Litres Baner
Авур спасения. Историческая повесть

Валерий Владимирович Лохов
Авур спасения. Историческая повесть

Предисловие

Неотвратимое время шло своим чередом, никого не спрашивая о своей поступи. Наступил 63-ий год. Начиналось время тяжелых испытаний для сынов израилевых и их священного города Иерусалима. Минуло тридцать лет от дня вознесения Иисуса Христа, которого в народе называли «Назарей». Так стали называть и его последователей, которые объединялись в общины и продолжали его дело. В Вифании, близь Иерусалима, организовал такую младший брат Иисуса Христа, Иаков. Он перебрался в это селение вместе со своим семейством почти сразу после его трагической гибели на кресте. В общину влился и его дядя, самый младший брать отца Иосифа, Синон. Политическая обстановка в Иудеи, как и в Самарии и Галилее, была очень напряженной. Во многих селениях и городах вспыхивали мятежи против римской ненавистной власти. По большей части происходили спонтанно. Не имея централизованного, объединяющего всех руководства, во многих местах имели успех. Объединившиеся в серьезную армию зелоты, взяли штурмом крепость Массаду, располагающуюся на берегу Мертвого моря, а затем, под руководством Менахема, пошли на Иерусалим. Большая неудача постигла жителей Кесарии, где римские легионеры уничтожили почти всех евреев, взявшихся за оружие.

В прошлом, 62-ом году, семейство Марии, обручницы Иосифа, постигла новая трагедия. Ее второго сына, Иакова, возглавлявшего, возглавлявшего общину назореев восемнадцать лет, забили камнями до смерти в Иерусалиме. Злоба жгла души не только высокопоставленных священников, но и богатых евреев. Страшнее ада они боялись утери своего богатства.

В их памяти остался крепкий, незабываемый след на многие годы вперед от деяний Иисуса Христа. И этому люди могут поверить, и пойти за ними. Вспыхивающие повсеместно бунты римляне не успевали подавлять. Иакова боялись пуще огня. Против ненавистного Рима поднимались все. В отношении Иакова был целый заговор священников, объединившихся с римскими властями. Все было много серьезнее, чем просто угрозы. Нависала серьезная опасность для властителей, реальность свержения с Олимпа. А как не хочется расставаться с властью и имуществом, которым владеют они с давних времен! А главное, кем они станут, лишившись всего этого. Выследили продажные ищейки Иакова, просчитали его пути и время следования. Зная обстановку и ситуацию в Иудее, Иаков подбирал людей в свою общину, предвидя, что вот-вот начнутся сражения и общине необходимо хотя бы как то защищаться не только от римлян, но и своих, иудеев, кланов, которых становилось все более и все они стремились поживиться на пиру победы предстоящей войны. Иаков и два надежных сикария, которые постоянно сопровождали, оказались в окружении.

Эта ловушка была организована в Иерусалиме. Вокруг стояло с десяток вооруженных римских легионеров и десятка два хаотично орущих иудеев, наемников первосвятителя Анания. Выставив жала копий, легионеры остановили их и встали вокруг, не давая куда-либо уйти обреченным. А что это так, они уже все знали.

Угрожая копьями, легионеры остановили и перекрыли все возможные попытки спасения. Оголтелая толпа приступила швырять камни в Иакова и его спутников. Тяжелые булыжники быстро сделали предназначенное им дело. Били уже молча, жестоко, стараясь не промахнуться. Через несколько минут подлое дело было совершено и злодеи быстро разошлись.

Вскоре к месту побоища прибыла конная повозка, в которую быстро погрузили убиенных. Их отвезли за стены города, в сторону, где находится чадес, от которого чад и зловоние от смердящих отходов расползались по окрестностям. Там сбросили тела в одну глубокую яму, где уже лежало множество таких же приговоренных. О позорной смерти Иакова враги раструбили по всей Иудеи, обвиняя его в хуле священного писания и приписывая другие всевозможные грехи, не забывая при этом упомянуть позорную смерть Иисуса Назорея.

Жестко противостояли власти приходу нового, активного мессии. Перепуганные деятельностью Иисуса Христа, они тщательно высматривали в народе таковых и принимали меры вплоть до вынесения смертных приговоров в Синедерионе и их исполнении. Часто не своими руками, а руками наемных убийц, за деньги. Тех, кто забыл напрочь заповеди Моисея. Пытаясь хоть как то укрыться, проводили свои собрания и молебны не в Иерусалиме, а в местах добычи камней, где можно было укрыться от своих врагов.

И конечно, Иаков часто бывал в Иерусалиме. Дела общины требовали от него этого. Он хорошо осознавал, что рискует жизнью, но иначе было нельзя. Он держал руку на пульсе жизни. Среди жителей Иерусалима было немало жителей, кто сочувствовал и понимал назореев. Многие хорошо помнили деяния Иисуса из Назорета.

Тело Иакова отыскали и перевезли в Вифанию, в дом Лазаря,, который так и прожил всю жизнь с сестрами, Марфой и Марией, в своем старом, потемневшем от времени и дождей доме. Чувствуя нависшую опасность, много ранее, Иаков просил, если что случится с ним, похоронить в Назарете, на своей родине. Так и поступили близкие ему люди. Его жена Сара и престарелый Лазарь отправились в Назарет с этой печальной вестью о Иакове, продолжателе дела Иисуса, а его тело поместили в фамильном склепе Лазаря, как своего человека их семейства.

После «вознесения» Иисуса, Мария Магдалина вновь переехала в Назарет к своим родителям. Она купила склеп, в котором поместила взятую землю с последнего места его видения, когда он вознесся с Елионской (Масляничной) горы на глазах изумленных, находящихся поблизости людей. Кроме этой драгоценной земли в нем уже находился прах ее отца Аэрона, который отошел в Царство Небесное. Вскоре после вознесения Иисуса, у Марии Магдалены родилась двойня, мальчик и девочка. Мальчика нарекли Иосий, девочку Софой. К 63-ему году они уже стали взрослыми, самостоятельными людьми, горячо любящим свою уже престарелую мать Марию, для которой одной из главных забот стал уход за своей, старой больной матерью. Она так и не вышла замуж другой раз, хотя предложения поступали не один раз. Но образ любимого ей Иисуса присутствовал в ней постоянно, и в своих ночных видениях она часто беседовала с ним, находя в этом хоть какое-то утешение в серых, реальных буднях. Конечно, ее жизнь скрашивали дети, которых она также очень любила. Особенно сына Иосия, который был очень схож с отцом. Не порывала она и связи с сестрами Иисуса, которых считала самыми близкими родственниками. Каждая их встреча была большой радостью для всех.

Апостол Иоанн, следуя просьбе Иисуса, первые три года после его вознесения, жил в Назарете, присматривая за его матерью Марией. Видя, что та совсем не одинока и имеет основательную поддержку невестки и заботу младших дочерей, Мильхи и Эсхи, покинул Иудею и направился преподавать в дальние края, неся благую весть об Иисусе и его учении.

Прибывшие в Назарет Сара и Лазарь, сразу же направились в дом матери Иакова, который они хорошо знали и помнили по долгой, прошлой жизни. Весть о гибели сына Мария перенесла с трудом. Третий, тяжелый камень лег на ее душу.

Ближе к вечеру в ее доме собрались почти все родственники. Печальная весть привела их под одну крышу. Все святое семейство держались друг за друга, не обходя своим вниманием никого. Пришла и Мария Магдалена со своими взрослыми детьми, Иосием и Софьей. Все вместе наладили поминальный стол. Молча, без всякой суеты и лишних слов помянули Иосифа, Иисуса, Аэрона, Иакова. Все они жили лишь в памяти близких им людей, которых они когда-то любили, сидели за одним столом. Но живым, живые. Постепенно печаль переросла в обычное, нормальное состояние человека. Заговорили о делах насущных. Было о чем, накопилось. Новые события следовали одно за другим, раскатываясь громким эхом по всем сторонам многострадальной страны. Разговорились и мужчины.

На душе у каждого накипело, и было, что сказать друг другу. Симеон, самый младший брат обручника Марии Иосифа, был дядей его колену, и племянники очень уважали этого близкого им родственника. Все мужчины рослые, кряжистые. Пошли в своего предка Иосифа. Да и проживали они за счет унаследованного плотницкого ремесла. Симеон, более других, внешне и фигурой схож со своим старшим братом, несмотря на то, что уже ушел в солидный возраст. Ему уже за сорок. Солидный мужчина с густой, уже седеющей бородой. Лазарь и говорит:

– Наша община осиротела. Все почитали Иакова. Достойный был человек. Брата своего, Иисуса, моего друга, очень любил и всегда приводил его в пример другим. Мы все молимся Иисусу и постоянно ждем его нового прихода, как иноверцы своего Илию.

Сам Лазарь уже почти старик. Редкие, глубокие морщины легли у рта и глаз. Но его память крепкая, помнит все, что происходило ранее. Но не только помнит, но и дает умный, добрый совет:

– На общину нужен новый отец, которого бы все уважали. Все до единого.

И он внимательно смотрит на Симеона.

– Иакова уважал даже первосвященник Ананий, конечно поначалу, пока не узрел в нем врага. Уважали и многие жители Иерусалима. Но он был заподозрен в связи с зелотами и Сенидрион…..

Он замолчал и помедлив, предложил:

– Мы хоти, чтобы ты стал отцом нашей общины. Симеон смотрит на Лазаря. В его взгляде удивление.

– Но достоин ли я? У меня семья, дети. Как поступить?

– Мы тебе поможем. Будешь проживать в доме Иакова. Он пуст. Жена и дети ушли к ее родственникам.

– А не поступят со мной, как с Иаковом?

– Нет, побоятся. Вскоре Иерусалим будет от них и римлян освобожден. Зелоты уже взяли Массаду и скоро придут в Иерус.

Молчит Симеон, раздумывает. Резкий поворот в его жизни не входил в планы.

– А работа там для меня найдется? – спрашивает он, – семью то надобно содержать, кормить.

– Работа плотницкая всегда отыщется. Да и в общине средства про запас имеются.

Лазарь продолжает уговаривать:

– Время наступает иное. Мы не станем прятаться от людей. Пускай все знают, кто мы такие. У тебя будет вооруженная охрана. А убийц Иакова мы отыщем и они будут наказаны. Обо всем сказанном позаботимся.

 

Убедительная речь подействовала на Симеона.

– Хорошо. Я согласен на переезд. Когда отправляться в дорогу?

Завтра поутру. Нас там очень ждут.

Иосий, сын Иисуса, и Иуда, младший брат Иосифа (отца), находятся тут же. Они все слышат то, о чем говорят старшие, прекрасно осознавая, что наступают другие времена и дела. Отсидеться в глухом захолустье у них не получится. Дух патриотизма проник в каждого из них. Так манящая свобода становилась высочайшей целью в жизни. Появилась реальная возможность достичь ее. И эта вера давала им силы.

– Мы идем в Сепфорис – раскрывает свои планы Иосий, – вместе с Иудой.

– А почему именно туда направляетесь – спрашивает Лазарь.

– Он, как и прежде, центр для зелот. Нас в это место пригласил сам Иосиф Флавий. Он скоро прибывает туда со своими людьми.

– А кто это такой?

– В Галилее он губернатор. Руководит всем войском зелот. Уважаемый человек. За ним многие пойдут.

– И какие дальнейшие планы у него? Знаете?

– Конечно. Остановить римлян, которые пойдут на Иерусалим из Сирии. Там стоит их легион.

Лазарь пристально смотрит на стоящих рядом с ним мужчин.

– Вы оба схожи с Иисусом. Ты, Иуда, немного старше его, но похож очень.

Переводит взгляд на Иосия:

– А ты ровесником стал своему отцу. Знай и помни, что он был великим человеком. Будь его достойным, почитай и люби. И самое главное, никогда не забывай его. Это будет помогать в твоей жизни. Мы о нем не забываем и часа.

– Я знаю это. Мама рассказывала о нем. Она многое знает и помнит.

Лазарь делает предложение.

– Будете в Иерусалиме, заходите к нам в Вифанию. Наши семейства давно как родственники. Всегда будем рады видеть и встречать Вас в нашем доме.

Немного подивились Иосий с Иудой.

– Мы будем в Иерусалиме!? Не помышляем об этом.

Лишь улыбнулся в седую бороду Лазарь.

– Дороги приведут Вас в те края. Там будет решаться судьба нашего народа.

– Все в руках Яхве – отвечает Иуда.

– Его воля исполняется вашими руками и вашей силой.

Лазарь добавляет к сказанному:

– Иисус, ваш самый близкий и дорогой родственник, всегда будет с вами. Помните, не забывайте его, а когда надобно, обращайтесь к нему молитвой. Он вас услышит, и в тяжелую минуту, поддержит. Не успел он, не смог установить на Земле Царство Небесное. Он уже строит на Небесах свое царство здесь, где жил когда-то. Если на Земле будет прекрасно, то и на небе будет также хорошо. Нелегко придется Симеону и вам. Наступают времена испытаний нашего народа. Будьте тверды в своих убеждениях, стойте до конца.

– Мы будем сражаться до самого конца. Победим или погибнем – с пафосом отвечает Иосий, и добавляет к сказанному, – как мой отец. Мы обязательно будем всегда помнить о нем, к чему он стремился, призывал к этому людей. И этот момент наступает.

– И когда начнете дело? – спрашивает их Лазарь.

– Надо торопиться. Иначе римляне сами придут сюда.

Ничего более не сказал Лазарь. Лишь благословил их в своих мыслях. Он прекрасно осознавал ту тяжесть ответственности, которая ложится на плечи этих, еще не старых мужчин. Из его головы не источилась память о друге Иисусе. Он помнил каждую встречу с ним. Как они были счастливы, когда собирались вместе за одним столом. Как радостно встречали Иисуса его сестры, Марфа и Мария.

Наступило утро следующего дня. Лазарь и Симеон отправились в сторону Иерусалима. Там решалась его судьба, да и всего народа. Туда устремились все те, кому была дорога родина, свободная от римского ярма. Свободолюбивый народ усиленно готовился взять в руки оружие и обрести независимость в ближайшее время.

***

Не стали Иосий с Иудой откладывать свои намерения на долгие годы. В этом, 66-ом году, простившись с родными, они направились в Сепфорис, как и намеревались ранее. Старое селение жило уже совершенно иной жизнью, чем в прежние времена. Конечно, и ранее здесь случались яркие события, но сегодня это совсем другое. Дух свободы витал среди его людей и тех, кто по зову прибыл сюда. Все ожидали прибытия губернатора Галилеи с его людьми. Душевный подъем необыкновенен. Это почувствовали и увидели Иосий и Иуда сразу, как только вошли в селение. Многие, из встреченных ими людей вооружены, и передвигаются большими группами. Иосий обращается к одному из таких мужчин:

– Скажи, как отыскать руководство?

– На краю селения стоит дом, рядом со старой кузницей. Там и сыщите.

Подойдя поближе, вновь спросили:

– Как отыскать начальника?

– Да, вот он, до Варнавы.

Этот дом знал каждый. Иосий и Иуда входят в него. Здесь множество людей, сидящих за большим столом. Время обеденное и на столе кушания. К стенке приставлено множество мечей. При виде вошедших из-за стола встал высокий, крепкий мужчина.

– У нас гости – громко произнес он – садитесь с нами за стол.

Он показывает рукой на свободные места.

– Познакомимся поближе после обеда.

Хозяева дома понимали, что вошедшие утомлены и проголодались. Да и гости сильно не церемонились. Быстро уселись за стол без всякого омовения. Еда простая, но сытная. Стандартный набор из фруктов, изюма, хлебов. Даже выпили по чашке вина. Молча, без всяких тостов. По окончании трапезы к ним подошел тот самый мужчина, который пригласил их сесть за стол. Лицо мужественное, без единого седого волоска в бороде и на голове. Вежливо представился:

– Иосиф Флавий, губернатор Галилеи.

– Иосий из Назарета, сын Иисуса.

– Я Иуда, родственник Иосия.

К ним подошел молодой человек лет тридцати от роду. В красной тоге и с мечом, притороченном к высокому поясу и представился:

– Я Варнава, хозяин этого дома. Мой отец Варавва был близок с Вашим отцом, Иисусом. Они вместе сражались и погибли от злодейских рук римлян.

– Какие у вас планы? – спрашивает Иосиф Флавий, – нам очень нужны толковые командиры.

– Мы пришли сражаться – отвечает Иосий.

– Римляне подходят к Кесарии Филипповой. Нам необходимо выступить навстречу им. Идите наружу, я сейчас буду говорить с людьми – говорит Иосиф Флавий – время не терпит.

Подле дома собралась огромная толпа людей. В основном при оружии мужчина. Все они с нетерпением ожидают выхода губернатора, признанного ими организатора и вожака восстания в их провинции.

Толпа людей заликовала при виде вышедшего из дома предводителя. Кто знал его в лицо, кто по слухам. Восставшим был нужен лидер, надежный, авторитетный, за которым можно идти без страха и оглядки. Таковым и был этот человек, очень умный, целеустремленный и обаятельный, умевший покорить сердце любого человека.

Флавий уже знал, что среди собравшихся присутствуют очень известные и уважаемые люди, на которых он очень рассчитывает в своих планах. Он начал свою проникновенную, зажигательную речь. Говорить он был великим мастером. Излагал последовательно и очень убедительно. Его голос проникал в душу каждого так, что каждое сказанное слово воспринималась последней инстанцией:

– Уважаемые граждане Галилеи. Нам уже известно, что римский легион, за номером двенадцать, выступил из Сирии и движется в нашу Галилею. Командует им центурион Цестий Галл, очень опытный военачальник, опасный для нас. Но мы обязаны его победить. Сегодня, не теряя времени, выступаем ему навстречу.

Он замолчал, внимательно вглядываясь в лица собравшихся. Из толпы послышались призывные голоса:

– Мы победим римлян!

– Пришло наше время!

– Сколько можно терпеть!?

Флавий был удовлетворен реакцией людей. По их лицам и возгласам он понял, что они готовы идти за ним, даже на смерть во имя желанной свободы, которой грезил почти каждый житель многострадальной Палестины.

Собравшихся зелотов и огромное количество других, примкнувших к восставшим, Иосиф Флавий разделил на три отряда. Командиром первого назначил Иосия, второго отряда Иуду, а командиром третьего стал Варнава, сын известного и уважаемого всеми предводителя зелотов, проживавшего ранее Сепфорисе и погибшего вместе с Иисусом, Вараввой.

Снарядили в дальний путь и обоз с запасом провизии и оружия. Постарался Иосиф Флавий еще ранее, организовав и сделав склады по всей Галилее. Не теряя времени, все войско выдвинулось в сторону Кесарии. Иосиф Флавий раздумывает, как ему поступить? Кроме имеющегося войска, подошли еще отряды, и они уже представляли внушительную силу. Собрал Иосиф Флавий своих командиров для проведения совещания. Обрисовали общую обстановку:

– В нашей Галилее большая армия. Почти сто тысяч воинов, готовых выступить против римлян. Имеются запасы продовольствия и оружия. Но здесь, у Кесарии, нас не более десяти тысяч. Разведчики доносят, что римляне вот-вот войдут в город. Как нам поступить? У Галла легион в полном составе, а это десять тысяч хороших солдат. А какие они воины, вы знаете. Не однажды испытали на себе их силу и выучку. Их один солдат стоит десятка наших. И все же я хочу выслушать ваше мнение.

– Можно мне сказать? – попросил слово Иосий.

– Конечно говори.

– Наши предки всегда мечтали освободиться от ига римлян. И это было время, когда они желали воплотить мечту в реальность, и они брали в руки оружие и выступали против них. Многие из них погибли от их мечей и виселиц. Отдал за свободу мой отец и дед. Наступает время с оружием воплотить их мечту в жизнь. Мы будем до конца сражаться с нашими врагами.

Он замолчал. Иосиф Флавий внимательно смотрит на людей, а затем спрашивает:

– Вы думаете также как Иосий, сын Иисуса?

Дружно с воодушевлением отвечают:

– Мы готовы сражаться до конца!

– Смерть римлянам!

– Веди нас, Иосиф Флавий!

Предводитель одобрительно произнес:

– Вот и хорошо, что дух не иссяк. Мы будем сражаться. Иного от вас и не ожидал. Сегодня уже позднее время. В город входить не станем. Встанем лагерем здесь, где стоим, а утром войдем.

Варнава хотел было внести свое предложение:

– Может мой отряд разместить в городе?

– Нет – отвечает Иосиф, – войдем все ранним утром. Римлян в городе пока нет, не подошли.

Повстанцы расположились одним большим лагерем. Загорелись костры. Запахло дымом и хлебом. Командиры держатся вместе. Обстановка тревожная. Есть о чем поговорить и наметить кое-какие планы на следующий день. Может стать так, что завтра не будет времени даже посоветоваться.

Иосиф Флавий авторитет каждому. К нему прислушиваются. Его острый ум дает почти мгновенный ответ на любой вопрос. У него было чему поучиться. Он был уверен в победе восставших евреев. Свой настрой передавал и командирам.

– Нас здесь не менее пятнадцати тысяч. К утру подойдут еще. Мы будем иметь двойное преимущество. А это уже серьезная сила. А, главное, у на настрой на победу.

Помолчал Флавий. Было видно, что его все же мучали некоторые сомнения. Он обладал даром провидения и в его воображении вырисовывалась вероятная картина будущих событий.

– Если случится так, что придется отступать, и мы не свидимся, уходите в крепость Иотапата. Там и вновь продолжим войну.

Из обоза воины принесли боевое снаряжение и оружие. Готовясь к войне с захватчиками, всего этого было изготовлено и принесено в огромном количестве. И эти запасы начинали играть свою, предназначенную им роль. Иосий, сын Иисуса, не имел опыта ведения боя. Работая плотником, также, как и его отец, он обладал крепкой физической силой, мощными, мускулистыми руками, способными орудовать не только топором, но и мечем. С одинаковой ловкостью он умел это делать как левой, так и правой руками.

Ему принесли из обоза небольшой щит, меч и защиту, лат, одеваемый на грудь. Примерив на себе экипировку, Иосий почувствовал защищенность и даже уверенность в своей силе. Меч по римскому образцу. В его руке словно игрушка или привычный топор. Резкий взмах и посвист оружия удовлетворил его. На душе стало спокойнее. Чувство тревоги понемногу утихло.

Лишь только забрезжил рассвет и наступила возможность рассмотреть друг друга, войско повстанцев уже было на ногах.

– Варнава. Как и было спланировано, твой отряд незамедлительно идет в Кесарию. Когда войдут в город римляне, вместе с жителями встретите их. Город не велик и всему нашему войску будет в нем тесно сражаться. Если вы отступите, в бой вступим мы, оставшиеся здесь отряды. Будет трудно, отступи. Не губи напрасно людей. Война предстоит долгая, трудная. Уяснил?

– Я все понял, командир.

– Ступай к своему отряду и сразу выступай.

Как только ушел Варнава, Иосиф Флавий распорядился:

– Римляне могут подойти в любой момент. Нам необходимо быть готовыми. Ты, Иосий, встань со своими людьми по правую руку, а ты Иуда, по левую. И еще, самое главное. Держите подле себя надежную охрану, десятка два лучших воинов. Будет много лучше и надежнее, если они владеют хорошо не только мечем, но и копьем, и луком. И держите наготове лошадей. Всякое может случиться. И возьмите это за правило в будущем. Я буду находиться в твоем отряде Иосий.

 

Как приказал командующий, так и поступили. Отряды заняли позицию с южной стороны города. Около Иосифа Флавия собралось человек тридцать воинов, лучших из среди восставших. Подвели лошадей к командирам. К Иосию Иисусову гнедого жеребца. Не выбирал, так уж получилось. Сопровождавший его воин крепко держал строптивого коня за узду.

– Строптивый немного, но красивый и сильный, самого лучшего выбрал.

– Спасибо. Скажи свое имя.

– Авелем зовут.

Иосий видит перед собой молодого человека лет тридцати и говорит ему:

– Послушай Авель. Мне нужен надежный человек, который будет постоянно находиться при мне. Ты согласен на такое?

– Вы можете и приказать мне. Но я все одно согласен и благодарен за доверие. Обещаю и впредь не подвести.

– Вот и хорошо. Становись командиром моей личной охраны. Держи подле себя и меня десятка два самых лучших воинов. Выбери каждого лично сам.

– Я все понял, исполню.

Иосий приметил, что элита, отборные тридцать воинов уже находятся подле Иосифа Флавия, который решил, что личная охрана будет ближе к нему и много надежнее.

Со стороны Кесарии послышались громкие крики, призывные возгласы, дикое ржание лошадей. Иосий понял, что в город вошли римские войска и что там идет сражение. Он дает команду своему отряду:

– Приготовиться к бою. Боевой порядок в линию. Лучникам занять позицию впереди отряда.

Наступило время тревожного ожидания исхода сражения в Кесарии. Шло время. Крики то приближались, то удалялись.

Напряжение среди повстанцев нарастало. Кто непроизвольно сжимал рукоять меча, кто переминался с ноги на ногу, посматривая на лица товарищей, словно ища там успокоения для самого себя. Никто пока не догадывается о исходе сражения. Была надежда на успех, так как у зелот сила не малая. Но, видимо, количество не решило дела. В окружении своих охранников примчался Варнава и сразу направился к Иосифу Флавию.

Рейтинг@Mail.ru