Культурный обмен

Вероника Карпенко
Культурный обмен

Глава 1

Они совпали, как две половинки одного яблока. Так бывает. Когда понимаешь, что этот человек – именно тот, кто тебе нужен. Даже имена, у обоих бесполые, были созвучны – Женек и Санек. И людям требовалось время, чтобы понять, кто есть кто. Правда, яблоко это с одной стороны было спелым и сочным, а с другой – всегда чуть кислило. Но разве не так обычно бывает в природе?

Совершенно разные внешне, они были очень похожи. Увидев его впервые, Сашкина сестренка наградила ухажера прозвищем «пикачу». С тех пор эта мультяшная кличка, что так бесила Женьку, тянулась вслед за ним невидимым хвостом. Чуть грузный и неповоротливый, он так сильно отличался от тех сухощавых и поджарых парней, что в юности будоражили Сашкину кровь. Всегда сосредоточенное выражение лица и хмурая морщинка на переносице добавляли возраста, а добрый взгляд светло-серых глаз придавал сходства с собачьими породы Бассет-хаунд. Белокурые волосы волнистые от природы, так метко и точно ложились на лоб, образуя крупный завиток, что казалось, будто Женька старательно укладывает их каждое утро.

Он успешно занимался продажей недвижимости, и был единожды разведен. Недавно Женька с приятелем открыли агентство, и с тех пор дела шли в гору.

Сашка любила танцевать. Она танцевала не только за деньги, но и для души. Нет, она не была стриптизершей! Хотя регулярно баловала мужа эротическими номерами. Саша преподавала танцы в крупном фитнес-центре. Это оказалось прибыльнее, чем гастролировать в составе коллектива подтанцовки. Да и почитателей ее творчества в провинции было хоть отбавляй. Все, кто побывал на уроках Александры Невженко, возвращалась к ней снова, чтобы примкнуть к группе желающих двигаться красиво.

Внешность у Сашки была под стать. Строгое каре из темных волос и глаза «цвета виски» добавляли сходства с кинодивами прошлых столетий. Она почти не прибегала к помощи косметики. Того и не требовалось! Стоило махнуть кисточкой и тронуть румянами щеки, как лицо ее, и без того прекрасное, преображалось. По-детски пухлые губы скрадывали возраст. И в свои 25 она все еще походила на юную девчонку.

Тонкая, словно выточенная из камня, фигурка имела все шансы претендовать на звание эталона. Пресловутые 90-60-90, к которым так стремятся многие женщины, изнуряя диетами свой организм, и лишая радостей жизни, достались ей от природы.

Больше всего Женька обожал ее груди. Нет, конечно, он любил ее всю, целиком. Но, как полагала Сашка, груди он любил самым непостижимым образом. И было за что! Увенчанные розовыми сосками, идеальной формы полусферы, были в меру большими, в меру круглыми и столь аппетитно упругими, что даже женщины, стоило ей зайти в парилку сауны, провожали завистливым взглядом сей «венец творения».

Лежа на диване за просмотром любимых сериалов, Женька неизменно шарил рукою под кофточкой. Находил ее грудь, принимался, как бы невзначай поигрывать сосками, покручивать их между пальцами. Сашка, примостившись у него под боком, мурлыча от удовольствия, выгибалась, как кошка, подставляя тело мужниным ласкам. За три года совместной жизни они изучили друг друга вдоль и поперек. Но не утратили былой страсти. Напротив! Теперь без тени смущения, обсуждая своих бывших, они могли часами фантазировать на запретные темы. И ласкать друг друга так, как не пишут в приличных книгах.

И все же Сашкин неукротимый темперамент всегда требовал больше. В итоге, копилка впечатлений пополнялась! Им удалось «зачекиниться» в лифте торгового центра, на крыше многоэтажки, в туалете ночного клуба, в парке культуры и отдыха прямо средь белого дня, не говоря уже о заднем сидении авто, что испытало на себе все возможные позы.

Конечно, побережье океана было идеальной декорацией для любовных утех! Солнце, море… Свобода! И так целых три недели! Как давно они ждали эту поездку. И вот, наконец…

Кто-то, заселившись в номер, в первую очередь проверяет наличие всевозможных удобств, вроде кондиционера, телевизора и мини-бара. Они же перво-наперво обновили матрас. Тот оказался тяжелым и жестким, словно бетонная плита. И на протяжении всего процесса, лежал неподвижно и молчаливо, не проявляя ни малейшего интереса к происходящему.

Усталость взяла свое, и Женька прикорнул, расположив свое тело поперек кровати. Сашка устроилась рядом и через пять минут уже сопела. Немного вздремнув с дороги, она, разбуженная звуками будильника, села на кровати. Не хотелось проворонить закат! Женька исчез, оставив солидную вмятину. Из ванны слышался шум воды.

– Ты почему не разбудил меня? – крикнула Сашка в приоткрытую дверь, когда он уже покинул душевую.

– Бужу! – Женька распахнул объятия, представ перед женой во всей первобытной красоте.

– Подвинься, я тоже хочу в душ, – Сашка пыталась обойти его, но оказалась придавленной к стенке.

– Жень, пусти! Как слон в посудной лавке! – возмутилась она, желая только одного – освежиться. Кондиционер работал через раз, создавая больше шума, чем пользы. И после сна тело стало липким от пота.

– Мне нравится, как ты пахнешь? – простонал он, нащупав ладонями грудь.

– Жень, ну пусти! – ахнула Сашка, чувствуя как его пальцы поглаживают соски.

– Давай я тебя помою? Хочешь? – с жаром прошептал ей на ухо Женька и с силой сжал ладони.

В его руках груди выглядели совсем не большими. Сашка заметила, если сдавить их у основания, то кровь сильнее приливает к верхушкам, делая холмики сверхчувствительными. И он, знавший причуды жены, умело ласкал ее груди, отчего розовые от природы, соски вмиг твердели, наливались кровью и посылали сигналы возбуждения по всему телу.

Обхватив ее талию, он правой рукою распахнул запотевшую дверцу кабины, включил воду и взял мыло. Муж по-прежнему восторгал ее. Глаза цвета моря на фоне белокурых кудрей. Этакий громила-Купидон! Его руки приводили в восторг сердце девушки, заставляя его совершать на сотню ударов больше. То, как он убирал со лба волосы, как вытирал посуду, крепко сжимая в руках полотенце, пробуждало в ней желание. Вот и сейчас мыльный кругляш потерялся в широких ладонях.

Он начал с ног, намылив по-очереди каждую ступню, после мыльные руки скользнули к бедрам, и Сашка блаженно прикрыла глаза. Нежные и умелые пальцы мужа раздвинули узкую щелку между ног, тщательно выбритую накануне пляжного сезона. Затем медленно и придирчиво промазали каждую складочку, очертили колечко ануса, словно подготавливая ее тело к более важным процедурам. Сашка стояла с закрытыми глазами, тихонько постанывая.

Когда он закончил и подобрался к грудям, она была готова отдаться ему тотчас же. Но Женька не торопился. В конце концов, это был их отпуск. Куда спешить! Он намылил каждую грудь по очереди, особое внимание уделяя соскам. Сашка видела, что пенис мужа в боевой готовности. Потому, не дожидаясь команды, встала на колени и с наслаждением взяла его в рот. Свежевымытый он все еще пах мылом. Женька застонал, удерживая голову жены в одном положении, затем облокотился о стену и стал наблюдать, как возбужденный член исчезает у нее во рту. Ласка продлилась не долго.

– Хочу тебя сзади! – прорычал он, и грубо хватая за волосы, поднял Сашку с пола.

Она, повинуясь, уперлась ладонями в стену, раздвинула ноги, ощущая, как муж в жарком нетерпении, нашаривает пальцами вход. Один резкий толчок, и член до основания погрузился в горячую негу ее тела. Сашка выдохнула и выгнулась, позволяя ему проникать все глубже… и глубже! Он задвигался быстро и жадно, уже не сдерживаясь. Мужские ладони щупали грудь, сжимали соски. Затем он стиснул ее лицо, пальцы раздвинули нежные губы, проникли внутрь. Сашка с охотой взяла в рот сначала два пальца, затем три и принялась посасывать.

Она ощутила прикосновение между ягодиц и прогнулась еще сильнее, заранее зная, что будет дальше. Обычно он, смазав палец слюной, проникал им в узкое отверстие по-соседству с вагиной. А после его пальцы у нее во рту и в анусе, вторя движениям члена, начинали скользить, ускоряясь тем сильнее, чем ближе был пик наслаждения. Он делал так, чтобы задействовать все дырочки одновременно. Он знал, как ей нравилось!

– Детка, ммммм, – простонал Женька, вынул палец и смачно шлепнул левую ягодицу жены. Сашка выдохнула, подставляя мягкое место шлепкам, которые последовали один за другим, пока ее с головой не накрыл оргазм.

– Если бы только вместо рук у меня были члены, – Женька с досадой посмотрел на свои ладони.

Сашка зашлась в приступе хохота.

– Прекрати, я сейчас умру со смеху! И скажут в посмертной речи – она уржалась до смерти.

– Не плохая идея, – сказал он, ловя ее влажное тело в махровый кокон банного полотенца. – А я вот хочу умереть во время оргазма.

– Милый, ничто не мешает нам сделать это одновременно! – озорно подмигнула она в зеркало мужу, – Ты будешь оргазмировать, а я хохотать.

Говорят, что чувство юмора – едва ли не главное качество в мужчине. Мол, если мужчина не умеет рассмешить свою спутницу, то ему не помогут ни размеры мужского достоинства, ни даже самый толстый кошелек. Здесь Женьке не было равных! Пожалуй, в другой жизни он мог бы стать комиком. Но отчего-то избегал публичных выступлений. Даже в компании, как только, услышав его анекдоты, с округи сбегались все новые зрители, он сникал, смущался и торопился смешаться с толпой. Что было крайне затруднительно, с его-то габаритами!

– Что будем делать завтра? – Женька сладко потянулся.

– Предлагаю прогуляться по набережной, изучить окрестности, оценить обстановку, – Сашка плюхнулась на кровать.

– А сейчас, на пляж? – муж взял со стула ее бикини и, удерживая двумя пальцами яркий лиф, приложил его к широкому торсу. Подошел к зеркалу, нахмурился и повернулся в профиль.

– Не вздумай надевать! – пригрозила Сашка, – Растянешь!

– Подумаешь, – равнодушно пожал плечами Женька, – я тебе тоже свой не дам!

– А здесь есть нудистский пляж? – прошептала девушка.

 

– Хочешь продемонстрировать всем свою гладкую киску? – Женька плотоядно улыбнулся и стал медленно надвигаться.

– На пляж, на пляж! – Сашка подпрыгнула на кровати, выхватила из рук мужа купальник и исчезла в ванной.

Рейтинг@Mail.ru