ЭВОЛЮЦИЯ. Книга 2

Виктор Иванович Свешников
ЭВОЛЮЦИЯ. Книга 2

Глава 7

…Жизнь на звездолёте вошла в обычное русло. В ожидании возвращения разведчиков полезных ископаемых, биороботы чистили и дезинфицировали помещения, в которых нагадили переселенцы. Технические команды проводили профилактические работы с механизмами и узлами корабля. Одновременно, максимально скрытно от "женской" части, началась заготовка мяса для питания экипажа. В этом деле, рептилоиды-охотники проявили незаурядную сообразительность. В одном местечке они обнаружили громадных травоядных динозавров, весом свыше тридцати тонн каждый. С ними оказалось много молодняка меньшей величины. Вот его-то они и принялись методично истреблять. Первые приготовленные из него блюда оказались нежнейшими и невероятно вкусными. Мясо хищников было очень грубым и их перестали трогать.

Рассказы гипнологов и охранников о встрече с диковинными животными и прекрасной природой планеты, вызывали любопытство членов команды корабля и желание увидеть всё это. По данному поводу собирались собрания и велись беседы. К начальнику экспедиции отправили делегатов: просить разрешения на экскурсии в подлунный мир. К удивлению, Дррон не только не возражал, но и выразил желание самому посетить необычную планету. Никто и не мог предположить, к какому чрезвычайному происшествию это приведёт. Все были в нетерпении ожидания. Но время течёт быстро и первый вояж состоялся.

Вот уже челнок, с половиной членов экипажа, возвратился на звездолёт из путешествия. Прибывшие туристы с увлечением рассказывали ещё не летавшим, о встречах с поразительными животными, похожими на них. А гипнолог Акррин показывал удивительные вещи по приручению этих зубастых чудовищ. С первой партией экскурсантов побывал и командир звездолёта.

Челнок с другой партией "паломников", во главе которой был начальник экспедиции, приземлился рядом с лесом. Было послеобеденное время и солнце перешло на вторую половину неба. Ярко зелёные трава и деревья восхитили экскурсантов, а необыкновенно чистый и, ароматизированный запахами трав воздух, опьянил всех.

Акррин прилетел и с этой группой: он показывал чудеса с воздействием гипноза на хищного ящера. И самым удивительным было то, что динозавр, с которым он представлял необычные номера, сам наведывался к нему с посадкой машины. Тем самым, как бы признавая гипнолога своим хозяином.

Вот и в этот раз, как только корабль замер, из леса показался ящер. Учёный вышел первым. Снял с головы шлем и тут же оседлал зубастого хищника. Выходящие из челнока экскурсанты, с удивлением и испугом, смотрели на гипнолога, сидевшего на корне хвоста динозавра. Но последовав его примеру, тоже открыли шлемы скафандров. А монстр, потоптавшись немного на месте, помчался с Акррином в степь, поднимаясь в вертикальное положение. Биолог спокойно, словно профессиональный кавалерист, ритмично подскакивал на своём "седле". Восторгу рептилоидов не было предела. Герой оказался на высоте. Даже, окружённый охранниками Дррон, стоял с открытым от удивления ртом. А гипнотизёр, сделав большой круг, подскакал к толпе и соскочил на землю. Затем крикнул и его "конь" направился галопом в степь.

– Вы зря времени не теряли, Акррин. Здорово его обработали, он у вас, как ручной! – со смехом похвалил учёного Дррон. – А теперь я хочу посмотреть, как вы устроили колонистов.

– Пожалуйста. Здесь рядом, в лесу, размещена одна из общин. Сами убедитесь, что у них всё есть. Следуйте за мной.

Экскурсанты неосознанно разбились на группы. Одни пошли к озеру, другие к горам, кто-то в саванну, к виднеющимся вдали животным. А начальник экспедиции, с охранниками, направился за Акррином к лесу. Следом за ними увязалась небольшая группа любопытных. Шли все спокойно, а между тем, высокие травы и частый кустарник могли прятать кого угодно. Почему-то никого не настораживало хотя бы то, что планета чужая, полна различной живности. Поэтому, при таком изобилии хищников, можно было ожидать всякое. Видимо, всех умилила и расслабила сцена езды на дикой рептилии: совсем ручная!

Дррон, в окружении соотечественников, вошёл в лес. Приятный запах спелых фруктов щекотал нос. Изобилие кислорода пьянило, вызывало эйфорическое настроение и ещё более приглушало, и без того затупленное чувство опасности. Экскурсанты начали потихоньку разбредаться в разные стороны. Потерявшие бдительность охранники и глава экспедиции, глядя на других, тоже расслабились и в какое-то время телохранители отстали от Дррона. Этот момент оказался для него роковым. Всё произошло молниеносно.

Внезапно, с дерева, возле которого оказался начальник, на него беззвучно упал большой плотоядный ящер, весом килограммов в сто и, конечно же, сбил с ног. Не помогла и третья опора – хвост. Начальник дико закричал от неожиданности и боли. К ужасу подоспевших секьюрити, динозавр вцепился в живот Дррона и крутил головой в стороны. Один из подоспевших телохранителей, ударом ноги в грудь напавшего, остановил безумство над беззащитной жертвой и заставил бросить руководителя. Опасная рептилия выгнулась дугой, заревела на охранника и стала приседать, готовясь прыгнуть на него. Подоспевший товарищ, лучом бластера отрезал хищнику голову, и он свалился на бок, дёргаясь в конвульсиях. Но было уже поздно: первое лицо экспедиции лежало без движения.

Сбежавшаяся на крики группа увидела страшную картину. Стоявший на коленях перед раненым Торрн, раздвинул порванную ткань скафандра. Все увидели большую рану на брюшине и выдающийся из неё окровавленный кусок печени. Его "лицо", из зелёно-бурого цвета, стало серым. Он, бессмысленным взглядом, окинул толпу. Некоторые экскурсанты, от вида представшего перед ними зрелища, потеряли дар речи. От происшедшей трагедии, охранников объял ужас и животный страх. Их трясло, противно стучали зубы, они не могли говорить.

Глядя на них, всем становилось понятно, что произошла непоправимая трагедия. Один из подбежавших упал на колени перед пострадавшим и крикнул: – Я хирург бортового госпиталя. Придерживайте его: надо выявить повреждения.

Эскулап осмотрел окровавленную рану, на которой виднелись следы от множественных зубов.

– Отпустите. Он жив, но в глубокой коме: у него разорвана печень. В неё могла попасть инфекция от слюны и зубов динозавра. Требуется срочная операция. Давайте команду на быстрый сбор, необходимо, как можно скорее доставить больного на звездолёт.

Торрн, по внутренней связи, объявил: – Внимание всем! Произошла непредвиденная трагедия: пострадал начальник экспедиции. Всем собраться на челнок. Время десять минут: опоздавших ждать не будем.

Врач крикнул: – Нужно соорудить носилки!

– У меня есть прочные фалы, – объявил один из стрелков.

Торрн срезал бластером два тонких дерева. Охранники оплели их шнурами и наклали мелких веток с листьями. Получилось сносное средство доставки. Его положили рядом с потерпевшим.

– Перекладываем, – скомандовал хирург, – я буду поддерживать голову, вы медленно поднимете больного. А приспособление для переноски необходимо подложить под него. Только не делайте резких движений!

Дррона подняли, подсунули носилки и опустили на них тело. Лекарь, концом верёвки привязал к ним голову потерпевшего. На вопросительные взгляды окружающих, он сказал: – Чтобы голова не болталась во время движения.

Охранники подхватили сооружение и почти бегом направились к кораблю. Со всех сторон к челноку бежали экскурсанты. Не прошло и пятнадцати минут, как транспортник взлетел и скрылся в небе. Наступила тишина, нарушаемая стрекотом кузнечиков и рёвом животных.

На орбите трагедия произвела шок. Капитан был в трансе, обвиняя в происшедшем только себя. Он сам нарушил инструкции, разрешив старшим руководителям покинуть корабль. Неизбежно вставал вопрос о невозможности возвращения домой без начальника экспедиции. В худшем случае, это могло окончиться трибуналом для него. В лучшем, ему никогда не стать командиром звездолёта.

Пройдя дезинфекцию, участники полёта разбрелись по своим каютам. Больного доставили в госпиталь, где сразу же началась операция. Два хирурга, в присутствии старого медицинского светила, проводили операцию. У Дррона была в нескольких местах разорвана печень и повреждён желчный пузырь.

Хирургическое вмешательство осложнялось несколькими факторами: печень, в результате потери крови, уменьшилась в размере;

почти половина её была оторвана и держалась на одном кровеносном сосуде;

в брюшной области скопилось много жидкости, в которую из повреждённых проток изливалась желчь.

Шесть часов шла операция и закончилась, по мнению хирургов и советника, успешно. Части органа соединили специальным, биологическим клеем, который вызывает бурное развитие ткани и поместили её в жировую плеву. Из брюшной полости удалили излияния. Произвели надлежащую дезинфекцию. Но на полное выздоровление надежды было мало. Сомнения исходили из того, что в рану, безусловно, попали неизвестные микроорганизмы, на которые могут не действовать их антибиотики.

Перемежались дни, жизнь на звездолёте шла своим чередом. Одна вахта сменяла другую, регулярно поддерживалась связь с кораблями-разведчиками, делавшими множественные открытия месторождений редкоземельных элементов. Прослушивался космос, с целью обнаружения летательных аппаратов других цивилизаций. Но всё было напрасно. Лишь с форпоста на спутнике Земли, нарушая космическую тишину, иногда отправлялись донесения в Содружество о положении дел в этом дальнем регионе.

Прошла неделя: начальника экспедиции привели в чувство. Больной за это время полностью пожелтел, особенно его глаза. Допускаемые медиками прогнозы на выздоровление, не оправдались. У Дррона появились признаки осложнения: на печени возникли гнойные очаги воспаления ткани. Анализы ухудшались с каждым днём: применяемые гепатопротекторы были неэффективны в настоящих условиях. Больной снова впал в кому и превращался в живой труп. По истечении второй недели, он был совершенно не похож на надменного прежнего руководителя, презирающего всех, кто был ниже его по званию и должности. Медиков удивляла поразительная живучесть больного: то, что у него, каким-то чудом работали остальные органы жизнеобеспечения.

 

На консилиумах, которые часто собирались медицинским и научным персоналом, с присутствием подавленного командира звездолёта, обсуждалась одна проблема: что можно сделать, как поднять на ноги "хозяина" экспедиции?

Между тем, учёные клонировали ещё пару молодых обезьян, которые ничуть не отличались от оригиналов, что уже были у них. На самом деле их "напечатали" на 4D-принтере. Этот аппарат позволял изготовлять в процессе любые объёмные органы из размноженных стволовых клеток, полученных из костного мозга и жировой ткани оригиналов, а значит, весь организм полностью. Когда они пришли в себя, их поместили в большую клетку, рядом с настоящими. Но они, почему-то, держались от них в стороне. Возможно, их пугало поразительное сходство с ними, а может оттого, что они всё время находились в трансе. Клонированные отличались от настоящих более сходным характером, были не так затравлены и злы, хотя взгляд их был таким же тяжёлым и недобрым.

Настоящих гоминидов, что были на борту, за это время, тщательно обследовали, просканировали их внутренности, мозг. Обнаружилось очень интересное явление: если, после соответствующей обработки, влить обезьянам кровь пришельцев, они могли бы спокойно жить. Их организм без осложнений принимал её. А вот кровь колонистов, для рептилоидов, представала смертельным компонентом.

Мужи от науки пришли к выводу: для того, чтобы данная цивилизация стала высокоразвитой, нужны миллионы лет, если они не изведут себя сами.

Глава 8

Учёные, на небольшом корабле, начали летать на поверхность для наблюдения за жизнью и поведением новых хозяев планеты. Совершенная техника давала возможность вести изучение издали, не вступая с ними в контакт, а просто делая судёнышко невидимым. Исследовались жизнь и повадки колонистов в естественной среде.

Общины являли собой пока слабые скопления, но в которых уже каждый знал свою роль и место. Во всяком клане особо выделялись вожаки. Их недовольное ворчание или грозный рык, эффективно подстёгивали других к действиям. По возможности, все норовили держаться от них подальше. Молодые часто дрались меж собой, за что получали хорошие взбучки от предводителя и его подхалимов.

Решив провести эксперимент, вновь "родившихся" – клонов, отправили на планету, высадив в том же месте, где жила община пленников. Их приняли, но почему-то проявляли к ним злобу, относились с недоверием и каждый норовил ударить за малейший проступок. Даже самки постоянно трепали новенькую. Стадо что-то чувствовало, несмотря на то, что они были, как все и ничем не отличались, разве что чище.

…На очередном консилиуме, главный врач обрисовывал ситуацию командиру: – В результате последнего обследования выяснилось, что зоны повреждений быстро увеличиваются и это конец: больной, в любую секунду может умереть. Мы поражены его живучестью. Я не знаю подобного случая, чтобы организм хотя бы частично функционировал с такими повреждениями. Это чудо, которое вскоре закончится.

– Возможно, ещё одна операция поможет…, – заикнулся Маррух.

– Нет, это бесполезно! Знаете, проще было бы трансплантировать другую печень, чем восстановить жизнеспособность отмирающего органа.

– Вы серьёзно это говорите? Подобная пересадка может спасти его? Это ваша точка зрения или хирургов тоже?

Медик повернулся к профессионалам. Вопросительно кивнул головой.

– В медицинской практике известны несколько подобных вмешательств, где вероятность успеха свелась к восьмидесяти семи процентам. Вопрос лишь в том: где взять подходящий орган?

– Почему не напечатаете его на принтере? Вы забыли о нём? – воскликнул командир.

– Это сейчас невозможно, господин капитан, – сказал ведущий хирург. – Орган слабый, рыхлый и в нём могут присутствовать изменённые гены. В нашем положении у нас не получается выявить это. Нужны другая аппаратура и соответствующие технологии, а их на нашем корабле нет.

Слово взял учёный-советник, что присутствовал во время операции, но не был участником в ней напрямую, из-за старости.

– Я поддерживаю высказанную мысль, потому что в своё время, сам сделал подобный эксперимент и больной остался жив. Но там возникают другие проблемы, такие как несовместимость тканей, а значит, отторжение и прочее. Но они всё-таки позволяют жить, хотя и с постоянным употреблением лекарственных препаратов. Это первое!

Второе: нам терять уже нечего. Больной может умереть каждую секунду. У меня есть предложение: попытаться найти орган среди биороботов: потеря одного никак не скажется на жизнеспособности корабля. Надо поднять медицинские данные и выбрать подходящую кандидатуру. И, естественно, всё это хранить в строжайшем секрете, во избежание их бунта.

– Какие ещё будут предложения? – командир, облегчённо вздохнув, оглядел присутствующих специалистов, – может, кто против?

– Это единственно правильный выход, – сказал один из хирургов, – необходимо экстренно провести медицинское обследование нужного нам персонала для выбора годящегося кандидата!

Срочно была создана отборочная комиссия из крутых специалистов от медицины и науки. Теперь, необходимо было найти зацепку для более, подробного обследования. По кораблю прозвучало объявление: "Биороботам необходимо пройти медицинское освидетельствование!"

В этом не было ничего удивительного: в их головы были внедрены микропроцессоры, и они довольно часто проходили медкомиссии. У некоторых из них сообщение вызвало недоумение, потому что прозвучало за два месяца до назначенного очередного исследования.

И закипела кропотливая лабораторная работа, направленная на выявление схожих физико-химических параметров организмов предполагаемых доноров с данными начальника экспедиции. Получаемые анализы давали неутешительные результаты. Это приводило в уныние членов комиссии. А в ещё большее капитана звездолёта, который ежечасно справлялся о ходе необычного дела. Уже биоробот под номером девятнадцать прошёл обследование и вышел. Затем последний – двадцатый, покинул помещение. Медики невесело переглядывались, когда послышался крик. Специалисты поспешили к лаборанту, который звал всех к себе. На мониторе тянулись две ломаные линии графиков, поразительно похожие одна на другую.

– Вот, – кричал эксперт, – посмотрите, какая схожесть! Просто чудо! Один из двадцати!

– Есть! – радостно вскрикнул хирург, – чьи это анализы?

– Биоробот под номером восемнадцать.

Итак, выбор сделан. Это был пышущий здоровьем, средних лет, рептилоид, имеющий почти такие же физические данные, как и Дррон. Он выполнял несколько функций, в зависимости от заложенных в него программ, которые менялись при необходимости. Сейчас он находился в команде обслуги оранжереи. В ней выращивались витаминизированные компоненты для приготовления пищи. Бедолага и не подозревал, какую судьбу уготовили ему медицинские работники. По радио объявили: "В связи с возникшими персональными вопросами к биороботу номер восемнадцать, ему необходимо явиться для прохождения повторного обследования".

Прошло несколько минут, и в лабораторию вошёл кандидат в покойники.

– Что случилось? – испуганно спросил он стоявшего у двери главного врача, – я больной? Может, на планете что подхватил?

– Не пугайтесь, вы здоровы, – успокоил его медик, – у вас не всё в порядке с электроникой. Вам необходимо поменять микрочип: он скоро выйдет из строя, и вы можете умереть.

Больной сменился с лица: уходить из жизни негодяй не желал, хотя в своё время, он убил трёх сограждан, за что и был приговорён судом к пожизненному бытию биороботом.

– Хорошо, – кивнул он – это невредно, я уже перенёс такую процедуру.

– Да, это отработано до мельчайших подробностей. Операция совершенно безопасна, – согласился доктор и нажал кнопку.

В помещение вошёл рептилоид в зелёной униформе. Поднял глаза на начальника.

– Заберите и быстро готовьте к хирургическому вмешательству! – главный врач указал на биоробота. Восемнадцатый послушно вышел вслед за молодым медработником. Надо сказать, что "вшитые" микрочипы работали идеально. Подавляя волю и собственное "Я", они чётко управляли сознанием своих владельцев. Преступники не знали, что сделали и как попали на корабль? Подобные мысли им просто не приходили в голову.

Пока донора тайно готовили к изъятию у него печени и пересадке её начальнику экспедиции, неожиданно возник вопрос: что делать с ним дальше? Тело биоробота, без печени, придётся утилизировать. Но у него здоровая голова, мозг и всё остальное.

– Да, мы не подумали об этом, – воскликнул главный врач, – жаль уничтожить полный жизни мозг? Есть, какие предложения?

– Я предлагаю провести дерзкий, но интересный опыт, – откликнулся старый хирург, – "пристроить" её на туловище гоминида и перелить в его организм кровь биоробота. Можете представить подобную операцию без всякой ответственности за последствия!

Специалисты переглянулись: на "лицах" появился интерес. А эскулап продолжал дразнить учёных: – Представляете, какой интересной будет эта попытка? Что предпримет обезьяна в роли биоробота? Каковы будут её возможности? Да и выживет ли она после такой операции? Способны ли вы провести похожую трансплантацию?

– Постойте, Факрр, но гоминид в любом случае не выживет! О какой нашей совместимости с обезьяной может идти речь, когда мы между собой имеем некоторые отличия?

– Да понятно, что не будет здравствовать. Чужеродные ткани, отторжение и тому подобное. Но, с применением препаратов, тормозящих эти процессы, индивид всё-таки будет жить некое время, при условии, что пересадка головы пройдёт удачно. Вот этот период его бытия и будет экспериментом, – отставной хирург разволновался, – в своё время я бы провёл подобный опыт.

Молчавший до сих пор, старший учёный Иррук достал небольшой пульт. Включив, сказал: – Нарра, срочно доставьте обезьяну-самца в медицинскую лабораторию.

Один из медиков обратился к ведущему врачу: – Господин Макрр, я прослежу, чтобы гоминиду была сделана соответствующая подготовка.

Получив одобрение, эскулап покинул совещание.

Глава 9

Пока в разных помещениях готовят к операции биоробота и гоминида, проследим за короткой жизнью и драмой пары клонированных обезьян, доставленных в общину. По возможности, они всегда старались находиться рядом. Вероятно, их объединяло то, что после появления на свет в лаборатории корабля, они, кроме друг друга, никого больше не видели. А может быть, в результате этого у них возникла некая симпатия, подобие родственного чувства? Или это были робкие, бессознательные зачатки того явления, от которого современные люди теряют головы и называется оно Любовью? Кто знает? Но, как бы то ни было, при любой возможности, может быть даже подсознательно, молодые оказывались рядом и угощали друг друга найденной добычей. Они ловили жуков, бабочек, копали червей и корешки. Всё это с благодарностью принималось от противоположной стороны и с демонстративным аппетитом съедалось. Но эти отношения не нравились предводителю стада, и он избрал свою тактику.

Трагедия произошла после того, как огромный, лохматый и злой вожак общины "положил глаз" на подругу клонированного самца. Он начал оказывать ей знаки внимания, приблизил к себе в иерархической лестнице и всем запретил трогать её. А друг был отдалён едва ли не на последнее место. Молодому самцу запрещено было даже появляться вблизи главаря. Он очутился в самом плачевном положении. Его постоянно унижали, били, отбирали добычу. Некогда спокойный гоминид, стал превращаться в злого и мстительного отшельника. Он не прощал обиды даже представительницам противоположного пола.

С некоторых пор, в разных местах, община стала находить с поломанной шеей или пробитой головой, своих сородичей. Все заволновались, инстинктивно предполагая разбойничьи нападения соседних племён. Но всё было тихо. Наблюдатели, которых стало теперь много, не замечали ничего подозрительного со стороны соседей. И только после того, как обижаемый расправился с родственником вожака, он был замечен часовыми во время убийства. Они подняли страшный крик и возбуждённо запрыгали по веткам. На вопли примчался главарь со своими приближёнными и как-то понял, что хотели ему сказать часовые. Толпа кинулась на поиски убийцы. А он бросился в небольшой водоём и спрятался в высокой траве, напоминающей современный камыш. Облава закончилась ничем. Но клон стал изгоем.

Несчастный оказался в трагическом положении. Но его выдержке мог бы позавидовать любой. Он дождался ночи, подобрался к пещере и в кромешной темноте, когда все спали глубоким сном, начал искать свою подругу. Он просто не мог уйти без неё. Зная, где она обычно спала, обходя стороной часовых, их слышно было по "разговору", самец прокрался к месту, занимаемому вожаком и его гаремом. Безошибочно ориентируясь в темноте, он подобрался к лежащему телу, и осторожно трогая его, начал ласково мурлыкать в ухо. Он не хотел напугать лежащую, чтобы она не подняла крик. И неожиданно, он почувствовал чужой запах. Это была не его приятельница.

 

"Влюблённый" ошибся. На её месте лежал сам вожак стада. Коварный и злой самец инстинктивно чувствовал, что он обязательно вернётся за ней и устроил западню. Молодой, после нескольких прикосновений и сам почувствовал, что это не она. Он хотел отпрянуть назад, но было поздно. Атаман клана закричал и впился зубами сзади в его колено. Это произошло случайно, но сухожилия были порваны. Правая нога оказалась неработоспособной. Но и ответная реакция друга самки была мгновенной.

Дико закричав от боли и ещё неосознанной неожиданности, он ударил обеими передними лапами по голове вожака. Но когда хотел отпрыгнуть в сторону, его подвела конечность: он свалился на бок. Предводитель же вскочил и вторично сомкнул зубы, теперь уже на шее изгоя. Глава общины прокусил сонную артерию. Однако несчастный пока не сдавался: он вцепился в ключицу вожака. Хрипя и обнявшись, они начали кататься по земле. Всё племя проснулось, сбежалось на вопли и возбуждённо кричало в ночи.

Несколько самцов, помогая вождю, накинулись на исходившего кровью злополучного. Его сопротивление слабело и наконец, он замер. Рассвет представил взорам соплеменников ужасную картину: на земле лежало кровавое месиво из шерсти, кожи и костей. Ни у кого не мелькнуло и тени сожаления или сочувствия. Обезьяны расползлись по деревьям.

И наконец, улучив момент и оглядываясь на злого вожака, к телу прибежала клонированная самка. Она сразу узнала своего обожателя. Завыв от отчаяния и упав рядом, начала кататься по земле. Защитить её теперь было некому. Она и сейчас чувствовала на себе озлобленные взгляды. И вдруг она услышала недоброе рычание. Спохватившись, вскочила на ноги. Рядом, свирепо ощерившись, стоял её владелец.

Бедолага, дрожа от страха, помчалась к высокому дереву, проворно вскочила на него и полезла вверх. Как загнанная в угол мышь, она озиралась вокруг, выискивая хотя бы какую-то лазейку, чтобы уйти от разъярённого её неподчинением самца. Добравшись до тонкой верхушки и сознавая, что дальше некуда, несчастная, затравленным и отчаявшимся взором, осматривала ветви, ища опору для того, чтобы скакнуть в другое место. Она инстинктивно чувствовала, что они не дадут ей совершить надлежащий прыжок.

Да и злой хозяин гарема, движениями своего туловища в ту же сторону, что и самка, пресекал её попытки, а с ними и надежду на спасение. Тем самым он давал ей понять, что она обречена. Бедняжку охватило отчаяние: она поняла и то, что тонкая центральная ветка, за которую она держалась, не даст ей сделать сильный прыжок. Она согнётся и не позволит оттолкнуться от неё. Молодуха задрожала всем телом и сникла от тоски и безысходности.

Посмотрев испуганным взором вниз, на недобрый оскал преследователя и чтобы не попасть в лапы изверга, она решилась на отчаянное действие – падение вниз. Но в этот момент, отвергнутый самец вонзил клыки в её заднюю ногу. Она заверещала от пронзившей боли, попыталась неумело отбиваться, но вожак тянул её вниз. Конечно, она не могла долго сопротивляться здоровому гоминиду. В итоге, она сползла вниз и оказалась рядом с ним. Он выпустил из пасти ногу, но вцепился в её шею. Затем подался чуть выше и, повиснув на передних лапах, с силой ударил задними в живот.

Обречённая ухнула от сильного толчка и, пролетев по дуге, тяжело ударилась об землю. Умерла она мгновенно, даже ни разу не дёрнулась. Изо рта, то ли от удара, то ли из прикушенного языка, показалась кровь. Спрыгнув с дерева, палач осмотрел её, затем схватил за ногу и потащил в близлежащие кусты. Там он бросил её и направился к своему гарему.

За этой расправой, с нетерпением и всё нарастающим возбуждением, зорко следили молодые самцы, находившиеся на соседних деревьях. Неустанно вопя, они носились по ветвям и бросали в сторону атамана сломанные ветки. От возбуждения, угрожающе торчали их пенисы. Им нужна была разрядка и неважно, какая: драка или секс. Соитием, конечно и не пахло, но атмосфера побоища уже витала в воздухе. Ненависть к жестокому вожаку, за его бессердечие, изливалась из всей кричащей и носившейся братии.

И когда предводитель потащил самочку в чащу, взвинченность холостяков достигло предела. Вожак уже шёл к гарему, как на него, молча, словно сговорившись, со всех сторон, одновременно, напали бобыли. Завязалась отчаянная драка. Визжа на все голоса, общество "неженатых" вымещало на нём всю свою накопившуюся злобу. Три десятка крепких, почти взрослых самцов против одного. Визжащий и орущий клубок из обезьян, словно шар катался по земле.

И как можно было понять в этой кутерьме, где свой и чужой? Но видимо соображали: драка внезапно закончилась. Запыхавшиеся бойцы, словно по команде, оставили неподвижно лежащее тело ненавистного врага и теперь, молча, смотрели на окровавленный и порванный труп. И даже сейчас, в кровавом оскале мертвеца проглядывалась ненависть к ним. Чувствуя это, один из самцов яростно рыкнул и вцепился зубами в горло усопшему. Но, не ощутив сопротивления, оставил его.

Радостно завизжав, одинокие бросились в разные стороны. Большинство сразу же кинулись к самкам покойного главы общины, которые охотно приняли их. А один из возбуждённых ловеласов, ещё бежавших на драку с вожаком, наткнулся на лежащую, бездыханную самку. Он обнюхал её и, видя, что она не сопротивляется, не отказывает ему, обхватил зад, поднял его и начал производить с поникшим телом действия сексуального характера. Самец тормошил, теребил, но видя, что она не проявляет никаких действий, бросил её и присоединился к распутству в гареме.

Но вскоре, возникшая анархия не понравилась одному из бывших соперников вожака и он, претендуя на его место, принялся наводить порядок. Разогнал сексуальных маньяков. "Напомнил" о правилах среди самцов, поставив каждого на своё место в иерархии. И присоединил гарем бывшего предводителя к своему, тем самым, удвоив его. Всё было кончено. Ни одна пара глаз не проявила какого-либо сочувствия. Вскоре все мирно лазали по деревьям и лакомились фруктами. Как будто ничего и не было. И только трое изуродованных до неузнаваемости останков, говорили о жестокости разыгравшейся трагедии. Но вскоре, один из подхалимов нового вождя оттащил их с обжитой территории и неосознанно бросил в яму.

Вот так, неудачно, завершился опыт по клонированию колонистов планеты. Гоминиды, каким-то чутьём почувствовали разницу между собой и ними. И это несмотря на то, что они были такими же, как оригиналы и обладали теми же знаниями, и инстинктами, что были у всех.

…Наконец, биоробот и пленник, а с ними и начальник экспедиции, были подготовлены к необычным хирургическим действиям. Включено и отлажено необходимое оборудование. Эскулапы совместно, теоретически, уже отработали и знали наизусть все предстоящие трудности и выходы из них. И после надлежащей медикаментозной обработки, в назначенное время, троицу, в соответствующем виде, доставили в операционную. Эксперименты по трансплантации печени и головы начались одновременно на двух столах.

В помещении стояла напряжённая тишина, изредка нарушаемая отрывистыми командами медиков. Каждое действие проводило по два специалиста с ассистентами. Разнообразная, вспомогательная техника вздыхала, хлюпала, булькала и чертила на мониторах всевозможные кривые. Они отражали работу внутренних органов и мозга головы. Как ни странно, на лицах хирургов не было видно ни малейшего волнения. Перемещаясь между столами, ход процессов контролировал старый эскулап Факрр.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru