Litres Baner
Эволюция. Книга 4

Виктор Иванович Свешников
Эволюция. Книга 4

Глава 1

Итак, Нилон, будущий Марс. Предстоящая, не знающая прецедента по своей масштабности и трагичности, планетарная катастрофа, неумолимо приближалась во времени и никакие силы уже не могли её предотвратить. Гигантский обломок бывшего некогда спутника, приблизился к критической черте своего существования. Он достиг предела Роша: минимальной точки перигея, рассчитанной учёным, когда на космическое тело, находящееся на определённом расстоянии от планеты, действуют такие её гравитационные силы, что вещество космического сателлита не выдерживает – деформируется и разрывается на части. А куда денутся появившиеся обломки бывшего некогда целым, спутника? Правильно! Они будут притянуты тяготением Нилона и рухнут на его поверхность. А это уже катастрофа, значащая для всей солнечной системы. Уровень её тяжести будет зависеть от размеров падающих обломков и скорости их падения.

С появлением спутников, в то отдалённое время, каждое поколение нилонцев, обязательно просвещалось по этой части. И некоторые его представители могли бы прочитать целые лекции по этой теме. Но, какими бы знаниями не обладал индивид, в душе каждого жителя несчастной планеты теплилась тайная надежда на другой вариант приближающегося Армагеддона. А как он может происходить, конечно, никто не знал. Большинство не являлись эрудитами в этом вопросе и, соответственно, не ожидали такой колоссальной трагедии всепланетного масштаба. Просто надеялись на иной исход. Но, увы, его не имелось и не могло быть. Таковы реалии нашего мира.

…Со временем, а его впереди ещё достаточно, нилонцы забыли об угрозе. Подъём благосостояния сделал их беспечными, беззаботными. Но теперь, по истечении огромного количества лет, узнав о предстоящей трагедии, которую нельзя никаким способом отменить, отвести, жители планеты всколыхнулись, но… было поздно. Да и что бы они сделали, если бы даже узнали об этом раньше?

И сейчас, обречённое население, с мольбой и надеждой, смотрело в небо, где, медленно вращаясь, светился безобидный с виду, большой, бесформенный камень. А он всё также, ночью "сиял" голубым, романтическим, "любовным" светом луны, а днём едва проглядывался в солнечном. Когда он был неразличим, жители облегчённо вздыхали: может, пронесёт. Но надеждам несчастных нилонцев не суждено было сбыться.

В один из дней сияло яркое солнце, а лёгкий ветерок предупреждал повышенную температуру. Он скользил над водами, вызывая едва заметную рябь на их поверхности, и растворялся в зелёных массивах лесов. Передние деревья откликались на появление лёгким шорохом листьев. А стоящие за ними даже не подозревали о его существовании: они прислушивались к птичьему гомону в своих ветвях. На движение воздуха отзывались и травы. По ним, так же, как и по воде, гуляла едва заметная рябь, и они слегка отклонялись в сторону дуновения, что, однако, не мешало бабочкам пить нектар из раскачивающихся цветков и перелетать с одного на другой.

В этот трагический день, "не спрятавшиеся" граждане Нилона занимались каждый своим делом. Одни были на государственной работе, другие дома, третьи в отъездах. А кто-то, мечтая о любимом или драгоценной, устремлял взгляд в небо. Всё также встречались сердечные пары, целовались, смотрели на копошащихся, под надзором нянек–роботов, маленьких детей и строили планы на будущее. В них обязательно присутствовали семьи и, как результат этого – младенцы, которых они станут с любовью растить и воспитывать в нужном направлении. А малыши, конечно, будут обожать своих родителей, и этим приносить неописуемое счастье. А уж как "предки" полюбят крошек! В общем, жизнь шла своим чередом и, казалось, что так будет вечно. А как же иначе? Так было издревле, есть сейчас и должно быть в будущем!

Но, прерывая идиллию и звуки бытия, сверху вдруг послышался гул, а затем громкий треск. Едва видимый, при солнечном свете, тысячам наблюдателей, бледный Фатум "зашевелился" и начал терять свою форму. В первое время, он как бы увеличился, но вскоре стал бледнеть и уменьшаться в размерах. Произошло так потому, что он рассыпался на сотни обломков, которые сформировали "рои", падавших друг за другом камней различного объёма, и мелкие стали неразличимы в поле зрения. Но в их "обществе" оказалось три громадных обломка, величиной от двадцати до ста километров, и они были видны, как небольшие светящиеся тела. Осколки представляли собой крепкие каменные образования, потому и не развалились.

Огромная, роящаяся и едва видимая каменная масса начала резко снижаться, одновременно двигаясь по траектории пролёта сателлита. Сопротивление атмосферы принуждало различные, по форме и массе, обломки расходиться друг от друга и по горизонту, и по высоте. Из-за этого они и становились невидимыми. Но, колоссальных размеров глыбы, отставая друг от друга, продолжали лететь по заданному спутником курсу.

По мере приближения к поверхности, они становились всё больше и от стоящих наблюдателей двигались к горизонту, что вызывало у них вздох облегчения: пожалуй, пронесло! Но у тех, кто был за призрачной чертой, и заметили появление громадных камней, от ужаса зашевелились волосы. Потенциальные жертвы подняли отчаянные крики, обращая внимание окружающих вверх, на болиды. Через несколько минут, все кому они были видны, громко визжа и плача, смотрели в небо и трепетали в ожидании предсказанного Апокалипсиса.

Трагичность ситуации заключалась ещё и в том, что колоссальной величины посланники Армагеддона, снижались почти одновременно. От трения о воздух все обломки начали разогреваться и чем ближе к поверхности, тем ярче разгорались небольшие осколки, оставляя за собой дымные следы. Тела со сравнительно небольшой массой разрушались в пролёте через атмосферу. Выглядели они ярко светящимися болидами и издавали шипящие звуки.

Некоторые крупные камни теряли в воздухе начальную стремительность и при ударе о поверхность имели уже скорость свободного падения (~200 м/с). Они образовывали кратеры чуть больше своего диаметра. Гигантские обломки не замедлялись и это, конечно, отразится на масштабе трагедии, произошедшей при их столкновениях с поверхностью планеты.

Все, кто мог видеть начало космического Армагеддона, были заворожены открывшимся зрелищем. Небо осветилось всполохами от сгоравших в атмосфере небольших осколков спутника. Падающие "звезды" летели в одну сторону. Но много было светящихся и в то же время дымных следов. Эти обломки уже не сгорали в атмосфере, а с рокочущим звуком падали на поверхность, вызывая при этом сильнейшие взрывы. Непередаваемый ужас охватил население страдающей половины планеты.

Несчастные нилонцы, видя непосредственную опасность, кинулись, кто куда. Родители подхватывали детей, пожилых и бежали в дома. Бывшие вне населённых пунктов, старались использовать любое естественное укрытие: бежали в лес, прыгали в воду, хоронились за постройки, если они были. Но как можно спрятаться от падающей на тебя "бомбы"? От прямых попаданий рушились и взрывались дома и другие строения. Иногда и вместе со своими обитателями. Из обломков раздались крики первых пострадавших, моливших о помощи. Кто мог прийти на выручку несчастным, когда кругом творилось невообразимое? Не успевшие спрятаться нилонцы, с рвущими душу криками, с безумными глазами, метались среди строений и их обломков и не знали, что делать? Некоторые были с детьми и их крик подгонял родителей, заставляя бестолково суетиться.

Небо покрылось дымными следами от сгорающих метеоров. Солнце уже едва проглядывало через закопчённую атмосферу. Оно периодически скрывалось за дымом, и вновь появлялось из-за движущихся чёрных образований, словно старалось рассмотреть на подчинённой ему планете, начало катаклизма вселенского масштаба.

На другой стороне Нилона, хотя и видели пролёт обломков, пока ещё не знали о начавшемся Армагеддоне. А в сложившейся обстановке всем было не до сообщений. Несчастные сами быстро узнают об этом по мере совершения катастрофы.

Но вот первая, колоссальных размеров, порядка сто на девяносто и восемьдесят километров, груда от спутника, со скоростью сорок тысяч километров в час, почти вертикально врезалась в южный океан Нилона. Гигантская масса и стремительность движения огромного обломка, от удара вызвали всплеск диаметром в тысячу пятьсот километров. К тому же меньшая плотность воды позволила небесному пришельцу с необыкновенной силой ударить в дно океана.

Возникшая от столкновения с жидкостью, а затем с грунтом, немыслимой величины кинетическая энергия мгновенно превратилась в тепловую, и необычайной силы удар потряс всю планету. Космический снаряд пробил твёрдую кору несчастного Нилона и погрузился в жидкую магму, вызвав в ней огромную деформацию сжатия и сдвиговые волны. Произошло взрывное разрушение обломка уже на глубине больше сотни километров. В момент столкновения над колоссальной воронкой, диаметром в полторы тысячи километров, образовался исполинский протуберанец с температурой с десяток тысяч градусов. В космос рванулись "брызги", состоящие из пара, плавящейся коры и магмы.

Вдогон за "всплеском", вверх "взлетела" почти вся вода Южного океана, а также тысячи кубических километров дроблёной породы и сгустков магмы. За несколько секунд планета лишилась более четырёх триллионов тонн воды. Огненный шквал и невероятной силы ударная волна, рванулись по поверхности планеты, разбивая и дробя все постройки: уничтожая жизнь и её присутствие в любом проявлении.

Чудовищная температура и не поддающаяся описанию мощность "всплеска" перегрели плотную атмосферу. Она забурлила в виде мощных потоков раскалённого газа и плазмы, в которых скорости движения атомарных частиц доходили до космических. Неимоверная температура прокалила на обширной площади почву, горные породы, зажгла леса, испарила реки и озёра вместе с бывшей в них живностью. Колоссальной силы удар вызвал огромное внутреннее давление в жидкой магме. Оно передалось на противоположную сторону тела планеты и привело к вспучиванию её поверхности на высоту до тридцати километров. Диаметр поднятия превысил шестьсот. Затем оно лопнуло и из него начала изливаться лава.

 

В результате деформации коры, произошли невероятные по мощности нилонотрясения, изменившие до неузнаваемости рельеф местности. Рушились горы, образовывая долины, бомбардируемые дроблёным камнем. Космическое тело начало трескаться, образовывая, проникающие в мантию разломы и вдоль них проявились вулканические процессы. Извергаемая лава накроет потом огромные площади окрестностей.

Взрывное разрушение обломка на глубине больше сотни километров, вызвало измельчение колоссального количества пород коры. Вся эта масса, чудовищной энергией взрыва была выброшена в ближний космос вслед за испарёнными компонентами "всплеска". Остатки воды океана, в виде огромных волн цунами, ринулись на сушу.

Удаление с поверхности колоссальной массы вещества, привело к уменьшению давления на глубинные слои. А захождение зоны разрушения в мантию, вызвало на дне образовавшегося кратера возникновение грандиозного вулкана, с диаметром жерла в тысячу с лишним километров. Получившая свободу колышущаяся магма начала заполнять огромное отверстие – "латать" образовавшуюся рану на теле планеты. А возникшая невообразимой силы взрывная волна, с немыслимой скоростью продолжала распространяться во все стороны, увлекая за собой летящие каменно-водные массы, лесной бурелом, сокрушая и заваливая грязью всё, что было на её пути.

Глава 2

Но вот, с интервалом в несколько секунд, в гористую местность врезались пятидесяти и двадцатидевятикилометровые обломки. И вновь роковые воздействия сотрясли терзаемую планету. Удары массивных осколков пришлись в горные породы. Колоссальные мощности взрывов способствовали возникновению чудовищных давлений, когда камень ведёт себя, как жидкость. В местах воздействий, вещество космических исполнителей Армагеддона и окружающих пород почти моментально расплавились и испарились.

Вновь возникли чудовищные "всплески" диаметром в тысячу и восемьсот километров, состоящие из огня, испарений, расплава и дроблёных пород. Они вылетели в малый космос, увлекая за собой сорванную с Нилона бурлящую атмосферу и выбросы действующих вулканов. Глубины кратеров были несколько меньше первого. И вновь тысячи кубических километров вещества планеты и обломков оказались выброшенными в пространство. И всё. Дальнейшие трагические действия происходили уже в полной тишине и без взрывных ударов, так как часть воздуха сгорела, а другая была выброшена в космическое пространство. Величайшая трагедия "вселенского" масштаба, в которой каждый из трёх упавших обломков был бы уже роковым для жизни на "Марсе", продолжалась долго. Ещё не окончившиеся нилонотрясения, возникшие от первого удара, дополнились новыми: по поверхности побежали свежие трещины. К действующим вулканам начали присоединяться только что появившиеся вдоль многочисленных разломов.

На противоположной стороне планеты, от чудовищных ударов, передавшихся через ядро космического тела, вновь возникли гигантские вспучивания нилонской коры. Одновременно шло растяжение поверхности и образование протяжённых рифтовых долин и ущелий. Колоссальное внутреннее давление в магме искало выхода, и оболочка космического тела лопнула на протяжении четверти её окружности, образовав громадную "царапину" – систему каньонов, глубина которых достигла восьми километров.

Спустя некоторое время, значительные выбросы расплавленного камня, магмы и частично воды, остыли и сконденсировались в холоде ближнего космоса. Вскоре они, вместе с целыми кусками породы начали выпадать на поверхность, как в районе трагедии, так и на тысячи километров вокруг него. Этот процесс можно представить, словно "ливень" из каменно-водного дождя, с величиной "капель" от пылинки до размера в несколько десятков и сотен метров.

Для представления об объёме выброшенных пород можно привести такие данные. Астроблема от взрыва и образовавшийся на её дне вулкан, были настолько засыпаны обломками, что глубина конечного кратера, после окончания катаклизма, составила всего десять километров. А диаметр уменьшился с полутора тысяч до пятисот. Кроме того, образовавшийся по его краю насыпной вал, достиг триста километров в ширину и несколько сотен метров в высоту. Появившиеся многочисленные огнедышащие горы выбрасывали из глубин несчастной планеты раскалённые газы, которые творили новую атмосферу из ядовитых сернистых соединений, хлора, паров, соляной, азотной и серной кислот.

Такими были последствия грандиозной катастрофы, и они продлевались по времени, так как обломки спутника и дроблёная порода, всевозможных форм и размеров, не попавшие под выбросы от взрывов, продолжали бомбардировать поверхность планеты по траектории их пролёта. Среди них были и достаточно крупные, размером в сотни метров и километры. Они также вызывали невероятные катаклизмы, хотя и в меньших масштабах. И всё это падало одновременно, в большом количестве.

Столкновения, невероятной силы взрывы и выбросы колоссального количества испарившихся грунта и воды, а также падение тысяч кубических километров раскалённой породы, разогрели поверхность южной части Нилона до температуры в восемьсот – тысячу градусов и воды цунами испарились. Практически всю планету объяли курящиеся пожары: им не хватало кислорода. Всё, что могло гореть, истлело в кострищах без пламени.

А бомбардировка кратеров и их окрестностей, сгустками сконденсировавшихся выбросов и фрагментами дроблёной породы всё не кончалась. Падая, они выбивали огромное количество осколков и пыли. После выпадения мощнейшего каменного дождя, диаметры кратеров уменьшились до трёхсот и ста девяносто восьми километров, а глубина составила шесть и пять тысяч метров, соответственно.

Невозможно ни описать, ни передать словами произошедший вселенский катаклизм, главная часть которого продолжалась всего несколько минут. Последующие, разрушительные фазы, конечно, ещё долго длились по времени. Некогда цветущий мир, за несколько часов превратился в безжизненную пустыню.

Но вот появились гигантские цунами, высотою более километра, пришедшие из Северного океана и накрыли девяносто процентов поверхности планеты. Они заполнили низкие кратеры, осушённые русла рек, рифтовые долины вдоль многочисленных трещин в коре Нилона. При своём движении, бурлящие массы быстро нагревались. В кипящую, испаряющуюся воду, с шипением и взрывами, разбрасывающими жидкость, падали теперь уже одиночные, запоздалые космические снаряды. Вскоре от адской температуры не стало и этих цунами.

Как было написано выше, возвращающаяся сконденсировавшаяся наверху влага, связываясь с выбросами многочисленных вулканов, образовывала ядовитые соединения, такие, как серную, соляную, азотную кислоты, и другие вещества. Падая дождём на раскалённую поверхность планеты, они испарялись, творя новую ядовитую атмосферу. Заливавшие в тот период поверхность Нилона кислотные дожди, были также губительны для любых биологических форм, если они ещё могли оставаться где-то. Нет сомнения в том, что большая часть населения планеты погибла почти моментально, так и не осознав масштабов Апокалипсиса, после которого их мир навсегда стал безжизненной пустыней. Нилонцы испарялись от колоссальных температур плазменных выбросов, задыхались без кислорода и горели от всеобщей температуры. Нарушенное гравитационное поле, не смогло удержать нагревшуюся атмосферу: её сорвало с планеты и рассеяло в космосе.

Оставшиеся в живых, в укрытиях, нилонцы, в первые минуты, с ужасом наблюдали и ощущали, как воздух, которым они дышали, под влиянием вакуума, через неплотности, с различными звуками, устремился наружу. Мужчины принялись затыкать имеющиеся отверстия, но безуспешно. Их оказалось много, а вакуум всё усиливался и с всё большей силой тянул главный жизненный компонент.

И вскоре, казалось бы, спасшиеся граждане Нилона стали задыхаться. Трагедия усугублялась тем, что везде присутствовали дети. Всюду стоял душераздирающий крик. Конечно, ребятишки умирали первыми и родители, глядя на их мучения, сходили с ума. Но вскоре всё было кончено. Немного спустя, высушенные высокой температурой останки жителей Нилона, спрятавшихся в пещерах и самодельных укрытиях, а также в низинных местах, уничтожили ручьи кислот и их пары.

На планете завязалась борьба космического холода с раскалёнными выбросами вулканов и большой температурой верхнего слоя коры планеты. Но окутавшие Нилон густые разряжённые облака, состоящие из пыли, сажи и ледяной воды, практически лишили его солнечного света и способствовали частичному понижению температуры. Затянувший Нилон беспросветный мрак прорезали лишь молнии электрических разрядов над кратерами вулканов и потоки раскалённой лавы. А они, пересекаясь с реками из различных кислот, испаряли их, насыщая новообразовавшуюся атмосферу новыми дозами ядовитых газов. За немыслимо короткое время, благословенная для жизни планета погибла, превратившись в мёртвое космическое тело, покрытое шрамами от падений осколков спутника и камней своих выбросов. А в будущем, имеющее теперь разряжённую ядовитую атмосферу, оно превратится в царство холода и мрака.

Но и это ещё не всё: трагедия Нилона продолжилась в другом проявлении. Сто двадцать ядерных терминалов, вырабатывавших электроэнергию, были до основания разрушены нилонотрясениями, ударными волнами и пожарами. Разгрому способствовали и падающие сверху обломки, выброшенные из кратеров по баллистическим траекториям. Они, как снаряды, взрывались на объектах станций, разнося всё в прах. Несколько крупных глыб вообще оставили от атомных объектов лишь большие кратеры. Уничтожив ядерные терминалы, взрывы разбросали вокруг них опасное топливо. Из общего числа этих станций не уцелело ни одно. Началось радиоактивное заражение изуродованного до неузнаваемости космического тела, а способствовали этому ураганы и сильные ветры, царствующие теперь на планете.

Несколько исследовательских кораблей Содружества, зависли на высоте двадцати тысяч километров. Со слезами на глазах, в телескопы, наблюдали учёные катастрофу. Одновременно шла запись на носители самого процесса катаклизма. На их глазах, некогда зелёно-синяя планета превратилась в выжженную, задымленную пустыню. Другим спутникам Нилона "повезло": во время Армагеддона они были над обратной стороной космического тела и потому не попали под прямые выбросы огромных масс.

Пройдут эпохи. Продолжавшаяся активная вулканическая деятельность приведёт к выделению большого количества углекислого газа и частичек воды и, как следствие этого, к сильному парниковому эффекту, который вместе с изливавшейся на огромных площадях лавой, способствовал повторному разогреву поверхности и атмосферы Нилона. В результате этого, с неба хлынут дождевые потоки.

С ослаблением напряжений вулканическая деятельность затихнет и у планеты появится редкая, не пригодная для жизни атмосфера, в которой будет ничтожное количество кислорода. Разрежённая, она не сможет удерживать тепло, и вода замёрзнет, как на поверхности, так и под ней. Из-за перепада температур, в различных широтах появятся ветры, и пыльные бури заметут песком мерзлоту.

Они же скроют следы жизни и деятельности красивых гуманоидов – нилонцев. А местами, где сохранились следы неких невысоких сооружений, появятся необычные, правильной формы возвышения и заносы. Вокруг же, буквально всё засыпано дроблёным камнем и его мелкими осколками. Открытый лёд виден только на полюсах космического тела, где никогда не бывает потеплений. И сейчас просматривается пока ещё не совсем засыпанный комплекс пирамид, со смотрящим в небо плачущим сфинксом. О чём льёт слёзы каменный исполин? Может, о канувшей в вечность цивилизации, создавшей его? Или сожалеет о возможной трагедии тех, кто смотрит на него, предупреждая тем самым о катастрофе культуры, могущей произойти и на их планете? И не важно, по какой причине это случится! А, пожалуй, он слёзно вымаливает прощение у Творца за легкомысленность своих создателей и их предков?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru