Под блюз унылого дождя

Валерий Столыпин
Под блюз унылого дождя

Валентину громко позвали подружки. Она очнулась, поняв, что не посмеет ни сказать, ни сделать, то, что задумала. Но… когда-нибудь… Да-да, когда-нибудь… обязательно.

А сегодня она всю ночь будет смотреть на звёзды, на луну и мечтать…

О чём? О чём-нибудь светлом, хорошем, тёплом… Например, о Геннадии Вениаминовиче. И вовсе он не старый. Даже наоборот. Ещё у него загадочный взгляд и обворожительная улыбка. И нежные сильные руки. И ласковое прикосновение. А ещё…

Ну откуда взялись вдруг все эти ещё, ещё и ещё, почему так хочется громко крикнуть, и прижаться… к Геннадию Вениаминовичу… как к маме?

Генка тоже выстраивал линию поведения, удивляясь  робости и утерянной остроте зрения. Ведь он с первого взгляда дал девушке характеристику: так себе.

Вот дуралей. Да прекрасней Валюши… да она… почему она не приехала раньше? Что я скажу ей относительно всех предыдущих подружек? Это же катастрофа.

Нет, нет и нет… Ни за что на свете не стану ей рассказывать про свои похождения. Лучше уеду отсюда, куда глаза глядят. Или спрыгну со скалы, вены вскрою… Только бы Валюша ничего не узнала.

Значит, обман? Разве это лучше? Нет, отношения, если они настоящие, нужно начинать с чистого листа. Значит, рассказать необходимо всё-всё без утайки. Если разобраться, это было в другой, предыдущей жизни. Теперь начинается иная. Она и я, я и она. Только и всего. Ведь это так просто.

Они стояли и молчали, разговаривали лишь их сердца. Каждый наделял другого всё лучшими и лучшими качествами, находя достоинства, пряча недостатки в самый дальний угол сознания.

Зачем выставлять напоказ то, что может вовсе никогда не пригодиться? На то и любовь, чтобы сделать нас лучше.

Рейтинг@Mail.ru