Проклятая стажировка

Вера Шитова
Проклятая стажировка

Глава 1. Невообразимое направление.

– Здравствуйте, ученики! Сегодня пишем проверочную работу, по теме: «Адаптивный Преобразователь Магической Энергии, виды и практическое использование».

Дети дружно взвыли, хотя неожиданностью это событие для них конечно не стало. Я вот уже неделю веду у них основы магии, и Магические Преобразователи это одна из основных тем всего предмета.

А как иначе? Если в настоящий момент это самый распространённый многоуровневый артефакт, выдаётся в подростковом возрасте всем жителям, за редким исключением. Моим ученикам недавно исполнилось по 15 лет, и они уже получили данный артефакт. Практика с преобразователем у них на другом уроке, я же веду только теорию.

Мысленно сформировав магический образ, я произнёс заученное заклинание и активировал преобразователь. У меня он имеет вид массивного металлического браслета, а шкала состояния представлена, выстроенными в ряд семью шестерёнками. Не самый популярный вариант, легко ошибиться с расшифровкой, но тут уж, как говориться, сам выбрал.

Все учебники и конспектные записи, послушно поднялись в воздух и крепко приклеились к высокому потолку. К этому трюку я готовился долго и усердно, почти всю эту неделю. Заклинание то выучил быстро, но вот держаться на потолке хотя бы в течение часа книги не хотели, и постоянно падали. Но уж очень хотелось произвести впечатление на ребят, поэтому я усердно тренировался. Как-никак, я почти магистр! Должен же я соответствовать!?

Ученики стали взволнованно оглядываться и перешёптываться. Краем глаза отметил, что седьмая шестеренка у меня на пол оборота повернулась в другую сторону, все остальные сбалансированы, верно. Не очень хорошо, седьмая связана с грядущим, интуицией, предчувствиями.

– Чистые листы, грифель, приступайте к работе.

–Учитель Грэмюэль Фолт, а можно вместо: «Адаптивный Преобразователь Магической Энергии», писать сокращённо АПМЭ?

Рыженькая девочка, Лизи кажется, до сих пор их всех не запомню, на секунду оторвалась от своей работы, а получив разрешение, продолжила торопливо заполнять страницу.

–А пользоваться преобразователем?

Гансель, сын городского советника, всегда вел себя немного вызывающе. Видимо, это от того, что в этом далёком окраинном городишке городской советник практически является местным правителем.

– Как интересно вы собираетесь воспользоваться АПМЭ? Конечно, нет! Можно только описать внешний вид своего преобразователя. Ещё вопросы есть?

– А про друидов надо писать? Они же исключение. Или не надо?

– А про морской народ? Они ведь тоже не одевают преобразователи!

– А про…

–Ладно! Давайте кратко повторим основную информацию.

Под шквалом посыпавшихся вопросов, я решил, что стоит чётче проговорить задание. Всё-таки, у нас было всего пять занятий, да и опыта преподавания у меня нет совсем, может что-то я не слишком понятно объяснил…

– Адаптивный преобразователь магической энергии, сокращённо АПМЭ, личный многоуровневый артефакт. Основное предназначение: преобразовывать магическую энергию носителя в требуемую форму. Что это за форма?

– Заклятия конечно! Рыжеволосая Лизи даже удивилась такому очевидному вопросу.

– А какие ещё, дополнительные предназначения у этого артефакта? Кто перечислит? Гансель? Ещё недавно ты собирался воспользоваться АПМЭ… Может, расскажешь, для чего нужен преобразователь, кроме создания заклятий?

– Для того чтобы магическими артефактами могли пользоваться и безмари.

– То есть носители с низким уровнем магической энергии в организме. Слово «безмарь» использовать в работе нельзя, это не литературный термин. Но, по сути, верно.

А Гансель гораздо умнее, чем, кажется на первый взгляд. Похоже, ребята просто тянут время. На этом важном открытии, все дальнейшие пояснения я решил существенно сократить:

– Кроме того АПМЭ играет заметную роль в работе магических следователей, а также лекарей. Письменно ответьте, что это за роль. И укажите, какие виды травм лекари могут излечить, просто добавив магической энергии в преобразователь больного. Дальше, внешний вид артефакта и шкалы состояния. Любые дополнительные сведения так же приветствуются. Приступайте!

Договорив, я активировал артефакт тишины, почему-то здесь он имеет форму песочных часов. Все посторонние звуки в помещении тут же смолкли. Этот полезный артефакт выдал мне директор перед началом моего первого урока. Уже не первый раз убеждаюсь в его важности.

Я ещё раз оглядел аудиторию. И как же сразу не заметил, Вилен Росс сегодня тоже не явился. Очень конфликтный ребёнок, спорит по любому поводу, постоянно ругается с остальными ребятами, грубит, теперь вот ещё и прогуливает. Надо с ним откровенно поговорить! Долго так продолжаться не может. Всё же мне ещё 2 месяца здесь преподавать. И потом, наконец, домой…

Городишко этот, конечно, странноватый. Называется, Стравлен, наверно не зря о нём дурная слава ходит. Правда, кучу страшилок я наслушался всего в одном месте, на постоянном дворе в деревне Колдово. Местечко само по себе жуткое. Там я останавливался крайний раз. Пока, наконец-то, не добрался до места своей стажировки!

Сильно всё-таки меня магистр Модест Крэй невзлюбил. Нет, то, что он, боевой маг, теоретиков недолюбливает, это известный факт. И моё зачисление на отделение теоретической магии, вызвало у него устойчивое презрение. Но всё равно он подал прошение на зачисление меня в оперативную группу на боевую практику, видимо, дабы наставить сына своего погибшего друга на путь истинный. Что бы я там делал, интересно мне знать?

Но главный лекарь академии в заключение написал о низкой проводимости энергетических каналов организма, и директор, архимагистр Силантий Гроулби, отказал. Кажется, именно после этого, магистр Крей задался целью, как можно сильней осложнить мне жизнь окольными путями.

Это ж надо было на стажировку в такую даль несусветную меня отправить! Да сюда со времён основания академии никого из стажёров не присылали! Самая граница проклятого леса. Да ещё и побережье хищного моря. Я столько времени добирался сюда, и кружными порталами, потому как прямой, оказывается, сюда не ведет, и с попутным механоидом, потом дирижаблем. Нашел я его не иначе как чудом, местные все как один утверждали, что такого транспорта давно нет.

Так ладно, если бы ещё эти мучения стоили того! Но меня же не пустили ни в одну артефакторную мастерскую. Интересно было бы сравнить их работу с элимийскими мастерскими.

Тем не менее, эта стажировка очень важна для меня. Во время стажировки мне нужно провести исследование и используя его результаты, написать квалификационную работу. И только после всего этого, вернувшись в академию, наконец, смогу получать звание магистра. Вот не вовремя тиресса Кейсиль уволилась. Наставница бы точно не составила такое невообразимое направление!

И вместо мастерской (работа, которой, безусловно, столь важна для города, что туда допускаются только квалифицированные маги, коим я на данный момент не являюсь) городской советник направил меня в местную гимназию, изучать имеющийся на её территории древний артефактный фонтан. Но директор гимназии, старый лис, объяснил, что фонтан, оказывается, развалился, и его давно снесли. При этом быстренько определил меня преподавать теоретические основы магии. Вроде как, появился я очень вовремя, прежний учитель заболел, а я пока подменю его. А там мне и стажировку зачтут и характеристику хорошую напишут.

Потом я как-то поинтересовался у Элисии, (она грамоту здесь преподаёт, весьма милая особа) чем же болеет прежний учитель и когда выйдет? И получил до безобразия невозмутимый ответ:

– Так помер он, тварь из проклятого леса его и разорвала, как раз накануне твоего приезда. Разве тебе не сказали? После чего, Элисия стала кокетливо накручивать локон волос на палец. Ну и нравы у местных!

Вот и занятие уже закончилось. Обратное заклинание сработало, и все, приклеенные к потолку книги и конспекты, слегка небрежно свалились обратно на парты. Упс! Затрудняюсь сказать, что пошло не так, но падали книги не на то же место, с которого взлетели, а по косой, ломаной траектории. Несколько даже спикировали прямо на учеников. Хорошо хоть книжки тонкие…

– Учитель Грэмюэль Фолт! Это не мой учебник!

– А где мои конспекты?

– У меня закладка здесь лежала! Это была моя любимая закладка. Учитель Фолт!

Неудобно получилось. Но, зато выглядело эффектно! В любой неловкой ситуации, главное сделать невозмутимый вид!

– Тогда поменяйтесь учебниками! Оглянитесь вокруг. Это такая загадка на сообразительность.

Ученики недовольно засобирались, впрочем, как и я. Это был последний урок на сегодня.

– Учитель Фолт, тогда у вас явная проблема! Только не знаю с чем, с загадками или с сообразительностью?

Свою реплику Гансель бросил, уже находясь у дверей, после чего тут же скрылся. Вот наглец! Никак комментировать такое поведение я не стал, лишь обратился к остальным ребятам с просьбой:

– Да, и передайте Вилену, если он не придёт на следующее занятие, я сообщу директору.

– Вы можете сами ему всё передать, он же у нас теперь в библиотеке поселился. Ехидным тоном сообщила Роксана. Она сестра-близнец Ганселя и первая красавица в группе. Остальные ученики, перешёптываясь, захихикали. Не понял, что их так насмешило? Что-то они темнят.

– И что он там делает? На другие уроки Вилен ходит?

Ответила опять Роксана:

– Он же у нас проклятый, ждет, когда у него преобразователь сломается. А в библиотеке он книжки листает, думает, его там посетит какая-нибудь гениальная мысль.

Переспрашивать, что она имеет ввиду, я не стал, лучше зайду в библиотеку, посмотрю, что там у него с преобразователем. Что это вообще за глупости? АПМЭ не может сломаться! Но оговорка её мне не понравилась. Почему интересно ребята считают Вилена проклятым, если я правильно расслышал? Это объясняет, почему он ведёт себя так грубо. Коллектив его не принимает.

 

***

Библиотека представляла собой огромный зал с большим количеством стеллажей и читальной зоной. Библиотекарь – бойкая полноватая дама, преклонных лет, Леди Фелиция Руж. Дружелюбно мне заулыбалась.

– Здравствуйте-здравствуйте магистр Грэмюэль, вы за книжечкой? Её искренность и доброта подкупали. Это наверно самый приветливый и отзывчивый человек, встреченный мной в этом городе. Остальные хоть и улыбаются, но как-то сквозь зубы. Мне с самого первого дня, стало понятно, что чужаков здесь не любят.

– Что вы леди Фелиция, я ещё не магистр. Один мой ученик, Вилен Росс, не ходит на занятия. Ребята сказали, что он здесь, в библиотеке. Вы его не видели?

Леди Фелиция сразу взволнованно запричитала:

– Ох, бедный ребёнок, так переживает. Вам, Грэмюэль, может уже рассказывал кто, эту историю…

Сделав театральную паузу и оглянувшись по сторонам, женщина продолжила:

– Случилось это совсем недавно. Чудище из леса проклятущего в город пробралось и напало на магистра Лэркиса. Он жил по соседству от дома Вилена. И кстати, магистр у нас здесь в гимназии работал, ваш предмет раньше вел! мимоходом уточнила библиотекарь.

Зверь этот значит, почти мгновенно растерзал его, а голову утащил, только погрызенные части тела и остались лежать на траве. Места у нас, сами уже знаете, глухие. А в тот вечер, такая жуткая погода была, предупреждение не иначе. Небо тучами заволокло, а ветер так завывал, что на улице и слова было не сказать, звуки, будто лес поглотил.

Только Вилен в окно смотрел и всё видел! И так испугался бедолага, что двинуться не мог, так и смотрел… Он ведь только что стоял на этой же улице, про домашнюю работу у учителя спрашивал. А как отмер и пришел в себя, наконец, да отца позвал, так поздно уже было…

– А магистр, почему не защитился никак? Он же опытный маг, а не юная дева. Энергетический удар или щит, может сонные чары на зверя бросить. Сбежать, наконец, помощь вызвать…

– Ох, Грэмюэль! Сразу видно не встречал ты ещё зверье наше местное. Ну, ничего, стало быть, скоро познакомишься. От такого так просто не сбежишь. А чары ваши магические, да удары, вот ты без браслетика своего сможешь сотворить? Вот и он не смог! Вот раньше маги были сильные, настоящей магией владели, изначальной! Без всяких артефактов и побрякушек, такие побоища устраивали, что и не описать, а сейчас что, нынешние-то маги совсем другие.

Посетовав немного, с мечтательной улыбкой на губах, словоохотливая рассказчица вернулась к своему повествованию:

– Магистр Лэркис, сам-то тщедушный был, ещё более тощий, чем вы, магистр Грэмюэль. Совсем не воин. А браслет его, преобразователь то есть, в доме позже обнаружили, на рабочем столе, неработающий. Видно так и не пошёл магистр Лэркис к городскому артефактору на приём, сам починить пытался. Оно и понятно! Вы ж маги, гордые все, советы слушать не любите!

Вот ты Грэмюэльчик, кушай побольше, тогда может и сможешь убежать, когда проклятая тварь нападёт на тебя. А магию свою лучше на округу направляй, на землицу, да на деревья, а то на зверей этих она медленно действует.

–Х-хорошо, леди Фелиция, приму ваш совет к сведениию.

Поблагодарив добросердечную даму, я поспешил скрыться в книжных рядах. Всё-таки поражаюсь такому жестокому простодушию местных жителей! После разговора, мне стало, мягко говоря, не по себе. К тому же седьмая шестеренка преобразователя так и не спешит возвращаться в положительное значение, а наоборот, отклоняется всё дальше, в отрицательное значение. Вот, вернусь в свою комнату, и первым делом займусь медитацией. Некоторые маги, таким образом, способны понять, чего именно стоит опасаться. Раньше, правда, я только на занятиях в академии занимался подобными практиками, и при этом откровенно мухлевал. Но вдруг теперь получится! Может пришло время для осознания…

Обойдя всю библиотеку, Вилена Росса я так и не нашел. Наверное, он услышал наш разговор и сбежать. Не могу его осуждать за это, после того, что узнал о нём.

Больше ничего сделать я не успел. Директор гимназии, Гринли Фэйт, выскочил на меня из-за угла, как голодный хищник на жертву, и всерьёз меня озадачил.

Оказывается, завтра у учеников состоится общий итоговый экзамен, после чего наступит период самообучения, каникулы то есть. И в связи с этим, завтра утром мне нужно предоставить учебные вопросы по основам магии для всех классов, потому как сдавать этот экзамен все ученики гимназии будут одновременно. Благо их не очень много, по сравнению со столичными городами, может около ста учеников на всю гимназию.

Но есть и хорошая новость! Завтра мой последний рабочий день, и как сообщил директор, моя стажировка в этом, забытом светлыми духами, Стравлене, – закончится, даже раньше официального срока!

Останется только одна формальность, получить у директора Гринли обещанную характеристику и подписанные документы о моей стажировке. Уже представляю удивленную физиономию Модеста Крея, когда я приеду гораздо раньше, да и ещё и с высшим балом! Даже если и не самым высшим, ничего страшного! Он то, наверное, вообще думает, что я не вернусь из этой глуши.

Глава 2. Роль «экзаменатора».

На следующее утро, как не странно, проснулся я в хорошем настроении. Оно и понятно, скоро смогу поехать домой. Даже обратная дорога теперь представляется не такой тяжелой. Главное с дирижаблем подгадать! А там от станции добраться до ближайшей портальной точки и дальше уже порталами. Шесть раз прыгнуть через островные государства в водном пространстве, на Тихий Континент, а в Элимии точно не заблужусь. Целое путешествие! Можно даже не останавливаться на ночлег перед очередным портальным прыжком. Второй раз, портал в городе, наверняка, смогу найти быстрее!

Седьмая шестеренка до сих пор в отрицательном значении. Не понимаю, что может плохого случиться? Жаль так и не успел вчера заняться медитацией, весь вечер листал учебники и составлял вопросы для учеников. Надеюсь, мои труды оценят, и балл за стажировку мне действительно поставят высший.

Нет, рубаху всё же нарядную одену! И мантию парадную с вышивкой. Я же, как-никак, один из экзаменаторов, выглядеть надо соответствующе. Ох, опаздываю уже, так и позавтракать не успею…

***

Сам экзамен проходил на самом нижнем, не имеющем окон, подземном этаже. Кажется местные порядки гораздо более странные, чем мне казалось. И мысль эта сформировалась в моей голове не просто так. Зрелище, представшее моим глазам, очень меня озадачило! Совсем не похоже на все те экзамены, на которых мне довелось побывать.

Помещение было похоже на огромный каменный грот. В потолок было искусно встроено множество шестеренок разных размеров, от гигантских до совсем крошечных. Все они представляли собой единую систему, при этом исправно работающую! Беззвучно двигаясь в разных направлениях, шестеренки вырабатывали свет. Это первый многоступенчатый артефакт, увиденный мной в этом городе.

Почему мне раньше его не показывали? Одного этого потолка хватит на написание квалификационной работы, наверняка освещение не единственная функция. Подробнее разглядеть поразительный артефакт не удалось. Стоило мне переступить порог, как в гробовой тишине взгляды всех присутствующих обратились ко мне.

Кажется, в квалификационную работу можно включить не только потолок.

Все ученики стояли по кругу вдоль стены на равном расстоянии друг от друга. А, учитывая, что в гимназии обучается около ста учащихся, можно представить всю монументальность подземного строения. Перед каждым из ребят, на узкой черной подставке стояло по небольшой полупрозрачной пирамидке.

В центре зала на полу была будто вырезана большая пятиконечная звезда. И если судить по мелкой каменной крошке, слегка скрипящей под ногами, то либо в это помещение спускаются крайне редко, либо столь необычный декор на полу сделан совсем недавно. Каждый из лучей пентаграммы упирался в высокий постамент, на котором также стояло по пирамидке. И посреди всего этого великолепия, в самом центре звезды, располагалось массивное кресло из красного дерева и такой же столик с пирамидой. Только в отличие от других, эта пирамида не имела вершины.

Места за постаментами были уже заняты другими экзаменаторами. Их было пятеро. Конечно же, это директор гимназии Гринли Фэйт. Управляющий городом, или как он представился, городской советник Лихонт-Эрн Гондри, когда я приехал, именно он встретил меня у ворот города. Показался мне тогда весьма добродушным и наивным, ещё долго извинялся за то, что не может нарушить правила и допустить адепта в артефакторную мастерскую. Мда, что-то сейчас он не выглядит добродушным, да и взгляд скорее надменный, чем наивный.

На следующий постамент расслабленно облокотился главный артефактор Стравлена, Дэлсин Корст. Видел я его всего один раз, помнится, тогда, он будничным тоном сообщил мне: «увижу тебя в мастерской, а я точно увижу, если вдруг заявишься, больше ты оттуда не выйдешь». После чего дружески хлопнув меня по плечу, насвистывая незатейливый мотивчик, удалился. О гостеприимности здесь, по-видимому, не слышали.

О, а вот и Элиссия Грэйн! Глаз невольно задержался на ней несколько дольше, положенного приличиями. Длинное облегающее платье из черной кожи, делало её похожей скорее на соблазнительную демоницу, сошедшую с древних полотен забытой эпохи, чем на учительницу грамоты. Заметив мой взгляд, Элиссия обворожительно улыбнулась и демонстративно покрутилась на месте, показывая себя с разных ракурсов. На её фоне, седовласая женщина в свободном сером балахоне, скромно стоящая за последним постаментом, могла показаться незаметной. Но, даже не применяя никаких заклятий, я мог почувствовать исходящую от неё непонятную, какую-то иную силу. И что особенно странно, – на её руке не было магического преобразователя! Кто же она?

– Ну что же вы застыли, Грэмюэль! Скорей проходите, присаживайтесь. Вот сюда, пожалуйста! Мы Вам как гостю приготовили место в самом центре.

Директор Гринли, добродушно улыбаясь, спешно усадил меня на это самое странное кресло посреди пентаграммы.

– Только вас и ждали Грэмюэль, опаздываете юноша.

– Так я же раньше почти на десять минут пришел…

– Леди Сильванна начинаем! Больше не обращая на меня внимания, директор, почтением обратился к седовласой женщине. После его слов, незнакомка, закрыв глаза, застыла без движения, словно фарфоровая кукла.

– А, простите, директор, все экзамены в гимназии проводятся в этом зале? Какую функцию выполняет начертанная звезда в центре зала? Артефактный потолок с ней сообщается? Это многоуровневый артефакт ушедших? А как он работает, у вас есть информация? Вот материалы, которые я подготовил для учеников, подскажите, каким образом будет проходить экзамен?

Вопросов у меня было много, но в зловещей тишине мрачного подземелья, каждый новый вопрос звучал всё более жалко. Отвечать никто не спешил. При этом все присутствующие продолжали безмолвно смотреть на меня. Наконец слово взял городской советник:

– Грэмюэль, вы не единожды просили разрешения изучить древние артефакты ушедшей эпохи. Но так как вы не являетесь магистром магии, допустить Вас на столь значимые объекты нашего города, согласно нашим правилам, не возможно. Правила превыше всего! Нарушать их запрещено! Мы, Стравляне, неукоснительно следуем нашим правилам и традициям. Именно поэтому наш величественный город-крепость, Стравлен, процветает, несмотря на суровость и хищную природу окружающей флоры и фауны. Но всё же Вы первый гость в нашем городе за долгие годы и мы решили пойти вам на встречу!

Сегодня вы увидите работу одного из многоступенчатых артефактов. Потолок вы уже успели рассмотреть. Раньше этажом выше располагался чудесный фонтан, который уже не действует, но его основание в исправном рабочем состоянии. Также вам предоставляется уникальная возможность стать участником священного обряда принятия!

Это одна из наших древнейших традиций. Вы можете сколько угодно смотреть и запоминать. Единственное правило, не задавать никаких вопросов. И после предстоящего действа вы, Грэмюэль, покинете наш город. Все документы, характеристику и оценочный лист, директор Фэйт уже подписал, по этому поводу не беспокойтесь, уже всё готово. Конечно, стажировка получилась гораздо короче, чем принято в вашем городе, но есть и обратная сторона! Благодаря этому у вас будет больше времени на написание вашей магистерской работы. И если вы окажитесь достаточно удачливы, возможно, ещё и сможете получить звание магистра Магии. Кто знает!

Появившийся, словно неоткуда, белёсый туман, быстро покрыл собой весь пол в зале, не затронув только очертания пентаграммы и меня в ней. Окончание речи Городского советника Гондри доносилось до меня словно эхо из тумана. Лица и фигуры всех присутствующих, превратились в неясные размытые силуэты. Да и туман этот явно не простой. Ничего толком не видно даже магическим зрением. И куда спрашивается мне смотреть?

 

– А теперь начнём! Время не ждёт. Грэмюэль положите подготовленные вами материалы для ученического экзамена на пирамидальное основание, расположенное возле вас.

Все мои материалы, стоило их положить, неспешно растворились. Попытавшись задать уточняющий вопрос, я понял, что фраза советника «не задавать вопросов», была явно не просьбой. Магически замкнутый контур пентаграммы гасил все звуки внутри периметра звезды.

Обдумать, как следует, данное событие не успел. Из тумана ко мне вышел первый ученик. По случайности это оказался тот самый Вилен Росс, которого я вчера безуспешно искал в библиотеке. Преобразователь на его руке, на первый взгляд выглядит нормально, как и сам Вилен. Я бы даже сказал, Вилен выглядит хорошо! В глазах столько счастливой надежды, что в моей голове невольно зародились некоторые сомнения.

Громкий чистый женский голос, затянув тоскливую песнь на древнем языке, отозвался неожиданной болью в сбившемся с ритма сердце. Обернувшись на звук, я смог разглядеть только серый силуэт странной седовласой женщины и её пустые, выделяющиеся в полумраке и сияющие холодным светом глаза без зрачка. Будто получив команду, Вилен шагнул к моему столу, и водрузил на основание, вершину пирамиды. Закрыв глаза, он неподвижно замер возле этого артефакта, положив руку с преобразователем на грань пирамиды.

Так, а мне что нужно делать? Что-то это мало похоже на ученический экзамен. Где вопрос, ответ, подготовка, что за странные ритуалы? Может, конечно, это чудом сохранившийся сложный ментальный артефакт? Но не будут же они его использовать для проверки усвоенных детьми знаний… или будут? Это может быть опасно! А всё остальное, это составные части артефакта или просто антураж, чтобы впечатлить чужака? В таком случае, я весьма впечатлён!

Несмотря на сумбур в голове, я вдруг с ужасом осознал, что не могу пошевелиться. Тело в одну секунду занемело на этом громоздком, твёрдом троне.

Словно запущенный механизм потоки энергии пришли в движение. От углов пентаграммы магическая энергия, направляемая участниками ритуала, стала стекаться к Вилену. Проходя через его магический преобразователь, она начала концентрироваться в ставшей иссиня чёрной пирамиде. И словно раскаленное копьё, узкий луч вырвался с вершины, вонзившись ровно в моё солнечное сплетение. Весь воздух мгновенно выбило из лёгких. Не знаю, сколько минут я провел в попытках сделать судорожный вдох. Когда уже комната стала ощутимо плыть перед глазами энергетический луч, наконец, иссяк.

Вилен с торжественным видом снял, принесённую им, вершину пирамиды, и шагнул назад, растворившись в тумане. Тут же на его место шагнул другой ученик, мне не знакомый. В руках он держал точно такую же вершину пирамидки, какая была у Вилена. Поставив её передо мной, ученик на некоторое время замер. Энергетический луч из пирамиды не ударил, как я того опасался. Вместо него, со всего периметра пирамиды отделилось видимое только магическим зрением энергетическое облако. Слегка приподнявшись, оно рассыпалось на мелкие частицы.

Сразу после этого, ученик, сняв вершину пирамиды, вышел из пентаграммы, уступив место следующему. Девочка, совсем ещё малышка, легкой походкой вынырнула из тумана, и в точности повторила все предыдущие действия. Пирамида, будто чихнув, снова выпустила облако энергии.

Так и потянулся этот так называемый «экзамен» или ритуал. Никакой проверки знаний у учеников в этом процессе я не заметил. Один за другим ребята подходили к пирамиде, ставили вершину и ждали пока от пирамиды не отделиться сгусток энергии. После того, как облако энергии распадётся в воздухе на частицы, уступали место следующему.

Я не сразу заметил, что эти частицы не растворяются и не исчезают, а медленно плывут ко мне и хаотично впитываются в кожу лица, рук, одежду, принося легкую прохладу.

Разница лишь в том, что с каждым выпущенным облаком становилось всё холоднее. Магические частицы, будто снежинки, с каждым разом острей впивались в кожу. Лёгкая прохлада вначале, быстро превратилась в холод, который распространился по всему организму, сковав ледяными оковами. Вереница лиц мелькала перед глазами, будто в калейдоскопе. Попытки что-то сделать, перенаправить энергию или выпустить магический импульс, успехом не увенчались. Я настолько замерз, что потерял счёт времени. Холод буквально вымораживал изнутри.

В конце концов, накопившаяся усталость перевесила, и моё сознание отключилось. Так что, чем завершился этот «обряд принятия», кажется, так его назвал советник, я не увидел. Очевидно, что принимающая сторона – это я. Вопрос в том, что же именно я принял…

Глава 3. Чужак должен покинуть город немедленно!

– Дэлси, ты вещи его собрал?

– Обижаете советник, всё упаковано и готово к транспортировке!

– Есть там что-нибудь интересное?

– Только отвратного вида рубахи, по мне так это очень интересно, где только шьют такие?

– Ты артефактор или инспектор моды? По существу.

– Ну, с такой коллекцией в лесу он долго не протянет. Стандартный набор, да детские игрушки. Теоретик что с него взять. Той парочкой боевых артефактов, что у него есть, можно разве что какого-нибудь кроля прибить на ужин. Против местной живности не пойдет, если только в качестве пугалки, как дополнение.

– Я ему там подложил еды немного и презент небольшой, из своих запасов, оружие, как раз ему по способностям, не звери ж мы, в конце концов!

– Конечно не звери, ладно. Директор Гринли вы уже отправили в его академию подтверждение о прохождении стажировки и вот эти все его бумажки?

– Ещё вчера, высший бал нашего гостя наверняка обрадует, а уж какую красноречивую и безукоризненную характеристику Элиссия написала…

– Всегда поражался вашему великодушию директор. Пока всё идет отлично! Свои обязательства мы честно выполнили, гостя приняли, город показали, стажировку зачли, проблему решили.

– Да-да, экскурсия по городу получилась очень весёлая! Протащили бедолагу, под проливным дождём, по утопающим в грязи городским канавам да дешёвым трактирчикам, словно осла на верёвке. Как вспомню его изумлённо – испуганную физиономию, и такие грязевые кляксы на новенькой мантии, сразу смех берет! Всё-таки, есть у вас чувство юмора советник!

– Мне кажется или я слышу сочувствие в твоём голосе Дэлсин? Или, может, ты чувствуешь себя виноватым? Не хочешь нам ничего рассказать?

– Как вы могли такое про меня подумать советник!? Какое сочувствие? Это был издевательский смех. Я злой, бессердечный, талантливый гад, и горжусь этим!

– Шут! А что гад, это как раз понятно. Леди Сильванна, процесс принятия завершён? Всё успешно?

– Да, проклятие переведено полностью. Но чужак должен покинуть город немедленно. Источник ещё не восстановился полностью, а значит уязвим. Я смогу укрыть его до утра, но когда взойдут первые лучи солнца носитель должен быть далеко от города, и быть всё еще живым. Если он умрет поблизости, все наши усилия окажутся напрасными.

– Насколько далеко он должен оказаться?

– Настолько, насколько это возможно. Идеальный вариант – пустыня Забытых. У меня всё.

– Далековато. Директор Фэйт, вы сами всё слышали, проснуться наш драгоценный гость должен в песках пустыни. У вас всё готово? Может, требуются дополнительные ресурсы? Или нужны ещё помощники?

– Благодарю советник. Не стоит привлекать посторонних, мне достаточно Корста. У нас всё под контролем, времени более чем достаточно. Успеем.

– Город на вас рассчитывает директор! Ждем вашего сигнала на смотровой башне. Активировать будем многомерную изолирующую систему защиты активного типа ЭЛ 8. Приступаем!

***

Звуки удаляющихся шагов стихли. А ситуация-то довольно скверная. Если конечно весь этот разговор мне не приснился. В тело, наконец, начала возвращаться чувствительность, и я смог пошевелиться. Выждав некоторое время, открыл глаза.

Но тут меня ждал сюрприз, оказалось, что я в комнате не один. Прямо напротив, сидел в своем кресле, директор гимназии Гринли Фэйт. Что с другой стороны вполне логично, так как это его кабинет. Чуть дальше на подоконнике вольготно развалившись, сидел Дэлсин Корст, городской артефактор, и заинтересованно читал, потрепанного вида книжку.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru