Сказария. Спасение Калиновки

В. Кытманов
Сказария. Спасение Калиновки

Посвящается внучатам Евангелине и Артемию с пожеланием добрых и сказочно красивых событий в их большой и счастливой жизни.


Глава первая,
в которой ты впервые познакомишься с маленькой девочкой Евой, узнаешь про сказочное утро в день ее рождения, а также о пушистой игрушке по имени Нотик, и золотом паучке в старинном дедушкином шкафу

Ева проснулась от того, что ее личико кто- то настойчиво щекотал. Это был солнечный лучик. Он прыгал по ее щечкам, кудряшкам, носику и как будто шептал: «Ну, вставай уже засоня, хватит валяться». Иногда лучик куда-то ненадолго исчезал. Но потом снова вдруг появлялся. Проскальзывал сквозь веточки и листочки вишневого дерева, растущего перед старым дедушкиным домом в деревне Калиновке, и настойчиво продолжал свою веселую игру. Еве было приятно от его прикосновений. Ведь лучик был таким теплым и ласковым. Он стремился также заглянуть под ее реснички. Но девочка сжимала их так сильно, что этого ему никак не удавалось сделать.

Ева улыбалась не только лучику. Были на то и другие причины. Ведь сегодня ей исполнялось девять лет, и поэтому она ожидала много радостных и неожиданных сюрпризов. Этот день рождения должен быть обязательно сказочным! Так ей вчера перед сном сказала любимая бабушка Зина. А дедушка Матвей, гладя вечером внучку по голове, шепнул ей на ушко, что девять лет – это самый-самый волшебный и счастливый детский возраст. Он говорил, что некоторым, особенно очень добрым детям, удается в этот день даже попасть в сказку и встретиться там с настоящим волшебником. При этом удивительные события могут начинаться для таких детей прямо с утра. Ева вспомнила эти дедушкины слова и зажмурилась еще сильнее, приказывая самой себе: «Ну подожди хотя бы одну минутку, а то глазки раньше откроются, а сказка еще не начнется»!

Но солнечный лучик, перебегая со щечки на щечку, все – таки сумел пробраться к ней под реснички. А когда Ева открыла глаза, то тихо вскрикнула от удивления. Рядом с ней под одеялом на кровати лежала игрушка – пушистый Енот!… Да-да, тот самый пушистый зверек из магазина игрушек, которого она уже давно просила купить у мамы и даже придумала ему имя – Нотик. Магазин был в деревне недалеко от дедушкиного дома, и Ева часто заходила туда, чтобы поглядеть на пушистого зверька. Ей почему-то всякий раз казалось, что и Нотик тоже смотрит на нее и с нетерпеньем ждет, когда же его заберет эта маленькая добрая девочка. Продавец, глядя на Еву, только улыбался и говорил:

– Ну, что… Прямо так сильно нравится?… Мне кажется, что он тоже хочет к тебе. Попроси маму получше, и она его обязательно купит в подарок.

И вот сейчас это желание неожиданно исполнилось. Рядом с ней на кровати лежала долгожданная игрушка.

– Это мамочка купила! – догадалась и вслух произнесла Ева. Она все еще не могла поверить своим глазам, но Нотик правда был рядом. Он как будто улыбался и преданно смотрел ей прямо в глаза. Евочка от радости вцепилась в него обеими руками и уткнулась носом в пушистую шкурку:

– Нотик, это ты! Наконец – то! Мой хороший! Я не могу пока поверить, но… Ты рядом?! Ура! – шептала она, – Мы теперь с тобой будем все делать вместе – гулять, кушать, бегать, веселиться, знакомиться с моими друзьями… – я тебя никогда никому не дам в обиду!

Девочка прижималась к своей новой игрушке, гладила и говорила всякие ласковые слова. В эти минуты ей показалось, что и енот тоже как будто прижимается к ней и украдкой гладит ее по щечке своей ладошкой.

– Как в сказке! – сказала Ева и осторожно взяла Нотика за лапку. И опять ей показалось, будто зверек в ответ сжал ее пальчик в своей мягкой ладошке. Ева засмеялась, поцеловала своего друга в носик, спрыгнула с кровати и … замерла от неожиданности!

Она и не заметила, целуя и обнимая своего Нотика, что вся ее комната была украшена красивыми разноцветными шарами. Они были самой разнообразной формы, свисали с потолка, «разбегались» гирляндами по стенам и окнам, висели в воздухе и лежали на полу высокими горками. Их было так много, что между ними можно было даже прятаться.

– Сказка! – вслух произнесла Ева. – Неужели это все бабушка с дедушкой сделали? Точно! Ведь они говорили мне вчера, что утро будет обязательно волшебным!

Девочка восхищенно бродила между шарами. Она прижимала к себе Нотика и с удивлением разглядывала свою комнату. Пробираясь сквозь горки шаров, Ева заметила на полу узкую яркую дорожку из разноцветных конфетти. Эта дорожка вела к большому старинному дедушкиному шкафу, стоящему напротив кровати у дальней стены комнаты.

– Наверное, там спрятан подарок, – догадалась она, – иначе, зачем бы здесь были раскиданы конфетти?

Ева медленно шла по комнате, внимательно рассматривая то, что у ней шуршало под ногами.

Дедушкин шкаф был старый и состоял из множества полочек, ящиков и дверок – маленьких и больших, которые обязательно закрывались ключами. На его верхних полках почти у самого потолка размещались пожелтевшие от времени книги, и находились какие-то пока еще неизвестные Еве предметы. Бабушка раньше рассказывала, что там хранятся большие секреты. Ева знала, что шкаф достался дедушке от Седовласа – одинокого старца с длинной седой бородой и мохнатыми бровями, который жил в своем небольшом домике в лесу через речку от деревни Калиновки. Его небогатая хижина находилась посреди огромной поляны, усеянной красивыми цветами. Рядом была летняя кухня, где хозяин ел, угощал друзей и хранил припасы. Здесь всегда было много птиц, которые весело чирикали. Но когда к поляне подходил кто-нибудь чужой, то они начинали щебетать так сильно, что старец бросал все свои дела и, дружески улыбаясь, выходил встречать гостей. Он был особенно рад, когда к нему приходили дети. Евочка вместе с другими ребятишками из Калиновки бывали у него почти каждый день. Они играли, рисовали, учились у старца вязать корзинки и вырезать деревянные фигурки. Особенно всем нравилось слушать его удивительные сказки о добрых поступках волшебников в какой-то далекой неизвестной стране.

Добрые люди говорили о Седовласе хорошо, а злые боялись его и обходили стороной. Старец, несмотря на свой почтенный возраст, был очень бодр. Зимой он обтирался снегом и носил один длинный кафтан. А летом мог целыми днями бродить по лесу в поисках грибов, ягод и целебных трав.

Говорят, что по вечерам, когда дети уходили домой, к Седовласу из глубин леса пробирались больные животные, с которыми он разговаривал и лечил специально заготовленной травой. Дедушка рассказывал, что старец всегда жил в лесу один. Его родственники давно уже все умерли. А ему самому было около двухсот лет, а может даже и больше.

Так Седовлас и жил бы дальше в своей неприметной хижине. Но однажды он неожиданно для всех заболел и стал настолько немощный, что с трудом передвигался. Дедушка Матвей, узнав об этом, принялся ухаживать за ним вместе с внучкой. Они пытались лечить его, приносили пищу и убирались в хижине. Однако жизнь Седовласа продолжала угасать. И когда ему стало совсем тяжело, он, поблагодарив дедушку за заботу, подарил ему таинственный старинный шкаф – тот самый, который и стоял сегодня в комнате у Евы. Седовлас передал дедушке ключи от ящиков в шкафу и долго рассказывал ему что-то по секрету шепотом. Дед Матвей пообещал старцу выполнить все его просьбы и бережно относиться к подарку. Вскоре после этого разговора старец неожиданно исчез. Он как будто испарился. Его долго искали всей деревней, да так и не смогли найти.

Несмотря на то, что шкаф был старый, Ева его очень любила. Он как будто притягивал ее к себе. С ним было тепло и уютно в комнате. Но больше всего девочке нравился золотой паучок, сделанный неизвестным мастером, который сидел в центре своей золотой паутинки в верхнем углу шкафа и как будто охранял его. Дедушка шутя называл этого паучка по имени Скрип. В глубине шкафа виднелось его жилище. Оно было овальным по форме с двумя маленькими оконцами и дверью. Паутинка прикрывала домик так плотно, что до него невозможно было даже достать рукой.

Паучок был не большой, но и не маленький – размером с Евочкину ладошку. На его ножках виднелись золотые волоски, а глаза смотрели словно живые. Однако он не выглядел злым и кровожадным. Наоборот, его ротик всегда улыбался. Еве очень хотелось погладить паучка, хотя бы один разок в день перед сном, но она никак не могла дотянуться до него из-за своего маленького роста. Девочка даже пыталась поговорить с ним, когда была одна в комнате. Она рассказывала Скрипу с кем дружит и о чем мечтает, какие бабушкины сказки ей особенно интересны, почему бывает грустно или, наоборот, весело. Еве казалось, что паучок понимает ее, только сказать ничего не может!

Она шагала по красивой дорожке из конфетти и, поглядывая на Скрипа, думала, что сейчас обязательно расскажет ему о дне своего рождения и новом друге Нотике. Ей хотелось попросить у паучка прощения, что не сможет посадить его с собой за праздничный стол и угостить очень вкусным бабушкиным тортом. Он ведь никогда не расставался со своей паутиной. Девочка уже почти подошла к шкафу, как вдруг вся комната засверкала ярким светом, а в воздухе появились тысячи маленьких серебристых звездочек. Они не падали на пол, а, казалось, парили в воздухе, разлетаясь в разные стороны и наполняя комнату приятной музыкой. Еве вдруг стало так весело, что захотелось танцевать. Но она пока только восторженно рассматривала это чудо!

Звездочки медленно кружились вокруг Евы. Они нежно касались ее плеч, рук, волос, будто поздравляя с днем рождения и желая счастья. Девочка почему-то была почти уверенна, что звездочки и волшебная музыка подарены ей именно паучком. Она взглянула на него, поблагодарила и медленно поклонилась.

И вдруг Скрип шевельнулся. Он чуть-чуть присел и, немного сдвинувшись в сторону, наклонил в знак приветствия голову. Потом он быстро забегал туда-сюда, хлопнул себя по лбу передней лапкой и исчез в своем жилище. Скоро паучок вернулся обратно. К одной из его лапок был привязан пушистый комочек золотистого цвета. Скрип стал быстро спускать его вниз.

 

При этом он тихонько, как будто для себя, смешно приговаривал:

– Евочке тоже нужна моя паутинка! Надо попасть точно в ее ладошку. Так, так, так, … держу,… на ладошечку надо попасть. Ага, вот так, вот так… хоп!

Ева стояла с протянутой рукой, и комочек упал прямо в ее ладонь вместе с привязанной паутинкой.

Скрип был, кажется, очень рад, что ему удалось передать свой подарочек, потому что он опять быстро забегал туда-сюда по паутинке, похлопывая при этом себя передними лапками от удовольствия. Он еще немного побегал, потом остановился и неожиданно произнес:

– Евочка, позволь мне тебя поздравить и подарить в день твоего рождения этот небольшой клубочек моей волшебной паутинки. Он пригодится тебе в жизни и защитит, если это будет нужно. А сейчас ты должна размотать клубочек и обернуть золотую паутинку вокруг запястья. Паутинка липкая и будет хорошо держаться на твоей ручке. Так ты ее не потеряешь. Попробуй!

Ева быстро размотала клубочек из паутинки и намотала его на свое запястье. Получилось очень красиво. Паутинка выглядела как тоненький пушистый браслетик, который обернулся вокруг ручки. Скрипу, видимо, это тоже понравилось, потому что он опять забегал и захлопал себя лапками.

– Ну а теперь, Евочка, тебе нужно научиться им пользоваться. Для этого запомни секретное волшебное слово – ЕРРАЛИМО, – тихо сказал паучок.

– Когда ты его произнесешь, – продолжал он, – паутинка сразу выполнит твое желание и защитит тебя. – Ну, давай, давай попробуй скорее! – и паучок застыл в ожидании.

– Хорошо, – сказала Ева. Она приготовилась и громко сказала, – ЕРРАЛИМО!

Не успела она произнести это слово, как паутинка слетела с ее руки и в ту же секунду облепила комнатную дверь, да так плотно, что даже маленькой щелочки не осталось.

– Ах! – воскликнул паучок, будто удивившись – Великолепно! У нас это получилось с первого раза. Замечательно! Только ты должна знать, Евочка, что паутинка очень прочная. И эту дверь теперь никто не сможет открыть, если только ты не позволишь этого сделать.

При этих словах паучок, видимо довольный своей работой, гордо заходил по шкафу на задних лапках. Потом прилег спиной на свою паутинку и, покачиваясь, сказал:

– Ну-ка, давай чего-нибудь еще сделаем! Придумай сама. Но сначала произнеси волшебное слово наоборот – ОМИЛАРРЕ, чтобы паутинка отлипла и вернулась к тебе.

Ева так и сделала. А когда паутинка обернулась вокруг запястья, она немного постояла, подумала, потом погладила ее и вновь произнесла:

– ЕРРАЛИМО!

Паутинка на этот раз, слетев с руки, накрыла Еву прозрачным и прочным шатром.

– Вот это да! – вырвалось у Евы.

– Получается, – весело и гордо сказал паучок, – так и должно быть. Никто не сможет проникнуть через этот шатер, сдвинуть его с места или дотронуться до тебя. Это отличная защита. Ну, а теперь ты можешь потренироваться уже сама без меня, когда останешься одна. Волшебного тебе дня рождения, девочка. Но не рассказывай, пожалуйста, никому о моем подарке, кроме, может быть, дедушки. Пусть это будет нашей с тобой небольшой тайной! Ладно?!

– Да! Конечно! Спасибо тебе большое за такой чудесный подарок! – произнесла Ева и подняла голову вверх, чтобы взглянуть на паучка и сказать ему еще какие-нибудь ласковые слова. Но Скрип уже застыл в своей обычной позе. Больше она так и не смогла заговорить с ним этим утром.

– Это все как будто сон, – подумала девочка. И только пушистый браслетик из золотой паутинки на ее запястье не оставлял сомненья в том, что разговор с паучком был на самом деле.

Ева приветливо махнула Скрипу рукой, прижала Нотика к груди и весело побежала по дорожке из конфетти назад к своей кровати. Здесь ее ждал еще один сюрприз. Рядом со стульчиком на вешалке висела новенькая блестящая одежда, которую ей вчера перед сном обещала подарить бабушка на день рождения. Оказалось, что это был необыкновенно красивый небесного цвета комбинезон. Ева надела его и посмотрела на себя в зеркало. «Вроде великоват», – подумалось девочке. Она стала ходить по комнате, рассматривая новую одежду, и вдруг почувствовала, что комбинезон стал постепенно уменьшаться в размерах. Вскоре он принял форму ее тела, стал очень удобным, легким и приятным. Ева удивилась такому волшебству. Она еще немного покрутилась перед зеркалом и села на стульчик, чтобы расчесать свои длинные волосы.

Глава вторая,
в которой рассказывается про дедушкин дом в деревне Калиновке и тех, кто в нем живет. Ты также познакомишься с котом по прозвищу Пескарь и вороном Прохором

Дедушкин дом стоял на самом краю деревни Калиновки. Внешне он выглядел как большое одноэтажное строение, сложенное из очень крепких бревен. Толщина его стен в некоторых местах достигала полутора метров. Жители деревни иногда спрашивали дедушку, где же были срублены такие громадные деревья для строительства. Но Матвей и сам не знал этого. Он слышал от своих предков, что дом возник здесь очень давно, может быть, несколько сотен лет назад. На месте сегодняшней деревни в те давние времена простирался дремучий лес. Легенда гласила, что жилище было построено неизвестным волшебником всего за один день для маленькой бедной семьи, которая заблудилась в этих диких краях и уже готовилась к смерти от невыносимой стужи и голода. Волшебник пожалел их и построил дом. Обогрел бедняжек возле камина, накормил и оставил много пищи. А когда люди стали выздоравливать, он неожиданно куда-то исчез и уже никогда больше не появлялся в этих краях. Спасенные члены семьи были дальними родственниками деда Матвея. После исчезновения волшебника они так и осталась жить построенном им доме навсегда. Воспитывали детей, сеяли хлеб, обрабатывали землю и всегда помнили о неизвестном им добром человеке, который спас их когда-то от неизбежной гибели.

С тех пор прошло много времени, и теперь в доме жил дед Матвей со своей семьей. Он тоже тепло вспоминал о волшебнике. Но при этом дедушка почему-то загадочно улыбался и убежденно говорил внучке, что тот, кто построил это замечательное жилище, обязательно вновь появится здесь. Нужно лишь немного подождать.

Внутри дом был очень просторный с высоченными потолками, множеством комнат и подсобных помещений. Когда приезжали гости, они обязательно задерживались у радушных хозяев, проживая в многочисленных уютных спаленках по нескольку дней.

Комнаты дедушки Матвея с бабушкой Зиной и Евочки находилась рядом. Их двери выходили прямо в огромную гостиную.

Неподалеку от дома дедушка построил для внучки большую игровую площадку, где она проводила время с детьми. Там всегда было весело: гудели игрушечные паровозики, крутились карусели, качались и вертелись замысловатые приспособления для игр, которые дед Матвей выдумывал сам. Дети всей деревни собирались здесь каждый день и играли до позднего вечера, а потом возбужденные и счастливые расходились по домам.

Летом местные жители купались в речке, которая протекала рядом с деревней. За рекой начинался густой лес, где жили дикие животные, росли в изобилии ягоды и грибы.

Сад у дедушки был очень большой. Одной стороной он упирался в речку, другой – в близлежащий лесной массив. В нем росло много плодовых деревьев и кустарников. Плоды на них созревали такие сладкие, что к дому всегда слеталось много птиц, чтобы полакомиться. Внимание гостей привлекали и небольшие полянки в центре сада, которые поражали своей сказочной красотой и чистыми журчащими родниками.

Но были на границе сада, в отдаленной части у реки, и такие участки, которые дедушка просил без его ведома никому не посещать. Он говорил, что это может быть опасно. И часто сам сопровождал особо любопытных в такие места, показывая им высокие с блестящими листьями колючие кусты, прикосновение к которым вызывало острую нестерпимую боль. Они росли так густо, что через них невозможно было пробраться не только человеку, но и маленькому животному. Даже мышка или червячок не проползли бы через эту стену колючек.

Росли в саду и необычные цветы. Одни из них при прикосновении издавали звук колокольчика, другие – распускались и светились только ночью. Они поражали своей красотой и большими размерами. Но к ним запрещалось близко подходить, так как цветы, почувствовав незнакомца, начинали источать очень сильный приятный аромат, от которого можно было уснуть. Бабушка говорила, что все эти растения охраняют сад от злых и непрошенных гостей.

В самом дальнем углу сада, у леса, находился старый пруд. В давние времена в нем водилась рыба, и купались дети. Но с некоторых пор все изменилось. Этот участок теперь значился как самый неухоженный и дикий. На нем почему-то перестали расти деревья и трава. Исчезла живность. Все попытки домочадцев посадить здесь хоть что-нибудь, заканчивались, как правило, неудачей. Лишь сучья и мертвые останки сосен упирались в небо своими голыми остроконечными вершинами. Сюда редко кто забредал. Это место стало каким-то таинственным, страшным и безжизненным. Дедушка огородил его частоколом, чтобы дети не подходили слишком близко и ненароком не свалились бы в этот водоем, поскользнувшись.

У ближней к реке части сада находились большие деревянные ворота. Они отгораживали территорию от берега реки и открывались только в темное время суток. Тогда через них из леса в сад пробирались дикие больные животные. После исчезновения Седовласа дедушка стал единственным, кто оказывал им помощь. Он ласково разговаривал с ними и кормил какой-то особенной травкой и овощами с грядки. Ева очень любила эти вечера. Она приходила на берег реки с бабушкой, чтобы погладить животных и покормить их из своих рук. Там были и медведи, и кабаны, и олени, и птицы. Животные в знак благодарности облизывали всем руки и прикладывали к плечу Евочки голову, что было знаком величайшего доверия и любви.

Ева росла очень доброй и общительной девочкой. В свои неполных девять лет она умела не только читать и писать, но и прекрасно рисовать, вырезать фигурки ножом из дерева, очень хорошо плавать, нырять, подолгу задерживая дыхание. Девочка уверенно лазила по отвесным скалам, а зимой бесстрашно спускалась с высоких холмов на лыжах. Дедушка научил ее и тому, что другим людям было не под силу. Он передал ей знания, позволяющие безошибочно распознавать опасность, отличать плохих людей от добрых, определять колдунов и оборотней, а также защищаться от них с помощью волшебных приемов и заговоров. Матвей даже подарил внучке платок Седовласа, набросив который на себя, она становилась невидимой. Ева знала от своего бесстрашного деда, как находить дорогу домой в густом лесу, в том числе и ночью, разводить костер без спичек и подражать голосам животных.

От бабушки Зины Евочка научилась печь вкуснейшие пироги, варить кашу и супы, пришивать пуговицы и штопать одежду, ухаживать за растениями в саду. Бабушка души не чаяла в своей внучке и часто читала ей сказки перед сном. Особенно Еве нравились различные волшебные истории из старинных, пожелтевших от времени книг, которые находились на верхних полках дедушкиного шкафа. Это были добрые сказки о жизни прекрасных людей, проживающих в далекой стране под названием Сказария, окруженной высокими зелеными холмами, дивными лесами и красивыми озерами. Ее жители называли себя сказарами. Там росли необычные растения, обитали сказочные животные и птицы, о которых никто не знал на Земле. Жители этой сказочной страны были добрыми, смелыми и веселыми. Они жили дружно одной большой семьей и всегда приходили на помощь друг другу. Очень тепло бабушка отзывалась о правителе Сказарии – добрейшем и самым могущественном Волшебнике по имени Стоун.

В сказках рассказывалось и о злых силах, которые иногда нападали на страну. Ева слушала внимательно и с большим интересом. Но как только сказка заканчивалась, она, поцеловав бабушку, как по волшебству, мгновенно засыпала. Баба Зина возвращала книжку на полку старинного шкафа и, поглаживая ее переплет, тихонько шептала:

– Ну, вот и хорошо! Внучка уснула и стала добрее от твоих сказок! Спасибо тебе, Стоун!

Евочка очень любила бабушку и дедушку. Особенно ей нравилось проводить с ними время в просторной гостиной. Эта была самая большая комната и излюбленное место для всех обитателей дома. Посреди нее стоял огромный длинный стол, за которым часто вечерами собиралась вся семья, а иногда и многочисленные гости. Здесь ужинали, разговаривали, шутили и проводили праздники. В такие вечера дедушка зажигал большие свечи и рассказывал удивительные истории из жизни людей, которые раньше жили в этих местах. Свой рассказ при этом он часто сопровождал волшебными фокусами. Никто не мог их объяснить. Лишь бабушка Зина все понимала и загадочно улыбалась.

 

Иногда дедушка разжигал красивый, сделанный из красного камня камин, который был главным украшением гостиной. И тогда все вокруг преображалось, покрываясь таинственным мерцающим светом. Дрова потрескивали. В гостиной становилось тепло и уютно.

Особенно это нравилось большому и пушистому домашнему коту по прозвищу Пескарь. Он разваливался возле камина на коврике, грелся и мурлыкал от удовольствия. Время от времени кот поднимал свою голову, смотрел на людей и щурил глаза. Дедушка утверждал, что этому всеобщему мохнатому любимцу скоро исполнится пятьдесят лет. Несмотря на возраст, кот был бодр, игрив, обладал чутким слухом и имел длинные острые когти.

Пескарь всегда к чему-то прислушивался, двигая ушами из стороны в сторону. И если улавливал малейший шорох во дворе, то тихонько выходил за дверь и живо прогонял всех случайно оказавшихся в саду собак или кошек. Они его очень боялись и прятались в своих огородах, когда он неожиданно появлялся на улице. Так кот защищал дедушкин дом. Все считали его членом семьи. Ему всегда доставалась самая свежая сметана, чему Пескарь был несказанно рад. А еще он любил играть с детьми. Однако, несмотря на то, что у него были острые когти, он никогда не выпускал их наружу, чтобы не поцарапать маленьких гостей.

Но больше всего кот любил Еву. Как только она входила в гостиную, он тут же подбегал к ней, мурлыкал и терся об ноги или забирался на колени. Пескарь понимал и слушал свою хозяйку с полуслова.

Дом частенько посещал и еще один «старший член семьи», как его все здесь в шутку называли. Это был старый лесной ворон по имени Прохор. Он тоже любил праздники в доме дедушки и в такие моменты, как правило, появлялся неожиданно – залетал через специальную дверку под самым потолком гостиной и садился тут же на деревянную полочку, которую смастерил ему Матвей.

Бабушка рассказывала, что ворону очень много лет. Все свои годы он прожил с тем самым старцем, который подарил дедушке волшебный шкаф. А когда Седовлас вдруг исчез, Прохор стал прилетать к деду Матвею и жить у него в доме. Ворон любил дедушку и праздничными вечерами, влетев в оконце над дверью, садился ему на плечо и говорил: «Привет». Все смеялись, хвалили его и тоже здоровались с Прохором. Ворону так это нравилось, что он начинал без умолку произносить и другие слова, которые раньше слышал от людей. Но дедушка тогда останавливал его, гладил и говорил ему что-то на ушко. Прохор согласно кивал головой и улетал к камину, где присаживался рядом с котом. Пескарь не возражал. Он дружил с вороном и позволял ему даже брать в клюв свой хвост или почесывать за ушком. Иногда они так смешно играли друг с другом, что Ева, наблюдая за ними, не могла газ отвести от их проделок. А потом она рассказывала об этом бабушке, чтобы вместе с ней посмеяться над игрой своих любимцев.

Евочка была окружена заботой и вниманием в дедушкином доме. Но она всегда скучала по своим родителям, которые редко бывали дома. Мама и папа были известными учеными. Они изучали жизнь древних людей и часто уезжали из дома, чтобы проводить раскопки. Однако, несмотря на свою занятость, родители Евочки каждый месяц хоть на несколько дней обязательно приезжали в Калиновку, чтобы встретиться с родными. Привозили всегда много подарков, и тогда в доме был настоящий праздник. Вот и сегодня все их ждали. Они обещали обязательно прибыть к утру – в день рождения дочки. Еве вдруг так захотелось их увидеть, что она, прижав к груди Енота, быстро открыла дверь своей комнаты и выбежала в гостиную.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru