Палач 3

Виктория Падалица
Палач 3

Глава 5. Катерина

Слёзно попросив у меня прощения за свой поступок, Аврора вынудила отпустить её погулять с Костей, старшим сыном Тани, который специально приехал ради неё сюда, в другой город, и уже ждёт на набережной.

Несмотря на обиду и желание проучить, я не стала держать Аврору взаперти, рядом с собой. Пусть гуляет с Костей, ведь они брат и сестра, как выяснилось. Тем более, что Фархад уже вышел на меня, и Авроре будет лучше и безопаснее побыть где-нибудь подальше. А мне нужно усерднее думать, куда теперь деться нам с ней, чтобы Гаяне не пострадала из-за того, что вызвалась мне помогать.

Пошла я на балкон, чтобы обкурить эту мысль. Но только сделала одну маленькую затяжку, как меня вывернуло от запаха и вкуса одних и тех же сигарет, которые покупала из года в год.

Песни группы "Рамштайн" под окном с самого утра продолжались. На сей раз из машины соседа громко играла "Mutter", по третьему кругу, если не ошибаюсь.

Вероятно, у кого-то это утро началось так же "весело", как и у меня.

Мне пришлось затушить сигарету, несмотря на то, что я очень хотела покурить.

Это очень плохой знак, что меня внезапно стало воротить от дыма сигарет моей любимой марки. Подозрения насчет моего "интересного положения" всё больше находили своё подтверждение, начиная с утреннего токсикоза и неприятия алкоголя, а также со вспыльчивости и капризности без всяких на то причин.

Подозрения растут, и мне срочно нужен тест на беременность. Лишь он развеет сомнения.

Само собой, я не пошла, а побежала в аптеку. Сердце было не на месте.

А вдруг всё же беременность? Что делать тогда? Куда деваться? Все планы грандиозные мои, и насмарку? Гормональная свистопляска мной руководит, как выразился Фархад, и он скорее всего был прав… Эта свистопляска и объясняет моё опрометчивое решение броситься в омут с головой, натворив всякого.

Стоит ли возвращаться к Фархаду, если это действительно беременность? Да ни за что.

Аборт? Не смогу. Как убить ребенка, когда своих детей четверо? Теперь уже четверо – Аврора официально моя, и отныне только моя. Отцу своему она не нужна. А мне не нужен он такой. И Авроре, как только она узнает, на чём отец зарабатывает деньги, он тоже станет не нужен.

Аврора и так обижена на Фархада, считает его предателем, и это понятно. Я не оправдываю его ничуть, и сама считаю, что правильно поступила, что ушла. Но если я всё же беременна, как быть в этом случае?

Накупив несколько тестов разных производителей, я, вся на нервах, поторопилась назад, чтобы приблизить момент шокирующей истины. Но возле многоэтажки, куда собиралась зайти, заметила троих подозрительно выглядевших типов кавказской наружности, который ошивались прямо у нужного мне подъезда.

Караулили они кого-то.

Не решилась я пройти мимо них, что-то дёрнуло меня остановиться, предчувствие сработало. Вдруг они меня пасут или Гаяне, которая, слава богу, сейчас на работе… Стоит предупредить, чтобы она была аккуратней, когда придет время возвращаться домой. Но как я её предупрежу, если телефона нет?

А может эти мужчины просто так тут стоят, всего лишь разговаривают, а у меня уже недоверие ко всем мужчинам нерусским выработалось? И теперь, благодаря Фархаду и «Иллюзии», я буду шугаться всех кавказцев и тех, кто имеет смуглый оттенок кожи и черные волосы?

Чтобы отыскать душевное успокоение хоть где-то и заодно потянуть время, а также решить, как следует поступить в случае, если тест на беременность всё-таки «обрадует» меня положительным результатом, я поехала на вокзал, села в автобус и успешно добралась до «города иллюзий».

Но не к Тане, а к родителям своим. Посижу с ними, в тишине, и подумаю над тем, как из всего этого кошмара выпутываться. Возможно, именно там, рядом с их телами, меня посетит правильное решение.

Попросила водителя автобуса остановить поближе к городскому кладбищу, накупила венков и пошла вперёд по разбитому асфальту.

Довольно быстро я отыскала место, где были похоронены мои папа и мама.

Давно тут не была. Столько лет прошло.

Могилки их неухоженные. Ужас как запущено. Я ужасная дочь.

Мне стало так стыдно и больно, что не находила времени на то, чтобы повидаться с ними раньше. Кроме меня, ведь некому за могилками смотреть, никто не навещает.

– Мамочка, папочка… – стоило увидеть их фотографии, как слезы покатились с моих глаз. – Простите, что не приходила столько лет. Мне очень стыдно перед вами.

Желая сделать хоть что-то полезное, чтобы искупить вину, но не имея абсолютно ничего подручного, я присела на корточки и, вооружившись голыми руками, взялась живенько сгребать с могил опавшую листву и острые ветки.

Надо было хоть пакеты и перчатки какие-то захватить, чтобы не порезать пальцы. Не додумалась.

На узкой однополосной дорожке, пролегавшей вдоль кладбища, через некоторое время остановилась белая иномарка. Кто-то приехал навещать родственников, которые лежат по соседству с моими родителями.

Не придав значения тому, кто вышел из иномарки, я отвернулась и продолжила активно сгребать листву, очищая надгробия и приводя их в относительно божеский вид. Как вдруг меня кто-то окликнул.

Я обернулась, вначале подумав, что это не ко мне обратились. Но рыжеволосый мужчина аккуратного телосложения, который и вылез из белой иномарки, помахал рукой и уверенно направлялся ко мне.

– Катя? Это правда ты?

В рыжеволосом мужчине ростом чуть выше меня, в спортивном костюме синего цвета и в очках, я не сразу, но всё же узнала своего старого знакомого по имени Петя. Учился он на горном факультете, в одном институте со мной. Тот самый Петя, который бегал за мной когда-то и с которым мечтает свести меня Таня.

– Петя? – я сильно, но не могла сказать, что приятно, удивилась тому, что встретила его. – Как ты тут очутился?

Петя заметно осунулся и высох. Прежде упитанный и холеный, сейчас он выглядел жилистым или больше высохшим. Низкого, по сравнению с Фархадом, роста, но выше меня, и по комплекции схожий со мной, фигура – чётко выраженный треугольник.

Очевидно, что Петя следит за собой, посещает спортзал, но очень много работает. Следы хронического недосыпания налицо, волосы, рыжие от природы, начала поражать седина.

– К деду вот приходил. – улыбчиво отвечал Петя. – Он лежит немного подальше отсюда. Ехал мимо, гляжу и думаю, кто к твоим пришел проведать? А это ты, оказывается.

Обратив внимание на то обстоятельство, что я без снаряжения, Петя воскликнул.

– Кто ж на кладбище с пустыми руками убираться ходит? Давай помогу. У меня в машине есть грабли и много чего другого…

– Неловко, правда. – ощущая себя не в своей тарелке и от его присутствия тоже, я взялась отказываться от помощи. – Я сама управлюсь.

– Конечно, не управишься. – Петя окинул взглядом место, которое предстояло убрать, и покачал головой. – Тут без мужской силы не обойтись. Вон, сколько сушняка. И дерево вот-вот упадёт. Я помогу, мне не трудно. Тем более, у меня есть всё, что нужно.

Не обращая внимания на мои неуверенные отказы, Петя быстро вернулся к белой иномарке и вытащил из багажника грабли, топор, мешки и краску.

Вручив мне перчатки и грабли, он доверил мне сгребать листья и складывать их в мешок, а сам взялся корчевать старую вишню.

Пока я и Петя делали поистине доброе дело, мы много говорили. Обо всём говорили. Я максимально подробно узнала о том, что Петя стал олигархом, живет в том же городе, что и Гаяне, имеет прибыльный бизнес и, в общем, далеко не бедствует. Не женат Петя и не был женат, всё гнался за карьерой годами. А теперь он богатый, успешный бизнесмен, и не прочь подумать о браке. Только вот достойная женщина ему не попадается, все какие-то не такие.

– Я даже подумывал мать суррогатную подыскать, но и тут не срослось. Передумал в самый последний момент. – признался Петя, охотно акцентируя на том, что ситуация с женщинами у него дюже плачевная. – Ребенка хочу, а не от кого. Уже и неважно стало, свой или чужой это будет – я приму его как своего. А у тебя сколько детей?

– Много. С мужем, если считать в общем, то четверо.

– Так ты замужем?

Петю заметно опечалил мой согласный кивок.

– По тебе и не скажешь, что ты рожавшая. Красивая, подтянутая. И ты в целом вся такая… невероятная, Катя.

Петя опустил глаза и смолк. Я же застыла с мешком в руках.

После комплимента невпопад настал неловкий момент молчания.

Не совсем уместно со стороны Пети было заговаривать о чувствах ко мне, на кладбище.

Да и вообще, после того, как он узнал, что у меня муж и четверо детей, в разы неуместно говорить о симпатиях.

Петю, похоже моё отношение к его словам тоже смутило, и он решительно сменил тему.

– Ты, наверное, в курсе, что Андрей вышел из тюрьмы.

– Какой ещё Андрей?

Я сразу догадалась, о ком говорит Петя, но предпочла перестраховаться, чтобы лишний раз не нервничать.

– Муж твой бывший. – подтвердил Петя то, что я боялась услышать. – Видел его на днях. Живой и, похоже, давно наркоманит.

Только Андрея с его травлей и местью мне не хватало бояться сейчас…

Похоже, придётся быстро искать примирения с Фархадом, чтобы быть под его защитой. Уж лучше так. Потому что с Андреем я бы совсем не хотела столкнуться где-нибудь на улице.

Андрей гораздо страшнее и непредсказуемее, нежели нынешний Фархад. Он очень обозлен на меня за то, что его упекли в тюрьму по моей, так сказать, просьбе.

Я не удивилась тому, что Андрей жив, и что Фархад его не убил оказывается, солгав мне и в этом. Но ведь я уже виделась с его матерью, своей бывшей свекровью, и та ясно дала понять, что сын её не в могиле покоится.

С одной стороны, я была рада тому, что Фархад не взял на себя ещё и этот грех, но с другой… Уж лучше бы Фархад убил Андрея, ведь от него с его выраженной психопатией и озлобленностью на всех можно ожидать всего, что угодно. Андрей представлял и представляет для меня куда большую опасность, чем кто-либо угодно другой, особенно сейчас, когда я по сути беззащитна. И меня это обстоятельство, что его выпустили из тюрьмы и что он бродит где-то здесь, в одном городе со мной, конкретно испугало.

 

– Я в шоке от того, что ты сказал, Петь.

Прошептала я с досадой и огляделась по сторонам, предчувствуя беду.

Создалось скверное ощущение, что за мной наблюдают со стороны, но я не вижу никого, так как он прячется за крестами.

– Спасибо, что предупредил. Буду внимательней теперь.

– Не переживай. Я в обиду тебя не дам.

Поклявшись перед могилой моей мамы, дабы вселить в меня несомненную уверенность в том, что у меня появился спаситель и защитник, Петя взвалил на плечо мешок листвы и веток, и пошёл выбрасывать.

Опустошив мешок, Петя вскоре вернулся и взял у меня грабли.

Пользуясь возможностью, я выпрямилась, чтобы расслабить спину, а затем присела передохнуть на лавочку.

Закурила и обрадовалась, что меня на сей раз не стошнило от запаха дыма.

Скорее всего, я навыдумывала себе дополнительные переживания, которые и вызвали признаки, схожие с беременными. Вероятно, Аврора и её лжебеременность повлияли на то, что я сама стала чувствовать себя в положении, а на самом деле всё в моём организме по-старому.

– Как у тебя с мужем дела? Всё нормально?

Петя всё-таки затронул эту тему, к моему сожалению. Я конечно понимала, что ему не терпится обсудить мой семейный быт, но надеялась, что до этого не дойдет.

– Одним словом не скажешь… – отмахнулась я. – И суток не хватит, чтобы всё объяснить…

Петя не угомонился. Взялся пытливо расспрашивать, что и как, да и у меня на фоне стресса возникла потребность пожаловаться хоть кому-то. Жалости к себе любимой не хватало, из окружения меня никто не понимал, и я успешно нашла это понимание на стороне.

Я рассказала Пете, что и как у нас с Фархадом, утаив, разумеется, его криминальное прошлое и настоящее.

Петя выслушал мой монолог, не перебивая, но изредка цокая языком и неодобрительно кивая.

После того, как привели могилки в порядок и обсудили, как мне показалось, всё на свете, мы с Петей отмылись у колонки на выходе из кладбища, и он вызвался отвезти меня туда, куда попрошу.

И я само собой согласилась на его помощь чисто "по-дружески".

Встреча с Петей здесь, в том месте, где надеялась увидеть подсказку, существенно упростила мне задачу и придала немного уверенности в том, что я иду по правильному пути.

Глава 6. Катерина

Посетив магазин на остановке и захватив бутылку водки с конфетами лишь потому, чтобы не идти в гости с пустыми руками, я подошла к многоэтажке, где так и проживала Таня. Уже не подруга закадычная, но единственный человек в этом городе, к кому могла обратиться за помощью.

Я хотела попросить ее присмотреть за Авророй в том случае, если мне придется снова пуститься в бега по стране. Теперь уже не только из-за Фархада и его ярости, но и из-за Андрея, который точно ищет меня.

Свет в Таниной квартире горел, а потому я поспешила к многоэтажке. Чувствовала себя, мягко сказать, неловко, ведь мы с Таней окончательно растеряли наше доверие друг к другу. Но иным вариантом, где смогу прятать Аврору временно, пока не найду для нас с ней место побезопаснее, не располагала.

К моему удивлению, Аврора гостила у Тани, да ещё и успела сменить привычную для моему глазу неброскую одежду на рокерский стиль.

Костя, оказывается, привез сюда Аврору сразу после того, как она ему всё рассказала. А поскольку мы обе без телефонов теперь, Аврора не смогла меня предупредить, но посчитала, что лучшим решением для нее будет – съехать из квартиры Гаяне.

Возможно, Аврора догадывалась о чём-то, либо знала наверняка, какие трудности могут настигнуть Гаяне в ответ на её доброе дело, но она предпочла оставить свои мотивы в секрете.

– Кать… Как ты узнала, что я тут?

Аврора явно не ожидала меня увидеть здесь. Впрочем, как и все присутствующие в квартире. У Тани, помимо Авроры, гостила та самая соседка по лестничной клетке.

Вместе с Таней они заседали на кухне. После того, как Аврора открыла мне дверь, они обе выглянули в коридор на пару секунд, сухо поприветствовали и тут же вернулись к застолью, продолжив заседать.

– Я оставила записку, что ухожу, и чтобы меня не искали. – оправдывала своё поведение Аврора. – А ты…

– Я не видела записку. – поторопилась озвучить я и, сделав комплимент по поводу её нового имиджа, спросила мягко. – Почему ты так поступила, Рори? Почему надумала уйти? Я ж ради тебя всё бросила. Чтобы мы с тобой вместе были…

– Стыдно мне, Кать. – честно призналась она, понуро опустив голову. – Я не должна была загонять тебя в рамки. Я покину вашу семью, потому что не хочу, чтобы вы с папой ругались из-за меня. Я ошибка. Меня не хотели, не ждали, а я появилась. Почему мне позволили родиться…

– Давай только не неси бред. Мы с тобой семья. Я от тебя не отрекалась. Ты с нами, и это огромное счастье.

– Нет. Никакое это не счастье. Папе я не нужна. Помнишь, как он не хотел принимать меня потому, что у меня белая кожа и волосы? А сейчас что? …

Заключив Аврору в объятия, я крепко прижала её к себе, чтобы она максимально поняла, как я к ней отношусь и насколько сильно люблю.

– Я с тобой, Рори. – шептала ей на ухо то, что творилось в тот момент у меня на душе. – Мы вместе. Мы должны быть вместе. Я никому не позволю обидеть тебя и всегда буду на твоей стороне. Ты для меня родная, и не только дочка. Ты моя подруга, помощница, защитница, советчица. Ты столько раз выручала меня, и даже жизнь мне спасала, когда бандиты к нам залезли, помнишь?

Аврора, покачав головой и тесно прижавшись ко мне в ответ, заплакала навзрыд, а я была к тому не готова.

Она считает, что лишняя в семье, ненужная, что без неё нам всем будет проще и легче. Более того, Аврора винит себя во всём, даже в том, что родилась.

Успокаивая её добрыми словами и признаниями, насколько она нам всем дорога, я аккуратно попыталась выведать причины её неожиданного решения уйти.

– Что толкнуло тебя на такой… шаг? Ты, что, разговаривала с Фархадом?

– Пыталась поговорить. Но не дозвонилась. Его телефон недоступен. Бабушка Фатима сказала, что он уехал.

– И куда же уехал? – я напряглась. – За нами?

– Этого бабушка Фатима не сказала.

Аврора громко всхлипнула и подняла свои, необыкновенного оттенка глаза, от слёз так ярко сверкающие, будто два драгоценных камня.

– Сказала лишь, что папа обозлен на нас. На тебя – вообще сильно.

Вот и причина налицо, почему Авроре вздумалось принести себя в жертву ради моего с Фархадом брака.

– И пусть. – я мастерски сделала вид, что в этом нет ничего серьезного. – И всё же, почему ты надумала сбежать? Ты что-то знаешь насчёт Гаяне?

Аврора кивнула и продолжала шёпотом.

– Мне нельзя там оставаться. Это может плохо кончиться для Гаяне. Я не хочу быть виноватой во всём. Я хочу просто жить так, как я хочу, а не как диктуют мне. Мне нельзя нигде оставаться, я всего должна добиться сама…

– Девочка моя, – я дружески похлопала её по плечу. – Я не враг тебе, и мы с тобой не собаки, чтобы исполнять команды. Я за то, чтобы ты сама решала, как тебе жить и чем заниматься в жизни. Но не поступай так со мной больше. Прежде, чем что-то решить взрослое, ты посоветуйся со мной. Окей, подруга?

– Окей. Подруга. – Аврора улыбнулась и вытерла слёзы. Кажется, она успокоилась.

– Как на любовном фронте? Вы с Мергеном помирились?

– Да. Он уже едет сюда.

– Прекрасно. – в любой другой ситуации я бы подумала – только не это, – но в данном случае ей просто необходимо общество того, кому она может выплакаться. – Хоть он тебя отвлечет от всего этого.

– Ну что, как вы? Разобрались? – нетерпеливая Таня, которая то и дело высовывалась из кухни, на сей раз вмешалась в наш диалог.

– Слава богу, разобрались. – вручив Тане пакет с гостинцем, я взяла её под руку и предложила поговорить с глазу на глаз. – Можно тебя на пару слов?

***

Мы с Таней закрылись на балконе.

Таня закурила, а я высунулась наружу. Чтобы дым не чуять, потому что – то ли от волнения, то ли от Таниного парфюма, – меня снова начало мутить.

– Ты можешь подержать Аврору у себя несколько дней? – попросила её, посчитав, что не стоит выяснять наши с ней разногласия, а лучше перейти сразу к делу. – Я должна кое в чём разобраться, но мне нужно её где-то оставить.

– Конечно, я просмотрю за ней. И ты можешь тут пожить, сколько хочешь. Фархад ко мне всё равно не явится – сюда ему дорога навеки заказана. Так что живите у меня, сколько угодно.

– Спасибо тебе. За то, что не оставила в трудной ситуации. Я заплачу.

– А я тебя сейчас с окна катапультирую! – возмутилась Таня, покосившись на меня хмуро. – Заплатит она… Аврора мне не чужая, вообще-то, и с Костей она не разлей вода. Ну а ты что? Правда, развод?

– Правда. – кивнула я и с грустью в голосе взялась перебирать варианты. – Только не понимаю, как это сделать, чтобы развод имел законную силу. Пойти в ЗАГС, чтобы справку дали?

– Не дадут. – Таня покачала головой в знак того, что не всё так просто. – Они не располагают такой информацией. Вы женаты по законам другой страны, а суд тебе и подавно не помощник. Более того, посадить тебя могут, если начнут разбирать твою подноготную. Так что не вздумай соваться туда даже. Лучше мирно всё решить.

– Если мы по законам этой страны не женаты, тогда не о чем волноваться. Могу с чистой совестью начинать нормальную жизнь. Без всего этого геморроя. Но ни о каком мире не может быть и речи.

– С чего вдруг так радикально? – удивилась Таня, даже не попытавшись меня подколоть, как любила делать прежде. – У Фархада, что, фляга засвистела?

– Я просто взяла и решила пожить без него. Нормальной жизнью. Кстати, Петю сегодня видела.

Я понимала, как это выглядит со стороны и что Таня начнёт выдумывать невесть что себе, но намеренно сделала акцент на том, что говорю о Пете не просто так.

– Я тоже видела его сегодня. – сообщила Таня, охотно поддержав новую тему, которая была ей куда более приятна. – Спрашивал о тебе. А ты и он… Ты же неспроста заговорила за него в контексте про нормальную жизнь, да? А ну колись, что у вас там намечается…

– На кладбище с ним увиделись. Случайно. Оказалось, что Петя не так уж и плох, как я думала о нем. Он интересен. Помог мне здорово…

– Уже и пути отступления наметились! Это дело надо обмыть! – торжественно воскликнула Таня. – Как насчет пива? Или сразу пройдемся по тяжёлой артиллерии?

– Я напиваться не хочу… Но пива выпью за компанию. Так, совсем чуть-чуть, на донышке.

Глава 7. Катерина

Таня тут же послала соседку в ларёк. Та притащила аж ящик пива с собой.

Мы быстро организовали стол из того, что имелось в холодильнике, и засели отмечать.

– Завтра день рождения у Аллы Пискуновой, девчонки с Петиной группы. Если что – тебя тоже пригласили. – поставила меня в известность Таня.

– Она знает, что я здесь?

– С тех пор, как ты стала женой, так сказать, "шейха" в кавычках, – Таня сделала пальцами характерный жест. – ты стала поводом для зависти у многих наших знакомых. Кроме Алисы Подольской, разве что. Она в положении кстати. Горюет себе, что будет растить ребенка одна.

– А от кого залетела она? – соседка живо подхватила свежую сплетню, как голодная собака.

– От какого-то боксёра…

– От Билли Шайтана. – ответила я уверенно, перебив Таню. – Он брат Фархада.

Таня желчно перекрестилась.

– Боже упаси – иметь таких родственников. То Палач, то Шайтан… – запричитала она стервозно. – И Алису туда же втянули… Как ее угораздило связаться с этим Шайтаном?

– Аля с ним давно знакома… Да Билли нормальный, чё вы?.. Мягче, чем Фархад, по крайней мере. Я с ним в хороших отношениях.

Таня и соседка переглянулись между собой. Мне же стало неловко. Получается со стороны, что я выгораживаю Билли, который почему-то бросил Алису в положении, но я совсем не то имела в виду.

– Так ты говоришь, что они расстались окончательно? – поинтересовалась я у Тани, потому что эта тема меня задела за живое. – И Билли не попробовал вернуть ее беременную?

– Насколько знаю, отслеживая ее страничку в соцсети, то нет. – отвечала Таня с некоторым пренебрежением, давая понять, что её абсолютно не волнуют проблемы Алисы – она же теперь рада, что у Алисы всё плохо. – Слишком много почести об этих…. И так постоянно вспоминаем. Что ты наденешь завтра?

– К той же Алле Пискуновой? А можно мне не идти?

Сколько помню, я с ней всегда была в контрах. И не понимаю, какой мне смысл тащиться к ней на день рождения.

– Исключено. – заявила Таня, не дав мне выбора отказаться. – Она, как и ты, мечтала обзавестись восточным состоятельным гусем. Только ее гусь из Турции, в отличие от твоего. Алла хочет разузнать подробнее у той, которая опыт имеет в отношениях с "такими вот", а меня не слушает. Ты ее точно вразумишь. Такой опыт, как у тебя, не всякая дура захочет повторить.

 

– Почему сразу дура? – оживилась её соседка. – Вон, Альку нашу возьми… Разве дура она? Семи пядей во лбу, а всё равно не повезло.

– Алиса одинока и к тому же беременна. Вот и показатель её ума. Настоящий. Даже не вышла за него, а залететь умудрилась.

– И что? – охотно спорила соседка. – Катя вышла, а всё равно лажа какая-то получилась.

– У Кати свои замуты. А от Алисы я подобной беспечности не ожидала совсем.

Новость о том, что Алиса ждет ребенка, натолкнула и меня сделать тест немедленно.

Я молча удалилась из-за стола и закрылась в ванной комнате.

Тест показал одну полоску, и я, довольная как слон, вприпрыжку прискочила обратно и на радостях сама себе налила водки до краев.

Теперь уже можно, раз тест отрицательный. Несмотря на то, что мои вкусовые ощущения всё-таки поменялись. Креветки, которые ела в огромных количествах прежде, сейчас отдавали запашком мокрой псины. И, судя по тому, как Таня и соседка сметали со стола эти смердящие креветки, только мне чуялось, что они далеко не первой свежести.

– Тут Петя тебе написал что-то. – сообщила Таня, как только я вернулась из туалета. – Может, позовём его?

– Для меня, что ли? Ну нет.

Я сделала маленький глоток водки, пока что опасаясь, что целую стопку не потянет раздраженный желудок, и мельком взглянула на открытое сообщение, содержание которого Таня якобы не читала.

– Обойдусь, пожалуй. Хватит с меня мужчин.

В сообщении Петя просил Таню передать мне, что хочет встретиться завтра.

– А я б хотела увидеть Катю и Петю в качестве пары… – ни с того ни с сего заладила подвыпившая соседка.

– И я. – согласилась с ней Таня. – Я давно Кате талдычу, что Петя для неё – самый что ни на есть идеальный вариант. Богат, не женат, без детей, без «блаткомитета» и без топора. Да и «распедалить» его в лёгкую можно. Чем не идеал? Подумай ещё раз. – обратилась она ко мне с полной уверенностью, что права. – Твоим детям нужен нормальный отец.

– А что, разве Фархад бросил детей? – удивилась соседка.

– Аврору бросил. А остальных пока что забрал себе. Ну ничего, рано или поздно он найдет себе новую "чернильницу", в которую х*й макать будет.

Высказалась Таня, исподтишка обидев меня, как делала это по старой привычке. Всё же, Таня не изменилась.

– Детей можно выкупить. У Пети денег много, подсобит тебе, Кать. – продолжала Таня убеждать меня в том, что без Пети я не решу своих проблем. – К тебе он будет чересчур благосклонно относиться, клянусь, чем «хошь».

– Да уж, он совсем тобой болен. – подхватила соседка. – Как узнал, что ты во второй раз замуж вышла, так весь извёлся, где ты и что с тобой.

– Может, всё-таки позовём Петю, Кать? – заговорщически предлагала Таня, наседая на меня безбожно. – Как смотришь на то, чтобы мы тебя здесь и сейчас сосватали? В конце концов, с лица воду не пить…

Фархад или всё-таки Петя? Выбор очевиден, на мой взгляд. Петя – полная противоположность того, кто мне нужен и к кому я испытываю чувства, несмотря ни на что. Но Петя помог мне здорово. А еще он мечтает о детях, готов принять чужих, обещал защищать меня. Да и я ему нравлюсь…

Я задумчиво подперла рукой подбородок, помолчала недолго и воспроизвела излюбленное из "Вороваек".

…"И придётся тебе

Говорить ему да,

Так что стерпится-слюбится – всё ерунда…"

(Воровайки, "Стерпится-слюбится".)

– Вот, ты только погляди. – обращаясь к соседке, Таня указала на меня ладошкой. – Она уже блатные песни запевает. С кем поведешься – от того и наберёшься, что называется.

– Не нуди ты, блин. Ты вообще на тюремном жаргоне заговорила. – нахмурилась я, изображая, что от неё у меня заболела голова. – Дай лучше сигарету – у меня закончились.

– То сигарету ей дай, то налей, то гуляет без мужа неделями, понимаешь… И эта мамзель вообще-то чуть не приняла ислам! Представляешь Катю в парандже и без вредных привычек?

– Нет. – ответила я вместо соседки.

– Что "нет"? – переспросила меня Таня.

– Не надо Пети. Не хватало, чтобы из-за меня у него проблемы появились. Тем более, кому я нужна с таким количеством детей?

Подытожив, что это всё – немыслимый бред на пьяную голову, я взяла сигарету и вышла на балкон.

Поглядев на ночное небо, сплошь усыпанное звёздами, мне захотелось обратиться к Нему. Передать по звёздам, что скучаю по Нему. И что наше расставание – чудовищная ошибка.

Да, я была пьяная, и, появись Фархад здесь и сейчас, я бы простила его и попросилась назад. Но меня останавливала обида за то, как он обошёлся с Авророй.

Вместо того, чтобы помириться или объяснить всё, как есть, я решила поступить так, как обычно поступает обиженная девушка, которую бросили. Даже не бросили, а которая сама себя вышвырнула пинком под зад, а теперь устраивает пьяный "концерт по заявкам".

Я попросила у Тани телефон и набрала Фархада. Телефон его был отключен. Но это меня не остановило. Автоответчику и высказала всё, что думаю об абоненте.

Разумеется, на полный разбор полетов не получилось растянуть монолог – холодно на балконе, долго без куртки не выстоять. Да и собаки уличные лай подняли, что я, как сумасшедшая, орала благим матом посреди ночи.

Услышать голос Фархада не удалось, а потому мне пришлось возвращаться к пьяным посиделкам неудовлетворённой.

Однако где-то через полчаса после моего звонка с бранью, Фархад атаковал Танин телефон. И то, как усердно она сбрасывала звонки и ругалась про себя, заметила и я, и соседка.

– Неужто вспомнил о тебе твой благоверный. – раздражённо ляпнула Таня. – И что он теперь хочет?

– Не знаю. Наверное, выполоскать меня. Ответить, как думаешь? – с надеждой обратилась я к Тане, ожидая, что она поддержит мое желание поговорить с ним.

Но Таня, взамен моему, выдала встречное предложение, более логичное с её точки зрения.

– Давай я выключу телефон, от греха подальше. А то мало ли, вдруг прилетит сюда… Нам таких гостей не надо.

Мне ничего не оставалось, как промолчать, ведь это был Танин телефон – свой я выбросила с дуру.

– Смотрели, что в мире творится?

Пока мы с Таней решали свои вопросы, её соседка сидела в телефоне и читала новости. Стоило нам закончить, как она поспешила зачитать заголовок статьи и наиболее яркие отрывки.

– Зеки бегут с тюрем… Повально просто бегут. Побеги по всей стране… Что-то с системой безопасности неладно – какой-то сетевой глюк, клетки разом открылись в колонии номер… Это где на особом режиме сидят. Прикиньте – все маньяки, убийцы и прочие преступники, осуждённые на пожизненно, одним разом вышли на свободу. Как вам эта информация?

– Я перестала смотреть новости. Что-то страшное творится в стране. И почему власти бездействуют? Какая-то империя хаоса грядёт…

– А мне всё равно. А я хочу квашеной капусты…

Таня и её соседка поглядели на меня дюже странно.

– В магазине кончилась капуста. А я умереть, как хочу. Я, наверное, беременна.

– В смысле беременна? – не поняла Таня моих тонких намёков, хотя я была уверена, что она вспомнит о моей маниакальной страсти к этому продукту. – Есть признаки?

– Я ж говорю, квашеной капусты охота… – повторила я.

– И мне охота, под водочку, да с винегретом. – Таня совершенно не поняла, что я пытаюсь до неё донести. – Но это не показатель. Я уж точно не беременна, потому что не от кого, но от капусты никогда не откажусь.

– Для меня это – как раз-таки показатель. Обычно я терпеть не могу квашеную капусту. А когда была беременна Марьяной, всё время её хотелось. Разве не помнишь, как я лопала её вёдрами?

– И ты пьешь водку, куришь и грезишь о разводе будучи беременной? – неприятно впечатлилась соседка. – Задержка есть?

– Неделя. Я могу курить только определенные сигареты, на все остальные у меня токсикоз. – высказала я глупую отговорку своей беспечности, а сама подумала, что мне пора завязывать со всем этим.

– Так можно тебя поздравить?

– Погоди… – вмешалась Таня, шокированная моим состоянием больше, чем новостями про бегущих преступников. – Ещё не факт. Я думаю, у неё так стресс проявляется. Тест делала?

– Тест отрицательный. Делала вот только что. Но он может врать…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44 
Рейтинг@Mail.ru