Незнакомец. История одержимости. Книга 2

Виктория Лукьянова
Незнакомец. История одержимости. Книга 2

Глава 7.

– Здравствуй, Варвара, – она не скрывала лица, и это было удивительно. Увидеть Леди, такую опасную и одновременно изысканную в стенах клуба и без главного атрибута этого места. – Я так рада нашей встречи, – она протянула длинные руки с алым маникюром на изящных пальчиках, и впилась ноготками в мои ладони.

Я смущенно кивнула, вспоминая нашу первую встречу здесь два года назад. Тогда все было иначе. Нет, не иначе. Тогда я искала легкий способ выбраться с засасывающей меня пучины долгов и беспросветного будущего, сейчас же я искала спасения, пусть и по иной причине.

– Он будет здесь, – тихо пробормотала, не дожидаясь ее вопросов, но Леди лишь усмехнулась, прикасаясь к моему локтю.

– Конечно же будет, – она лукаво улыбнулась, изогнув аккуратные идеальные губы. – Пройдем. Я приготовила для тебя комнату, чтобы ты смогла дождаться его и быть такой, с какой он захочет встретиться.

– Тогда мне понадобится бронированная стена, – горько усмехнулась, получив в ответ заливистый смех Анны.

– Варвара, – протянула женщина, подводя к длинному коридору, по которому я однажды уже ходила. – Он искал тебя, здесь в этих стенах. И думаю, я должна предупредить тебя перед встречей с ним. Но не беспокойся, мы заботимся о безопасности наших клиентов. С тобой ничего не случится, кроме того, что захочешь ты сама.

Анна окинула меня взглядом, заострив внимание на животе, а после и чуть ниже. Я смущенно свела ноги, прежде чем ступить через порог комнаты, около которой мы оказались.

– Я здесь не за этим, – тихо пробормотала, осматриваясь по сторонам. Отчего-то ждала опасности даже тут, в светлой комнате среди мебели.

Но Анна не отреагировала на мои слова. Она лучилась оптимизмом, располагаясь в комнате. На ее лице сияла хищная улыбка, которой она одаривала меня, видимо пытаясь вдохнуть немного боевого настроя в мое дрожащее от страха тело. Однако я не разделяла ее воодушевления, чувствуя, как превращаюсь в комок оголённых нервов.

– Я приготовила для тебя наряд, – Леди прошла к высокому шкафу и открыла тяжелые двери.

Я замерла, всматриваясь в единственное платье, если эту шелковистую переливающуюся тряпочку можно было назвать подобным словом. Все-таки больше оно напоминало кусок ткани, нежели то, в чем можно было скрыть тело.

– Оно прозрачное, – сглотнув ком, произнесла я.

– Такие условия, – Анна усмехнулась и расправила складки ткани, открывая мне то, что предполагалось одеть под платье. Тоненькое белье-веревочки. Кажется, Анна издевалась надо мной, потому что я в жизни не надела бы подобного. Даже Марат никогда не требовал от меня подобной одежды. Это же провокация чистой воды!

– Вы за что-то мстите ему? – я шагнула вперед, чтобы коснуться наряда и ощутить под рукой изумительно легкую ткань. Да, под ней я останусь обнаженной. Даже веревочки не спасут.

– О нет, – Леди усмехнулась. – Просто хочу, чтобы ваш разговор прошел на отлично, – она лукаво подмигнула, но я знала, что часть условий Анны еще не были выполнены. Она рассказала мне не все.

– А что после? – я повернулась лицом к женщине, скалившейся безупречной улыбкой.

– Это сюрприз, – она подмигнула. – Но это условие, на которое вы согласились.

– Я бы не хотела, чтобы он был еще больше зол, – вцепилась пальчиками в собственную кофту.

– Он будет зол, – Леди пожала плечами. – Он всегда зол, когда приходит сюда. Когда покупает очередную девственницу на торгах, когда жестоко расправляется с ними.

Каждое слово, произнесенное Анной, резало меня на лоскуты. Жесток? Зол? Что же он творил?!

– Он покупает девушек, которые похожи на вас, Варвара. Он лишает их невинности довольно грубо, топчет их гордость, поступает унизительно. Часто им требуется помощь врачей, – на этом слове Леди замолчала, а меня нервно потряхивало от воспоминаний о том, как прошла наша первая ночь. Точнее то, каким жестоким был тогда Марат. Врачи, кровь.

Быстро мотаю головой, пытаясь выбросить воспоминая. Прошлое не должно мне вредить. Это же прошлое. Я прошла через него, я выдержала и выжила. Я должна настроить себя на то, что и будущее не будет со мной убийственно жестоким.

– Я все равно с ним встречусь, – повела плечом, разворачиваясь к Анне спиной. – Наверное, мне нужно подготовиться.

– Конечно, – я не знала, улыбалась ли она или ее лицо стало серьезным, как и мое, но Анна вышла из комнаты сразу же, а следом вошла девушка в серой униформе. Она назвала свое имя, данное для этой работы, но я не запомнила.

Я позволила себя переодеть, привести волосы в порядок. Неброский, но качественный макияж, и спустя час я была готова встретиться с ним. Лишь внешне готова. Внутри все также плескалось сомнение, готовое утопить меня под своими темными волнами страха и отчаяния.

Ты сможешь, Варя. Тогда смогла. И сейчас получится.

Леди стояла на пороге, когда все приготовления были окончены, и я готовилась встретиться со своей судьбой. Точно так же как два года назад.

– Варвара, я не прогадала тогда, – Анна улыбнулась, и теперь на ее лице я могла рассмотреть искусную черную маску. – Вы прекрасны.

Ее комплименты когда-то могли меня смутить. Сейчас же я не чувствовала ничего. Даже страх отступил. Нужно двигаться вперед.

Просто кивнула и последовала за ней, прикрывая практической обнаженное тело прозрачной черной тканью. Мы шли недолго, и все время я смотрела только вперед, в ее спину. Она была моим ориентиром в этом чужом мире. Единственной, кому я могла довериться сейчас. Леди остановилась около черной высокой двери, и я глухо ахнула, вспоминая это место.

– Это то самое, – выдавила из себя, на что получила смешок и энергичный кивок. Она мстила Марату, а надо мной издевалась. Я стала орудием мести, той, кем можно было разозлить и задеть Марата Салмина.

– Вы не понимаете, с кем затеяли игру, – мой голос перестал дрожать.

– Я знаю, – уголки губ Леди поползли вверх. – Знаю, и поступаю так, как сделала бы. Никаких сомнений, Варвара. Он достоин такой встречи. Ему нужно напомнить то, зачем он сюда приходит.

– Но я не девственница, чтобы продавать меня.

– Доверьтесь мне, – Анна протянула руку вперед, касаясь пальцами шеи. Словно проверяла как бешено бился пульс в тонкой артерии.

– Мы так не договаривались, – вымолвила я, ощущая, как ее ногти царапали кожу.

– Это мои условия. И вы оба будете следовать им. Если вы, Варвара, хотите получить то, зачем сюда пришли. Как и он. Так что? Согласны? Или эта дверь не откроется, – протянула она, всматриваясь в мои глаза.

– Согласна, – я перехватила ее руку, заставляя убрать горячие пальцы от шеи.

– Тогда вперед, Варвара. Твоя судьба за этими дверьми, – Анна повернулась к тяжелому черному полотну и дотронулась до позолоченных ручек. – Если судьба, конечно же, выберет тебя и в этот раз.

Я зажмурилась, хотя знала, там не будет слепящего света. И лишь после секундной заминки, показавшейся мне вечностью, заставила себя открыть глаза и сделать первый нерешительный шаг. Я не должна была бояться, но предстать перед множеством людей почти обнаженной, ощущать на себе их оценивающие взгляды, было выше моих сил. Но там был и он. Он ждал меня. Я надеялась, что он ждал, поэтому заставила себя выйти в центр сцены, развернуться лицом к освещённому залу. Дождаться, когда сменится освещение, и посмотреть на него.

Так и произошло. В зале стало темно, на сцене разлился яркий свет.

Он был там. Он смотрел на меня.

Я согласился на безумную игру Леди, когда переступил порог «Маски». Она встречала меня как самого дорогого гостя с распростертыми объятиями, но я видел за беззаботной улыбкой оскал хищницы, которая решила, что сможет хоть раз превзойти меня. Но сегодня был не тот день, когда я хотел бороться с ней. Я приехал сюда по иной причине, и эта самая причина, сверлившая в моей броне дыры, была где-то здесь. Где-то в этих стенах, на территории, которая не принадлежала мне. Иначе я бы уже давно перевернул «Маску», разнес бы в щепки дорогую вычурную мебель, расколошматил бы стены в пыль. Я бы нашел ее, но еще несколько часов назад, когда садился под конвоем охраны в машину и отправлялся в квартиру, дал себе обещание терпеть. Просто собрать весь гнев в кулак, сжать его там и не выпускать, пока не встречусь с ней. А там… Будь что будет.

Вот и сейчас, когда входил в знакомый зал для торгов, не понимал, что затеяла Леди. И какого хрена здесь собрались другие клиенты? Что за чертово представление намеревалась устроить ведьма и маленькая сучка, выманившая меня своими напуганными глазками и сладкими губами, вкус которых я не мог забыть.

Занимая привычное место с краю, я осмотрелся. Несколько мужчин, облаченных в костюмы и маски, перешептывались, смеялись, кто-то бурно обсуждал биржевые сводки. Ничего нового. Работа, бизнес, и никаких тем о собственной жизни. И ни слова о той, кто должен появиться на подготовленной сцене.

Перевел взгляд на столик с напитками, но отмахнулся от затеи влить в себя алкоголь. С ней я хотел быть предельно трезвым, иначе действительно слова Майорова могли сбыться. Пожалев лишь о том, что не взял своих сигар, я вновь оглядел сцену, вспоминая, как однажды уже видел ее там. Такую маленькую, хрупкую. Нервно переплетающую пальчики и сводящую коленки. Тогда я хотел ее проучить, показать, что нельзя играть со взрослыми мужчинами, даже пытаясь заработать легких денег. Но она проучила меня, доказывая лишний раз, что никому нельзя верить.

Однако, что бы изменилось будь у меня возможность вернуться в прошлое? Пришел бы я в клуб? Захотел бы увести ценный приз у Парнасского, покупая ненужную мне девственность, в обмен на то, чтобы позлить конкурента? Нет, ничего бы не изменилось, даже знай к чему бы все привело. Варя стала той, кто мог разрушить меня, сама того не желая. Она и не хотела меня, не тянулась ко мне, не желала быть частью моей жизни. Это я навязывал ей свое существование. Это я спрятал маленькую пташку в золотую клетку, решая, что так смогу удержать ее. Но если не в дверь, так в окно? Так и поступила Варя, сбегая от меня. Только вот что она теперь искала? Зачем понадобилась эта ненужная для нее встреча? Опасная для нее встреча. Ведь она пряталась от меня, когда я оставался там, где она всегда могла найти меня. Как на ладони для глупой девчонки.

 

Возможно, все дело в статьях… Да, в статьях, которые заставили ее высунуть носик из норы, в которой ее упрятал Булат. Неужели, она перестала доверять ублюдку? Или так испугалась за свою жизнь, что пошла наперекор его приказам? Слишком много вопросов, которые душили меня, но я заставлял работать легкие, втягивая воздух, пропитанные дымом сигар и слабым ароматом алкоголя. Еще немного и я получу ответы, даже если мне придется выдирать их из ее глотки вместе с языком.

На сцене было темно, и я могла разглядеть зал. Чем и занималась, пока остальные собравшиеся занимали места. Я уловила скользящий взгляд Марата на себе, ощутила, как холодок дотронулся моей кожи. Не знаю, видел ли он меня, или все было лишь разыгравшейся фантазией. Но я повела плечами, поправляя сползающее по плечам платье. Все-таки мне было стыдно появляться при нем в таком виде. Он не одобрит. Решит, что я провоцирую его, играю. Леди думала, что брошенная петля на моей шее будет удачно смотреться, а Марат лишь ее затянет, не дав оправдаться. Ведь я пришла за тем, чтобы попросить у него прощения. Попросить отпустить меня. Просто отпустить.

Свет в зале погас, стихли и голоса. И от секундного мрака я растерялась окончательно. Сжала губы, сглотнула. Это же конец! Какая я дура! Зачем приехала сюда! Но вся паника исчезла после того, как меня ослепил свет, разлившейся на сцене. Точно также как тогда, когда я по собственной глупости решила заработать деньги. Но сейчас я пыталась заработать свободу, выторговать свою жизнь. Поэтому оцепенение спало, открылись тяжелые веки, и я с вызовом взглянула в зал, встречаясь взглядом только с тем, для кого я появилась в «Маске». Кого я хотела видеть. Остальной мир померк, превращаясь в серую массу. Я не видела других клиентов-покупателей, не слышала звуков, даже не обращала внимания на лицитатора, который озвучивал в молчаливых жестах цену. И за все то время, пока шли привычные для клуба торги, Марат ни разу не кивнул. Ни одной ставки, ни одного жеста.

Я не нужна ему.

Теперь померк и мой мир. Он не хотел видеть меня, не хотел знать. Все напрасно.

Я опустила глаза в пол, посмотрев на черные туфельки, заботливо выделенные мне Леди, как и весь наряд. Свела руки, прикрывая себя, и пожелала провалиться сквозь землю. Как же унизительно. А если это не фарс, и меня действительно кто-то купит из гостей? Как все это обставила леди? Вот вам девушка, она не невинная, но тоже сойдет. Делайте с ней что хотите. Интересно именно так обо мне говорили, собирая полный зал незнакомцев? Что будет со мной?

В груди щемило, а слезы жгли глаза. Какой же я дурой была! И как хотелось развернуться и выбежать. Уйти прочь со сцены, влепить Леди пощечину за такие условия. Да вот только никто меня не выпустит, даже не смотря на то, что никакого контракта с клубом я не заключала, и была здесь на условиях договоренности. Вот только Леди обманула меня. Играла нами, столкнула лбами так, как не хотели мы оба, и получала от этого удовольствие. Я унижена и раздавлена, как те другие девушки, про которых она говорила. Марат выше меня, выше всей этой грязи, идиотского спектакля.

Сжав плотно губы, я напрягла кулаки, пытаясь собрать гнев. Он понадобится мне, и я не могла потерять ни крупицы злости. Но в последний миг, перед тем как посмотреть в последний раз на Марата, я услышала его голос.

– Лимит.

Немного хриплый, но твердый. Жесткий, пропитанный ядом.

Вздрогнув, я посмотрела на него, встретилась с темными глазами, и улыбнулась. Не знаю почему, но мои губы превратились в улыбку. Против воли, против доводов рассудка. Я просто рада была услышать его голос. И то самое заветное слово. Он выбрал меня.

А после погас свет, появилась ширма, и я не могла видеть его лица, скрытого черной маской. И лишь чудом удержалась, чтобы не рухнуть на колени от счастья. Я увижу его, я смогу поговорить с ним, сказать все, что хотела. Все эти месяцы, прожитые в бесконечном страхе.

Дверь за спиной отворилась, на пороге появилась невысокая девушка в серой униформе. Она поманила меня, точно так же, как тогда. Я смело шагнула за ней, поправляя платье, и ощущая, как тело наполнялось жизнью. Несколько минут. Я была уверена, что ему потребуется всего несколько минут, и после я встречусь с ним. Услышу вновь его голос, смогу ощутить его запах. И я отчаянно молилась не испугаться. Не превратиться в ту маленькую глупую Варю. Я хотела быть старше, быть сильнее. Просто стоять хоть чуточку выше той ступени общества, с которой он меня подобрал. Тогда я была мусором, но кем я стала сейчас, когда нас не связывали договоренности? Просто Варвара Лапшина?

Глава 8.

Я не слышал поздравлений, потому что все молчали. Собравшиеся в зале торгов гости просто встали как по команде, оправили свои пиджаки и вышли. Я провожал их взглядом, и злился. Неужели меня провели?

Прошел следом за лицитатором, всматриваясь в его спину. Но он также поспешно скрылся за темной дверью, за которую не могли пройти гости клуба. А на пути возникла Леди. Сука улыбалась, кривя алые губы.

– Поздравляю с удачной покупкой, – она разве что не смеялась.

– Играешь, Анна?

– Нет, – она покачала головой, и копна густых каштановых волос рассыпалась по плечам, обтянутым дорогим черным шелком. – Я уже отыграла свою партию. Теперь ваша очередь, Марат Русланович, – она произнесла мое имя вслух, сильно рискуя. Им нельзя было называть наши имена, но разве ее это могло заботить. Она мстила мне. Я же игнорировал ее жалкую попытку задеть.

– И где мне подписать? – осмотрелся для убедительности, хотя понимал, что никто не подойдет ко мне с документами на перевод.

– Это мой подарок, – она усмехнулась. – Я даже провожу вас к ней, но лишь после того, как вы, Марат Русланович, пообещаете здесь больше не появляться. Забирайте Варвару, если нужно, мои сотрудники выведут ее. Увозите из клуба, даже связанную. Хоть как. Она ваша. Только не появляйтесь здесь больше.

– Я так противен тебе, Анна?

– Да, – она оскалилась. – Особенно то, что вы делали с девочками.

– Напоминают тебя? – я наклонил голову в бок, всматриваясь в то, как на ее лице померкла улыбка. Как алые губы превратились в тонкую полоску. Кожа побледнела. – Думаешь, я не знаю о тебе ничего? Я прекрасно помню эту маленькую историю, – протянул, ощущая, как женское тело завибрировало от страха. – Сколько их было тогда? Сколько мужчин лишало тебя невинности? Твоя матушка была алчной женщиной, раз решила продать невинность свой единственной дочки сразу трем. Ведь так, Анечка?

Она сглотнула и резко отвернулась.

– Я встречусь с ней, – произнес, поправляя галстук. – Раз она явилась сюда сама. Поговорю, и сам решу как мне поступить с ней. А возвращаться ли мне в клуб или нет, не твоя забота, Анечка. Лучше береги себя. И береги свою девочку. Не допускай ошибок своей семьи.

Больше Леди не произнесла ни слова. Она вышла из зала, я следовал за ней по длинному знакомому коридору. Смотрел под ноги, лишь бы не цепляться взглядом за поникшие женские плечи. Неужели она думала, что сможет задеть меня таким образом? Этой глупой игрой? Наивная. Они все глупы, хотя порой пытаются показать коготки и зубки. Даже Варя пыталась быть сильней, но я чувствовал ее страх даже на сцене. Особенно тогда, когда понял, что она не сводила с меня взгляда. Ждала от меня хотя бы одного жеста. Надеялась , что я отчаянно вступлю в борьбу за не. Захочу купить ее, забрать себе, показать всем, и прежде ей, что она все еще нужна мне. Да, нужна, но не так как прежде. Полгода назад я хотел ее. Хотел обладать ею без остатка. Сейчас же я чувствовал зияющую дыру там, где как думал у меня было сердце. И лишь скребущее ощущение, оставляющее кровоточащие раны в груди значило, что я все еще был жив. Существовал лишь для того, потому что много лет назад, получив первый удар по спине и упав лицом в пол, оставляя на нем алые разводы от разбитого носа, обещал сам себе, что не сдохну вот так. Выберусь из ямы, куда меня так долго загоняли, вырву свою свободу с мясом, сдеру кожу до костей, но не буду зависим от чего-либо. Или кого-либо. С Варей я проиграл сам себе. Стал одержим этой девочкой. Тогда она казалось хрупкой, чистой, непорочной. Как бы я не искал в ней изъянов, не видел ничего, кроме ее страха, которым и питался. Сейчас же я хотел получить ее страх, чтобы вогнать его обратно в ее тощее тельце, вбить лицом в стену, чтобы стереть ее красивые глаза, раскрошить ее немного кривые зубки, которыми она кусала мои руки. Вырвать ее язык, которым она жалили меня. Просто стереть ее из своей жизни.

Поэтому когда Леди остановилась около черной двери, замер и я. Там она. Лишь толкнуть полотно, и я увижу ее. Но я не мог сдвинуться с места. Полгода. Черт! Я ждал этой встречи полгода. А что сейчас? Смотрел на дверь, трусливо поджав хвост.

– Мое предложение все еще в силе, – холодный голос Леди отрезвил меня.

Я перевел взгляд и встретился с ее непроницаемым выражением. Словно двойная маска на ее лице. Просто кивнул, давая понять, что услышал ее. Леди кивнула в ответ и, развернувшись на каблучках, ушла, наполняя коридор тихим цоканьем. Я же продолжал буравить дверь тяжелым взглядом и собираясь с духом. Убивать собственного деда было не так страшно. Даже отдавать приказ избавиться от Эли было настоящим нектаром. Но что я чувствовал сейчас? Пустота. Будто разом отключились все чувства. И в этом вакууме я толкнул дверь, ощущая лишь одно – я перегорел. Больше не осталось ненависти.

Я начинала сомневаться, что он придет. Сомневаться в том, что произошедшее несколько минут назад действительно было настоящим. И я не спала, не затерялась в собственных кошмарах, а действительно была в «Маске» и ждала появления Марата, расхаживая по комнате в полупрозрачной тряпке. Ну, где же он? Неужели передумал?

Хотела развернуться, выскочить и отправиться искать его, когда дверь чуть слышно скрипнула. Я замерла, молясь, чтобы это был он. Потому что если пришла Леди или кто-нибудь из персонала, чтобы сказать, что Марат не придет, я не переживу этого. Мне так тяжело далась эта поездка, что я висела на тоненькой ниточке от истерики.

Тихие шаги. Я прислушалась, зажмурившись на мгновение. Хотелось вспомнить, как ходил он. Нет, в прошлой жизни шаг Марат был уверенней. Заставила себя открыть глаза и медленно обернуться. Втянула воздух, поворачивая корпус тела.

Он здесь. За моей спиной. Осталось лишь протянуть руку.

– Марат, – прошептала я, ощущая, как глаза защипало от слез. – Ты пришел.

Но он молчал и не двигался с места. Лишь дверь, которая была все еще открыта, медленно возвращалась в исходное положение благодаря спрятанным доводчикам. Но я не смотрела на черное полотно. Я сверлила взглядом Марата, молясь, чтобы он заговорил.

– Ты же настоящий? – глупо, но я все еще не верила, что это он.

Мужчина кивнул, и тогда его рука дрогнула. Ладонь взметнулась вверх, заставляя меня вздрогнуть и закрыть глаза, словно ожидая пощечины. Нет, я заслуживала удара. Но вместо болезненного прикосновения была пустота. И когда я открыла глаза, чтобы убедиться, что мне не привиделось, на меня смотрели темные пустые глаза того, кого я предала. И он был чужим.

– Здравствуй, Варвара, – голос незнакомый и пугающий, рвал меня на части.

– Здравствуй, Марат, – прохрипела в ответ и шагнула вперед, к нему, потому что больше не могла стоять вот так. Так далеко. – Прости меня.

Я хотела ощутить его. Почувствовать тепло, по которому как оказалось, я соскучилась. Впитать его запах, стать частью того, отчего отказалась. Но мужчина отшатнулся, сделав шаг назад. Заметив это недвусмысленное движение, остановилась и я.

– Ты хотела поговорить. Так говори.

Сглотнула, прогоняя непрошеные слезы. Быстро кивнула, закрываясь руками. Я все еще была вульгарно одетой. Не так нужно просить прощение. Леди меня обманула. Сыграла свою партию, бросая нас друг на друга. Да вот только ни один шокирующий наряд не мог теперь вернуть прошлое, изменить то, что я уже потеряла. Больше я не нужна была Марата. Та Варя, которой он был одержим, померкла в его глазах. Растаяла как утренняя дымка, оставляя на ее месте девчонку, которая слишком много верит всем.

– Я не виновата в том, что случилось с тобой. Я не пыталась убить тебя.

– Я знаю, Варвара. И никогда не винил тебя в этом. Не ты заносила нож.

Каждое его слово казалось удивительным. Не такого ответа я ждала от Марата. Я же рассчитывала на выговор, на скандал, на ругательства. Да хоть что, а не спокойный ответ ледяным голосом.

 

– Но кто? Почему? Как? – из меня сыпались вопросы. Я с трудом заставила себя заткнуться и посмотреть на его лицо. Впиться взглядом в темные глаза, пытаясь отыскать там правду. Ведь я все еще думала, что он лгал мне. Но нет, все его слова были правдой. Настоящей. Той, которую я не готова была услышать. – Ты не винишь меня, хотя я знаю… Я тоже виновата.

– Да, ты та, благодаря кому ко мне подобрался неудачливый убийца, – проговорил Марат, и его голос впервые за те несколько минут после нашей встречи дрогнул. Секундное замешательство, когда он замолчал, посеяло во мне зерна сомнения. Был ли он прежним, или что-то безвозвратно изменилось в нем. – Ты та, кто оставил меня там умирать. И лишь твоя глупость помогла мне выжить. Пожалуй, я должен быть тебе благодарен, – уголки губ поползли верх, да вот только такую улыбку я никогда не видела на его лице. Еще одна пугающая маска была натянута на немного смуглую гладко выбритую кожу. – Поэтому проси все, что захочешь, – последние слова выбили из меня воздух так, будто я получила удар кулаком в под дых. Он не врал?

Ноги против моей воли сделали еще шаг, потом второй. После третьего я повисла на его плечах, до боли в суставах цепляясь в пиджак. Натягивая ткань с такой силой, что было удивительно, почему она не порвалась. Я повисла на нем, отчаянно глотая воздух, питаясь его запахом, таким знакомым и одновременно чужим. Я хотела слышать его дыхание, сбитый сердечный ритм, но все оставалось слишком не моим. Не его.

– Я не верю, – прошептала, всматриваясь в его лицо.

– Нет, не веришь, – Марат покачал головой, аккуратно снимая мои руки и вновь отступая на шаг назад. Он старался держать дистанцию между нами, когда я рвалась удержаться рядом с ним, потому что не могла стоять на ногах. Я нуждалась в опоре. – Ты никогда не верила мне. Всем, но не мне.

Последние слова заставили меня опустить голову. Я тихо всхлипнула и отвернулась. Он был прав. Всегда прав.

– Я могла бы сказать, почему поступила так. Почему солгала тебе. Или нарушила обещание и не осталась рядом с тобой на тот год, о котором мы договаривались. Марат, я могла бы бесконечно оправдываться, но это не изменит прошлого, и не перевернет наши жизни так, чтобы все было иначе, – я не смотрела на мужчину. Брела до кровати, изыскано застеленной шелковыми простынями, которые не будут смяты, как видимо предполагала Леди, выделяя нам именно эту комнату, больше похожую на место для съемок какой-нибудь исторической картины.

Присела на краешек постели, свела коленки, на которые раньше так жадно смотрел Марат. Сейчас же его взгляд был направлен за мою спину, точно также как однажды сделала я, в ту самую ночь, когда он привел Ольгу. Тогда он пытался сломать меня, сейчас же я видела лишь тень собственной гордости.

– Я поступила так, потому что ты не отпустил бы меня. Ни через год, ни через два. Я бы стала частью твоей жизни. Шантажом, уговорами, лаской, хотя в последнем я сомневалась всегда. Ты бы привязал меня, даже Дениской, узнай, на что я согласилась тогда. Ради кого согласилась… Потому что ты не умеешь отпускать. Ты не умеешь давать свободу. Я бы стала заложницей в твоем мире. Я и была заложницей. Ведь так?

Марат перевел взгляд на меня и почти невесомо качнул головой. Мимолетное движение, подтвердившее все мои слова.

– Ты ведь тогда уже готовился? Ее смерть была слишком быстрой. Поспешной. И нет, – я замолчала, глотая слезы, – не потому что она была беременна. Ты бы мог развестись с ней. Да, пришлось бы потратиться и доказать что она была беременна не от тебя. Было бы сложно с ней развестись, но я уверена, ты бы смог. Но она мешала. Из-за меня?

Новый кивок.

Я знала, он не признает себя виноватым в смерти жены. Потому что это опасно произносить вслух. А мои слова – лишь размышления. Никаких доказательств у меня не было, и если бы даже этим разговором кто-то захотел воспользоваться, то ничего бы не смог доказать.

– Так и с ним поступил, потому что он тоже мешал. Потому что тебе и только тебе нужна была свобода.

Марат понял про кого я говорила. Про его деда, тирана. Человека, уничтожившего жизнь Марата. И поэтому он молчал. Никаких кивков, никаких знаков его согласия. И так все было понятно.

– Что же, – я поднялась, выпрямилась, разведя плечи и сбрасывая случайно бретели платья-тряпочки, заботливо предоставленное клубом, – я должна поздравить тебя со свободой. Теперь ты волен принимать решения. И жить так, как захочешь. А что хочу я? – замолчала, поправляя упавшие широкие лямки, возвращая их на плечи и ловя темный взгляд на своей груди. – Я тоже хочу свободы. Хочу, чтобы я и Дениска перестали прятаться. Ему нужно общаться с другими детьми. Ходить в детский садик, заниматься преподавателями. Развиваться так, как положено ребенку его возраста. И я хочу ему дать эту полноценную жизнь. Хочу сама выбраться из болота бесконечного страха. Ты готов дать мне свободу?

Марат молчал. Слишком долго молчал. Лишь его ладони, превращавшиеся в кулаки, и ходившие желваки выдавали его ярость. Как бы он не пытался скрыть свою злость на меня, гнев, топящий остатки рассудка, я видела его.

– Так какой твой ответ? Что ты скажешь?

Марат сделал несколько шагов вперед, поравнявшись со мной. Я продолжала стоять, держа спину прямо, а взглядом впиваясь в его лицо. Он обошел меня, и я чувствовала, как вибрировал воздух между нами. Как легкие наполнялись воздухом, пропитанным его парфюмом и еле уловимым ароматом сигар. Он нагнулся немного вперед, остановившись около моего левого плеча. Краем зрения я заметила, как поднялась его рука, но повисла в воздухе, будто Марат боролся с желанием прикоснуться ко мне. Или так разыгралась моя фантазия. Потому что будь на его месте я, не заставила бы себя сомневаться и придушила глупую девчонку, которой я всегда была.

– Значит, хочешь свободу?

Теперь кивала, борясь с желанием повернуться и посмотреть в его глаза.

– Хочешь жить без страха?

Новый кивок, а вот руки нервно подрагивали. Слишком низким и вкрадчивым был его голос. Тяжелым.

– Пожалуй, будет тебе свобода.

Я выдохнула лишь тогда, когда Марат отошел от меня. Поправил галстук, натянул на лицо маску, ту черную, которая являлась частью этого места. Потянулся к дверной ручке, и я готова была провожать его спину, мысленно проговаривая благодарности, но Марат не торопился уходить. Он медленно обернулся, окинул меня взглядом, задержавшись чуть дольше на губах, а после произнес свои окончательные слова, заставившие меня усомниться.

– Ты свободна Варвара Лапшина. Но ты выбрала не ту сторону. Не того, кто сможет защитить тебя. И когда тебе понадобится помощь, ты придешь ко мне, потому что больше некому будет спасать маленькую идиотку. Но я попрошу такую цену, которую ты не сможешь заплатить. Хочешь ли ты этого, Варвара?

Я молчала. Парализованная его словами, просто пялилась в то, как медленно закрывалась дверь. Свобода? Вот же наивная. И чего я ждала? Отпустит? Нет, никогда и ни за что на свете. И лишь с тихим хлопком закрытой двери я рвано глотнула воздух, чувствуя, как щеки загорели от хлынувших слез.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru