Алхимик. Слеза Альрона

Василий Маханенко
Алхимик. Слеза Альрона

Глава 4

– Валия, у нас проблема, – печально произнес Тайлин после того, как мастер Гронк выдал всем репутационные балы за работу. Валия, что было вполне естественно, получила максимум из возможного: пять. Для девочки танцы были родной стихией, и она буквально плыла от одной позиции к другой, сумев разгладить сморщенное лицо Гронка. Кислая физиономия у наставника стала после работы с Тайлином – по словам мастера, столь «деревянного» студента нужно еще поискать. Как итог, через три часа знакомства с классом все получили от одной до пяти единиц Репутации. Все, кроме Тайлина. В его графе «оценка» зияла девственная пустота.

– Придется вставать пораньше, буду тебя учить, – предложила девочка. – Или Валанил попросим, чтобы вместо какого-нибудь бега добавила танцы.

– На улице я танцевать не буду, – пробурчал Тайлин и постучал в кабинет мадам Варин. Открыв дверь, мальчик застыл в нерешительности. Женщина оказалась не одна, компанию ей составляли Декан и Фориан Тарн. Наставник выглядел устало, а темные мешки под глазами говорили о том, что он несколько суток не спал. Тем не менее Фориан был здесь, хотя предупреждал ребят о двух неделях отсутствия.

– Проходите, чего встали? – улыбнулся Декан, указывая детям на свободный диван. – Садитесь. Будем думать, что с вами делать дальше.

– Разве с нами нужно что-то делать? – напряглась Валия.

– После таких-то танцев? – усмехнулся глава факультета. – Боюсь, здесь одним порицанием не отделаться.

– Наставник, не стоит сгущать краски, – неожиданно для всех Фориан встал на защиту своих учеников. – Да, у Тайлина есть определенные проблемы с ритмом и чувством музыки, можно сказать, что он вообще не слышит звуков, но даже ликса можно научить танцевать. Мастер Гронк и не с такими проблемами справлялся, тем более что у Тайлина есть помощница.

– И ты туда же? – картинно надул губки Декан. – Все норовят обидеть бедного старика. Хорошо, с танцами вы разберетесь самостоятельно. Магистр Варин, вы уже подготовили план обучения?

– Да, конечно. Тайлин, подойди. Начнем с тебя.

Мальчик встал рядом с мужеподобной женщиной и ощутил на плечах ее руки.

Варин Джи запрашивает доступ к вашему интерфейсу для внесения изменений.

На душе у Тайлина заскребли кошки. Он понимал, что находится в Академии, что здесь все свои и никто ему ничего плохо не сделает, однако чувство неправильности захлестнуло его с головой.

– Тайлин? – нахмурилась Варин, не получив желаемого.

– Я… Я не могу, – тихонько пробормотал мальчик и услышал жесткий голос наставника:

– Опять мямлишь? Маг говорит четко и лаконично!

– Я не могу предоставить доступ к моему интерфейсу, так как это противоречит всему тому, чему меня учил Фориан Тарн! – выпалил мальчик. – Лишь с личного разрешения наставника мне позволительно открыть доступ к личной информации. Но его не было! Вот.

Варин Джи посмотрела на Декана, словно ища поддержки, и она последовала незамедлительно:

– Ты понимаешь, что создаешь проблему на пустом месте? – мягко спросил Декан. – Прямое неподчинение заместителю декана грозит исключением из Академии. Твой наставник рядом, все видит.

– И молчит, – Валия встала рядом с парнишкой. – Я согласна с Тайлином. Это наш интерфейс, и пускать туда постороннего без веских причин запрещено. Если бы мы принадлежали сами себе – да, нас можно наказывать. Но у нас есть наставник, причем не просто маг, а действующий преподаватель Академии. И он дал недвусмысленный приказ. Ослушавшись его, мы все равно заслужим изгнание. Но раз нас так и так выгонят, лучше мы останемся с закрытым интерфейсом.

– Ой, как закрутила, – на мгновение Декан позволил себе улыбнуться. – Огорчу тебя, дитя. Фориан Тарн не является преподавателем и выгнать вас не может. Он маг Академии, бесспорно, но он наши руки и глаза вне этих стен. Значит, доступ давать отказываетесь, верно?

– Простите, господин, – теперь ответил уже Тайлин. – Без личного распоряжения наставника здесь никак. Но его не было.

Тишина длилась несколько секунд, после чего Декан неожиданно повернулся к Фориану:

– Если бы я тебя не знал, подумал бы, что ты их заранее подготовил к этой встрече! Нет, это надо же – готовы пойти против Академии, лишь бы не разгневать своего наставника. Когда ты успел их так воспитать?

– На все воля бога, – спокойно заметил маг и, посмотрев на своих учеников, пояснил: – Проверка на доступ к интерфейсу является одной из самых старых в Академии, но, раз вы теперь о ней знаете, вам придется дать клятву о неразглашении. Лишь единицы не падают ниц перед преподавателями, а стараются защитить свою личность. Ведь никто из вас не знает, кто такая магистр Варин и что она собиралась вам вживлять. К слову говоря, я не ожидал от вас другой реакции. Держите – это ваше расписание занятий, учебные планы и перечень Атрибутов, что сегодня должны получить.

Тайлин взял у наставника несколько листков бумаги, и на какое-то время у мальчика перехватило дух. Вокруг все закружилось, завертелось, чтобы оформиться в новые удобные таблицы. Так вот для чего Фориан рекомендовал их сразу добавить перед глазами, несмотря на отсутствие данных. Да, это удобно! Расписание заставляло задуматься – выдержат ли они такой темп. Три трехчасовых урока в день с часовым перерывом. Начало занятий в девять утра, завершение в девять вечера – и так семь дней в неделю. Сумасшедший график! Тайлин посмотрел на Валию – изменения коснулись и ее.

Валия Левор (человек). Маг. 12 лет. 30-й уровень. Невеста Тайлина Влашича. Студентка 1-го курса факультет магических карт Академии.

– Вам добавлены несколько занятий, поэтому вы будете заниматься с утра до ночи. У вас практически совпадает расписание друг с другом, за исключением нескольких дней в неделю, когда Тайлин будет заниматься алхимией, а Валия – магией. По дополнительным – это уроки лечебного мастерства, основы боев на Арене и работа с мастером Варин, что начнется с первых дней. Также вам полагается награда за отстаивание своих интересов.

Рейтинг Академии +40 (235).

– Ничего себе! Откуда у нас столько? – не удержалась Валия, увидев свою цифру. Декан с удовольствием пояснил:

– Девяносто пять за потенциал. Сто – за способности к лечению. Пять за урок и сорок сейчас. У Тайлина, к слову, на пять единиц меньше, так что ты не просто самая высокоуровневая первокурсница, но еще и обладатель самого высокого рейтинга. Теперь о том, где вы будете жить.

– Нам разве не дадут комнаты? – опешил Тайлин.

– Нет. Признаюсь, даже я этого не знал, но оказывается, у нас есть древний, как сама Академия, закон, что запрещает селить жениха и невесту отдельно. Даже ума не приложу, кому это понадобилось, но такой закон есть, и Ректор уже дал указание его исполнить. Так что ваша невинная шалость, когда вы спали в одной кровати, не такая и шалость, а обязательство.

– Но мы не можем жить все время в комнатушках слуг! – возмутилась Валия. Ей, привыкшей к определенному комфорту, одна мысль об этом казалась дикой.

– Не можете, – подтвердил Декан. – Именно поэтому я сюда и пришел, отложив все свои дела. Вы будете жить в моем доме. Я перееду в другую резиденцию, Ректор об этом уже позаботился. Там же вас будет ждать одежда. Обязательно превратите свои костюмы в балахоны студентов. Нехорошо выделяться из общей массы.

Получен доступ в дом Декана факультета магических карт.

Уровень доступа: жильцы.

– Слуги уже вывозят мои вещи, так что можете чувствовать себя в моем доме как дома. Забавная тавтология. Но на этом радостные для вас вести заканчиваются. Через два дня вы покидаете Академию.

– Что?! – одновременно воскликнули Тайлин и Валия. – Нас исключают?

– Я бы сказал: временно ограничивают доступ. Ваша выходка сильно ударила по авторитету Наместника Императора, и он поднял свои связи, чтобы выгнать вас из Академии. Ректор, конечно, человек независимый, но даже он прислушивается к мнению сильных мира сего. Исключать вас никто не собирается, но и оставлять в Академии сейчас никак нельзя. Поэтому вы отправляетесь со своим наставником в Серые земли на поиски скупщиков кристаллов. Пора проредить ряды нарушителей закона, а для вас это будет неплохой практикой. Всем необходимым Академия вас снабдит. По правде говоря, я бы отправил вас уже сегодня, но вы должны разобраться с лечением и созданием карт. Так что забудьте, что такое сон – ближайшие три дня вы с ним не встретитесь.

– А Валанил? Она едет с нами?

– Кому-то же нужно вас тренировать, – ответил Фориан. – Она уже оповещена. Вопросы?

– Это надолго?

– Зависит от того, как быстро мы справимся. Наша цель – банда Берада Гора, вы с ним уже встречались. Нужно найти, допросить и уничтожить. Справимся за день – сразу вернемся. Не справимся… Я не желаю даже думать об этом. Максимальный срок нашего путешествия – три месяца. Если мы не обнаружим банду, то вернемся обратно. Как раз к началу групповых боев на Арене. Ступайте в коридор и ожидайте там лекарей. Сегодня ночью вы поймете принцип лечения, а Валанил в путешествии доучит.

Ребята вышли из кабинета сами не свои – новость была неожиданной и шла вразрез со всем, что они успели себе надумать. Коридор оказался переполнен народом. Был перерыв и, несмотря на общий ореол таинственности и величественности магической Академии, дети оставались детьми. Кто-то бегал, кто-то общался, кто-то стоял у стены и вникал в книгу. Все занимались своими делами, и до переживаний двух первокурсников никому не было дела. Кроме, пожалуй, одного.

– Тайлин, Валия! На минутку! – раздался голос. Обернувшись, ребята увидели незнакомого третьекурсника с факультета травничества. Некто Шарти Бариц. Он шел сгорбившись, словно тащил на плечах невероятную тяжесть. Шатающаяся походка, мешки под глазами, осунувшееся лицо – складывалось впечатление, что парень неделю не выходил из запоя. Но самым страшным были его глаза – неестественные, неживые, практически стеклянные. Схватив Валию за руку, Тайлин сделал несколько шагов назад. Этот травник ему категорически не нравился.

 

– У меня разговор. Это касается Фориана Тарна! – прокричал Шарти, заметив реакцию Тайлина. – Мне нужно вам кое-что передать!

– Валия, уходим, – Тайлин откровенно разнервничался, когда Шарти ускорился. Травник шел напролом, не смотря по сторонам. На пути ему попались несколько второкурсников, так Шарти просто оттолкнул их в сторону. Раздались возмущенные возгласы, но травник не обращал на них внимания, не сводя взгляда страшных глаз с Тайлина.

– Бежим! – закричал Тайлин, и в этот момент Шарти прыгнул, вытянув руки вперед. В них травник держал два флакона с красной жидкостью, и Тайлин от страха едва не сжался в тугой комок. Он знал, что это такое. Знал, потому что сам уже успел попользоваться. Шарти держал две гранаты с выдернутыми пробками.

Время замедлилось. Мальчик понимал, что убежать не успеет и попадет в самый эпицентр взрыва. Мелькнула мысль о том, что вокруг очень много студентов и кому-то сейчас будет плохо, но все это Тайлин выкинул из головы, думая лишь об одном – у Валии не было Варгота с его системой блокировки импульсов!

Тело действовало быстрее, чем разум. Схватив Валию, Тайлин прижал ее к себе и повернулся спиной к летящему Шарти. Мгновение – и этот участок Академии озарился неприятным красным светом. Ударная волна подхватила Тайлина и с силой вбила в стену. Валия пискнула и утихла. Сверху посыпались камни. Коридор наполнился криками боли, пылью и страхом. Выжившие студенты разбегались как тараканы, стараясь убраться подальше.

Тайлин скинул со спины камни и поднялся. Почему-то болело в правом боку, одну ногу он не чувствовал, но все это мелочи. Тайлин не замечал того, что происходило с ним или вокруг него – Валия стала центром всего его внимания. Девочка была без сознания, обе руки сломаны, половина правой ноги отсутствовала. Тайлин убрал лицевую панель девочки и зарычал – ее лицо превратилось в одну кровавую кашу. Чудо, что она вообще дышала!

– Я сейчас, подожди секунду. Только не умирай, – забормотал Тайлин, от волнения неспособный сконцентрироваться на мастерской. Вот где его вечное спокойствие в критических ситуациях? Сейчас ситуация критичнее некуда, а он волнуется! Наконец, кнопка перестала прыгать перед глазами, и мальчик с облегчением ее нажал. Двух эликсиров будет достаточно…

Вы не можете пользоваться мастерской в главном корпусе Академии.

Смысл фразы дошел до мальчика только с третьей попытки нажать злополучную кнопку. Она не работала!

– Кто-нибудь, на помощь! Ей нужна помощь! – закричал Тайлин. Паника накрыла мальчика с головой. Привычный способ спасти лишенного «Регенерации» человека не работал, а другого Тайлин не знал.

Вот только никто не спешил спасти Валию – вокруг было столько раненых и орущих студентов, что крик Тайлина утонул в общей массе. Где-то позади раздался наполненный силой голос Декана, призывающий к порядку. Наверняка сейчас сбегутся лучшие лекари Академии и всех спасут. Но успеют ли они спасти Валию? Из ее рта пошла кровь, и дыхание почти прекратилось.

– Пожалуйста, не умирай, – прошептал Тайлин и застонал от бессилия. Почему он не подготовил зелья заранее? Почему не носит с собой запасной комплект на всякий случай? Почему он такой бездарь?

– Что тут? – рядом раздался усталый голос. – Боже, Тайлин, как ты еще держишься? Ничего, сейчас я тебя подлатаю.

– Не меня! Ее! Пожалуйста, спасите ее! – затараторил мальчик, увидев рядом пожилую женщину в белоснежных одеждах. – У меня «Регенерация», я выживу. Спасите Валию!

– Ей уже не помочь, Тайлин, – голос лекаря наполнился болью. – Слишком много повреждений. Она почти мертва, а помогать нужно живым.

– Нет, вы ошиблись. Она дышит! Сердце еще бьется!

– Это агония. Лечение не сможет ее спасти, извини. Оставайся здесь, я пришлю помощников, они выведут тебя отсюда. Я пока займусь теми, кого еще можно спасти.

– Не бросайте ее! – закричал Тайлин, но с ужасом наблюдал, как женщина встает и отходит к другим телам, валяющимся на полу. – Что нужно для того, чтобы лечить? Атрибут, Навык? Что?!

Руки женщины засветились, и она осунулась еще больше, передав свой свет очередному раненому.

– Ничего не нужно, Тайлин. Только желание и дар. Концентрация. Мана. Лекарь превращает свою ману в живительную силу и передает ее больному. Главное – желание. И мана… Много маны…

К лекарю подбежали несколько студентов и подхватили ее за руки. Как когда-то у Валанил, у нее пошла носом кровь. Видимо, дело не только в мане и перенапряжении, но Тайлин уже не думал ни о чем. Концентрация. Желание. Дар. У него все это есть. Отмахнувшись от других лекарей, что пытались уволочь его, Тайлин положил ладони на плечи Валии и закрыл глаза.

Он должен это сделать! Его девочка не умрет!

Мана и лечение. Тайлину почему-то вспомнился камень на испытании – он был теплым и приятным. Сосредоточившись на этом ощущении, мальчик представил, как его руки наливаются аналогичным теплом. Не сработало. Чего-то не хватало. Желания? Нет, с этим все в порядке. Не было тепла! Нельзя создать что-то из ничего. Нужна мана, чтобы создать тепло, но как ее отдавать? Ее надо как-то зачерпнуть! Значит, представлять нужно не только тепло, но и бассейн с маной. Нет! Нужна доменная печь, как в кузнице, а мехами здесь будет мана! Она будет раздувать огонь и даровать тепло!

Не открывая глаз, Тайлин скорректировал картинки в голове, изменив их на доменную печь в суровых заснеженных скалах. Почему-то мальчику казалось, что весь окружающий его сейчас мир вторичен и похож на безжизненные горы. В мыслях появилась Валия, представ почему-то статуей из металла. Вот только материал, из которого девочка была сделана, оказался поврежден – весь в царапинах, рытвинах и внутренних изъянах. По какой-то непонятной причине Тайлин видел и их. Где-то кто-то кричал и стонал, но мальчик не обращал на это внимания – вокруг него пустота на многие тысячи километров. Он бережно положил статую Валии в печь и поддал жару. Для того чтобы восстановить статую, ее нужно нагреть. Тогда металл расплавится и заполнит собой все рытвины!

Дело пошло – огонь вспыхнул с такой силой, что пространство вокруг мастерской оттаяло от векового льда. Статуя начала краснеть, но внутренние изъяны не убирались – требовался молот, чтобы подтолкнуть стенки друг к другу. Ничего похожего в кузнице не было, но Тайлин не отчаивался. Он словно чувствовал, что должно выступить в качестве этого молота – его рука! Поддав жару, чтобы сделать статую еще мягче, Тайлин выбрал наибольшую по размеру внутреннюю пустоту и нанес удар. Руку основательно тряхнуло, словно ударило током, раздался хлопок, и пустота исчезла. Однако на поверхности статуи появилась некрасивая вмятина. Тайлин на мгновение замешкался – он откуда-то знал как исправить. Достаточно провести рукой, и вмятина исчезнет. Но нужно ли? Внутри слишком много пустот, чтобы отвлекаться на оболочку. Решив, что внутренняя Валия важнее, мальчик продолжил устранять воздушные ямы. На десятом ударе голова пошла кругом – почему-то мир закружился, и Тайлину пришлось опереться о рабочий стол. Пустоты удалены лишь наполовину, работы предстояло много, но сил у Тайлина не было. Словно слыша его мысли, появился таймер обратного отсчета. Мальчику дали 120 секунд. Но на что? Чтобы восстановиться или чтобы закончить с внутренними проблемами статуи? Вряд ли первое – столь щедрого подарка от бога Тайлин уже не ждал. Значит, надо успеть! Поддать жару и удалить еще одну пустоту! И еще. А потом еще.

Последнее, что Тайлин запомнил, перед тем как отключиться – он успел! Статуя была цельной и монолитной, без изъянов и пустот. Да, осталось много некрасивых вмятин, но их можно отшлифовать и позже. Остальное неважно.

Тьма.

– Когда он придет в себя? – сквозь небытие пробился голос Фориана.

– Уже, – ответила знакомая уже мальчику старушка-лекарь. – Он вас слышит.

– Ученик, открой глаза.

Тайлин с невероятным усилием выполнил приказ. Кузница и горы исчезли – он оказался в небольшой палате, заполненной койками. Практически в каждой лежало какое-нибудь тело, многие были без сознания, многие без конечностей. Старушка, что бросила Валию умирать, на вид прибавила лет двести – настолько она осунулась и покрылась морщинами. Рядом с Форианом стояли трое магов с настолько серьезными лицами и цепкими взглядами, что у Тайлина внутри все похолодело. Он не знал этих людей, но уже заранее их боялся.

– Что с Валией? – спросил Тайлин, пытаясь вскочить с кровати, но твердая рука лекаря удержала его на месте.

– Вопросы потом, мне нужны логи с момента твоего выхода из кабинета, – приказал наставник, и у Тайлина даже мысли не возникло о том, что это личная информация. Пара мгновений – и большой пакет данных отправился наставнику. Фориан сделал несколько настроек, раздавая полученную информацию главе службы внутренней безопасности, магистру Садилу, и двум его заместителям. Эта тройка была лучшими дознавателями и палачами всей Академии, а значит, и всего мира.

– Почему ты начал убегать? Ты его знал раньше? – задал вопрос один из безымянных заместителей. Тайлин впервые увидел, как это – закрывать имя. «Восприятие», примененное к дознавателям, не показывало ничего. Ни имени, ни уровня, ни возраста.

– Глаза, – пояснил мальчик. – Они были… безжизненными. Я не знаю, как это объяснить. Вот на вас посмотришь, хочется забиться под кровать и скулить. А когда я смотрел на него – меня словно замораживало. Словно два мутных стекла. Этого человека я видел впервые, никогда раньше с ним не пересекался. Почему он пошел ко мне с двумя гранатами – не знаю. Клянусь игрой! Что с Валией?

Вокруг мальчика появилось светлое облако – Система подтвердила, что он говорил правду. Садил кивнул, и один из его заместителей ушел, после чего магистр обратился к Тайлину:

– Ты умеешь делать «Малые зелья регенерации». Почему лечил Валию стандартно, а не влил ей зелья?

– Я хотел, вот, это есть в логах, сразу после взрыва. Я не знал, что внутри Академии нельзя входить в личные мастерские, а запасов зелья у меня не было. Мне никто не говорил, что здесь могут на кого-то нападать.

– К этому никто не был готов, – произнес Садил и повернулся к Фориану. – Я с ним закончил. Он чист.

Маги отправились прочь, и Тайлину хватило ума не закричать им в спину по поводу девочки. Рядом находилась лекарь, вот у нее он сейчас все и выпытает.

– Жива она, – старушка словно мысли читать умела. – В отдельной палате лежит. Знаешь, Тайлин, мы специально учим лекарей входить в состояние покоя и поиска своего способа передачи маны так, чтобы они передавали именно ману, а не жизненную силу. То, что ты сделал, великолепно, это спасло Валии жизнь. Но если ты так будешь делать и дальше, однажды твой организм откажет. Сегодня тебе помогла «Регенерация», но у нее тоже есть свои пределы. И главное – той силой, что ты потратил на Валию, ты мог бы спасти многих других студентов, что умерли сегодня ночью. Стоит ли жизнь одного человека пяти-шести других? Да, я могла помочь Валии, но тогда умерло бы гораздо больше детей. Ты будущий лекарь, мальчик, и должен научиться принимать правильные решения, как бы тяжело тебе от них ни было. Подумай об этом.

Старушка ушла, и Тайлин с трудом поднялся на ноги. Несмотря на то, что тело было полностью здоровым, силы его отчего-то покинули. Сковывала слабость и желание прилечь. Однако мальчик не сдавался. Ему нужно добраться до комнаты с Валией и лично убедиться, что с ней все хорошо. Шаг за шагом он двигался вперед, пока не оказался рядом с запертой дверью. Стоявший рядом дознаватель не сказал ни слова, и Тайлин открыл дверь, чтобы превратиться в статую с дико колотящимся сердцем.

Валии здесь не было. Зато был тот самый травник, что взорвал гранаты. Скованный по рукам и ногам, с кляпом во рту, но при этом живой, целый и невредимый.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru