился, что за мной не заржавеет. – И Марджану вспомню, которую ты держишь возле себя, как запасной аэродром! Ее надо в первую очередь ставить в список тех, с кем ты мне изменял! Кстати, первая твоя любовь – Марджана или Айша?

– И Айшу вспомнила. Ну что ж… – хмыкнув, Фархад отвёл взгляд, чем взбесил меня. – Пусть земля ей будет пухом. И кстати, Олесе тоже.

– Ты смеешься сейчас, Фархад?! – опешила я, всматриваясь в его лицо.

– Нет. Я не смеюсь.

– Я не слепая! Ты улыбнулся, когда говорил за них. Ты… да кто ж ты такой, Фархад? Что ж ты за существо, если тебя веселит, что твои любимые женщины мертвы???

– Да не с того мне смешно, что они мертвы. Мне смешно, как ты раздуваешь из мухи слона. Я изменял тебе, и да, я не святой. Но я не уходил из семьи и не бросал тебя. А ты ушла и нашла себе другого.

– Фархад, пойми…

Я попыталась оправдать свой гнусный поступок, вновь и вновь переводя стрелки. Но и сама понимала, что мои доводы никчёмны.

– Если б ты не поступил так с Авророй, я бы осталась с тобой. Но ты ей не позвонил даже…

Прямо посреди монолога у меня внезапно заболел живот, и я попросила передышку в споре, который не привел бы ни к чему хорошему. Всё же, волноваться мне противопоказано, если не хочу повторения выкидыша. А если учесть, что врачебную помощь мне, в случае чего, никто в лесу не окажет, лучше поберечься и не спорить.

Фархад согласился с тем, что нам надо помолчать, чтобы не наговорить друг другу всего того, что потом будет сложно исправить.

Мы оба присели на поваленное дерево, которое хрустнуло под тяжестью наших тел, но не переломилось, и поглядели в лесную чащу, открывающуюся впереди.

– Как там Аврора? – спросил Фархад спустя пару минут тишины, так и не поворачиваясь ко мне.

– Ещё вчера всё было хорошо. Теперь не знаю, как она. Телефона у меня нет.

– И хорошо, что нет. Нынче стало опасно пользоваться связью – вирус разносится со скоростью света.

Вот и причина выяснилась, почему Фархад не отвечал на звонки, и Билли тоже. Снова что-то творится в мире, чего стоит уже начинать бояться.

Я опустила глаза и поглядела на его пальцы, которые лежали рядом с моими, но не соприкасались.

– Аврора не беременна, Фархад. – решила я признаться.

– Вот как? Солгала, чтоб замуж не выходить?

Фархад понимающе кивнул, продолжая глядеть перед собой и размышлять о чем-то печально-глобальном.

– Почему ты не сказала об этом раньше?

– Ждала, что ты одумаешься и попросишь у нее прощения за то, что выгнал из дома. А потом до тебя было не дозвониться.

Подобравшись к его пальцам, я едва коснулась их, проверяя, готов ли Фархад к тактильному примирению. Но Фархад никак не отреагировал на прикосновение, и мне пришлось оставить эту затею до лучших времён.

– Так ты попросишь у Авроры прощения?

– Где ты её оставила?

Фархад предпочел ответить вопросом на вопрос. Но в его вопросе я узрела согласие.

– У Тани. Я собиралась к твоей матери. Обещала забрать Аврору через три дня. Но получилось, сам видишь, как. Фатима, наверное, места себе не находит. Я же предупредила её, что приеду ещё вчера.

– Как-нибудь оповестим её, что ты со мной. Откуда тебя своровали?

– Под домом Гаяне.

Поскольку у нас с Фархадом стал получаться разговор на спокойных тонах, да и Фархад сам то ли подобрел внезапно, то ли устал от эмоций, я осмелилась спросить.

– Ты правда угрожал Гаяне отдать её в рабство? Ты подложил диск с пытками в её почтовый ящик?

Фархад снова хмыкнул, и это меня опечалило. Но лишь до того момента, пока он не пояснил.

– Это старая страшилка, ходившая по гаремам "Иллюзии" со времен её расцвета. Так уж повелось, пугали мы наложниц, чтобы они сломились и были готовы выполнять любые наши желания. Всего лишь шутка такая, и всё.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44 
Рейтинг@Mail.ru