Я и мiр

Валерий Владимирович Жильников
Я и мiр

Мы—дети войны

Дорога нашей жизни пролегла через различные периоды развития государства и страны. На уровне обыденного сознания их можно определить, как:

–сталинизм (в нашей жизни –детство)

–оттепель (у нас –юность, молодость)

–застой (возмужание)

–перестройка(зрелость)

–новые времена (мудрость).

На каждом шагу жизни человек принимает решения и совершает действия, с его точки зрения, улучшающие жизненные условия. Например, получение музыкального образования наряду с техническим. Приведенная простейшая модель выбора своей дороги Жизни не определяет поведение людей, тем или иным образом зомбированных под идеологию или действия. В этом случае личность полностью утрачивает свое достоинство и свободу. В Советском Союзе в средствах массовой информации главными были пропагандистские лозунги—«Прежде думай о родине, а потом о себе» или популярные песни «Была бы страна родная и нет других забот». Достижение результата «В жизни всегда есть место подвигу». Подвиг есть исправление неверно принятых решений с риском для жизни, которая для личности не имеет цены, поскольку полностью принадлежит стране. Зомбированные коммунистической идеологией люди, посаженные и расстрелянные партией и Сталиным, умирали с криками «Да здравствует Сталин». Или в настоящее время, зараженный антинаучной идеей имперского величия России и ложного патриотизма, российский народ покорной толпой голосует за антинародное милитаристское государство с феодальной системой управления страной.

В настоящее время цивилизованные страны разрабатывают и реализуют программы, позволяющие личностям полнее реализовать свои способности и повысить его роль в управлении государством. Концепция государства для человека, а не человек— винтик в государственной машине.

В Советском Союзе и России жизнь человека протекала в условиях винтика, и винтику необходимо было нанести как можно меньший ущерб своему достоинству и свободе.

ДЕТСТВО сталинизм)

Папа и мама после окончания в Бийске Воронежского технологического института были направлены в Сталинград восстанавливать гидролизный завод, делающий спирт для разнообразной техники войны. Во время войны не редкостью были гражданские браки, и у них в таком браке родились проблемные двойняшки (раньше времени, да ещё и малого веса). Из Воронежа была вызвана баба Аня и с её усилиями к трем годам это были вполне симпатичные карапузы. Родители полностью отдали сыночков на воспитание бабы Ани, которая допускала свободу в рамках домостроевских норм приличного поведения. Осознавать себя и окружающий мир начали и то фрагментарно, лет с шести (как не говорили бы вундеркинды, так было у большинства). По легендам из детства, когда мы маленькими сидели в песочнице, то от проявлений любви к детям, пленных немцев, нас охранял могучий сенбернар.

Можно сказать, разумная жизнь началась в шесть лет –это другая, выше Сталинграда, Волга у Саратова. В те времена инженеры были полностью зависимы от министерства и где будет работать его раб решает только оно само, тебя никто не спрашивает. В Саратов папа попал через Бобруйск, работая на гидролизном заводе. Запомнилось страшное катание на «кукурузнике»– самолет ПО-2, и подружка Наташа Шмидт. Сейчас поддерживаем отношения, она доктор физмат наук, читает лекции в Гарварде.

Теперь отвлечемся от «Я» и опишем события окружающего мира тех лет, которые сегодня представляются важными, заставляющими подумать о их влияние на мировоззрение личности, и понять пути развития страны.

Закончился послевоенный передел мира, и на территории, завоеванной Советским Союзом, появилось искусственное образование – социалистический лагерь, в котором страны, под руководством Союза, строят неэффективную экономику социализма. Все работают на государство, а результаты оно распределяет как хочет, с помощью различного рода нормативных коэффициентов и правил. Политическое будущее определяется как победа такого лагеря во всем мире, а, как завещал великий Ленин, этому лучше всего способствуют войны. Военную организацию представлял Варшавский договор, основу которого определяли полумиллионные Группы советских войск. Офицеры и гражданские (по контракту) очень хотели попасть в эти группы. Там решались проблемы дефицита товаров, которых невозможно купить в России (приличная одежда, обувь, мебель, электроника…) В Европе, в противовес договору была создана военная организация НАТО –Национальная Ассоциация Территориальной Обороны. Этим было положено начало шизофренического противостояния «холодная война», без всякого смысла и цели.

Величие человеческого разума и любопытство ученых позволило победить язвы, унесшие тысячи жизней человечества, —чуму, холеру и другие. Этими же руками породили дьявольскую забаву –ядерную бомбу. Заглянувшие в бездну физики (Оппенгеймер,

Ферми, Эйнштейн) сразу же обратились к мировому сообществу с требованием о ее запрете. Однако американская военщина уже определило судьбу открытия, как мощного оружия уничтожения людей, и уже 6 августа 1945 года на японские города Хиросиму и Нагасаки были сброшены ядерные бомбы—города разрушены, сотни тысяч погибших и пострадавших. С отставанием, в Советском Союзе был создан Комитет по ядерной энергетике и космонавтике во главе с Л.П.Берия, научные руководители Курчатов и Королев. За короткое время, используя данные военной разведки и изделия немецкой программы ФАУ, в СССР, в короткие сроки было создано и испытано ядерное оружие. С этого момента судьба человечества была поставлена в зависимость от кончика пальца безумца, нажимающего ядерную кнопку.

Послевоенные годы в стране возрождались из руин города, строились фабрики. В качестве бесплатной рабочей силы привлекались миллионы пленных немцев и столько же заключенных ГУЛАГА (главного управления лагерей). В ГУЛАГИ отправляли и воинов победителей, побывавших в Европе, чтобы забыли и не рассказывали, как там живут люди. Инвалиды без ног стуком своих тележек на подшипниках (самоделки), вносили дисгармонию в обычный шум городов. Перед фестивалем молодежи и студентов города почистили и их всех вывезли на Соловки и Валаам. Кроме того, трудящихся заставляли почти на 30 % зарплаты покупать государственные облигации с неопределенными сроками погашения.

Каждый гражданин страны был обязан иметь прописку и работать. Люди без прописки подлежали наказанию, а без работы, назывались «тунеядцами», и выселялись из городов на принудительные работы. К таким относились: лауреат Нобелевской премии по литературе Иосиф Бродский и многие другие. Крестьяне вообще не имели паспортов и могли уехать в город только по справке из сельсовета на учебу или работу, как правило по лимиту предпочтений, так называемые «лимитчики».

Говоря про то время необходимо отметить, что большинство населения в городах жило в коммуналках (одна квартира на несколько семей от 3-х до 15-ти с общей кухней и туалетом) и бараках.

В дошкольные годы у личности начинается формирование осознанного отношения к внешнему миру. Можно выделить три источника этого процесса: Так называемая улица – основной формат

–наличие вожака (главы стаи. мнение которого всегда верное)

–-правило отношений друг с другом – кто сильнее тот и прав

–жизнь подчиняется не законам, а понятиям

– проявление доброты –это слабость

– Дошкольные учреждения—воспитание уважения к государственному порядку;

–Семья- воспитание достоинства и свободы личности.

Если говорить про сегодняшнюю Россию, то управление государством—это питерский двор с паханом во главе и его законами, а страна— толпа с коллективным не до разумом.

Нам с братом повезло: мы оказались в хорошей семье, где был заключен семейный договор, основанный на уважении к правам и свободам каждого. В общении использовали литературный язык, грубой и ненормативной лексики не было.

Мы жили на окраине Саратова (район Пролетарка), папа работал главным инженером завода и у нас была отдельная квартира в двухэтажном доме с двумя подъездами со всеми удобствами.

С трех сторон на удалении метров тридцати находились такой же дом и два черных кособоких сарая. Ограждённое таким образом пространство приволжской степи и представляло собой нашу детскую площадку. Здесь мы пинали нечто похожее на мяч, особенно больно, когда он шнуровкой попадал в тело, да еще грязный и мокрый. В почете были лапта, догонялки, казаки-разбойники. Зимой: хоккей палками и камешками, клюшек и шайб нигде не было. Четвертой стороной проходила пыльная дорога в город, где вдалеке позванивал трамвай, на нем нас возили в театр, откуда в большое искусство вышли народные артисты Олег Табаков и Олег Янковский. В цирке видели «солнечного клоуна» Олега Попова. Когда впервые поехали в закрытое грохочущем коробе без шофера, наши свободолюбивые дикари устроили скандал, но мама его быстро погасила воздействием на совесть и мягкое место. Последующие годы жизни никаких перевозок не боялись

Заканчивалось жаркое лето 1951 года, и ребят начали собирать в долгую дорогу получения знаний. Получали в школе учебники, покупали тетради, прописи, карандаши, перьевые ручки (обязательно с пером номер 3), портфели и чернильницы (непроливайки), конус в конусе.

И вот оно—Первое сентября, окончание безответственной жизни. Дальше у большинства жизнь разбивается на обязательные действия, которые ты обязан совершить в определенное время (посещение школы, приход на работу, выполнение служебных обязанностей т.д.). Таких обязанностей нет у людей так называемых «свободных» профессий (писатели, художники, музыканты). Они время и действия определяют, в основном, сами. Особая группа—бомжи, со своими законами и даже иерархией.

До школы было недалеко и безопасно, но на первый раз с нами пошла мама. При полном параде с коротенькими штанишками с лямочками– мы в них ходили до третьего класса. (Длинные брюки были уже для настоящих мужчин). В классе нас посадили за парты, зашла «красивая женщина» (или же учитель), поздравила с началом новой жизнью и распрощалась с родителями. И тут братец Витечка с криком «Мама» вылетает из класса. Мама испытанным способом «воздействие на совесть и мягкое место» возвращает его обратно. Как говорила учительница, маме она подумала, что с ним будут трудности, но нет, реагирует на вопросы и тянет ручку. Дальше все было хорошо, правда во всех классах брат получал на две-три четверки больше меня. Других оценок у нас не было. Года два или три нам удалось походить в школьной форме—брюки, гимнастерки, ремень и фуражки с буквой «Ш». Таким образом государство пыталось загрузить работой промышленность, которая шить ничего другого не могла и не хотела. Сейчас также в офисные одежды наряжают бюджетников, покупай что дают. Но это не все, замедленный сюрприз ожидал уже давно нас дома. Папе из Германии друг привез и подарил пианино. Инструмент стоял как мебель и у нас мысли не возникало зачем, ведь, в доме никто не играл, только пыль вытирали. И проявился карательный смысл этой вещи с клавишами. Мама повела нас поступать в музыкальную школу по классу фортепиано. Поверили слух и попросили спеть. Я спел куплет нейтральной песни «Во поле береза стояла», а Витя на одной ноте забасил «Чижик-пыжик, где ты был? На Фонтанке водку пил». На вопрос «Откуда ты знаешь?»—ответ: папа. Не знаю почему, но меня взяли, а братана только на следующий год. Профессионалы-музыканты упражняются по восемь часов в день, нам родители определили по часу. Сначала было очень скучно, играли гаммы, уточка луговая и Сулико (грузинская песня – чтобы не забывали вождя). Когда научились играть (второй класс) – то задания из детских альбомов Чайковского, Гедика и др. Это уже разнообразней, и время пошло быстрее. После обеда и короткого отдыха один садился за инструмент, другой за уроки, а через час менялись. Друг у друга не списывали, гордость не позволяла. За регламентом следила баба Аня. Ей было все равно что и как звучало, лишь бы звучало. Уроки иногда помогал делать деда Саша, у него было образование четыре класса церковно-приходской школы и очень красивый почерк, как на государственных бумагах. Когда в музыкальную школу вызывали, у нас были проблемы с сольфеджио, то ходил дед, честно

 

выслушивал наши ошибки, и они по-обоюдному согласию забывались и дальше порога школы не уходили. Вечером, часто при свечах и керосиновых лампах, читали книги, слушали единственную радиопрограмму из жестяного рупора, по нему же передавали сигналы тревоги, а в Ленинграде отбивал стук времени метроном. Танцевали под патефон с ручной заводкой пружины.

В нашем доме кличка Сталин никогда не произносилась и когда он умер, нас попросили на всякий случай громко не играть. Могли донести куда надо. Только позже мы узнали, что дедушка Иосиф погиб в сталинских лагерях. В 1964 году папа добился его реабилитации. Это значит, что мы, государство, имеем право миллионами убивать своих людей, а если ошиблись, ничего—извинимся. К сожалению, в другой форме такая усмирительно-показательная форма воздействия существует и сейчас.

Под руководством КПБ (тогда это была Коммунистическая партия Большевиков) существовала «общественная пионерская организация имени Ленина», и при достижении ребенком 10 лет начиналась кампания по приему достойных в пионеры. Принимались практически все и создавался отряд с председателем и звеньевыми, и начиналась работа по воспитанию юных строителей коммунизма. По счастью формализм, присущий всем советским организациям, сильно снизил эффективность этой работы и получить желаемых зомби не получилось. Правда послушание государственному голосу осталось и сейчас: за кандидатов правительства на любых выборах голосуют бывшие пионеры. Практическая деятельность пионеров выражалась в тоннах, собранных макулатуры и металлолома. Летом государство оплачивало отдых детей в пионерских лагерях, плата родителей была чисто символической. Качество отдыха определялось по увеличению живого веса пионеров. Дело в том, что дома многие дети недоедали и задача лагеря была накормить. Это сейчас лагеря отдыха детей платные и программа отдыха, как занятия в фитнес клубе, сбавить вес. Жили в деревянных бараках, удобства на улице. Мы в лагерях проводили почти все каникулы, было не скучно. Запомнился первый сезон, когда, при расставании с родителями, братан бросился за ними.

В целом, детство проходило хорошо, мы родителей не огорчали, были примерными мальчиками, я за четвертый класс получил грамоту за примерное поведение и отличную учебу, все пятерки. Эксклюзив – на левой стороне портрет Сталина, на другой Ленина. Когда вопреки запретам, мы достаточно далеко бегали купаться на Волгу, нас не засекали, а при долгой отлучке на песчаные карьеры поймали и наказали, правда без душевных травм.

На заводе было плавающее средство, этакое корыто с мотором, и на нем вся семья рисковала плыть на пляжи всего города. Тогда берега Волги еще не были затоплены водохранилищами и там можно было купаться. Нас учили плавать, но безуспешно –это пришло позже, вопреки воле родителей на реке Косьва, притоке Камы, которая впадает в Волгу, вот такая пространственно-мифическая связь. Однажды полетел двигатель и нас течением понесло вниз. Нас несёт, а папа точит шпильку. Потом мы пересели на трамвай, а он запустил катер и пришел поздно ночью. В возрасте десяти лет на меня злые силы совершили два покушения. Заболел живот, попросил у бабули кусочек черного хлеба с солью. Съел, прошло. Через несколько дней опять, съел кусочек, еще хуже. Вызвали скорую помощь, диагноз—аппендицит, больница, операция. Родителям врачи сказали еще бы минут сорок, и мы бы его упустили. И второй случай: помню больницу, ночь и я во сне лечу по светлому коридору к размытому белому пятну. Говорят, это был не очень хороший признак. Стоит сказать, что у всех в семье были очень плохие зубы (кариес, пародонтоз). У меня они с регулярностью, довольно часто заболевали всю жизнь, пока мышка не унесла их в норку.

Если в семье созданы комфортные условия жизни, то не существует воздействий их нарушающих. Так и у нас—появление нового члена семьи, девочки Галины, не изменило отношение к нам с братом, и мы спокойно приняли ее в свой мир. Нам удалось побывать на свадьбе своих родителей, оказалось, что десять лет мы с точки зрения морали были незаконнорождёнными, правда за пределы нашей семьи это не выходило, да и мы не задумывались на эту тему. Вскорости молодожёна отправили на учебу в Ленинград в Лесотехническую академию, мимо которой я потом многократно проезжал и пил водку на территории лесопарка. Мы думали, что через год учебы его назначат директором завода. Да, он приехал директором, но завод находился на Урале в маленьком поселке Широковский, известном по названию построенной там гидроэлектростанции на реке Косьва. Ехали туда с пересадкой через Москву, первый раз увидели Красную площадь, мавзолей с надписью ЛЕНИН-СТАЛИН, Сталина потом перезахоронили у Кремлевской стен. Надо сказать, что усилиями партии большевиков площадь превратилась в колумбарий, а сейчас там постоянно устраивают концерты поп-музыки, хотя, по определению, должны исполнять псалмы. Ночевали в коммуналке на Павелецкой у тети Лели, где было темно и пахло керосином. Еще тысяча километров до станции Угле Уральск, двадцать километров на паровозе типа «овечка» и мы на новом месте. Уральская тайга, между горами петляла речка, ее перегородили, получилось водохранилище. На правом берегу поселок—несколько двухэтажных домов, остальные—одноэтажки, гидролизный завод, гидроэлектростанция, в тайге лагеря заключенных (сначала они были в поселке напротив школы, забор с проволокой и вышки с вертухаями). Честно говоря –ссылка, а куда еще могли послать сына врага народа. Население поселка можно разделить на три самостоятельные группы:

–инженерно- техническая интеллигенция, работающая на обслуживании гидролизного завода, ГЭС, и лагерей;

–депортированные из Поволжья немцы;

–отбывшие свой срок заключенные.

По приезде в поселок мы недолго жили в трёхкомнатной квартире, а потом переехали в пятикомнатный, как сейчас говорят, коттедж и большой сарай, погреб и восемь соток уральских камней. Превращение в землю для огурчиков, помидорчиков стоило больших усилий по их удалению, и этой работой по выходным занималась вся семья. Большие камни оставляли для дизайна. На следующий год у нас были парники и свежая зелень и овощи, а камни появились снова.

Наш дом на окраине поселка, из широких окон видны огороды и гора Дунькин пуп. Кто такая Дунька неизвестно, но там мы собирали чернику, землянику, грибы, а зимой катались по крутым спускам на лыжах. Лыжи были деревянные, тяжелые, крепились к валенкам брезентовыми ремнями.

Легкий пластик и ботинки с удобными креплениями появились в продаже лет через тридцать. Уставшими приходилось ползти в гору к дому, маяком было крыльцо, а ближе и запах еды. Так получилось, что после ухода Сталина в стране сложились совсем другие отношения, в государстве это время сразу и потом получило название «оттепель».

ЮНОСТЬ, МОЛОДОСТЬ (ОТТЕПЕЛЬ)

Можно выделить несколько существенных изменений отношений в обществе и политике, повлиявших на экономику и развитие страны:

–амнистия узников ГУЛАГА. Решение было принято летом пятьдесят третьего, когда во главе страны был Берия. Кроме варианта перехода на рыночную экономику он предлагал перестать Союзом кормить экономики стран социализма. Для них был полностью открыт российский рынок товаров народного потребления, что серьезно противостояло российской не конкурентно способной легкой промышленности. Вскоре в результате заговора Берию расстреляли, и страна пошла по другому пути, но и здесь были прогрессивные преобразования, но их инициатора тоже сняли, но первый раз в истории Советской России без убийства;

– В России всем и вся руководила партия, записано в конституции, управление, в том числе и экономикой, было централизовано. Это обозначало, что все работали на одну полку, а потом непонятным образом определялись потребности страны в том или ином виде товара и под его производство субъектам выделялись средства. Вопросы реализации с учетом спроса и конкуренции не учитывались.

Одной из бед предприятий являлось перегруженность складов товарами. Считалось, что план выполнен, когда товар отгружен на собственный склад. В Воронеже все улицы вокруг Сельмаша были заставлены сеялками. Централизация существенно сдерживала экономику страны, и было принято решение создать совет народного хозяйства и наделить их большой самостоятельностью. Такое преобразование позволило увеличить валовый внутренний продукт на 15 процентов в год, что позволило линейно мыслящим членам политбюро заявить, что нынешнее поколение будет жить при коммунизме.

После двадцатого съезда партии, где были признаны ошибочными методы управления страной и развенчан культ личности Сталина как вождя народов, в стране изменилось отношение к свободе личности и творчества. В литературе, кино, живописи и тд стало возможным публиковать произведения, не соответствующие утвержденному партией метолу социалистического реализма, в котором основная идея –пропаганда верности курса партии на пути строительства коммунизма. Роман Дудинцева «Не хлебом единым», в котором показана неэффективность тогдашней системы управления страной, был настоящим глотком свободы в том информационном пространстве. Состоялась известная выставка авангарда, на которой Хрущев с подачи КГБ в ненормативной лексике выразил свое отношение к этому искусству, а авторов предложил выслать из страны. Вот оно—новое время, раньше бы расстреляли. Потом в своем завещании Хрущев попросил поставить памятник представителю авангарда— скульптору Эрнсту Неизвестному. Он в памятнике отразил двойственность личности Хрущева

половина белая, половина чёрная. Эмоциональным рассветом свободы были проводившиеся вечера поэзии. По всей стране не пошлый юмор и не попса, а Евтушенко Вознесенский, Ахмадулина собирали полные стадионы и были кумирами молодежи тех лет.

После испытания ядерной бомбы руководители страны решили, что им все можно и своими действиями довели мир до кризиса, когда до начала ядерной катастрофы остался один день (Карибский кризис). Причиной послужило размещения Советских ядерных ракет на Кубе. Это сильно угрожало безопасности США. Президент Кеннеди назначил время авиационно –ракетного удара по позициям развернутых средств. Руководители двух стран в разговоре по прямой линии связи нашли решение проблемы и планета Земля не разлетелась в клочья. Мы вывели ракеты с Кубы, а они из Турции.

Новая школа встретила нас доброжелательно, что свойственно школам маленьких поселений. Довольно быстро сложился кружок мальчиков и девочек, которые вместе играли, танцевали не только на школьных вечерах, но и в домах под патефон. В репертуаре были фокстрот, вальс, краковяк и па де кар и па де Грасс. Что-то похожее на па де танцевали на балу у Наташи Ростовой. С особым нетерпением ждали выборов в любые органы власти – тогда в школе танцевали с утра и до поздней ночи. Кроме того, выставлялись пионерские патрули, они отдавали салют голосовавшим. Фишка состояла в том, чтобы с симпатичной тебе девочкой постоять вместе. Наши родители с удовольствием оценивали пару Валерика с Софьей Волконской, мне тоже очень нравилось. В то время в школах вводили демократические способы управления, образовывались ученические комитеты, которое должны следить за соблюдением прав учащихся. Я на два года был избран председателем такого комитета. Источником работы комитета должны быть поступающие жалобы и предложения всех участников процесса обучения. Однако за все время никаких поступлений не было и дерево демократии без питания засохло и комитеты убрали. Может причина в том, что россияне строго придерживаются правила «жаловаться—себе дороже».

 

После седьмого класса одноклассники сдавали экзамены, а мне делали горячие примочки и болезненные уколы. Диагноз гепатит «А» и на всю жизнь я не имел права сдавать кровь на донорство. Маме учительница говорила – «как жаль, что не было вашего мальчика- мы не услышали отличных ответов». А я не жалел- сачковать тоже хорошо и, наверное, полезно для здоровья.

Настал час, когда все советские школьники переходят в комсомол. Это дело добровольное, но если ты не был членом ВЛКСМ, то в жизни могут возникнуть неожиданные ограничения при выборе дальнейшего пути. Поэтому никто и не рискует, да оно особо и не мешает. При поступлении всем классом на паровозе приехали в город Угле Уральск и там в райкоме комсомола нас приняли. Задача комсомола быть передовой молодежью, и верным помощником партии во всех ее делах. Так разрушающий удар по сельскому хозяйству нанёс Хрущев. Небольшой плодородный слой почвы распахали глубокой вспашкой тракторами на гусеницах, первый урожай был, но потом ветряные бури, за весну и осень практически превратили это в местную пустыню. Потом привезли колесные машины, изменили методы вспашки, но было поздно –ожидаемого эффекта не получилось. Как говорили противники целины—«если бы эти средства были вложены в уже работающие хозяйства, то мы завалили бы продукцией всю Европу.» Кроме того, не была развита требуемая инфраструктура– элеваторы, хранилища, перерабатывающие предприятия, и более пятидесяти процентов урожая пропадало.

Еще один удар по сельскому хозяйству –это кукуруза. Во всех хозяйствах висели плакаты «Кукуруза-царица полей». Такая идея пришла сверху. Хрущеву во время визита в Америку показали эффективность использования кукурузы при ведении сельского хозяйства. Прибыв домой он потребовал рассмотреть вопрос применения кукурузы у нас. И здесь в полную силу заработал партийно-чиновничьей аппарат. Никто не рассматривал условия роста и вызревания растений, а самое главное – вовремя доложить о размерах засеянных площадей. И в ущерб другим культурам, скоро кукуруза заколосилась по всей стране от Сочи до Мурманска, хотя приемлемые условия заканчивались в районе Воронежа. Такая политика привела к перебоям в продаже хлеба населению и закупке зерна за границей.

Я по гороскопу Обезьяна. Быть вместе со всеми, не выделяться это не для нее, она должна быть на виду, все должны ею восхищаться. Такие желания внутренне присутствуют у всех обезьян, и они могут реализоваться в любой ситуации или компании. Для меня этаким спусковым крючком стал приближающийся день рождения девочки Софы, с которой мы дружили. На премьеру фильма «Карнавальная ночь» в заводской клуб ходили вместе. Я пошёл к руководителю художественной самодеятельности, и мы выбрали для исполнения популярную песню в исполнении Георга Отса «не могу я тебе в День Рождения дорогие подарки дарить». Голос оказался достаточно сильным (микрофонов не было, пели вживую), и меня потом взяли запевалой в заводской хор художественной самодеятельности. Так началось и, как говорят великие, расстался с эстрадой лет через десять. Тогда был вариант, пойти в кружок пения дома офицеров, но жена сказала – нет уж хватит. И сейчас песни и самодеятельность только дома.

Первый телевизор в поселке появился в администрации завода, и мы ходили смотреть на чудо. Программа была одна и в основном говорили, иногда кино и концерт в черно-белом варианте. Наша семья тоже захотела цивилизацию. Папа поехал в лес, срубил елочку, двадцать сантиметров в высоту, и соорудил антенну и волновой канал. Из города привезли аппарат и прямо с мороза включили. Что-то там сгорело, и мы еще долго ждали приезда мастера. Телевизор «Старт», восемнадцать дюймов, черно-белый без автоматических настроек, сигнал не очень сильный, до телевизионной вышки более двухсот километров. Вечером приходили знакомые, и смотрели передачи, в основном программу «Время». Сзади дома, за горой, было водохранилище, ходить туда строжайший запрет, но хорошая погода, а где нам быть. Вода почти всегда была прохладной, и мы разводили костер и грелись до начала заплыва и после. Плавать научились достаточно быстро и, когда с родителями поехали купаться и собирать малину, нашему умению плавать они даже не удивились.

Плантацией малины была гора, на которой после пожара образовались заросли, и там почти весь поселок ее собирал. Один раз нас забросили на катере на такую гору, дали ведро, и сказали—«пока не наберете, за вами не приедут». Это было очень скучно, безумно долго, трудились как рабы в Америке- герои хижины дяди Тома, книжка такая. Но ведро собрали и были спасены.

По выходным большой заводской компанией ездили на катере по водохранилищу в места, где можно было покупаться, половить рыбу и собрать малину. На маленьком катере папа, мама, мы с братом, и еще одна женщина с двумя детьми поехали на другой берег. На обратной дороге поднялся сильный ветер и наше суденышко стало заливать водой, мотор стал глохнуть. Усилиями рулевого мы все-таки добрались до берега, но у мамы надолго осталось ощущение страха. Мы с братом ничего не поняли, наверно за нас хорошо поработали ангелы хранители. Они есть у всех, их надо любить и не обижать, а это значит не возводить на себя напраслину и не говорить, что у тебя все плохо. А то они обидятся, и вы останетесь без надежной защиты.

Мы много читали. Было прочитано много книг для детей и юношества: Гайдар рассказы, Школа, Тимур и его команда, Три мушкетера…. У нас была возможность читать книги, которые, как говорили взрослые, нам еще рано, но мы так не думали и ждали их с нетерпением. В то время в продаже хороших книг было не купить, но по подписке журнала «Огонек» можно было получить все что хочешь. Директор завода на первом месте в ограниченной очереди и к нам на дом приходили собрания сочинений, отмечу основные: Майн Рид, Максим Горький, Мамин Сибиряк, самый большой интерес мы проявляли к Ги Де Мопассану и Эмилю Золя. Конечно, немного эротики не помешало, но и ничему, как говорят плохому, мы не научились. Я полюбил Париж и научился обходительным манерам с женщинами на всю жизнь.

Когда мы ехали в такую глушь то думали, что с музыкой покончено. Однако нет, там встретили прекрасную женщину немку, высланную с Поволжья, Ирину Германовну Зевиг, она бралась за обучение ребят. У нас уже было три класса, и она уехала. С классической музыкой было закончено. Потом дома мы поигрывали, у Вити получалось лучше – он мог с листа и на слух импровизировать, а у меня по нотам и несколько аккордов под песни в собственном исполнении. Для сдачи переходных экзаменов (исполнение на память сонату, и этюд Гедика на технику) ездили в музыкальную школу на паровозе «Овечка»», в город Кизил. Пересадка в брошенном городе Угле Уральск, впечатление жуткое – все чёрное, пропитанное угольной пылью—этакий настоящий город-сталкер. У Ирины Германовны ноты, где под каждой музыкальной фразой изложено ее словесное описание. Это помогает исполнителю понять содержание произведения, то, что хочет через музыку донести композитор слушателям. Были времена, об этом рассказывал потрясающий Ираклий Андроников, когда перед исполнением произведения выходил конферансье и раскрывал словами мысль и сущность исполняемого сочинения. Это позволяло зрителю понять замысел автора и глубже прочувствовать красоту его реализации музыкальными инструментами. Такие концерты требуют и от зрителя определенной мыслительной деятельности, а концерты ее же и развивают. Это развитие не подходило коммунистическим принципам воспитания члена будущего общества, они должны слушать марши, ходить строем и мыслить вместе и одинаково. Было принято решение объявлять название без объяснений, например, «соната двадцать шесть опус тридцать», а ты, зритель, в меру своих знаний, догадывайся, о чем это. Постоянные посетители филармоний готовятся к концертам, изучают литературу и получают большое наслаждение от классической музыки. А попсу можно определить, как музыкальную какофонию сопровождения процессов употребления наркоты и алкоголя.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru