Litres Baner
Нобелевский кролик

Василий Чижов
Нобелевский кролик

Человек в черном пиджаке и белой рубашке стоял за трибуной перед большой аудиторией и благодарил кого-то. Появилось уведомление пропустить. Наведя курсор мышки, рука нажала на надпись и продолжилась передача о каких-то изобретениях. На видео ряде мелькали картинки. Озвучивалось все это действо спокойным мужским голосом невысокого тембра.

Давным-давно когда человечество использовало кирки и лопаты для расчистки карьеров, некий человек изобрел динамит. Эпоха колоссальных открытий зачастую сопровождается народными истериями. Представьте, как за одно десятилетие появляется радио, а через несколько лет в полет отправляется первый самолет. Необразованный человек смотрит на все другими глазами. Это равносильно тому, как если бы летающая тарелка приземлилась бы у вас в огороде. Именно такими глазами смотрели индейцы на подплывающие корабли первооткрывателей.

Что происходило в этот момент? Думаю, этот вопрос вызовет замешательство. Потому как до этого в головах людей его не возникало. Простыми словами они впервые узнали о чем-то. Общество мгновенно раскололось. Шаман смотрел на все с мистической стороны в отличие от воинственных вождей или простых людей.

Выключив передачу, худощавый молодой человек поднялся с дивана и прошел в ванну. Резиновые тапки шлепали на его ногах. В углу на желтом паркете валялся огромный таракан, засыхающий среди вороха пыли. Щелкнул выключатель. В зеркале отразился парень на вид лет двадцати пяти. Грязные темные волосы, пожелтевшие от сигарет зубы и усталый вид, возможно, прибавляли ему лет семь или пять. В черных зрачках чувствовалась усталость. Вода побежала из крана. Капли разлетелись по белой раковине, попав на белую майку, они оставили свои темные следы. Выдавив из тюбика на щетку зубную пасту, брюнет принялся чистить зубы щеткой, которая была похожа на ершик.

Выйдя на кухню, молодой человек залил кипятком вчерашний пакетик гречневой каши и слил воду. Быстро поев, он взял целлофановый пакет и вышел из квартиры. Путь его пролегал по просыпающимся улицам. Где-то работали дворники, шурша по асфальту своими метлами. Трамвай позвякивал, слегка шатаясь во время поездки. Проводив его взглядом, брюнет шагал с набитым пакетом. В небольшом крытом рынке грузчики катили свои тележки, продавцы раскладывали свой товар на торговые стеллажи.

На дисплее треснутого телефона виднелось время 6.53 утра. Остановившись у небольшого вагончика, молодой человек вынул наушник и заказал одноразовый кофе. Плетясь по улице, брюнет вышел из города на промышленную зону. Идя вдоль железной дороги, иногда спотыкаясь о гальку, молодой человек пропустил товарный поезд. Выйдя на разбитую дорогу, парень с пакетом плелся вдоль грузовых автомобилей с контейнерами.

Охранник в голубой рубашке улыбнулся на проходной. Рядом с воротами стоял большой грузовик. Проскочив по погрузочной эстакаде, молодой человек зашел в холодную раздевалку. Зевая, он достал свои рваные джинсы и поношенные кроссовки. Проткнутый ремень на пять или более сантиметров от заводских дырок вправо, сдерживал поношенную джинсу. Из раздевалки парень направился прямо в курилку. Просидев там пятнадцать минут, он поздоровался со многими проходившими работниками. Кто-то из ночной смены подбегал, чтобы просто спрятаться от кладовщика.

Докурив вторую сигарету, парень понял: прошло десять минут, можно отправляться на склад. Работа начиналась с типичного обхода огромных складских помещений. Опаздывающие работники не спешили заходить на рабочее место. Выбрав себе рохлю с нарисованным черным маркером значком «Мерседеса», парень, словно на самокате проехал в большое помещение. Грохот от тяжелого переднего колеса наполнял коридоры, по которым он ехал. Взглянув на огромный уложенный поддон метров пятнадцать в высоту, ему необходимо было освободить место для будущих разгружаемых контейнеров. Закатив «мерен» в деревянные пазы, брюнет принялся накачивать гидравлический домкрат. Высокий поддон стал раскачиваться. Потянув рохлю на себя, парень выкатил тяжелый груз. Медленно докатив его на другой угол узкого склада, парень нажал на лапку и поддон опустился. Освободив, таким образом, целый угол, брюнет как ниндзя забрался по переборкам и стал поправлять товар.

– Сергей! Сергей! – раздалось где-то на входе в складском помещении.

– Че?! – громко отозвался брюнет.

– Красавчик! Пойдем, там утятницы приехали! – прокричал мужской голос.

Брюнет взялся за перекладину третьего стеллажа и опустил ноги на второй. Перехватившись правой рукой за колонну, он осторожно опустил ногу на стоявший поддон с товаром на нижней секции. Прощупав коробку на устойчивость, Сергей уверенно поставил правую ногу. Прижавшись, он слегка опустился и взялся за горизонтальную перегородку второй секции. Откинув ноги и повиснув, остановил инертное движение тела и спрыгнул вниз.

Большой контейнер уже подъезжал к эстакаде. Три грузчика помогали водителю заехать так, чтобы рядом мог стать второй грузовик.

– Слышь, Серый, а рохлю ты зачем оставил? – спросил высокий курчавый брюнет.

– А чего, надо было взять?

– Ну конечно, все уже расхватали!

Обернувшись, молодой человек поплелся назад. Собеседник крикнул ему вслед.

– И болторез не забудь!

Сергей ускорил свой шаг, ведь он понимал, чем скорее они закончат разгружать контейнер, тем быстрее начнется перекур. На складе его «Мерседес» уже выкатывал из пазов поддона другой грузчик.

– Петь, это моя рохля.

– С чего ты взял? – спросил высокий крепкий парень, немного с широкой головой, напоминающей чем-то квадрат.

– Ну, хочешь, иди, разгружай утятницы!

– Да чего ты докопался! Я первый ее нашел! – ответил возмущенный Петр.

– Ты видишь, я уже тут целый угол для разгрузки освободил!

Катясь назад на своем законном «Мерседесе», Сергей остановился у небольшой поднятой роллетной двери. Взяв болторез, брюнет схватился за ручку рохли и поехал к контейнеру.

– Ты где был? – спросил высокий брюнет.

– Как где? Рохлю брал!

– Я вижу, ты че так долго?

– Вов, не бузи! – вмешался человек в серой футболке и шортах.

– Давай открывай! А я пока поддоны подкачу, – сказал высокий темноволосый Владимир.

Сергей принялся перекусывать желтые пломбы и сдерживающий трос. После этого, взявшись за грязные ручки, брюнет начал открывать контейнер. Загруженная на половину консервная банка внутри пахла аммиаком или селитрой. Двери подавались с трудом. В это время за спиной Владимир подкатил большую стопку поддонов.

– Ну, лезь, давай, че стоишь?

– А чего с чугуна то решили?

– А ты представь, когда будет десять часов, ты же оттуда не выберешься!

Молодой человек забрался в контейнер. Узкая дверная полоска, позволяла расставить ноги, лишь раздвинув их в стороны. Подавая тяжелые коробки с утятницами из чугуна, брюнет изворачивался, как мог, пока не расчистил себе место. Крепкий Владимир и человек в серой футболке принимали и укладывали поддон.

Еле-еле укатывая рохлю, два грузчика тянули ее на склад. Через час работы, консервная банка опустела наполовину. Сергей работал как киборг.

– Ну, еще половина и перекур! – крикнул Владимир в контейнер, и эхо разнеслось по бортам. От неожиданного звука, брюнет чуть не уронил себе на ногу, отяжелевшую за это время коробку. Внутри контейнера было так тихо, что слышалось дыхание. Через сорок минут грузовик фыркнул. Пока заезжал следующий хвост прицепа, Сергей отдыхал в курилке, слушая других работников.

– Мне еще заявку собирать, чего там на обед?

– Да чего, чего, ты видел, сколько там контейнеров?

– Ой, главное Серега чугун победил, чего там эти сплиты!

Домой брюнет вернулся в двенадцать ночи. Сменную одежду он решил оставить в раздевалке. Приняв душ, молодой человек упал на кровать и закрыл глаза. Будильник прозвенел в шесть утра. Вставать пришлось раньше, так как с вечера не был приготовлен завтрак. Пакетик гречки варится около тридцати минут. Это время Сергей проводил с толком. Приведя себя в порядок, брюнет смотрел какие-то документальные фильмы. В углу пылилась гитара.

Зазвонил телефон.

– Алло, привет! Нет мам, все хорошо, зарплата семьдесят тысяч!

В свой выходной – это воскресенье, молодой человек занимался на студии. Все деньги он зачем-то тратил на музыку. Именно в этот день, Сергей встречался со многими людьми. Девушки крутились рядом с музыкантом. Товарищи любили и уважали молодого человека, ведь он творил настоящие чудеса! Даже на работе!

Однажды в воскресное утро Сергей увидел передачу о Нобелевской премии. Красивая девушка рассказывала о том, как стать ее лауреатом. Большой банкетный зал с длинными столами тянулся по всем помещениям. Профессора в пиджаках вкушали настоящую пищу богов. Какой-то официант нес тарелку с семгой и яйцами пашот, украшенными сырной крошкой.

– Как хорошо, что я уже не официант! – подумал про себя Сергей.

Голос ведущей в красивом платье продолжал рассказывать о «Нобелевке».

– Лауреаты премии получают золотую медаль и большое вознаграждение, обычно все средства обладатели тратят на благотворительность.

– Шикарно жить – не запретишь, за что же им ее вручают? – задался вопросом брюнет, поедая заказанную пиццу.

– Нобелевская премия вручается во многих номинациях. Сам же ее основатель – Альфред Нобель, не хотел включать в нее математику, так как за его любимой женщиной ухаживал математик.

– Во, во! Точно! Ненавижу этих ботаников! – медленно пережевывая очередной кусок, думал и смотрел Сергей.

– Премия вручается в сферах: химии, физики, медицины и литературе. Сам же ее учредитель был химиком и любил писать пьесы, поэтому с этим все просто. Является ли изобретатель физиком? Конечно же, да!

– Ой, как было бы здорово получить вашу премию и не ходить в эти контейнеры, но я – троечник! – бросив корку от куска, заключил Сергей и переключил видео.

 

Сходив на репетицию своего музыкального коллектива, брюнет вернулся домой с подругой. В истории просмотров остался след Нобелевской премии.

– Ого, ты, что хочешь получить «Нобелевку»? – захохотала девушка.

– Конечно, я посвящу тебе самую лучшую книгу, и мы вдвоем уедем с тобой в закат, навсегда оставив свои имена в истории человечества, – прошептал на ухо своей гостье Сергей.

Парочка завалилась на огромную кровать. Целуя свою подругу, брюнет открыл глаза. В этот момент он увидел серьезное девичье лицо. Рыжая девушка смотрела в глаза.

– Ты это серьезно?

– Ну конечно! – уверенно сказал Сергей, погладив девушку по ее талии.

Тут же раздался шлепок от удара женской руки. Рыжая бестия пришла в какую-то ярость, быстро убрав руку брюнета со своей талии.

– Животное! Ты только об этом и можешь думать! – проговорила разгоряченная девушка и хлопнула дверью.

Брюнет остался один в комнате. Послышался еще один хлопок, но уже входной двери в квартиру. Откинувшись назад на кровать, Сергей закрыл ладонями свое лицо и громко вздохнул. Раздался стук в закрытую дверь комнаты.

– Да. Входи, входи, извини, я не хотел тебя обидеть!

Ручка опустилась, и раздался скрип. В небольшой щели дверного проема появилось лицо парня.

– А, Тема! Это ты! Заходи, – сказал хозяин комнаты и присел на кровать.

– Курить есть? – спросил коротко стриженый брюнет с круглым лицом и низким ростом.

Взяв из пачки нужное, молодой человек обернулся к Сергею.

– А ты не пойдешь?

– Нет.

– Что, поссорились?

Молча кивнув, грузчик откинулся на кровать. Дверь закрылась. Дотянувшись к телефону, Сергей позвонил ушедшей девушке. В ответ раздавались лишь гудки. Швырнув от злости телефон на мягкую подушку, брюнет подошел к окну. Веселые прохожие гуляли под воскресным солнцем. Внезапно в дверь опять постучали.

Рейтинг@Mail.ru