Белый простор

Ваня Макаров
Белый простор

Ра замолчал. Миль вспомнил топкие берега вада, белопенную волну, накатывающую на них после схлопывания портала диаметром с тростинку, и яростно сверкающего глазами столь невозмутимого до этого Ра.

– Истина в том…, – Миль знал, что Ра любит парадоксальные ответы и поэтому постарался как можно оригинальнее сформулировать ответ. – В том, что река должна продолжать свое течение. Даже если она – декоративный пруд.

– Прут и прут, – Лока вытер ладонью пот со лба, щелкнул затвором противотанкового ружья и поправил нещадно разлохмаченный березовый веник, которым они прикрыли бруствер траншеи. Почему-то на ум приходили нелепости из этих историй про эльфов и гномов, которые даже в детстве вызывали у него только иронические смешки. Хотя третий по счету танк, ошарашенно чадящий в степное небо пробитым нутром, нелепым точно не выглядел. Серьезным он выглядел – как Ивья, когда в белом свете походной операционной отмеряет дозу этой своей самодельной анестезии. Лока глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. Главное, он уговорил ее ночью переправить капитана в госпиталь на том берегу. Ведь последнее подкрепление из-за реки пришло два дня назад, связи нет уже сутки, – может, и Камоград уже взяли.

В зале консерватории, что возвышалась в когда-то самом красивом месте набережной, впервые за последние дни стояла оглушительная тишина. Эшшок Мильевна Исмаил, профессор кафедры музыкальных сигнатур, сидела спиной к стене между двух окон и методично полировала рукавом своего любимого вечернего платья трофейный штык-нож. Ей пришлось потратить последнюю обойму – всю до железки – на этого бугая в черной рубашке, который бежал к реке так, словно был накачан диацетилморфином. Не замечая взрывов выставленных ее ребятами мин и того, что остался один из всей этой их черепно-костной роты. Он сильно затруднил план не сдаваться врагу живой, и поэтому она недовольно морщила лоб, перебирая в уме самые разные варианты. И только спустя время ее вдруг проняло: стрельба в Камограде так и не возобновилась. Она судорожно сжала пластмассовую коробочку розового цвета: один из студентов притащил игрушечные рации из соседнего детского сада – они работали почти на сотню метров и их не глушили как армейские. И трижды щелкнула рычажком: «Я – Эшшок. Всем – акколада. Всем – акколада».

Рейтинг@Mail.ru