Litres Baner
Те, кому нечего терять

Ваня Кирпичиков
Те, кому нечего терять

Но чудное путешествие почему-то заканчивалось, и сыночек Патермуфия, якобы насытившись своей чернью, утирая слезы и опуская от безысходности ручки-крючки, нехотя возвращался в мир людей, тоскуя о мимолетной экскурсии. Он опять надевал маску весельчака. Вновь изображал жизнелюба и смехотворца.

Эльпидифор мечтал навсегда остаться в своем мире-депрессии. Но чего-то остерегался, кого-то боялся и поэтому выходил из подобного бытия. Подпитывал, угощал себя лишь небольшими порциями блаженства, лимитировал свое благоухание в райском уголке. Получал удовольствие и убегал, оглядываясь по сторонам. “Как будто затягивают в философское болото, вязкую трясину…” – испуганно молвил Сосипатров кому-то вдаль. Но с течением времени снова устремлялся в свое идеальное создание, в свой домик-приют-склеп, наполненный натуральным, а не мнимым счастьем. Восседал на троне-стуле и чувствовал себя сверхсущностью, сверхматерией или божественным галактическим гало. Верил, что повсюду его окружают черные дыры или вездесущее Ничто. Они жалят и давят. И только метафизический стул-трон-оберег спасает от этой гнетущей напасти. Он есть крепость и защита.

Рейтинг@Mail.ru