Палач Иллюзии 6, 7

Виктория Падалица
Палач Иллюзии 6, 7

Глава 7. Катерина/Фархад

Я искупалась первая и теперь ждала его. Лежа на животе, болтала ногами и просматривала все видео Авроры. Скучала и очень беспокоилась, чтобы Казбек не успел сделать с ней что-то ужасное.

Фархад подкрался неслышно и, неожиданно схватив меня за щиколотки, стащил на край кровати.

– Ты чувствуешь это, любовь моя? – прорычал он, с нетерпением разводя мне ноги как можно шире.

– Что чувствую? – сперва не поняла я, что он имел в виду.

– Мы можем быть очень громкими! – оповестил Фархад и накинулся на меня, как голодный зверь на добычу.

Сверху вниз одаряя мое тело обжигающими, словно пламя, ласками нетерпеливых пальцев, он поцеловал область поясницы.

Затем прытко двинулся ниже.

Укусив за ягодицы, он грубо смял их в ладонях и максимально раздвинул. Я стерпела, хоть и всегда испытывала стыд, когда он смотрел на мой анус или что-то делал с ним.

– Ого! Ты такой горячий! – воскликнула я, решив как-нибудь отвлечь Фархада от заглядывания куда не надо. – Аж пар с тебя валит! Ты купался в кипятке, что ли?

– Это всё ты виновата, Катя. Ты так сильно завела меня, что я закипел. Тебе будет очень жёстко спать со мной сегодня, любовь моя. Я так сильно хочу тебя, что не видать тебе пощады.

Почувствовав влажный поцелуй не где-нибудь, а точно промеж ягодиц, я с трепетом сжала мышцы и в испуге обернулась.

– Только не туда, Фархад! Иначе тот самый приём коленом в ход пойдёт!

– Хочешь поиграть со мной ещё? – усмехнулся он как-то слишком недобро, и заговорил хриплым шёпотом. – Давай поиграем. Я опять нападу на тебя сзади…

Потрепав мою попу напоследок, Фархад налег на меня сверху. Подмяв под себя и зафиксировав мою шею локтевым сгибом своей руки, он страстно проскрипел мне в висок.

– Что ты будешь делать, Катерина? Как защитишься от меня теперь? Есть у тебя хоть один шанс?

Интуитивно почуяв, что Фархад какой-то другой, не такой, как обычно, я попыталась высвободиться.

Ухватившись за его руку, которая удерживала меня, применяя удушающий захват, я намеревалась оттолкнуться и выскользнуть из-под него, но Фархад лишь сильнее сдавил мне шею.

– Нет у тебя шанса, Катерина. Ни малейшего.

Продолжая лежать на мне и удерживать силой без возможности оказать сопротивление или совершить побег, Фархад, – словно мартовский кот, схвативший кошку ради спаривания, – вторгся в меня членом без всяких прелюдий и принялся хищно драть короткими, болезненными импульсами.

Череда резвых, хлопающих ударов сильных бедер Фархада заставляла меня подпрыгивать, словно на батуте; я громко повизгивала и скулила из-за его жёсткого натиска на мою нежную промежность.

Едва успевая дышать ртом, я балансировала на грани между оргазмом и истерикой, но меня не покидала привычная уверенность, что Фархад не проявит себя грубее, чем позволяет себе сейчас.

Фархад же, как будто прочитав мои мысли и желая доказать, что я его не знаю совершенно, поднялся на вытянутых руках и, выждав до момента неожиданности, вторгся в меня снова, очень грубо и на всю длину.

Запрокинув голову, я закричала, умоляюще жалобно поглядев на Фархада, нависающего надо мной и долбившего меня со скоростью и силой отбойного молотка.

– Остановись! Меня сейчас разорвет! Стой! Слишком быстро!

Когда моё горло устало орать впустую, и я совсем обмякла от бессилия, Фархад перевернул меня к себе лицом, взял за талию и поднялся с кровати вместе со мной.

В таком положении, – голова вниз, а ноги кверху веером, – я промучилась недолго, делая ему обещанный минет – Фархад был настолько возбужден, что не стал дожидаться, когда вскроется моя ложь насчёт заглотить его внушительный агрегат полностью.

Подтянув меня к себе повыше, Фархад впился ртом в мою промежность и, остервенело вытрепав клитор губами, доставил мне судорожный громкий оргазм, от которого я слишком обильно кончила.

Затем он кинул меня, обессиленную и растерзанную, на кровать. Но я не успела перевести дыхание и даже закрыть глаза, как он подполз близко.

– Что на тебя нашло, Фархад???

Вытаращенно наблюдая, как одичалый Фархад, рыча, словно дикий зверь, закидывает мои ноги за голову и налегает на меня опять, чтобы терзать по новой, воскликнула я то ли в ужасе, то ли в экстазе.

– Я больше не выдержу!

– Ты у меня всё выдержишь!

Хлестко и сразу воткнув член в моё мокрое скользкое лоно, Фархад сел на присед и резво запрыгал, словно на фитболе. К счастью, мягкая пружинистая кровать позволила ему совершать толчки без опаски сломать мне кости или задушить в порыве экстаза.

Мне оставалось только лежать, хрипя от слишком глубокого проникновения и быстрого долбежа, и чувствовать Фархада в себе так яростно и долго, как он желал того сам.

Но пугающее предчувствие, что Фархада будто подменили, ведь он невиданно бешеный и жестокий со мной сегодня, не покидало моих мыслей и внушало страх вплоть до последнего рывка его пульсирующего члена.

Лишь после того, как излился в меня ощутимым потоком спермы, Фархад выдохнул и, перекатившись на бок, оставил меня в покое.

***Фархад

– Когда мне девочку родишь? – закинув руку ей на плечо, притянул к себе через пару минут после секса.

Мне не понравилось, что Катя перебежала на край кровати. И пусть я был не сдержан, но она сама виновата. Она меня раздразнила, вот и получила, на что нарывалась.

– Мы с тобой договаривались – всего одна девочка, и я от тебя отстану.

Катя податливо вернулась ко мне поближе и сипло промямлила.

– Их у нас и так столько, что…

– Сколько "столько"? – спросил я строго. – Мало или много, решать не нам. Всё за нас давно решено Всевышним. Сколько Всевышний даст, покуда не исчерпается его доверие к нам, столько и будем рожать.

– Ну уж нет! – Катя хотела бы поспорить со мной на равных, но из-за сорванного голоса могла только хрипеть. – Мы не потянем…

– Ему виднее, сколько мы потянем, а сколько нет. Иншалла, ещё столько же пошлет нам.

Приняв к сведению, что со мной спорить бесполезно, ведь я всё равно добьюсь от неё согласия, Катя сменила гнев на драму.

– А если я не смогу родить дочку? Если следующим тоже сын будет? Тогда ты возьмешь вторую жену? Помню, что ты девять детей хотел от двух жен. Честно, мне столько физически не одолеть…

– Не надо девять. И не надо нам никого второй. Ты родишь мне девочку. Джамилей её назовешь. С самого детства мечтал о дочери по имени Джамиля.

Надеюсь, что я буду присутствовать при появлении Джамили на свет, а не сдохну под цитаделью – если не завтра, так послезавтра.

Не хочется умирать. Не хочется оставлять Катю без меня. Равно как и не хочется отпускать её от себя в эти минуты, когда мы пока что вместе. Пока смерть, если таковая ждет меня в скором времени, нас не разлучит.

– Поспи. До пересадки ещё есть время.

Нужно отдыхать сейчас. Тем более, не факт, что завтра у нас будет на это время. Обессиленные мы ничего не сможем.

– Надо бы поспать. – согласилась Катя, сладко зевая. – Я мертвецки устала.

– Спи, любовь моя. – поцеловал ее в лоб и заботливо накрыл одеялом, чтобы не замёрзла. – Спи и ничего не бойся. Я с тобой.

Катя моментально провалилась в сон.

А я лежал, заставлял себя поспать, и не смог. Всё думал о том, что Казбек мою Аврору забрал.

Где искать ее? Действительно ли в "Мактуб" она будет, или где-то ещё, ведь глобус не маленький.

Хоть бы Казбек не догадался о моих планах раньше, чем нагряну к нему, и не решит перевозить мою Аврору из страны в страну, как делает со своей сестрой.

И всё-таки, что в Гюльчехре такого особенного, помимо узкой щели? От кого Казбек её защищает, и почему? Чем эта Гюльчехра уникальна? Я должен это узнать, и как можно скорее.

Глава 8. Фархад/Катерина

…Я вырвал сердце из своей груди,

С этим сердцем я властен

Смыкать ваши веки,

Я буду петь до рассвета,

Ярким светом на небосводе

Моё сердце горит…

Rammstein, "Mein herz brennt".

Мерген прислал мне на телефон видеоотчет, как избивает и насилует мою дочь за выходку в самолёте.

– А ты не девственница! Папочка в курсе, что тебя, правоверную, подпортили до брака? Как жаль, что я не первый у тебя, Аврора! Я так грезил стать твоим первым и единственным мужчиной! Ты видишь это, Палач?! – прокричал Казбек, глядя в камеру. – Видишь, как я трахаю твою доченьку? Смотри внимательно, мразь, и плачь! И ты, Тарантул, тоже смотри! Любуйся, что я делаю с твоей женой, и считай, сколько раз я кончу в неё!

Я выключил видеопослание, не в силах досмотреть до конца, и сам не помнил, как поднялся на палубу.

Достаточно было истошных воплей моей дочери и без включенного изображения, чтобы зажечься непреодолимой прихотью разорвать Казбека на куски голыми руками. Я обязательно сделаю это при встрече.

Не глядя отдав телефон тому, кто в тот момент стоял на палубе, – наверное, это была Мардж, – я отошел к периллам и, преисполненный желанием отомстить кроваво и беспощадно всем, кто так или иначе связан с Казбеком, обратил мрачный задумчивый взор в морскую гладь.

– Мне срочно нужна принцесса Гюльчехра. – сообщил я своё требование спустя несколько секунд раздумий о том, как бы раздавить Казбека ещё до того, как встречусь с ним с глазу на глаз. – Бросить все силы на ее поиски. Подкупить кого угодно. Убрать кого угодно. Сделать всё невозможное. Но она нужна мне, и немедленно. Где сейчас Мурат?

– Лежит плашмя в каюте. – отвечала Мардж, к тому моменту успев просмотреть часть видеообращения. – У него сильный жар.

– Всё равно позови его сюда.

– Он бы никогда не предал тебя, Фархад. Ты и сам знаешь, что это видео – глупая провокация. Казбек сделает всё, что угодно, чтобы посеять раздор в наших рядах и тебя вывести из строя. Чем он и занимается сейчас, а ты веришь ему.

 

– Кто сказал, что я ему верю? Я всего лишь хочу знать, способен ли Мурат воевать.

– Нет, Фархад. Мурат слишком слаб. Подозреваю, у него началось заражение.

– Распорядись, чтобы для него нашли место в клинике. И передай всем подразделениям "Иллюзии", в каждой стране, чтобы искали принцессу.

– Как скажешь, так и будет. Уверена, мы скоро найдем эту принцессу, где бы её не прятали. Что сделаешь с ней, если не секрет?

Оглядев палубу на присутствие других членов команды и только сейчас заметив, что здесь только я и Мардж, я не стал скрывать своих намерений насчёт этой девицы.

– Возьму в рабыни и буду не спеша уничтожать. Больше нечего с ней делать.

– То есть, твои действия в отношении неё будут аналогичными, как в случае с Катей, правильно поняла? Приемы все разучили, надеюсь? Завтра повторять при нас не будете? – скрестив руки на груди, поинтересовалась Мардж язвительно.

Неужели она стояла за дверью и подслушивала, как я жену по кровати гонял? Ох, как это не красит её…

– Ты слишком любопытна, Мардж. – отвернувшись от неё, я снова поглядел за борт. – Приказ до сих пор не исполнен. Не тяни время. Иначе понижу тебя в должности.

Мои слова подействовали на Мардж должным образом. Сообщив, что исполнит приказ в точности, она поспешно скрылась с моих глаз.

Постояв ещё немного на палубе, я вернулся в каюту, где крепко спала Катя. Прилег рядом, но так и не смог заснуть.

И вместо того, чтобы принять снотворное или посчитать овец, как мама обычно советовала, я вынес из каюты все документы, чтобы не шелестеть ими и случайно не разбудить Катю.

Заняв столик в абсолютно пустом баре, я разложил перед собой схемы с чертежами и, заказав очень крепкий кофе без сахара, принялся за детальную разработку плана по захвату цитадели "Мактуб".

Я не оставлю этой дьявольской норе ни малейшего шанса; ни один ярус её не уцелеет после моего вторжения.

Никто не выживет. Уж я об этом позабочусь.

***Катерина

Проснулась вроде бы рано, поспала мало – пару часов от силы, а Фархад, мать его, уже куда-то успел деться…

Небось сразу смылся после того, как я отрубилась, и снова за работу свою засел – как всегда, без сна и отдыха. Только куда, блин?

Паром высотой с десятиэтажное здание, если не больше. Двенадцать пассажирских палуб всего; и хоть нас всей командой разместили на девятой, но далеко не факт, что Фархад именно на этой палубе сейчас, ведь он может быть где угодно.

Ниже нашей расположены грузовые палубы с грузовиками, доверху набитыми контрабандой. Куда всё это транспортируется и для каких целей, мне знать было не нужно – это же паром «Иллюзии» – тут не может перевозиться ничего легального.

На какой из палуб искать Фархада, простите? Хоть бы писульку оставил, в какую сторону мне надо идти…

Прогулявшись по коридору девятой палубы, я недолго постояла у закрытых дверей лифта, раздумывая, стоит ли пользоваться им. В итоге побоялась и решила ковылять пешком, невзирая на то, что ноги после бурной ночи толком не слушались, одно путаясь между собой.

Заодно пройдусь и осмотрюсь, думала, чтобы иметь представление, что из себя представляет паром, на котором плавала впервые в жизни.

Ну и ненадолго представлю, что мы с Фархадом на круизе… И нет тут никаких грузовых палуб с броневиками, тоннами оружия и невесть чем еще… Но если не думать о том, что именно этот паром перевозит, то вполне можно позволить себе и помечтать.

Интерьер парома в целом, а не только нашей каюты, напоминающей номер класса люкс в отеле, неприлично богатый. Здесь приятно находиться.

Вот бы остаться тут подольше. Жаль, мы не можем. Уже сегодня или завтра максимум мы пересядем на катер или рыболовецкое судно. Нас подберут в открытом море и довезут до Ливана. Вроде бы так говорил Фархад.

На чудесном Кипре, к моему сожалению, остановок не будет. Слишком медленно идем – паром "Иллюзии" большой, груженый и ужасно неповоротливый.

Как будем пересаживаться на корабль, интересно? Прыгать за борт? В холодную глубину открытого моря?

Ненароком представив себя в роли Розы Доусон из "Титаника", я тут же усмехнулась с этих глупых ассоциаций, ведь в нашем случае прыгать с палубы, к счастью, не придётся, и пошла дальше.

Следуя указателям на стенах, я вскоре набрела на ресторан, полный народу, где по моим предположениям мог находиться и Фархад.

На палубе, помимо ресторана, имелся бар, пассажирская зона на открытом воздухе, место для отдыха со всеми удобствами, включая сауну и комнату для массажа.

Основную часть посетителей ресторана составляли солдаты в камуфляже песочного цвета.

Кто-то заканчивал завтракать, а кто-то, как к примеру, Азамат, вечно хмурый и озлобленный на всех и вся, уже с утра закладывал себе за воротник.

И когда этот зануда успел тут появиться? Разве паром совершал остановку?

Наверное, Азамат, как и все эти солдаты, поднялся на паром раньше нас, а ночью спал, как все нормальные люди.

Не увидев ни одного знакомого лица среди присутствующих, кроме него, я была вынуждена подойти к Азамату, хоть и терпеть его не могла. Ну просто на дух его не переносила, как и он меня. У нас была взаимная антипатия, причем с первого взгляда.

– Фархад где?

Приблизившись к столику, за которым сидел Азамат в компании с бутылкой виски и пепельницей, полной окурков, я задала ему вопрос шепотом, поскольку голос после вчерашнего осип. Но даже сейчас я не поленилась выразить интонацией свою неприязнь к первому заместителю моего мужа.

Азамат, аналогично не поприветствовав меня, пренебрежительно качнул головой в сторону двери, выходящей на открытую палубу-террасу.

Не поблагодарив его за помощь, я поспешно двинулась прочь из ресторана, насквозь пропавшего алкоголем и голосистыми мужиками в военной форме, которые знать не знали о таких вещах, как манеры приличия и элементарные правила поведения в общественном месте, но зато могли похвастаться высоким уровнем тестостерона в крови.

Фархад действительно находился на террасе. Он занял столик не под навесом, сидел под моросящим дождем и глядел вдаль.

Дождь его совсем не заботил. И меня тоже.

Обрадовавшись тому, что Фархад один, и поблизости нет назойливой Марджаны, я заняла свободное место напротив и с улыбкой пожелала ему доброго утра.

Фархад оценивающе оглядел меня исподлобья и буркнул.

– Какое ж оно доброе, если ты хрипишь? Когда ты не здорова, утро добрым быть не может.

– Пройдет. Уже лучше себя чувствую. Сейчас тепленького попью, и отпустит.

– Вот тебе. – Фархад небрежно пододвинул ко мне завтрак. – Чтобы не стояла там одна, не выбирала. На свой вкус тебе взял.

Потрогав снизу блюдо, спрятанное под металлическим куполом, я приятно удивилась тому, что оно горячее.

Значит, Фархаду успели сообщить, что я вышла из каюты, и он заранее позаботился о том, чтобы заказать для меня завтрак.

– Это очень мило с твоей стороны… – продолжая нежно улыбаться Фархаду, я принялась гадать, что же находится под куполом.

– Скорее, практично, нежели мило. – Фархад одной фразой напрочь убил всю романтику. – Я ж тебя знаю, как себя. Иначе как бы я предусмотрел, что ты не возьмешь себе завтрак?

– Спасибо за заботу, дорогой.

– Хэ… Нет. – безрадостно хмыкнул Фархад, заставив меня в недоумении поднять на него глаза. – Не дорогой я. А любимый-дорогой.

– Овсянка? Только не говори, что она еще и несладкая… – приоткрыв блюдо, я огорчилась. – Ну и гадость, хоть и полезная… Небось, и кофе такой крепкий, что глаза повылезают.

– Крепкий с сахаром. Прости за моё неласковое поведение этой ночью. Я что-то увлекся. Сам не свой был вчера.

Осторожно попробовав кофе на вкус, я долила немного молока, затем отвела смущённый взгляд и поглядела на море.

Немного волновалось оно сегодня. А вчера был полный штиль. Штиль перед кровавой бурей в пустыне смерти…

– Ничего же со мной не случилось. – ощущая себя очень неловко потому, что Фархад просит прощения не за что-то плохое, а за секс, пусть и не нежный, я пожала плечами. – Не за что извиняться. А голос вернётся. С кем не бывает… Подумаешь, сел…

– Не подумаешь. Я виноват в том, что ты говорить нормально не можешь. Меня не оправдывает даже то, что эта ночь могла стать последней.

– То есть? – опешив, я с опаской вытаращилась на Фархада. – Что ты хочешь этим сказать?

– В казармах "Мактуб" нам будет не до любви. Койки узкие, стены тонкие, да и обстановка в принципе не склоняет к романтике.

– Ах, вот ты о чём…

– Простишь меня?

– Грубо, жёстко, извращённо, и очень быстро, но мне понравилось. Иногда надо и разнообразие какое-нибудь вносить… Чтобы не приедалось… Прощаю, конечно. Ещё не ложился?

– Бессонница. У меня на новом месте всегда так.

– Нервничаешь? – я поежилась то ли от ветра, с моросящим дождем дунувшего в лицо, то ли от беспокойства.

Фархад взял со стола свою чашку с кофе и, развернувшись боком ко мне, уставился на море.

Напряженный он слишком. Задумчивый и какой-то мрачный. Снова на своей волне. И снова сам себе на уме.

Давно не видела Фархада таким. Уже и позабыть успела, как он любил не посвящать меня во все свои дела раньше. Но теперь он ещё и сожалеет за то, что повел себя дикарём в постели, и извиняется. Фархад не хочет, чтобы я таила на него обиду, хотя никогда прежде его не заботило, слишком для меня или терпимо. Это меня и насторожило.

Неужели Фархад думает о смерти? А думая, он притягивает смерть к себе.

Снова от него тем же холодом веет. Как и тогда, незадолго до вторжения банды Алиева в наш семейный покой.

– Я тоже нервничаю. Нервничаю и боюсь. – так и не получив ответа от Фархада, пугающего своей мрачной депрессивной отрешённостью от всего, я призналась первая, в надежде, что и он раскроет мне свою душу.

– Я спокоен. Мы найдем Аврору. Казбека кастрируем, потом поделим на порционные куски и скормим птицам. И поедем домой.

Неожиданно жестокое заявление о том, что ожидает Казбека за похищение Авроры, заставило меня вздрогнуть.

– Не сомневаюсь, что его постигнет ужасная участь. Но я не это имела в виду. О другом поговорить хочу.

Фархад опустил взгляд.

– О чём другом, Катя?

– Тебе нелегко даже вспоминать о тех временах, когда жил в приюте, а ты возвращаешься туда. Пусть ненадолго, но… Я знаю, ты боишься, хоть и не признаешься никогда.

Лично мне очень страшно даже представить, что из себя представляет этот самый «Мактуб», где издавна процветает конвейер убийц. Его стены столько киллеров выпустили за годы своего существования, что и подумать жутко. От осознания этого по телу уже пробирает дрожь. Если сам Фархад боится "Мактуба", а Фатима бы ни за что не отпустила его если б он не выдумал иной пункт назначения, значит, есть повод и мне бояться не переставая.

– Эта цитадель, не представляющая опасности на первый взгляд – не лучшее место для туристических экскурсий. Но мы не проездом, Кать. Мы осядем там на какое-то время. Может неделю поживем, а может и меньше.

– Мы будем жить в "Мактубе"? – удивилась я, а у самой от одной только мысли холодок по спине пробежал. – Прям ночевать в казармах будем?

– Придётся. – тяжко вздохнул Фархад, совершенно тому не радуясь.

– Это ж так волнительно. Это честь для меня – побывать там, где ты рос, спал, учился, заводил друзей… Где ты получил отличный опыт, который совершенствуешь и которым гордишься…

– Опыт? – из-за моих попыток немного воодушевить его, Фархад лишь скривился. – Ты что отличным опытом зовёшь? Чем я гордиться должен? "Мактуб" не дал мне ровным счётом ничего, что помогло бы понять эту жизнь. Завтракай и иди спать. В половине пятого будем в порту.

– У нас впереди целый день. Ты со мной побудешь?

– Вряд ли. Мне нужно работать.

– В каюте скучно. И тем более, кровать такая большая. Да и голос ко мне уже возвращается, так что… Может, повторим?

Моё предложение заставило Фархада нескромно ухмыльнуться и само собой согласиться.

– Времени до вечера вагон. Всё успеем – и поработать, и покувыркаться. Доедай скорее, и пошли в каюту.

Марджана, как будто зная, когда именно надо подойти, своим появлением испортила нам завтрак и предстоящие планы.

Она прям так и следила в оба, чтобы Фархад ни в коем случае со мной не уединился.

– Как поступим, если… – она начала свой вопрос и не договорила, заносчиво покосившись на меня, будто я чем-то ей мешаюсь.

Я молча отодвинулась дальше, давая Марджане возможность подсесть к Фархаду. А та на радостях отвлекать его взялась от игривого настроения всякими "важными картами" и планами подступа к «Мактубу», устройство и потайные ходы которого она знала лучше, чем Фархад, так как работала там не одно десятилетие.

 

Марджана так кичилась важностью и незаменимостью своей персоны, что её было тошно слушать, и мне пришлось обойтись голым кофе. К овсянке не притронулась, потому что аппетит пропал сразу, как только эта драная коза появилась и помешала нам наслаждаться обществом друг друга.

Слова вставить я не могла на протяжении нескольких минут, так как по делу, которое они горячо обсуждали, была бесполезна. Пришлось сидеть молча и ждать, когда они всю карту местности пальцами перешерстят.

Когда же речь зашла за какие-то системы, я мысленно заткнула уши, попыталась отвлечься от всего и насладиться чудесным видом.

Вдыхая морской соленый воздух и чувствуя лёгкий ветерок в волосах, я всё равно находилась на пределе. Меня откровенно бесило, что Марджана лезет в нашу жизнь. Как долго она собирается мешать нам?

– Если они возьмутся бомбить раньше, чем мы оббежим территорию… – Марджана упорно крала внимание Фархада и, казалось, вообще не намеревалась отпускать его. – Мы реально можем не успеть преодолеть это расстояние через "античность"…

– Мы не будем бегать. Не спеша пойдем.

– Не спеша? – едко усмехнулась она. – А сейчас ты скажешь, что мы через главные ворота войдем?

Фархад утвердительно кивнул ей.

– Именно так, Мардж. Если будем искать окольные пути, они поймут, что пришли мы не с миром. В наших интересах не допустить этого до тех пор, пока не войдём в холл.

– Ты в своем уме? Кто ж нас пустит в таком составе? Нас перебьют ещё у моста…

– Есть одна идея. Только бы на это согласились все. Безумная идея, конечно…

– Да у тебя других идей в последнее время не бывает. А если не согласятся?

– Придется идти в обход. Пробираться по тоннелям, в нечистотах и прочем… В общем, выхода у нас два.

– Надеюсь, не придется. – тут уже я вклинилась в их слишком долгую беседу. – Ненавижу тоннели.

– Я тоже страсть как их ненавижу. – подняв на меня взгляд, сообщил Фархад с улыбкой.

– Почему ты ненавидишь тоннели?

Желая растянуть мгновение, когда наконец вижу эти любимые чёрно-карие глаза, я активно взялась продолжать тему о тоннелях, хоть толком и не разбиралась в них.

– С таким ростом и шириной плеч, мне довольно непросто перемещаться по узким тоннелям "Мактуб". Не под меня их рыли – совсем низкие и уж очень узкие.

– Как Винни-Пух, который объелся в гостях? – рассмеялась я, представив Фархада, который застревает в каком-нибудь тоннеле аналогичным образом.

– Каковы будут указания для меня, Фархад? – и снова влезла Марджана.

– Нужна паранджа. Желательно с сеткой, чтобы лицо покрывала.

– На местном рынке можно будет затариться. Там этого добра полно. Если с сеткой не найду, обычная не подойдет?

– Нет. Нужна именно с сеткой.

– Боишься, что нас сглазят, что ли? И сколько штук надо?

– На всякий случай двадцать.

– Нам с Катей на двоих двадцать?

– Не только вам.

Марджана на некоторое время замолчала, таращась на Фархада и усердно обдумывая сказанное.

– Фархад. Не знаю, где планируешь откопать наложниц за столь короткий срок, но…

– На всех низкорослых в команде.

Марджана округлила глаза.

– Переодеть солдат женщинами? Ты сумасшедший. Но ты гений, Фархад.

От восторга она шлепнула по столу ладонью так, что чашки с тарелками подпрыгнули, и тут же повернулась к двери ресторана, позвав кого-то жестом.

– Не представляю, как ты уговоришь солдат. Эта идея с переодеванием неприемлема для них.

– Мы не в том положении, чтобы выбирать, что приемлемо, а что нет. Это самый оптимальный шанс проникнуть в «Мактуб» с минимальными рисками. Рашид передаст тринадцать рабынь. Договорился сдать их на полдень. Пропуск через границу у нас будет. Переоденемся и пойдем.

– Рашид ростом метр в кепке. Тебя и его невозможно перепутать.

– Рашид не имел дел с Казбеком.

– Зачем тринадцать рабынь? – услышав, что в нашей команде появится столько девушек, да ещё и на правах наложниц, я ревниво поинтересовалась у Фархада. – Куда ты их денешь потом?

– Пусть обслуживают. Еду готовят, стирают, танцуют для нас. Дел женских мало что ли?

При упоминании о танцующих рабынях, в моей памяти настырно всплыла картинка из прошлого. Когда-то я тоже была рабыней и тоже танцевала для господина.

Теперь я не рабыня, и мне выпадет невероятная возможность посмотреть на ситуацию с другой, господской стороны.

Что-то совсем не радует меня это обстоятельство…

Может, солдаты сами себя обслужат, ведь не маленькие уже?

– Неизвестно, на сколько времени там зависнем. Так что женщины будут не лишними. Что насчёт расположения капсул? Там же, где и были? – кратко пояснив, почему рабыни жизненно необходимы ему и команде, Фархад шустро сменил тему.

– Там же. – кивнула Марджана. – Капсулы никуда не переносили.

Я же понимала, что эти несчастные тринадцать девушек нужны не только для того, чтобы готовить еду и стирать. Помимо танцев, рабыни будут развлекать диких бородатых солдат, коих намного больше по численности.

Я грезила выпытать у Фархада всё об этих рабынях, а также напомнить о его обещании не заводить гаремы "Иллюзии", а ещё предупреждать меня о таких вещах не в последний момент, но нам не удалось и фразами обменяться спокойно.

– Фархад, ты всерьёз?

На сей Азамат помешал нам пообщаться.

Фархад попросил его наклониться и что-то прошептал в ухо.

Заливисто захохотав, да так, что и меня заразил своим смехом, Азамат откланялся и вприпрыжку вернулся в ресторан.

– Куда он такой счастливый поскакал? – поинтересовалась я, увидев в Азамате совершенно другого человека.

– Обучать команду быть женственными. – сообщила Марджана, пока Фархад чертил какие-то линии на карте пустыни. – Короче, главное, что мы должны делать при входе на территорию "Мактуб" – это не смеяться.

– Ни в коем случае не смеяться. – согласился с ней Фархад и сам тут же взорвался от хохота.

***

После распланировки завтрашнего дня вместе с Марджаной, Фархад и большая часть экипажа разошлись по каютам.

Он попросил меня не засиживаться. Но я засмотрелась на море, задумалась о своем и забыла. Солнышко припекло, дельфины плескались себе играючи, и мне лень было куда-то идти…

Когда вернулась в каюту, Фархад к тому времени уже спал как младенец, в своей привычной манере развалившись звездой на всю кровать.

Чтоб не потревожить сон Фархада, а иначе его было не подвинуть, я разместилась в кресле. Кресло оказалось не таким удобным, как кровать, но мой маленький рост позволил лечь в нём, не скручиваясь в три погибели.

Слушая монотонное дыхание Фархада, я вскоре и сама заснула, а пробудилась уже на кровати, под звон будильника на его телефоне.

Фархад перенес меня на кровать, пока спала. А сам снова куда-то пропал.

Ну и неуловимый же он…

С медвежьими габаритами, и так незаметно исчезать. Невероятный талант у Фархада, что тут скажешь. И мне это, в силу предстоящих событий, уже начинает не нравиться…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru