По законам прайда

Тори Озолс
По законам прайда

Глава 1

– Согласна ли ты, Элизабет Гардер, взять этого мужчину в свои законные мужья, чтобы отныне быть с ним в радости и в горе, в богатстве и в бедности, в болезни и в здравии, пока смерть не разлучит вас?

Я повернулась к стоящему рядом Дереку, улыбнулась ему со всей любовью и уверенно ответила:

– Да!

Сегодня был самый счастливый день моей жизни – бракосочетание с любимым. Конечно, в своих мечтах я представляла все немного не так. Это событие должно было проходить кругу наших близких, в красивой церквушке, в специально выбранный день. Вместо этого я выходила замуж в небольшой часовне в Лас-Вегасе и венчал нас никто иной как Элвис. Но мне было все равно, ведь я становилась женой своего возлюбленного.

Я была настолько окрыленной, что в душе не закралось ни малейшего подозрения насчет того, почему мы сделали это перед тем, как направиться к его семье, а не среди них.

С Дереком мы познакомились около трех месяцев назад и все между нами закрутилось с моментальной скоростью. Правда, до постели мы так и не дошли. Как ни странно, мой любимый придерживался консервативных принципов, считая, что заняться любовью мы должны лишь как муж и жена. Хотя я видела, как тяжело ему было сдерживаться. Как его руки ласково обхватывали мое тело, как крепко сжимали ягодицы, вдавливая в себя. В эти моменты он шептал мне страстные фразы, от которых я краснела до кончиков ушей.

Я тлела, становилась мягкая как пластилин, согласная на все, готовая лишиться своей девственности, но Дерек отступал. С моих губ срывался разочарованный стон, а он просто чинно целовал меня в носик и ласково говорил:

– Еще не время, моя косуля. Я не могу пойти против уставов своей семьи.

То, что мужчина воспитывался не в типичной атмосфера я догадалась по его кратким рассказам. Отец представлял собой главу закрытой общины, в которой рос Дерек. Со слов любимого следовало, что с его мамой он не состоял в браке, при этом имел детей с другой женщиной. Там было так все запутано, что я до конца и не разобралась во всех родственных правилах. Поняла только, что они живут очень обособленно. Не пускают к себе чужаков. Занимают огромные фермерские территории, разводят различный скот и редко покидают стены своего дома.

Дерек – единственный за последний год, кому выпало право пожить отдельно и увидеть внешний мир. Там он встретил меня. Как говорит любимый: «увидел и пропал».

Но пришло время возвращаться домой. Слово отца имело для Дерека особый вес – бесспорное подчинение. Даже находясь от него за сотни километров он слепо следовал полученным в детстве установкам.

Когда он сообщил мне о своем отъезде, я разрыдалась.

– Дерек, но как же мы?

Любимый крепко сжал мои руки, по очереди поцеловал костяшки пальцев, а после посмотрел из-под лба.

– Я могу взять тебя с собой только при одном условии.

– Каком? – затаила дыхание, ожидая ответа.

– Элизабет, окажи мне честь и стань моей женой?

Не стоит говорить, что я согласилась моментально.

Теперь стою возле красивого, широкоплечего мужчины в льняном белом платье, скорее сарафане, но что первое попалось под руку, с веночком полевых цветов на золотистых волосах и слушаю, как он обещает в свою очередь любить и заботиться обо мне, уважать и ценить, быть в радости и в горести.

Ведущий нашей церемонии говорит заключительные слова и вот уже мой муж страстно целует меня. С такой яростной алчностью, что даже Элвис засвистел. Я краснею, но мне положено, ведь я теперь новобрачная.

Дерек крепко уводит меня, сжимая мою руку по проходу. На выходе из часовни нас дожидается лимузин, который отвозит в отель. Я предвкушаю дальнейшее события. Хочу принадлежать ему полностью. Стать только его.

К моему огорчению, когда мы возвращается в украшенный для новобрачных номер, Дерек сразу оставляет меня и направляется к шкафу. Оттуда он достает наши чемоданы, раскрывая их на кровати.

– Любимый, что происходит. Разве мы не останемся здесь на ночь? – ошарашенно спрашиваю его, наблюдая за тем, как он складывает наши вещи.

Не так я представляла первый час замужества. Совсем не так.

Может со мной что-то не то? – закрадывается в душе не хорошее предчувствие.

Я поворачиваюсь к зеркалу и рассматриваю себя. Белокурые золотистые волосы, состриженные по плечи, слегка вились от природы, создавая слегка шаловливый образ. Дымчатые серые глаза, острые скулы и естественно-полные губы, которые Дерек часто обводил подушечкой большого пальца. Вроде бы этого достаточно, чтобы считать себя красивой, так почему мне никак не удается соблазнить любимого мужчину, который ныне стал моим мужем.

Это обстоятельство угнетало, лишало меня женской уверенности. Что я делала не так?

– Я хочу к обеду быть дома, поэтому придется ехать всю ночь.

– Ночь? – с недоверием переспрашиваю. – Это ведь наша брачная ночь!

– Прости, любимая, – приподнимает голову от чемоданов, – но нас уже жду. Мы не можем задерживаться. Отпразднуем свадьбу там. Со всеми почестями. Обещаю.

Кивнула, смирившись, хоть и ощущала внутри обиду.

– Люблю тебя, – бросил Дерек и захлопнул чемодан.

– Дай мне хотя бы переодеться, – быстро проговорила, направившись в ванную.

– Поспеши. Я жду тебя в автомобиле.

– К чему такая спешка? – в дверях повернулась к нему, но мужа уже и след простыл.

Какая-то с меня не правильная невеста получилось. Радость от такого значительного события сошла на нет, но я заставила себя не лелеять обиду, а как хорошая жена, следовать за мужем.

– И это все ваша территория? – поинтересовалась я, рассматривая бесконечные пастбища мимо, которых мы проезжали.

– Да.

Не могла отвести взгляд от этих просторов. От них захватывало дух. Чем ближе мы подъезжали к поселку, тем чаще на глаза попадались стадо коров. Затем я увидела, как что-то стремительно пронеслось по холмам. От неверия прижала руку к стеклу и прищурилась, стараясь лучше рассмотреть.

Боже мой, это была львица. Настоящая, хищная, гибкая львица.

– Дерек, ты видел это!? – громко вскрикиваю, тыча пальцем в ее сторону.

– Холмы? – не заинтересовано уточнил он. – Конечно видел. Я вырос здесь.

– Нет, ни это. Там была львица! Клянусь тебя, что видела ее!

– Дурочка, не выдумывай. Здесь не водятся львы, – пожурил меня муж, словно несмышлёного ребенка.

Нахмурилась. Снова посмотрела туда. Я была уверенна, что видела животное, хотя понимала – Дерек прав. Тем более, что в школе училась прилежно, пусть мне и не хватило потом денег на дорогостоящее обучение. Вместо этого я пыталась как можно больше читать, изучать самостоятельно, впитывая знания, как губка. Даже проходила несколько курсов онлайн. Все же от слов мужа стало слегка обидно. Я не идиотка и не дура, чтобы он не думал. Бросила негодующий взгляд, но Дерек продолжал увлеченно вести автомобиль, не замечая того, как испортил мне настроение.

Дорога была волнистая, повторяла рельеф этих мест. Когда мы перевалили через очередной холм, то я увидела, что вдали виднеется ограждение. Мы подъезжали к дому Дерека. Муж ударил по газу, выдавая свое нетерпение. Он явно соскучился за родственниками. Я же ощутила, как волнение поднимается в душе. Как они воспримут меня? Связывался ли Дерек с ним? Рассказывал обо мне?

Я мечтала понравиться его близким несмотря на то, что уже понимала – они отличаются от обычных семей. Однако приказала себе заочно не судить, быть толерантной и уважать их веру, порядки по которым они жили.

Вскоре дорога выравнивалась, становясь все прямее, чем ближе мы подъезжали к воротам. Прищурившись, я рассмотрела слова на табличке, что висела сверху.

Ферма Башрон.

– Башрон – это фамилия твоего отца? – отпустив обиду, поинтересовалась у мужа.

– Нашего рода. Ферму основал мой прапрапрадед, – пояснил Дерек. – К счастью, в нашей семье рождаются сильные мальчики, поэтому она пока принадлежит нам.

– Пока? Она может перейти кому-то другому? – удивилась такому повороту.

Разве земля не передавалась по наследству? Меня, конечно, не интересовало это место в материальном плане, но казалось странным, что его может получить кто-то чужой, ведь в законе прописано, что все переходит ближайшим родственникам.

– Это зависит от неких обстоятельств, – уклончиво ответил муж. – Все же я уверен, что буду следующим, кто возьмет бразды правления этим местом.

Столько нескрываемой надежды звучало в его голосе. Я даже не думала, что он так увлечен фермой. Считала, что мы поживем здесь немного, а затем подберем себе собственный дом. С новым знанием посмотрела на огражденную территорию и виднеющиеся крыши зданий. Неужели мы таки поселимся надолго?

Когда мы подъехали к кованым воротам, то они без промедления растворились перед автомобилем. Нас ждали. Я сжала руки на коленях, пытаясь унять нервозность. Дерек уверенно вилял по дороге, между небольших коттеджей. Казалось, мы въехали в небольшой городок, центром которого служил центральный двухэтажный особняк. Справа, на достаточном расстоянии от всех домов виднелись ряды загонов для скота. Там была сосредоточена вся работа на ферме.

– Я не думала, что здесь такая большая территория, – тихо промолвила, пока с раскрытом ртом рассматривала все вокруг.

– Детка, а какой ты представляла себе ферму? Учитывая, что мы относимся к крупным сельскохозяйственным угодьям.

– Ты прав. Я видела это как маленький домик в глуши, несколько животных и небольшое поле.

– Мы крупные землевладельцы. Кстати, отец даже инвестировал миллион долларов в биогазовую установку, чему безмерно рад. Теперь эта установка ежегодно приносит нам доход в размере 120 тысячи и обеспечивает электроэнергией все хозяйство и поселок.

Глаза округлились от озвученной цифры.

– Также мы хорошо зарабатываем на продаже мяса, потому что выращиваем скот по технологии free-range, то есть свободный выпас. Такое мясо считается экологическим. Врачи рекомендуют его в диетическом питании больных раком и людей с другими серьезными болезнями.

 

Я была поражена масштабами их фермерства. Неожиданно почувствовала неудобство. Дерек собирался знакомить их с бедной родственницей, которая отдала последние деньги, чтобы проплатить бабушке проживание в пансионате для престарелых еще хотя бы на полгода.

Пока крутила головой из стороны в сторону, рассматривая местность, мы незаметно подъехали к главному дома. Машина вдруг остановилась, и я испуганно вздрогнула.

– Не бойся, родная, ты всем понравишься, – ласково проговорил Дерег, погладив меня по коленки.

– И отцу?

– Уверен, особенно ему.

Дерек вышел из автомобиля, обошел его и открыл дверцу с моей стороны. Меня всегда умиляла его галантность. Выйдя, я заметила, что к нам со всех сторон подтягиваются женщины с молодыми девушками и детьми. Мужчин не видела, только пару юношей. Наверное, все взрослые заняты на ферме.

Послышался звук хлопнувшей двери и мне уже было не до раздумий. Я повернулась лицо к дому, устремив свой взгляд поверх ступенек.

Вот он – хозяин всего поселка. Отец Дерека.

Глава 2

Мужчина, который вышел из дому поразил меня своим видом. Умом я понимала, что это отец Дерека, но сопоставить образ, что сложился в голове с тем, что я видела сейчас было крайне тяжело. Настоящий эталон грубой мужской красоты. Высокий, широкоплечий, с могучими руками, смотря на которые легко можно поверить, что он сгибает сталь. Они идеально подходили для каждодневного физического труда. В то же время он не выглядел заработанным и уставшим, что я сомневаясь, что он лично занимается тяжелой работой.

В темно-каштановых волосах поблескивали золотистые пряди, что создавали невероятный эффект. Выбритые по бокам, сверху они были идеально уложенные назад. Он явно следил за собой. Жестокое, волевое лицо смотрело прямо на нас. Губы стиснуты. В суровых глазах цвета виски не чувствует тепла, но поблескивают янтарные всполохи, чтобы они не означали. Его взгляд пугает и завораживает одновременно.

По одному его виду я поняла, что этот мужчина – хозяин. Каждый здесь подчиняется ему. Одет мой свекор тоже был не как обычный фермер. Скорее походил на владельца поместья. С этими закаченными по локти рукавами и расстёгнутыми пуговицами бежевой рубашки. Безусловно дорогой. Золотые часы на запястье. Ролекс. Края рубашки он заправил в черные джинсы, которые в поясе стягивал кожаный ремень.

Он не был красив в прямом значении этого слова, но поражал своей эффектной внешностью. Грубой, какой-то первобытной и подавляющей. Рядом с таким мужчиной любая женщина ощутит себя маленькой, слабой и ранимой.

Как истинный царь всего, что его окружает, он спустился по ступенькам вниз, снисходя к нам. Дерек подбадривающе сжал мою руку, а я откровенно раскрыла рот, сраженная видом его отца. Он совсем не походил на мужчину, у которого два взрослых сына и дочь. Я бы не дала ему больше тридцати пять лет и то на эти года он был в невероятно хорошей форме. Подтянутый. Накаченный. С рельефным торсом.

Это точно его отец? Во сколько лет он тогда задел моего мужа?

– Ты опоздал на день, – голос мужчины не менее внушителен, чем его вид.

Меня сразу внутри сковал необъяснимый страх. Я даже не видела, что вокруг собралась толпа. Все внимание было сосредоточено на грозном мужчине, что взирал на нас сверху-вниз. С таким-то ростом не мудрено. А я еще считала, что Дерек у меня высокий. Его родитель вообще напоминал скалу.

– Я женился, отец, – хрипло проговорил мой муж, и я догадалась, что он слегка пасует, хоть и сделал шаг вперед, задвинув меня себе за спину.

Кто бы не шёл на попятную перед таким могуществом. Ему даже делать ничего не надо. Просто стоять и смотреть из-под своих густых ресниц, которые недовольно сошлись на переносице. Причиной недовольства была я. Не ожидал все же, что получит новую родственницу.

– Без моего благословения?

– Мы расписались по человеческим законам, – быстро пояснил Дерек.

– И ты привез ее сюда, чтобы представить прай…общине? Ты прекрасно знаешь наш закон! Все невесты обязаны пройти спари…посвящение.

Смысл того, что говорил мой свекор ускользал от меня. Какое посвящение? О чем он? Они желают, чтобы я вступила в их секту? Дерек убеждал меня, что это не обязательно.

– Я знаю, но она человек, – упрямо возразил муж.

Странный разговор, но решила, что потом допрошу мужа. Когда останемся наедине. Сейчас нутром ощущала, что нужно молчать.

– Ничто не станет выше закона! – проревел родственничек.

Именно так. Его крик походил на рев дикого зверя. Хотелось закрыть уши и втянуть голову, но я продолжала стоять за спиной мужа. А вот он слегка склонил голову, что не могло меня не расстроить. Дерек не отстаивал своего мнения, хотя я не понимала сути гнева свекра.

– Она пройдет спар…посвящение! Только после этого я, возможно, признаю брак! – голос свекра звучал непреклонно.

Возможно? Что это значит? И что за дурацкое посвящение?

Столько вопросов витает в голове. У меня появилось стойкое ощущение, что я нахожусь в параллельной реальности, где все друг друга понимают, кроме меня.

– Я понял, отец, – Дерек поступился.

Мне это не нравилось, но выяснять все сейчас не стала. Зато мужчина был удовлетворен, хотя суровое выражение лица не изменилось. Однако теперь его внимание переключилось на меня. Оценивающий взгляд прошелся от моего лица вниз, задержавшись на груди, скользнул по талии и снова поднялся. Мои щеки запылали.

Только мужчину это не смутило. Он так пристально смотрел, что я подумала, может от меня ждут чего-то.

– Это моя Элизабет.

Тем временем представил меня муж.

– Лиззи, а это мой отец – Собер Башрон.

Я только открыла рот, чтобы сказать «приятно познакомиться», как мужчина резко двинулся вперед, подойдя ко мне совсем впритык, и наклонил голову ко мне. Задержала дыхание, когда его нос коснулся моей щеки. Такое поведение полностью обескураживало, при этом Дерек стоял рядом, продолжая держать меня за руку, словно ничего сверхстранного не происходит.

Его отец прошелся носом вдоль моего лица, спустился к шее и задержался там. Было слышно, как он глубоко втягивал в себя мой запах. По телу прошла дрожь. Я крепче сжала руку мужа, зная, что еще немного и отступлю назад. Не понимала, что за странное поведение. По сути, еще незнакомец, а так ворвался в мое личное пространство. Он был невероятно близко. Я чувствовала горячее дыхание на своей коже.

Вдруг он выпрямился. Отошел от меня. Перевел взгляд на Дерека.

– Она поселится в моем доме. Комната на втором этаже, справа.

Слова с трудом дошли до меня. Я еще приходила в себя после этого странного обнюхивания.

– Что значит поселюсь? – впервые подала голос.

Собер даже не посмотрел на меня, продолжая давать указания сыну.

– Занесешь ее багаж. Пообедать можем вместе. Затем познакомишь ее с матерью и остальными.

– Да, отец, – моментально согласился мой муж.

Что это за покладистость такая? Он же покорил меня своей властностью, уверенностью, что источал его мужская харизма. С чего вдруг он так резко изменился?

Собер, удовлетворенный ответ, развернулся и направился в дом. Я сразу дернула мужа за руку, привлекая внимание.

– Что означает «поселится в моем доме»? Дерек, разве мы не будем жить вместе?

– Успокойся. Отец тебя слышит.

– Он ушел, – кивнула я сторону мужской спины, за которой захлопнулась входная дверь.

– У него прекрасный слух, – сквозь стиснутые зубы проговорил муж.

– Дерек, пожалуйста. Я не сдвинусь с места пока ты мне все не объяснишь.

Наконец-то он повернулся ко мне. Сжал мои руки своими пальцами. Крепко. Почти сдавливая, но не больно.

– По закону нашей общины, пока предводитель не признает брак, мы не женаты.

– Но…

– Пока наше супружество не подтверждено, мы не можем жить вместе. Я поселюсь у матери, а ты поступаешь под покровительство нашего лидера, а значит пока обоснуешь под его крышей. Прости, дорогая, но это то на что я не могу никак повлиять.

– Дерек, я не хочу. Он странный. Обнюхивал меня, – передернула плечами от воспоминания.

Муж тяжело вздохнул, тем самым выражая то, что ему надоели мои капризы. Только это был не каприз, а настоящий ужас. Я просто не могла жить с незнакомым мужчиной, пусть он и приходился мне свекром.

– Я собираюсь…

– Послушай меня! – резко прервал меня Дерек. – Здесь слово моего отца – закон. И ни я, ни кто-либо другой не могу пойти против него. Тебя просто не примет никто в своем доме. Придётся спать здесь. На улице. Ты этого хочешь?

Стало невероятно обидно от того, как грубо он со мной говорил. На глаза практически навернулись слезы, но я не желала демонстрировать, насколько это меня задело.

– Хорошо, – поджав губы, согласилась я, понимая, что другого выбора нет.

Муж кардинально изменился, как только мы пересекли территорию поселку. Мне оставалось надеется, что это временное явление.

– Вот и умница. Пошли в дом, а то отец не любит ждать.

Все крутилось вокруг желаний и требований его отца. От этого становилось жутковато. Дерек отпустил мои руки. Я сразу принялась их растирать. Захват оказался ощутимым. Муж достал из багажника мой чемодан. Вернулся ко мне. В этот раз более аккуратно взял мою ладонь и повел за собой.

Внутри особняк был отделан в темно-коричневых тонах. Строго. Лаконично. По-мужски. Без лишних красок и ярких росписей. В холле Дерек остановился, показал мне рукой направится прямо, а сам подошел к лестнице.

– Там столовая. Иди к отцу, а я отнесу твои вещи наверх.

– Можно я подожду тебя здесь? – жалобно спросила его, не желая встречаться со свекром один на один.

Откровенно говоря, это мужчина пугал меня.

– Нет. Иди туда. Я быстро, – твердо проговорил Дерек, снова не оставив мне выбора.

Тяжело сглотнула. Сжала руки в кулаки. Направилась к новому родственнику. Стоило мне войти в столовую, так тут же раздался его громоподобный голос:

– Присаживайся.

Это мне намекали, что я сильно медлю? Быстрыми шагами подошла к выделенному мне месту справа от него. Снова очутилась в действии его властной ауры. Скрип отодвинутого стула в тишине столовой казался слишком громким. Так же как стук моего сердца.

Собер откинулся на спинку стула, смотря на меня своими темными глазами. Зрачки практически сливались с цветом его глаз, который походил на чёрный шоколад.

– Итак, Лиз, хочу озвучить тебе несколько правил, раз пока ты поживешь с нами.

– Пока? – уточнила я.

Он говорил так, словно я только собиралась замуж за его сына и вопрос выйду или нет еще бы не решенным.

– Эта территория полностью закрыта от внешнего мира. Даже полиция не рискует сюда соваться. Здесь действуют наши законы, по которым, чтобы стать парой моего сына, ты должна пройти посвящение.

– Что это?

– Через два дня узнаешь, – туманно бросил он, не вдаваясь в подробности. – Это время ты поживешь в моем доме. Обедать и ужинать тоже будешь только со мной. Никто другой не поделиться с тобой пищей, до тех пор, пока я не назову тебя членом нашей общины.

– Но Дерек…

– Вернется к матери. Видится с ним ты сможешь днем. В ее доме. По нашим законам ребенок всегда живет с родительницей, пока не заявит о своем праве создать семью или желании покинуть пра…общину.

Хотелось сказать, что это ненормально, но я четко понимала, что попала в западню. Мне некуда бежать. Ждать помощи тоже нет от кого. Я находилась полностью в его власти и лучше быть хорошей девочкой, соглашаться со всем.

Дверь в столовую открылась. Дерек застыл на пороге.

– Присаживайся, – проговорил Собер даже не повернувшись в его сторону.

Лишь получив разрешение, мой муж двинулся к столу. Это небольшой инцидент вызвал во мне тревогу. Власть, которую демонстрировал его отец, казалась безграничной. Она пугала меня. Вызывала в душе ощущение беспомощности.

– Ешь.

Посмотрела на стол, оценила блюда: сочные стейки, овощи гриль, печенный картофель. Аккуратно положила себе на тарелку немного еды, обойдя вниманием мясо. Но неожиданно большой кусок приземлился передо мной. Я вскинула голову, посмотрев на Собера.

– В моем доме принято питаться хорошо.

– Этого много для меня.

Мои возражения проигнорировали. Пришлось молча есть.

Этак меня кормят словно на убой, – промелькнула шальная мысль.

Остальная часть нашего обеда прошла молча. Когда мужчина закончил с едой, он поднялся и посмотрел на Дерека.

– Пусть отдохнет с дороги часика два, после сможешь прийти за ней, чтобы познакомить с матерью.

 

– Я не устала, – сразу возразила, но на меня не обратили внимание.

Муж быстро согласился с отцом:

– Конечно!

Да, что это с ним такое! Разве это тот сильный мужчина, который все вопросы брал на себя? Мне очень хотелось остаться с ним наедине, поговорить, выяснить причины такого поведения.

Как только за Собером закрылась дверь, я смогла облегченно вздохнуть. Подавшись вперед, оперлась руками об стол и шепотом спросила мужа:

– Дерек, что черт возьми здесь происходит?

Не знаю, почему говорила тихо, но инстинктивно не могла повысить тональность. Что-то сдерживало меня изнутри. Страх, что хозяин дома услышит.

– Я говорил, что здесь действуют другие правила. Потерпи. Так нужно.

– Кому нужно?

– Нам, если ты конечно хочешь все же быть моей женой, – резко добавил он.

– Но я и так твоя жена! – все еще говорила шепотом.

– Не для моего отца и общины. Лизи, ты убеждала меня, что любишь, что готова на все, разве я о многом прошу?

Стушевалась. В душе поднялось чувство вины. Ведь я обещала понравится его родственникам, пусть они и странные.

– Прости, ты прав, – примирительно проговорила в ответ.

Дерек потянулся через стол, накрыл мою руку, ласково сжал.

– Спасибо, родная. Это много для меня значит.

Кивнула, хотя нехороший осадок так и остался в душе. Давил на мысли, зарождал сомнения.

– А теперь, давай я покажу тебе комнату и ты отдохнешь.

Вздохнула, мысленно убеждая себя принять тот факт, что Дерек не будет противиться отцу.

– Хорошо.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru