banner
banner
banner
Точка отсчета. Книга 1. Идея

Василий Маханенко
Точка отсчета. Книга 1. Идея

Глава 4

Процесс поиска нужных камней был прост до безобразия. В рюкзаке каждого спустившегося учёного лежали вышедшие из употребления, но вполне работающие устройства. Все, что требовалось, – найти кусок камня, рядом с которым устройства окончательно умирали, притащить этот кусок к лифту и с радостной физиономией вернуться наверх, чтобы заполучить на свой баланс много квантов. Так, во всяком случае, выглядело это со стороны. В реальности же всё обстояло немного сложнее. За десять лет, что существовала дыра, в радиусе нескольких километров был исследован каждый камушек. В тщетной попытке обмануть вояк учёные притаскивали к выходу фальшивые куски, клятвенно заверяя, что это именно то, что все ищут. Таких бедолаг разворачивали обратно, а камни выбрасывали прямо у входа, где со временем скопились целые горы никому не нужных булыжников. Они мешали передвигаться и выступали источником вечных проблем. Из-за нестабильного состояния земной коры пространство периодически тряслось и нанесённые кучи осыпались, погребая под собой зазевавшихся учёных.

Но это не означало, что чем дальше от входа, тем менее опасной становилась область. Наоборот – с каждым километром пустотелый горизонт преподносил своим гостям всё новые и новые сюрпризы. Здесь не было нанесённых камней, зато имелись целые леса сталактитов и сталагмитов, жаждущих нанизать на себя какого-нибудь бедолагу. Такие тела даже не убирали. Во-первых – опасно, во-вторых – они служили хорошими ориентирами для остальных. Предупреждали, что дальше соваться чревато большими проблемами. Неожиданные провалы, обрушения, выбивающийся из породы раскалённый пар – список смертельных ловушек подземки впечатлял.

У Артёма было огромное преимущество перед остальными – он всё это знал и был готов к тому, что его ждёт. Но одно дело – смотреть увлекательный фильм о добыче нужных камней, другое – участвовать в этом самому. Вскарабкавшись на очередную гору, физик прислонился к устойчивому на вид валуну, чтобы передохнуть. Тело покрылось испариной, а грудь разрывалась, желая одного – глубоко вдохнуть. Вот только с этим были большие проблемы – кислорода здесь оказалось мало. Несколько особо чувствительных девушек уже умудрились потерять сознание, но им на помощь никто не торопился – всех заботила собственная жизнь. Артём безучастно посмотрел на бессознательные тела, смахнул пот и начал скользить вниз с каменной насыпи.

О кооперации с кем-либо речи не шло. Вниз спустилось пятьдесят человек. Большая часть из них выйдет наружу только через неделю. Часть останется здесь навечно. И лишь единицы смогут найти заветный камень, содержащий в себе частичку энергона. Кучаев изучил печальную статистику – всего три человека со всего потока возвращались раньше срока. И это сильно напрягало.

– Постой! – Раздавшийся женский голос заставил Артёма ускориться. – Да постой ты! Кучаев, остановись!

Это оказалось настолько неожиданно, что Артём едва не запнулся. Развернувшись, физик увидел спешащую к нему девушку. Она показалась Кучаеву типичным представителем научного мира. От постоянного нахождения в кресле тело превратилось в бесформенную массу, не предназначенную для таких нагрузок. Низенькая и толстенькая, девушка пыхтела, как паровоз, пытаясь настичь Артёма. Некогда миловидное лицо оказалось перемазано потом и грязью, но даже они не смогли скрыть пагубные последствия подросткового периода. Язвочки от прыщей на лбу и пухленьких щёчках бросались в глаза даже при тусклом свете. Ни внешний вид, ни имя (Физик-11892) ничего не затронули в памяти Артёма. Эта девушка была ему незнакома.

– Ну ты и шустрый! – Она добралась до Артёма и рухнула на камни, переводя дыхание. Судя по хрипам, со здоровьем у этой представительницы слабого пола было не всё в порядке.

– Откуда ты меня знаешь? – спросил Артём.

– Издеваешься? – Девушка собралась с силами и уселась. – Ты же нобелевский лауреат, тебя любой физик знает! Левитация – это вообще что-то с чем-то! Я, когда прочитала, что ты умер, даже свечку за тебя в храме поставила…

– Как видишь, не до конца я умер. – Развивать тему Артёму не хотелось. – Это все? Я могу идти дальше?

– Ой, а можно с тобой? – Девушка с кряхтением поднялась на ноги. Её зашатало, но она умудрилась удержать вертикальное положение. Удостоверившись, что состояние тела более-менее стабильно, Физик-11892 затараторила: – Я Лиза Бергер, аспирантка из Уральского университета. Пробовала достучаться до остальных, но они по-русски не понимают, а с английским у меня самой плохо. Ты же свой, родной. Если мы объединимся, то в два счета найдём нужный камень!

Первым желанием Артёма было отказать девушке. Вторым – тоже. Кучаев понимал – любой попутчик сопряжён с необходимостью общения. Ладно бы Лиза была привлекательной. В таком случае можно пропускать её слова мимо ушей, наслаждаясь только картинкой. Но в данном конкретном придётся ещё и картинку фильтровать. Тогда для чего ему невидимка, желающая «объединиться»?

– Ты только ничего такого не подумай, я не навязываюсь! – До Лизы, видимо, дошёл смысл её слов. – Я не о физическом объединении говорила, а о том, что могу быть полезна!

– И чем же? – Артём не знал, как отвязаться от надоедливой аспирантки, поэтому продолжил общение на автомате. В это же время основной разум сосредоточился на поиске наиболее безопасной дороги до дальнего леса сталактитов.

– У меня два высших образования. Физико-математическое и геологическое.

– Тогда на кой тебе помощники нужны?

– Потому что я больше теоретик, чем практик. – Даже в синем свете было видно, как Лиза покраснела. – Я потому и пошла на физика, что не очень люблю таскаться по непроходимой местности. А ещё я умею подмечать детали и строить на их основе выводы. Например, ты не простой пленник. Привилегированный. Либо и не пленник вовсе.

– С чего такие мысли? – против воли заинтересовался Артём.

– Это же очевидно – ты постоянно косишь взгляд и у тебя белый халат. Я тут вся перемазалась в пыли, а ты стоишь в белоснежной одежде, словно только из прачечной. Такие халаты имеются лишь у десяти человек, что спустились вместе с нами. Они держатся вместе, словно являются группой. Меня сюда доставили два дня назад и всё это время продержали в пустой комнате. Ни единого шанса на кооперацию, значит, та десятка уже жила здесь. Как и ты.

– Притянуто за уши, но что-то в твоей логике есть, – Артёму пришлось признать правоту Лизы. – Те десять человек, что спустились с нами, куда они направились?

– Туда, – девушка уверенно указала пухленькой рукой в противоположную сторону. – Многие поплелись за ними. Только ты да ещё парочка человек пошли в эту сторону. Кстати, почему? Гораздо проще было обойти эту насыпь. Какой смысл переться напрямую?

– Потому что надо. – Артём до последнего откладывал принятие решения. Лиза показала, что умеет соображать. Такой человек может пригодиться. Особенно с учётом того, что в геологии Кучаев был ни в зуб ногой. – Хорошо, давай поработаем вместе, но с одним условием – первый камень, что находим, мой. Затем ищем булыжник для тебя.

– Согласна! – На лице девушки появилась искренняя улыбка.

– Тогда поясню своё решение. Я думаю, что нам нужно двигаться сюда, смотри.

Несколько настроек, и глазной протез создал проекцию карты пустотелого горизонта. Каждый раз, когда люди отсюда возвращались, они обязаны были обновлять карту. Со временем она стала достаточно подробной, но только в радиусе восьми километров от дыры. Дальше никто из учёных не забирался.

Однако вместо того, чтобы оценить маршрут и дать дельный совет, Лиза с открытым ртом смотрела на изображение. Прошла минута, но девушка так и не отмерла. Артёму пришлось отключать проекцию, но после этого Лизу прорвало. Слезы полились рекой, девушка уселась, закрыла лицо руками, и до Артёма доносились лишь обрывки фраз, смешанных со всхлипываниями.

– А что это? А как это? Откуда? Ты один из них? Я знала… Не верила, дура…

Такое резкое перевоплощение выбило физика из колеи. Артём не знал, как поступить. Постоянное прозябание в лаборатории не очень способствовало развитию коммуникативных навыков, особенно с противоположным полом. Одно Кучаев понимал чётко: что-то доказывать девушке сейчас бесполезно. В текущем состоянии Лиза не станет его слушать. Логика подсказывала, что ей будет достаточно обычных утешений и объятий, но это не входило в планы физика. Он сюда не в няньки нанимался. Все, на что его хватило, это спросить:

– Так ты помогать будешь или я дальше иду?

– Помогать? Зачем тебе нужна моя помощь? Ты же один из них! – Эмоции явно захлестнули Лизу с головой.

– Ага, и все здесь на меня работают. Чушь не неси! Ты что, не знаешь, как проекцию делать? Раздел «помощь» вообще не открывала?

Накатило раздражение. Кучаев начал подозревать, что зря позволил этой девушке себя уговорить. Появилось стойкое желание оставить её сидеть и дальше, но следующая фраза заставила Артёма пересмотреть своё отношение.

– Чем я проекцию делать буду? Пальцем? В отличие от тебя мне никакой аппаратуры не давали. И о каком разделе ты говоришь? Я же человеческим языком сказала, что два дня просидела в пустой комнате! Там не было никаких разделов.

– У тебя нет интерфейса? – поразился Артём и решил проверить. – Назови моё имя. Только местное.

– Физик какой-то. Извини, цифры я не запоминала.

Артём озадаченно почесал голову. У девушки определенно не было интерфейса. Не было глазного протеза. Её привезли в институт два дня назад и сразу же закинули в подземку на поиски необычных камней. Так вот почему таких, как она, называют «мясо»? Потому что на них не тратят ресурсы?

Что-то внутри Кучаева дёрнулось. Привитое отцом неприятие несправедливости вышло наружу и требовало действий. Физик понимал, что всех спасти он не сможет, да и не собирался. Здесь себя бы обезопасить. Зато в его силах сделать так, чтобы Лиза вернулась наверх живой и относительно здоровой.

 

– Ладно, продолжим работать вместе. Я действительно не являюсь членом местной шайки, тебе придётся в это поверить. И да, прежде чем пойдём дальше, ты должна знать основы. Без них нам тяжело будет общаться.

У Кучаева ушёл целый час, чтобы описать основные принципы жизни закрытого института. Вначале Лиза с сомнением слушала о чудесах, творящихся в институте, но после нескольких проекций стена недоверия пала и девушка превратилась в информационную губку, впитывая новые знания с чудовищной скоростью.

– Тогда я совершенно не понимаю логику похитителей, – задумчиво произнесла Лиза, как только Артём закончил свой рассказ. – Если им так нужен энергон, почему они отправляют за ним неподготовленных людей? Признай – даже ты со всеми своими протезами не очень приспособлен для здешнего окружения. Почему не затащить сюда несколько сотен профессиональных копателей? Сильных, выносливых. Для чего сгонять учёных, многие из которых за свою жизнь ничего тяжелее ручки не поднимали? Это же непрактично. И глупо.

Артём с удивлением посмотрел на Лизу. Девушка действительно умела работать с информацией. Она озвучила то, что сам Кучаев только чувствовал, но никак не мог сформировать в законченную мысль.

– Вот вернёмся обратно, у тебя появится возможность самой спросить. Идём, пора приступать к поискам. – Артём даже руку подал, чтобы помочь девушке подняться. Вот только в тишине удалость пройти всего несколько минут. Лиза нагнала Кучаева и, задыхаясь, попросила остановиться.

– Подожди, что-то не сходится. Ты сказал, что энергона добыли меньше рисового зёрнышка, так? Хотя этим занимаются уже десять лет. Это что получается – народ сюда гоняют вхолостую? Только для того, чтобы где-то продержать нас целую неделю?

– Я же рассказывал про глыбу, – напомнил Артём. – Её нашли где-то здесь.

– И назвали очередной пустышкой, если ты правильно запомнил слова. Ключевое слово «очередной». Ты не думал о том, что изначальная постановка задачи может оказаться неверной?

– Хочешь сказать, что местные учёные такие дебилы, что десять лет добывали искажающие камни, хотя на самом деле им нужно было искать что-то инертное?

– Как вариант. – Лизу ничуть не смутил неприкрытый сарказм в голосе Артёма. – Вот ты сам это проверял?

Девушка со стоном облегчения сбросила с плеч рюкзак и, потратив какое-то время на изучение приборов, остановила свой выбор на вольтметре, подключённом к пальчиковой батарейке. Простейшая электрическая цепь работала с горем пополам – стрелка постоянно дёргалась из-за близости к искажающим камням. Если следовать логике тюремщиков, как только вольтметр окончательно сойдёт с ума, а батарейка взбухнет, значит, цель достигнута. Лиза поводила прибором из стороны в сторону, но каждый раз, когда она прикасалась к камням, стрелка начинала дёргаться. Все булыжники имели на себе ту или иную степень влияния.

– А может, ты и прав… – вздохнула девушка и убрала прибор. – Как-то же они добыли то зёрнышко. Значит, знали, что делали…

– Нет, погоди, в этом что-то есть. – Слова Лизы смогли породить в Артёме то самое чувство, которое привело его к раскрытию тайны левитации. Закопавшись в своём рюкзаке, он вытащил непонятное устройство с лампочкой. При приближении к камням та начинала мерцать.

– Ты же геолог, да? Знаешь, что это за булыжники?

– Обычный гранит, один из распространённых материалов земной коры.

– Получается, мы ищем что-то отличное от гранита. Визуально это можно как-то определить?

– Не при таком освещении, – ответила Лиза после недолгого раздумья. – Синий свет всё забивает, так что отличить гранит, скажем, от гнейса практически невозможно. Сюда бы пару сканеров…

– Сама же понимаешь, что они не будут работать. Всё, хватит валяться! Если и проверять твою теорию, то на свободном пространстве. Как я понял, сюда таскали вообще любые камни, что оказывали хоть какое-то воздействие на приборы. Нужно добраться туда, где нет насыпи. Вот там-то мы всё и проверим!

Возбуждение от решения сложной задачи пьянило. Артём помог девушке подняться и, несмотря на тяжёлый воздух, помчался вперёд. Лиза отстала практически сразу – бег с препятствиями давался ей тяжело. Кучаева это не смущало. Он вообще забыл обо всем на свете – лишь пустой пятачок в полукилометре представлял для него ценность. Добравшись до места, Артём вытащил прибор и начал водить им из стороны в сторону. Лампочка мигала и рябила, но экспериментатор не отчаивался. Выбрав направление, он мелкими шашками двинулся вперёд, проверяя пространство лампочкой. Лишь спустя час запыхавшаяся Лиза настигла Артёма. Девушка рухнула, судорожно глотая воздух. Силы окончательно её покинули.

Вот только Артём никуда спешить не собирался. Он стоял на коленях и, боясь даже вздохнуть, смотрел на яркое ровное свечение лампочки. Она не мигала. Лиза с трудом разлепила глаз и из последних сил протянула вперёд свой прибор. Артём его подхватил и положил рядом со своим устройством. Стрелка замерла на значении полтора вольта.

– Инертный материал существует, – произнёс Кучаев, причём сделал это больше для себя, чем для девушки. Лиза в ответ промычала что-то нечленораздельное. Артём подивился её слабости, после чего отцепил от рюкзака кирку и без особого размаха нанёс удар. Раздался пронзительный звон, словно столкнулись два металла, брызнули искры, приборы отбросило в разные стороны, из-за чего они вновь начали сходить с ума, но главное было достигнуто – откололся небольшой осколок. Артём сгрёб его в карман халата и ещё раз приложил приборы к аномалии. Они работали без нареканий. Переведя взгляд на карту, Кучаев оставил метку с текущим местоположением. Для будущих поколений. Убрав в сторону приборы, Артём принялся безжалостно уничтожать кирку. Плотность найденного камня оказалась невероятной. Дошло до того, что в какой-то момент острие кирки сплющилось, а ещё через несколько ударов металл раскололся, превратив инструмент в бесполезный кусок железа. Артём прекратил оглашать округу оглушительным звоном и с удивлением уставился на обломок в руках.

– Обратная инерция… Но это же невозможно! – послышался шёпот Лизы. – Артём, ты понимаешь, что это за материал? Он невозможен в природе!

– Обратной инерции не существует, – не поверил Кучаев. – Она противоречит фундаментальным законам физики.

– Скажи это своему инструменту. – Лиза подползла ближе и провела рукой по камню. – Ты разрушил кирку, но смотри – больше не появилось ни единого осколка. Здесь такая странная структура камня, это точно не гранит. Даже сказать не могу, что конкретно, я такой породы раньше не видела. Долбить её бесполезно. Попробуй протереть бороздку, как в пластилине. Если я права, то обратная инерция… В общем, пробуй.

Артёму хотелось отправить Лизу в далёкое пешее путешествие, но сил даже на это не было. Эмоции и адреналин ушли, уступив место неземной усталости. Начало сказываться отсутствие кислорода, бездумные пробежки, глубина подземелья. Кучаев распластался на камнях, уткнувшись вниз лицом. Сил не было даже на то, чтобы перевернуться.

Голоса появились спустя какое-то время, но ни Артём, ни Лиза отреагировать на них не смогли. Говорили на английском, чему Кучаев даже порадовался. Его напарница не узнает, какие сволочи есть среди учёного сообщества.

– Проверил?

– Да, пусто. Ни в рюкзаке, ни на них нет искажающих камней. Приборы молчат. Зачем они тогда здесь рыть начали?

– Потому что придурки. Я беру этот рюкзак, ты тот. На этом уроде белый халат, значит, он один из них. Пусть сдохнет. Будут знать, как похищать людей.

– Может киркой его? Так надёжней…

– Нет! Бойцы чётко сказали, что без камней никого не пустят обратно. Семь дней без еды и воды при такой атмосфере его прикончат. Если не здесь, то наверху точно. Это я тебе как медик говорю. Как твоя голова?

– Ощущение, что сейчас лопнет… Этот воздух, камни… Они так давят.

– Согласен… Здесь точно есть какое-то излучение, о котором нам не говорят. Радиация? Нет, она так не работает.

– Ты глянь, как этих скрутило. Они даже пошевелиться не могут.

– Поэтому мы не подарим им милосердную смерть. Пусть помучаются.

– А она-то в чем виновата? Вроде из наших.

– Русская, не люблю их. К тому же… Видишь шишку на шее? Даже без анализов ясно, что жить ей осталось год-два от силы. Так что пусть остаётся. Она всё равно труп. Всё, уходим. Нам есть чем заняться.

Артём поразился, насколько спокойно он отнёсся к произошедшему. Подвижность вернулась лишь спустя полчаса, к этому времени воров и след простыл. Перевернувшись на бок, Кучаев увидел Лизу. Девушка лежала с закрытыми глазами и, судя по двум высохшим ручейкам грязной пыли, рыдала она долго.

– Ты как? – спросил Артём. – Готова продолжать?

– Как? Без инструментов мы ничего не сможем сделать! А без еды и воды загнёмся через два дня, – Лиза посмотрела на Кучаева, и тот едва не выругался. Таких остеклевших глаз он никогда в своей жизни не видел.

– Это кто тебе такое сказал? Та парочка? Так их поблагодарить надо, что избавили нас от лишнего груза. Разве ты не поняла, что киркой здесь бесполезно орудовать? Пока лежал, я обдумывал твои слова об обратной инерции, даже стройную теорию выстроил, но ничего не скажу, пока не увижу готовность работать.

– Но у нас нет еды! Мы не сможем продержаться неделю! – не сдавалась девушка. Обладая довольно пышными формами, Лиза понимала, что для неё проблема отсутствия пищи носит статус «смертельная».

– В четырёх километрах от нас находится область со сталактитами. За последние два спуска в ней погибло пять человек. У меня есть данные, где находятся их тела и рюкзаки. Еду и воду нам выдавали в герметичных контейнерах, так что за месяц с ними ничего не случится. На неделю хватит… У тебя голова не болит? Как ты себя чувствуешь?

– Хорошо. Устала, конечно, и дышать трудно, но вполне сносно, – удивилась Лиза резкой смене темы разговора. – С чего вдруг такая забота?

– Та парочка жаловалась на сильные головные боли. Словно на них действует какое-то излучение. Шишка на шее станет проблемой?

Взгляд Лизы на пару секунд вновь стал стеклянным.

– Ты и об этом знаешь… Нет, не станет, во всяком случае не сейчас. Это злокачественное образование, но его удалось купировать. Врачи дали год-полтора нормальной жизни…

Вновь наступила ситуация, когда Артём не знал, как правильно реагировать. С одной стороны, нужно как-то поддержать девушку, с другой – находись он в её положении, такая поддержка была бы ему в тягость. Здраво решив, что раз Лиза начала общение не с того, что она смертельно больна и все должны ей помогать, значит, эту тему можно игнорировать и относиться к девушке как к обычному человеку.

– Тогда давай проживём эти полтора года. Смотри, кирка практически ничего не смогла сделать. При каждом ударе импульс по какой-то странной прихоти уходил не внутрь камня, а возвращался обратно в инструмент. Ты правильно сказала, что нужно протереть бороздку, но не угадала с инструментом. Тереть нужно этим!

Артём достал из кармана тот самый единственный отколовшийся кусок породы и прочертил им глубокую бороздку.

– Но этого просто не может быть, – изумлённо прошептала Лиза, разом позабыв о проблемах со здоровьем и едой. Камень, что с лёгкостью выдерживал удары стального инструмента, вёл себя как растаявшее сливочное масло, скручиваясь в трубочки. Артём взял в руки одну такую завитушку и попробовал разогнуть, но лишь порезался об острые края. В руках человека камень вновь изменил свою структуру, став крепче стали.

– Этот кусок откололся не из-за кирки! – На Артёма накатило возбуждение. – Он здесь уже либо валялся, либо держался на честном слове! При ударе он подскочил, вот мы и подумали, что кирка сработала. Но это не так! Я говорил, что материала с обратной инерцией не имеет право на существование? Я ошибся! Он прямо перед нами!

Артём продемонстрировал обломок, словно тот являлся самой большой ценностью Вселенной.

– Но теперь нам нужно вернуться к тому, с чего начали. Какой вопрос мы обсуждали, когда искали эту породу?

– Обсуждали, что может находиться у неё внутри… – Глаза девушки расширились. Она поняла мысль, что Артём пытался донести до неё последние минуты. – Учёные ошибались! Искажающие камни не содержат энергон! Только его влияние!

– И это мы сейчас с тобой и проверим. Давай вскроем этот камень!

Во все стороны полетела стружка. Пространство заполнилось противным звуком скребущегося металла о металл. Спустя полчаса работы вновь напомнила о себе усталость. Дико хотелось пить. Спать. Отдыхать. Сдаться.

Артём прогнал наваждение и продел пальцы в сформированный жёлоб. Закряхтев от натуги, физик потянул на себя, прекрасно понимая, что этот камень не сломать даже краном. Просто хотелось размять затёкшие от монотонной работы мышцы. Однако случилось непредвиденное – в породе что-то хрустнуло и огромный булыжник вылетел вверх, как пробка из шампанского, ударив Кучаева по лицу. Челюсть вспыхнула болью, и Артём рухнул навзничь, потеряв сознание. Он не видел, как из открывшейся дыры взмыл яркий и плотный луч синего света, подарив тусклому пространству новое солнце.

 

– Они что-то нашли! Вперёд!

Двое учёных, что украли рюкзаки, возвращались обратно, так и не найдя искажающего камня. Заметив копошащихся физиков, один из них, медик по местной градации, решил выяснить, что же они задумали, и томительное ожидание оправдалось – эти русские что-то нарыли. Хлипких на вид людей он не считал за соперников – до того, как попасть в плен, он занимался борьбой. Мужчина понимал, что с лёгкостью справился бы даже с несколькими военными, не будь у них оружия. У физиков же вообще ничего не было. К тому же русскому снесло полчелюсти, так что он не соперник, а толстячка сможет разве что задавить своей массой.

С этими мыслями медик побежал вперёд, к столбу синего света, и это оказались последние мысли мужчины в этой жизни. За пять метров до цели медик рухнул на камни от невыносимой боли, чтобы больше никогда не подняться. Его партнёр присоединился через мгновение, успев перед смертью схватиться за пытающуюся разорваться голову.

Сущность, названная людьми «энергон», защищала свои тайны от тех, кто ей не подходил, и оберегала тех, кого посчитала достойными.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru