О теще, и не только

Валерий Александрович Ларченко
О теще, и не только

ВСТУПЛЕНИЕ

Уважаемый читатель. Я рад, что Вы заинтересовались моим творчеством, уверен, что мы с вами не будем скучать. Я постараюсь, что – бы подобного не случилось. Как? Нет, вы спросите меня: – Как? Вы спросите! И я вам отвечу: Примерно так я скажу.

– Дорогие зрители! Перед тем, как мы начнем наш, типа, концерт, я имею к вам небольшое предложение. Конечно же, оно шуточное, но кто знает, кто знает… Не зря, ведь, говорится: "В любой шутке всегда есть доля истины”. Ну, так вот, давайте же мы с вами представим на какое-то время, что вы не просто открыли эту книгу, чтобы весело, от души, посмеяться, хотя, несомненно, это так и есть. Но, так же, представим, будто бы вы пришли на некий виртуальный концерт. И еще давайте мы в духе времени, нашей рыночной эпохи вообразим, что мы с вами совершаем здесь небольшой коммерческий бартер, наш маленький гешефт Для тех из вас, кто не знает, что такое бартер, я поясню: допустим, что у меня в левом кармане лежит шило. А у одного из вас в правом припрятан кусочек мыла; совершенно верно, вон у той гражданки, из партера. – Обменяв шило на мыло, мы и совершим наш бартер. – Для тех из вас, кто опять же понял мой, специфический, юмор, я поясню еще: Как вы, наверное, знаете, 1 минута смеха заменяет собой 100 г. сметаны. Сметаны! А то вижу, некоторые услышали про 100 г. и сразу ушки навострили. Ну так вот, значит, я на нашем концерте постараюсь, что бы вы не испытывали недостатка в этом полезном, кисломолочном продукте. Между прочим, те из вас, кто пришел сюда с бидончиками, они правильно сделали. Очень предусмотрительные люди, знаете ли. Ну, в общем, так, сметаной я вас обеспечу, об этом мы договорись. Что, там, еще мы забыли, что упустили? Ага! Но, знаете, и вы со своей стороны тоже можете подарить мне кое-что. Нет, конечно же, самый лучший и самый желанный подарок для меня, это ваше хорошее настроение, это ваши улыбки радость и смех. Сразу должен вас предупредить – в нашем с вами бартере обсчет и недовес исключаются сразу. Договорились? Ну, не стану и дальше томить вас ожиданием собственно того события, ради которого вы сюда и заглянули. Уверяю вас, оно неизбежно, как приход весны. И…я объявляю начало нашего концерта. Так что, как говорится: "Поехали!

Космическая опупея

"Земля в иллюминаторе, Земля в иллюминаторе, Земля в иллюминаторе видна…"

Вчера мы с мужиками Кольку на поезд провожали. Ну, Кольку, друга нашего, кореша моего… "Провожали, руку жали”… В поезд посадили… Наверное… Честно говоря, не помню… Добавили там еще…

По утрени проснулся с бодуна дичайшего. С постели хотел слезть и… поплыл. В прямом смысле! А не в прямом я "поплыл" еще раньше, во сне. Куда ж без этого! Так сказать, издержки "культурного пития".

А тут, натурально, по воздуху и башкой в окно, как въеб…, как въеду! Маленькое такое окошко, круглое.

Хотел открыть, потому как душновато что-то с этого дела. Да и после того тоже не продохнуть.

Толкнул пару раз, пристала, зараза, намертво, не оторвать. Краска присохла, наверное.

– Дай,– думаю, – с той стороны попробую, подергаю…

Там еще коридор такой и дверь тоже, как и окно это – круглая.

Вышел, темень на улице, холодрыга. – Ну, его, – думаю,– на фиг! Так и замерзнуть можно в майке и трусах… мокрых.

Хата эта, странная какая – то, вообще. Все в ней не как у людей. Нигде ни капли бухла, прикиньте! Вы у нас когда-нибудь такое видели, нет? То-то же!

В обед стучали в дверь. Так барабанили, чуть эту дверь не вынесли. – Чай не лето на дворе-е! Я спросил, – бутылка есть?

– Нет, – кричат, – у нас никакой бутылки, открывай!

Послал их – за пол-литрой. Потому, как нормальные люди в гости без бухалова не ходют…

Нашел море жрачки, все в тюбиках. Выдавил пару, развел брагу…

Установка еще там была. Написано: "Аппарат регенерации воздуха". Переделал аппарат в самогонный…

Жизнь понемногу налаживается…

Недавно прилетали инопланетяне. Выжрали трехлитровик и улетели. Даже на опохмел не оставили. Одно слово – нелюди!

– Да что я нанялся, всю Галактику самогоном поить?!!! …

Сегодня у меня гости, со своим.

Сначала, правда, все возбухали, наезжали, типа:

– Да ты, кто такой? Да ты, как сюда попал?

Плеснул им по кружке моего первача, фирменного, – подобрели…

От гостей много пустой посуды осталось. Санька – “Космонавт" вызвался слетать сдать. Принес три “бомбы“. Мы их прямо в камере, (в смысле в шлюзовой), как жахнули! Аж всех пацанов по разным углам корабля разбросало.

Там по «ящику» (монитор называется), какой-то при галстуке все кричал, ругался, типа: – Программа, программа… Санек его ногой вырубил вместе с монитором…

Вчера Санька – "Космонавт" так "нахрюкался", его так шатало, что он сбил нас с какой-то орбиты. Теперь летим по прямой…

Прошли мимо Марса… Санек сумел "загнать" местным наш спускаемый аппарат.

– Ну и хрен с ним, с аппаратом этим! Все равно мы никуда отсюда спускаться не собираемся, а один "аппарат" у нас уже есть. Нам с ним и здесь хорошо! “ …

Пересекли орбиту Плутона. Санек говорит, – Уходим в межзвездное пространство.

Датчики показали: – Уровень кислорода на нуле!

– Да ладно, не приоритет! Кому он нужен, кислород этот?

– Пока на борту бухалово есть, жить будем! …

…"И снится нам не рокот космодрома. Не эта ледяная синева. А снится нам трава, трава у дома, зеленая-зеленая трава"…

Мой друг Сашка

Сашке хорошо, он вольный, неокольцованный. А у меня – пожизненное заключение. Вечный бой. Каждый вечер домой, словно в тыл врага приползаю. Порог – линия фронта. Дальше – неприятельская территория. Жена. Теща. Попадешься – плен, пытки, мордование…

Сашке хорошо, дружбан на моем плече висит, словно он тяжело раненный. Я сам в таком же состоянии. Идем по улице, шатаемся, как те два колоска на колхозном поле. А для колосков, таких как мы, что главное? Главное, это не попасть в тот «хмелеуборочный комбайн», который летает по улицам родного города. А не-то подымут, вытрясут, да еще и «смолотят».

Сашка домой ко мне не ползает, моя теща его не любит. Едва только увидит, сразу бросается в дверь с гранатой-толкучкой в руке. А рукопашную моей тещи, что б вы знали, не выдержала бы даже «железная» Наполеоновская гвардия.

Бывает, только голову над родным порогом приподымаешь, а над ней тарелка, – Вжик!

Сашке хорошо, он свою кухонную посуду давно попродавал. Гуманоиды после обижались. Санек говорит, – все прилетали, по столу скачут зеленые такие, нахальные.

Сашка давай швырять в них пустыми бутылками. Последнюю "бомбу" для себя оставил. Что бы, значит, живым, гады, не взяли. Но набросились, демоны, скрутили, затащили на свою тарелку…

Саньку потом лечили, что бы не пил. Ну и дураки же они, эти доктора! Неужели не знают? Если человек пить не будет, то он, ведь и жить не будет – жажды умрет…

У Сашки только и осталось – немного лохмотьев, что на нем, да те проспиртованные мощи, которые в этот утиль завернуты. Поверите? На основную жизненную потребность человека и – то с трудом наскребает. А без пол-литра, вы же знаете, ну какая это жизнь? Так только, как раньше говорили: "Ее трезвый образ".

Вот и надумал Сашка, что бы я его продал.

– А что, – говорит, – на бутыль "бормотухи" можно заработать. Вполне нормально.

Ведь много ли человеку для счастья надо?

Ну, ладно! Привел я друга на базар, стал рекламировать товар:

– А вот совсем новый, никем еще на себе не ношеный мужчина! Такая, – вам скажу, – машина! Днем работает, ночью – секс!

Я и не знал, какое это слово волшебное – секс. Бабы, как услышали, как со всего базара кинулись к нам. Давят одна одну. Сразу же очередь образовалась.

– Что дают? – спрашивают те, которые дальше.

Говорят, – секс выбросили, – отвечают те, что ближе.

– 0-о! – Те, дальние, они тоже хорошо знают, что такое секс. За столько лет в школе, чему-то, ведь, научились.

Первой приплелась какая-то подслеповатая бабуська. О-го-го, старая, а про секс услышала, первая прибежала.

– Отрежьте мне энтого шекшу кушочек, – шамкает, – У меня пеншия маленькая, так вы мне чуч-чуч, шамый кончик.

Тут я как зареву на нее, – Ты что это, старая! Я ж тебе не колбасу продаю! Если я тебе от него что-нибудь отрежу, то кто ж его тогда возьмет попорченного, разукомплектованного?

Какая-то молодица, которая за бабкой стояла, высунулась и спрашивает:

– А много ли горючего берет эта ваша секс-машина?

– По стандарту, – отвечаю, – как любой нормальный мужик. Сколько нальют, столько и возьмет.

Между нами, Сашке как еще в младенчестве, по ошибке, вместо молока бутыль браги подсунули, так он с тех пор с бутылкой, почитай, и не расстается.

– А это наш агрегат, отечественный, или импортный? – Допытывается молодица.

– Ну, разумеется, отечественный! – Отвечаю.– Разве ж в этих ихних заграницах они там смогут выпустить такое "чудо"? Чудо техники. А у нас выпустили. Вчера только из ворот вышел. Видите, еще в масле. Ну и что, растительное? Лучшая смазка, к вашему сведению, натуральная. Что шпроты в волосах? Так ведь он еще и "рыбу ловит". Как хорошо "заправится", так и "ловит". И работает на всех видах топлива, использует все, что горит. Их импортный агрегат давно бы уже загнулся, сгорел бы, а наш нормально, работает.

В общем, та молодица решила поддержать отечественного производителя. Сторговались за "пузырь".

Та, дура, подхватила Сашка под руку, поволокла за собой, довольная такая.

Сунул я деньги другу в карман, и мой Сашек поше-е-л! …

А недели через две та молодица нашла меня, скандалить начала:

– Что ж это, – ругается, – вы мне товар такой некачественный подсунули? Он одно только и делает, что горючее жрет. За день ведро в себя влить может.

– Так это ж, – говорю, – двигатель у него такой мощный.

 

– Мотор у него может быть и мощный, да только он почему-то работает лишь на холостых оборотах. Бутылку горючки высосет, упадет и лежит до новой заправки.… И гидравлика у него испорчена – домкрат не подымает… Краник, тоже, для слива отработки, там сальники-прокладки текут, хоть памперсы на него одевай… – Я его уже и по гарантийным мастерским носила, – жалуется молодица, – а там на него посмотрели, понюхали и говорят: – Вам, уважаемая гражданочка, не к нам, вам в пункт приема стеклопосуды надо.

Я туда, а приемщица только глянула, то сразу с порога: – Сегодня из-под водки не принимаем! Да и вообще, – щелкает по горлу, – он у вас весь какой-то побитый, немытый тоже.

– Ой-ой! – Плачу. – Да разве ж его уследишь, когда и куда он упадет за день, сколько раз огреешь по его процессору скалкой для перезагрузки, чтобы не глючил… Да и мыть его бесполезно, когда столько грязных луж на улице.

– Так подремонтируйте, – требует от меня молодица, – или поменяйте на другой экземпляр – исправный.

– Дорогуша моя, – оскорбляюсь я, – это же заводской брак. Вам к тем надо, кто его таким спроектировал, сделал и в свет вытолкнул.

Плюнула женщина, бросила Сашка об пол, пошла прочь. Даже деньги свои не стала обратно требовать.

Проводил я женщину до дверей. Взглядом. Укрыл друга тряпицей:

– Пусть поспит немного! Завтра трудный день. Снова Саню на базар поведу. Продам, конечно! У нас ведь ходовой товар, о-го-го, он всегда в цене. Да и в хозяйстве, опять же, не лишний.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru