Антоний и Клеопатра (перевод в стихах Шекспира). Перевод Константина Петрова

Уильям Шекспир
Антоний и Клеопатра (перевод в стихах Шекспира). Перевод Константина Петрова

Переводчик Константин Петров

© Уильям Шекспир, 2020

© Константин Петров, перевод, 2020

ISBN 978-5-0051-0864-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

АНТОНИЙ и КЛЕОПАТРА
УИЛЬЯМ ШЕКСПИР

 
(вот перевод, почти что стих;
была то правда, а теперь, как миф,
стараясь написать тут близко к англицкому тексту,
характеры показаны известны.
Ну, что чтец, ты к прочтению готов?
А кто же перевёл? – Да, Константин Петров)
 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

МАРК АНТОНИЙ – (82—30г.г. до н.э.) Римский полководец, представитель богатой семьи, сподвижник Гая Юлия Цезаря, один из состава Второго ТРИУМВИРАТа (после смерти в 44 г. до н. э. Юлия Цезаря).

ОКТАВИЙ ЦЕЗАРЬ (ОКТАВИАН АВГУСТ) – Внучатый племянник Гая Юлия Цезаря, один из состава Второго ТРИУМВИРАТа

МАРК ЭМИЛИЙ ЛЕПИД – один из состава Второго ТРИУМВИРАТа, отстранённый от власти ОКТАВИЕМ ЦЕЗАРЕМ

ДОМИЦИЙ ЭНОБАРБ – Сподвижник АНТОНИЯ

ВЕНТИДИЙ – Сподвижник АНТОНИЯ

ЭРОС – Сподвижник АНТОНИЯ

СКАРУС – Сподвижник АНТОНИЯ

ДЕКРЕТ – Сподвижник АНТОНИЯ

ДЕМЕТРИЙ – Сподвижник АНТОНИЯ

ФИЛОН – Сподвижник АНТОНИЯ

КАНИДИЙ – Полководец АНТОНИЯ

СИЛИЙ – Военачальник в войске ВЕНТИДИЯ

ЕВФРОНИЙ – Посол АНТОНИЯ к ЦЕЗАРЮ

ОКТАВИЯ – Жена АНТОНИЯ, младшая, родная сестра ЦЕЗАРЯ (у римлян не было личных женских имен, и женщины носили имя рода, к которому принадлежали, поэтому все женщины рода Октавиев назывались Октавиями)

МЕЦЕНАТ – Сподвижник ЦЕЗАРЯ

АГРИППА – Сподвижник ЦЕЗАРЯ

ДОЛАБЕЛЛА – Сподвижник ЦЕЗАРЯ

ПРОКУЛЕЙ – Сподвижник ЦЕЗАРЯ

ТИРЕЙ – Сподвижник ЦЕЗАРЯ

ГАЛЛ – Сподвижник ЦЕЗАРЯ

ТАВРУС – Полководец ЦЕЗАРЯ

СЕКСТ ПОМПЕЙ – Сын ГАЯ ПОМПЕЯ ВЕЛИКОГО, одного из состава Первого ТРИУМВИРАТА, воевал против ОКТАВИЯ ЦЕЗАРЯ, разбит МАРК АНТОНИЕМ, умер в заточении у ОКТАВИЯ ЦЕЗАРЯ

МЕНАС – Сподвижник ПОМПЕЯ

МЕНЕКРАТ – Сподвижник ПОМПЕЯ

ВАРРИЙ – Сподвижник ПОМПЕЯ

КЛЕОПАТРА – (69—30 до н.э.) Царица ЕГИПТА, дочь ПТОЛЕМЕЯ АВЛЕТА, правила по завещанию отца совместно с братом, свергнута, в 47 г. – восстановлена на престоле Юлием Цезарем, в 41г. – с Марком Антонием

ИРАДА – Прислужница КЛЕОПАТРЫ

ХАРМИАНА – Прислужница КЛЕОПАТРЫ

АЛЕКСАС – Сподвижник КЛЕОПАТРЫ

МАРДИАН – Сподвижник КЛЕОПАТРЫ

СЕЛЕВК – Сподвижник КЛЕОПАТРЫ

ДИОМЕД – Сподвижник КЛЕОПАТРЫ

ПРОРИЦАТЕЛЬ

ПРОСТОЛЮДИН

Военачальники, солдаты, стража, гонцы, придворные, слуги

Место действия – разные части РИМСКОЙ ИМПЕРИИ

Акт-I

Cцена 1

Александрия. У Клеопатры во дворце

 
Двор. Скрыт со всех сторон.
Входят Деметрий и Филон.
 

ФИЛОН

Наш полководец не прислушался к уму:

Тот гордый взор, что увлекает войско,

Блистал, как Марс, закованный в броню,

Теперь с восторгом молится, как солнцу,

Смазливому цыганскому лицу

Он сердца мощного удары вверил

От коих рвались и доспехи по ремню,

И отлетали бляхи панцирей в сраженьях.

Теперь, как опахало в перьях,

Развратницы он остужает пыл любви,

Они идут… Гляди.

 
Трубы. Входят Антоний и Клеопатра со свитой.
Евнухи обмахивают опахалами.
 

Взгляни,

Вот он один из тех, из трёх столпов вселенной!

Который поступил в шуты

Публичной девке и довольно скверной,

Вот полюбуйся на него, смотри.

КЛЕОПАТРА

Твоя любовь – если река,

Скажи: насколько велика?

МАРК АНТОНИЙ

Мелка, коль ты увидишь берега.

КЛЕОПАТРА

А у любви предел имеют грёзы?

МАРК АНТОНИЙ

На грани видимой земли, там, где мерцают звёзды.

 
Входит один из слуг Антония.
 

Слуга

Мой лорд, гонцы из Рима.

МАРК АНТОНИЙ

Ах, скукота невыносима.

Короче – в чём их появленья причина?

КЛЕОПАТРА

Гонцов не принимать, Антоний, недопустимо.

Не уж то Фульвии* задел ты чем-то гордость?

А может, Цезаря устами желторотость

Повелевает грозно: «Сделай то-то,

Того царя смести,

Того – поставь на место,

Исполни по чести,

Иль мы накажем тебя, как известно».

МАРК АНТОНИЙ

Любимая, воображенья твои куда ведут?

КЛЕОПАТРА

А может, – нет, наверно, то запреты шлют

Тебе здесь находиться, и отрешён уже от власти

Ты Цезарем. Узнай, в какой же части

Велит жена Антонию,.. нет, Цезарь, что велит…

Вернее оба. Гонцов послушать может быть?

Ты покраснел! Клянусь своим венцом

То знак почтенья к Цезарю? Или назвать стыдом

В который визгом Фульвия* тебя вгоняет

Своим стервозным нагоняем?

Позвать сюда гонцов.

МАРК АНТОНИЙ

Пусть Тибр лучше выйдет из берегов,

И будет Рим размыт волнами.

Мой дом сейчас за этими стенами.

Все царства мира сгинут в прах,

Земля, покрытая навозом,

Даёт с трудом скоту и людям столько благ,

Что на земле и без любви нам счастье невозможно.

 
(обнимает Клеопатру)
 

И доказать хочу я миру

Что никого так не любил я.

До дрожи, и с огромной силой.

КЛЕОПАТРА

Блистательно и очень лживо!

Не тот ли, чьи о большой любви слова

На Фульвии* женился, не любя?

Уже не так и я глупа

И знаю: где Антоний, где Антония слова.

* Фу́львия (материал из Википедии – свободной энциклопедии) (лат. Fulvia; родилась в 83/82 году до н. э., Тускул или Рим, Римская республика – умерла в 40 году до н. э., Сикион, Ахайя) – римская матрона из плебейского рода Фульвиев. Была замужем последовательно за тремя видными политиками – Публием Клодием Пульхром (погиб в 52 году до н. э.), Гаем Скрибонием Курионом (погиб в сентябре 49 года до н. э.) и Марком Антонием. Начала играть важную роль в политической жизни Римской республики в 43 году до н. э., когда её третий муж стал одним из триумвиров. Была одним из злейших врагов Марка Туллия Цицерона и во время проскрипций издевалась над отрубленной головой оратора.

В отсутствие Антония Фульвия, по некоторым данным, была фактической правительницей Италии. В 41 году до н. э. она вместе со своим деверем Луцием Антонием начала войну против ещё одного триумвира, Гая Юлия Цезаря Октавиана, чтобы сохранить влияние Марка Антония на Западе (так называемая Перузинская война).

МАРК АНТОНИЙ

Мо-я, власти-тель-ница-а! О, Клео-па-ат-ра!

И умоляю из любви к любимой

Что тратить силы нам необходимо

На сладкие часы, а не на споры,

Что отношения превращают в горе.

Пусть каждый миг несёт им наслаждение.

А вечер посвятим каким увеселеньям?

КЛЕОПАТРА

Послушаем гонца.

МАРК АНТОНИЙ

Её упрямству нет конца.

Но спорит, иль смеётся, или плачет,

Ей всё к лицу. А это значит

Любым её порывам

Я удивляюсь, восхищаясь справедливо.

Что мне гонцы? Когда я твой, и только твой любимый.

Побродим вечером с тобой

По улицам, и растворимся вместе мы с толпой.

Пойдём, моя царица. Ведь вчера

Мечтала ты о том, и этого ждала.

До встречи. Мы уходим.

(Слуге) И больше никаких церемоний.

 
Антоний и Клеопатра со свитой уходят
 

ДЕМЕТРИЙ

Пренебрегает Цезарем Антоний.

ФИЛОН

Порой, Антоний сам не свой в любви

Тогда теряет он величие души,

Которое Антонию так присуще.

ДЕМЕТРИЙ

Как жаль, что подтверждает пуще,

Те слухи, что доносят в Рим.

Прощай, надеюсь завтра будет он другим.

 
Уходят
 

Cцена 2

Александрия. Там же. Покои во дворце

 
Входят Хармиана, Ирада, Алексас и прорицатель.
 

ХАРМИАНА

Алексас – свет души, Алексас – ты сладчайший!

Алексас – самый лучший, почти наилудчайший.

Где ж тот провидец, что ты царице обещал,

И в лучшем виде расписал?

Не терпится узнать кто будет мой супруг?

И чьи рога венком совьются в круг?

АЛЕКСАС

Эй, прорицатель!

Прорицатель

Я к твоим услугам.

ХАРМИАНА

Так это ты! О будущем доносишь людям?

Прорицатель

Порой в великой книге тайн природы.

Мне удаётся кое-что прочесть.

АЛЕКСАС

Пускай узнает всё он по твоей ладони

 
Входят Энобарб и слуги
 

ЭНОБАРБ (слугам)

Живей несите ужин! И всё вино – что есть!

Мы будем пить за здравье Клеопатры!

ХАРМИАНА

Дай, добрый человек судьбы мне знатной

Прорицатель

Судьбу я не даю, предсказываю лишь.

ХАРМИАНА

Ну, предскажи.

Прорицатель

 

Ты красоту безмерно укрепишь

ХАРМИАНА

Размером в ширь, иль толщину?

ИРАДА

Ну нет, от возраста ты станешь мазать краской больше по лицу.

ХАРМИАНА

Вот только б не украсится морщинами.

АЛЕКСАС

Почтительней с солидными мужчинами.

ХАРМИАНА

Тсс!

Прорицатель

Влюблённой чаще будешь, чем любимою.

ХАРМИАНА

Ещё чего! Пусть печень станет сильною,

Чтоб распалить её вином, а не любовью.

АЛЕКСАС

Вам лучше бы послушать, не болтая вольно.

ХАРМИАНА

Ну, предскажи мне что-нибудь чудесное.

Пусть я однажды стану вдруг невестою.

И выйду за муж аж за трёх царей.

И, тут же, овдовею в одночасье скорее.

И в пятьдесят лишь у меня появится младенец.

И в страхе Ирод затрясётся Иудеец.

Пообещай мне мужа Цезаря Октавия

И будет ровня мне моя же государыня.

Прорицатель

Ты дольше будешь жить своей же госпожи.

ХАРМИАНА

Как чудно! Долго жить – послаще ягод винною лозы

Прорицатель

И счастье больше у тебя там, позади,

Чем ты испытаешь впереди

ХАРМИАНА

Похоже знатного потомства и не жди.

Поведай, сколько дочек-сыновей мне предстоит родить?

Прорицатель

Будь каждое желание чрева у тебя плодом,

То и детей на свет родила б миллион

ХАРМИАНА

Пошёл бы вон! Дурашливый болтун.

Прощаю потому, что ты колдун.

АЛЕКСАС

А ты что думала беспечно, Хармиана,

Что под постелью скроешь тайны и обманы?

ХАРМИАНА

Нет уж, постой! Теперь гадание для Ирады

АЛЕКСАС

А, знать, что ждёт других, всегда мы рады.

ЭНОБАРБ

Что ждёт сегодня, уж во всяком случае,

Я знаю – многие напьются до бесчувствия.

ИРАДА

По линиям, кому принадлежит эта рука,

Можно сказать, что целомудренна она.

ХАРМИАНА

Как и по высоким водам Нила

Предскажут, что земля не уродила.

ИРАДА

Да помолчи, ты ненасытная развратница,

Ты никогда не была предсказательница.

ХАРМИАНА

Уж если и без прибыли бывает влажная рука,

Так, это что, и ухо языком мне почесать нельзя?

Послушай, хоть какого нагадай ей простака.

Прорицатель

Вас ожидает общая судьба.

ИРАДА

Да, но, а судьба нас ждёт какая, мы мечтаем?

Подробнее рассказа мы желаем.

Прорицатель

Я всё сказал.

ИРАДА

А счастья мне на волос более не дал?

ХАРМИАНА

Ну даже будешь счастлива на волос,

То, где бы вырос ты хотела этот колосс?

ИРАДА

Но не у мужа моего уж на носу

ХАРМИАНА

От мыслей непристойных небеса, да нас спасут.

А на Алексаса у будущего есть виды?

Ответь нам, именем клянём тебя благой Изиды!

И будет ли в дальнейшем он женат?

И чтоб на колченогой. Сделай так.

И чтоб она быстрее умерла.

А он нашёл сокровище страшней тогда.

А дальше ещё хлеще, пока в конец

Отъявленная дрянь не втащит под венец.

Пляша и хохоча, его сведёт в могилу,

И чтоб рогами во стократ наградила.

О, добрая Изида, ты услышь мольбу мою за веру!

Ты откажи в другом, а в этом стань мне милосердной.

ИРАДА

Аминь. Благословенная богиня.

Достойному мужчине, ведь обидно,

Когда у него распутная жена.

Ещё обиднее тогда,

Когда прохвостам тем не ставлены ещё рога.

И потому, разумная Изида,

Воздать им по заслугам, так необходимо.

Хотя бы чтобы соблюсти

Вид благопристойности.

ХАРМИАНА

Аминь.

АЛЕКСАС

Прикинь!

Вот если бы зависело от них,

То эти твари колдовали сами.

И радость непотребную у них бы вызвал миг,

Когда украсили б меня рогами.

ЭНОБАРБ

Тсс! Тише вы! – Антония шаги.

ХАРМИАНА

Нет, то царица видно издали!

 
Входит Клеопатра
 

Фредерик Артур Бриджмен. Клеопатра на террасе в Филэ. 1896.

КЛЕОПАТРА

Вы видели куда ушёл Антоний?

ЭНОБАРБ

Нет, государыня.

КЛЕОПАТРА

Его и здесь нет, что ли?

ХАРМИАНА

Нет, госпожа.

КЛЕОПАТРА

Но для веселья он надел наряд.

И вдруг о Риме вспомнил. Эй, Энобарб!

ЭНОБАРБ

Да, госпожа.

КЛЕОПАТРА

Его сыщи

Немедленно сюда веди

А где Алексас?

АЛЕКСАС

Я здесь и весь для вас!

Вот и идёт Антоний.

КЛЕОПАТРА

И не взгляну. Отсюда все уходим.

 
Входит Антоний, гонец и свита
Клеопатра, Энобарб, Алексас, Ирада, Хармиана, прорицатель и слуги уходят
 

Гонец

Тогда жена войну устроила…

МАРК АНТОНИЙ

На моего родного брата…

Гонец

Но помирились они вскоре

И двинулись на Цезаря обратно.

И в первом же бою разбил их Цезарь.

И оба убежали из Италии

МАРК АНТОНИЙ

А худших новостей за вечер

Пока рассказывать ещё не стали вы?

Гонец

Дурные вести гонцу порой,

Как нам известно, грозят бедой.

МАРК АНТОНИЙ

Когда расскажут их глупцу и трусу.

Ты всё скажи, а правды не боюсь я.

Ведь, что свершилось – стало ведь, как твердь.

Но губят лестью, – хоть и в правде скрыта смерть.

Гонец

Есть горькое известие. Квинт Лабиен**

С парфянским войском перешёл Евфрат.

И вторгся в Азиатский континент.

Его знамёна уж над Сирией парят.

Над Лидией, и реют над Ионией.

В то время, как достойнейший…

** Квинт Лабие́н (лат. Quintus Labienus; ум. 39 до н. э.) – древнеримский полководец, сын Тита Лабиена.

После убийства Цезаря в 44 до н. э. Квинт Лабиен примкнул к партии Брута и Кассия и был отправлен ими в Парфию просить помощи у царя Орода II. В Парфии он находился длительное время, однако ещё до того, как он получил определённый ответ от Орода, пришла новость о битве при Филиппах, в которой погибли Брут и Кассий. Видя, что триумвиры не щадят своих противников, Лабиен решил продолжить свои действия в Парфии.

Однако успехи Лабиена всё же привлекли внимание Антония. В 39 до н. э. он отправил в Малую Азию армию под командованием самого способного своего легата Публия Вентидия Басса.

МАРК АНТОНИЙ

Что замолчал, скажи:

В то время, как Антоний…

Гонец

Помилуйте меня, властитель!

МАРК АНТОНИЙ

Чего уж тут стесняться? Молвы вы не смягчите.

Как в Риме называют Клеопатру,

Так ты её и назови, меня кори,

Как Фульвия корит, и многократно

С суровой прямотой перечисляет все мои грехи.

С присущей ей правдивостью и гневом.

Потворство – вот что растит сорняки

Лишь укоризна душу очищает смело.

Не стой уже ты, уходи!

Гонец

Приказам Вашим подчиняюсь я с поклоном!

МАРК АНТОНИЙ

Что сообщают нам из Сикиона?

Первый слуга

Эй, кто из Сикиона? Где гонец?

Второй слуга

Он ждёт приказа, чтоб явиться во дворец

МАРК АНТОНИЙ

Пусть наконец уже войдёт.

А крепким путам из Египта мы предъявим счёт.

Их разорвать пора, коль не безумец я.

 
Входит второй гонец.
 

Ну, с чем ты? Говори мне, не тая.

Второй гонец

Несчастие. Смерть же приняла

Твоя супруга, Фульвия.

МАРК АНТОНИЙ

Скончалась Фульвия? Скажи мне где и когда?

Второй гонец

Всё было в Сикионе***.

Здесь ты прочтёшь всё о её последнем стоне.

И о других событиях важнейших.

*** (Сикион – город в Греции)

 
Подаёт письмо
 

МАРК АНТОНИЙ

Ступай

 
(Второй гонец уходит)
 

Скорблю я о душе сильнейшей

Она ушла. Тому желал порой помочь.

Но часто жаждем мы вернуть то, что отшвырнули прочь.

А те, что нам приятны были,

Становятся противными отныне.

О, если бы могла поднять из гроба мертвеца

Его туда толкнувшая рука!

Усопшая, она была мне так близка…

А с этой чародейкою расставаться уж пора.

Не то обрушится от лени белый свет

На голову мне разом все сто тысяч бед.

Эй, Энобарб!

 
Входит Энобарб.
 

ЭНОБАРБ

Что велено душе моей?

МАРК АНТОНИЙ

Уехать надо мне, и поскорей.

ЭНОБАРБ

Но этим мы погубим здешних дев

Известно, что для них суровость смертный грех.

А если мы уедим – то убьём их всех.

МАРК АНТОНИЙ

Мне надо ехать. Эх!

ЭНОБАРБ

Ну, если так походы вам необходимы,

Пусть остаются девы без мужчины.

Да, жаль мне перекошенного их лица

Хоть дело стоит меньше выеденного яйца.

Но если дело важно всё ж,

То женщинам цена – тут ломанный грош.

Первой же увянет Клеопатра.

Коль об отъезде она узнает завтра.

Она же умирала на глазах у всех раз двадцать

Как будто ей со смертью так приятно обниматься.

МАРК АНТОНИЙ

Никто не посвящен в её превратные ходы.

ЭНОБАРБ

О, нет! Её порывы от кристальнейшей любви.

И недостаточно о ней только лишь сказать,

Что её вздохи – то движение воздушных масс.

То ветер. А потоки слёз? —

То ниспадающий с небес дождь.

И не бывает у неё таких же ураганных ливней,

Чтоб календарь их не отметил не единый.

И у неё это не характер хитрый,

Тогда бы Клеопатра бурей управляла, как Юпитер.

МАРК АНТОНИЙ

Зачем же я тогда её увидел?

ЭНОБАРБ

Как можно вам об этом сожалеть?

Тогда и чудо света вам не лицезреть.

Не удостоил бы себя такого счастья,

Пришлось бы посчитать поход напрасным.

МАРК АНТОНИЙ

А Фульвию от смерти не спасти.

ЭНОБАРБ

Что вы сейчас произнесли?

МАРК АНТОНИЙ

Ах, Фульвия моя, она же умерла.

ЭНОБАРБ

Как, Фульвия?

МАРК АНТОНИЙ

Так, умерла.

ЭНОБАРБ

Из благодарности отдали вы жену богам,

Уж если этим божествам

Захочется прибрать к рукам

Одну из самых, из замужних женщин,

То муж пускай потешится такою мыслью вещей:

На небесах найдутся же портные,

Те, что сошьют одежды для него другие.

Которые взамен старья-тряпья

Пошьют кафтан, что краше раза в два.

И если дев других не существует в мире,

То Фульвия – утрата так невосполнима.

Вот тут бы можно горевать,

А так и от беды ведь нечего страдать:

Ну, износилась старая подстилка,

То вскоре будет в новой юбке милка.

Поверь, уж лучше искупать глаза в натёртом луке,

Чтоб плакать сильно о такой разлуке.

МАРК АНТОНИЙ

Я должен сам распутать все узлы.

Так Фульвии слова ко мне пришли.

ЭНОБАРБ

А как же те, с кем ныне ты повязан,

Кому доверишь здешние бразды?

Как Клеопатре путы ты развяжешь,

Коль сам отвяжешься и далеко собрался ты уйти?

МАРК АНТОНИЙ

А шутишь ты довольно грубо.

А лучше объяви войскам приказ.

И маршалам я объяснять сам буду

Причины быстрого отъезда в этот раз.

С царицей объясняться бесполезно,

С царицей попрощаться лишь уместно.

Не только гибель Фульвии зовёт меня домой,

И это не помутнение со мной.

Там есть ещё важнейшие события.

Доносят мне осведомители,

Чтоб я вернулся в Рим, и побыстрей.

На Цезаря идёт войной сам Секст Помпей.

Он царь над водными путями,

Он стал царём морей.

А наш народ непостоянный самый

И для него вот то ценней,

Что там написано на завещанье,

И стал кто мёртвого мертвей.

Достоинство великих Цезарей

Приписывают, что отдал сыну. А Помпей,

Который именем своим и войском

 

Сильней, чем мужество в бою и стойкость.

Превознесён он, как герой молвой,

И, вижу, хочет пошатнуть он государства строй.

А, вдруг из тайны той возникнет голос.

И это будет уж не мёртвый конский волос.

Ещё не ядовитая змея.

Так передай, чтоб все мои войска

Готовились к походу и отплытью!

ЭНОБАРБ

Всё передам, мой повелитель.

 
Уходят
 

СЦЕНА 3

Там же. Другой покой

 
Входят Клеопатра, Хармиана, Ирада и Алексас
 

Котарбинский В. А. «Клеопатра» (конец19в)

КЛЕОПАТРА

Ну, где же он? Я ждать устала.

ХАРМИАНА

С тех пор его я не видала.

КЛЕОПАТРА (Алексасу)

Узнай же: где он? Кто с ним? И чем он занят?

Но помни: ни за что, молчи, ты мною не был нанят!

Коль он грустит, скажи, пляшу я.

А весел, передай, больной грущу я.

Ступай, быстрее ты обратно будешь.

ХАРМИАНА

Царица, если вправду его любишь,

Мне кажется, что выбран путь не тот,

Чтоб вызывал ответных чувств водоворот.

КЛЕОПАТРА

И как же мне добиться встречи,

Чтобы достичь любви с ним вечной?

ХАРМИАНА

Во всём дать волю, а самой же не перечить.

КЛЕОПАТРА

И как же, Хармиана, можно быть такой беспечной?

Ведь это верный повод потерять с ним связь.

ХАРМИАНА

И не дразни на людях, что внушают нам боязнь.

К кому не можем испытать любви.

Вот и Антоний!

КЛЕОПАТРА

Как худо мне и мысли тяжелы.

МАРК АНТОНИЙ (в сторону)

Как роковые вымолвить слова?

КЛЕОПАТРА (Хармиане)

Уйдём, а то уж в обмороке я.

Боюсь упасть и больно ушибиться.

Не может долго эта пытка длится.

Природа этому так злится.

МАРК АНТОНИЙ

Возлюбленная ты моя царица!

КЛЕОПАТРА

Прошу, не приближайся.

МАРК АНТОНИЙ

Так почему же ты строга?

КЛЕОПАТРА

Твой взгляд мне не сулит отрадные известия.

Что пишет нам законная жена?

Вернись домой. Ей было неуместно

Так далеко-то отпускать тебя, и от себя.

Как я могла?

Пусть она тогда не считает,

Что Клеопатра доблестным Антонием всецело обладает.

Мне ли это под силу?

Ты ей принадлежишь, мой милый!

МАРК АНТОНИЙ

Об этом знают только боги.

КЛЕОПАТРА

Постыдно ты уносишь ноги.

Так не предавали ни одну царицу.

Измена лишь могла присниться.

МАРК АНТОНИЙ

О, Клеопатра!

КЛЕОПАТРА

Твоя клятва!

Ты призывал богов державных

И не жалел слов самых славных

Чтобы поверила в них я,

Забыв, что Фульвия твоя

Безумие – поддаться обольщенью,

Словам и клятвопреступленью.

МАРК АНТОНИЙ

О, ты моя царица.

КЛЕОПАТРА

Словам красивым и не соблазниться.

Скажи – прощай, и всё. Прошли те времена.

Когда просил у нас ты позволения

Остаться здесь, – Красивые слова

Ты говорил и находил для вдохновенья.

В моих глазах, губах ты видел вечность,

Изгиб бровей тебе был бесконечность.

Блаженством я была с ног до головы,

Небесная – осталась прежней. Значит ты,

Ты – величайший полководец мира,

И величайшего слова вдруг лживы.

МАРК АНТОНИЙ

Царица, не мути взгляд чистый.

КЛЕОПАТРА

Была бы воином плечистым,

То оценила бы отвагу египтян.

МАРК АНТОНИЙ

Послушай же, моя царица, я нужен там.

Так отзывают спешные дела.

Вот только сердцем остаюсь в Египте я.

В Италии обнажены мечи.

Там Секст Помпей разжёг очаг войны.

В войне междоусобной много горя.

Грозят совсем отрезать Рим от моря.

Брожение порождается от двоевластья.

Народ, что порицал, в том нынче видит счастье.

Так Секст Помпей, что изгнан был из Рима,

Отцовской славой ныне озаримый,

Становится героем недовольных,

Процессов, кажется, в стране застойных,

И мнится мне, что исцелит переворот.

Уехать есть ещё причина. Вот.

Её узнав, и ты станешь спокойней.

От моего решенья. Фульвия – покойник.

КЛЕОПАТРА

Хотя не по годам я легковерна,

Но к детским сказкам с недоверьем

Я отношусь. Она скончалась, верно?

МАРК АНТОНИЙ

Да, моя царица, верно.

Узнаешь из послания и какую скверну,

Какую смуту подняла она

А лучшее узнаешь для себя,

Прочтя послание до конца:

Где пишут: как скончалась, где и когда.

КЛЕОПАТРА

Так вот как о любви ты судишь?

А где же те священные сосуды,

Что наполняются горючими слезами?

Смерть Фульвии же показала, что же дальше с нами.

Как смерть мою когда-нибудь воспримешь.

МАРК АНТОНИЙ

Не будем ссориться. Меня пойми лишь.

Я поступлю только по твоему совету.

Клянусь тебе животворящим солнца светом.

Что ухожу отсюда я твоим слугой, солдатом.

Да будет мир, или атака на атаку.

Да будет так, как тебе нужно.

КЛЕОПАТРА (Хармиане)

Ослабь шнуровку, как мне душно.

Постой, не ослабляй пока.

То вдруг найдёт, то схлынет дурнота.

Как и любовь у Марк Антония.

МАРК АНТОНИЙ

Опомнись и пойми,

Владычица моей любви,

Способной выдержать все испытанья.

КЛЕОПАТРА

Для Фульвии нужны твои признанья.

Ты отвернись, чтобы о ней всплакнуть.

Потом простись со мной и в путь.

Скажи, что плачешь, расставаясь с Клеопатрой.

Ну, разыграй передо мной смелей спектакль.

И пусть правдоподобней будет ложь.

МАРК АНТОНИЙ

Ну, замолчи. Не каменный я всё ж!

КЛЕОПАТРА

Не плохо. Но могло бы выйти лучше.

МАРК АНТОНИЙ

Клянусь мечом!..

КЛЕОПАТРА

Ага! Щитом бы круче.

Но это не предел искусственных стараний.

Сейчас же, Хармиана, мы узнаем.

Сумеет ли взбесится этот римский Геркулес.

МАРК АНТОНИЙ

Прощай же, госпожа!

КЛЕОПАТРА

О, мой Рамзес!

Позволь тебе сказать ещё два слова.

Расстаться мы должны… не то, не то.

Друг друга любим мы, … не то, ведь, снова.

Ну, ты ведь знаешь, я хочу сказать-то что.

Мне память изменила, что Антонием.

Уже забыта я, и я забыла всё.

МАРК АНТОНИЙ

Я счёл бы, что вся ты поглощена агонией

И сумасбродна, если бы не знал, кто ты.

И, чтобы быть твоим, одно ума лишение.

КЛЕОПАТРА

А Клеопатре достаются боль и затруднения

Так близко к сердцу были отзвуки мечты,

Ведь всё, чем я наделена, прости. —

Ничто, когда тебе оно не мило.

И честь твоя держать не в силах,

Зовёт уж к берегам другим.

То будь и к моему отчаянью глухим.

К тебе пусть будут благосклонны боги,

И лаврами увенчаны дороги.

Победу в битвах осеняет твой клинок,

И стелится успех у твоих ног.

МАРК АНТОНИЙ

Прощай! В разлуке, но остаёмся вместе.

Уходишь ты со мной, оставшись здесь наместник.

Я, отплывая, остаюсь с тобою тут.

Тогда смелее, дружно в путь!

 
Уходят
 
1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru