Око веры. Сборник рассказов

Том Белл
Око веры. Сборник рассказов

Цена правды

Окрестности Технограда

Лето 976 года со времён Великого Раскола

«Проклятый Техноград…»

Барон Эдмунд де ла Хирон, гордый владетель замка Мерипо, посмотрел на громаду столицы и раздражённо плюнул на землю. В предвечерних красках Техноград казался величественным и прекрасным. Уходящие ввысь башни и стены, пронизывавшие городское полотно арки мостов, зелёные пятна раскидистых парков… Зрелище захватывало дух и вселяло благоговейный трепет.

Но барон лишь устало покачал головой и легонько ударил по бокам лошади. Его не прельщал напыщенный лоск Технограда. Он ненавидел этот город.

Нужно было прислушаться к словам королевских стражников и выехать затемно, пока лучи утреннего солнца ещё не выглянули из-за горизонта. Тогда не пришлось бы половину дня прорываться через бесконечный поток людей, заполонивших улицы города.

«Проклятый Техноград…»

– Отец! – окликнула его обеспокоенная Маргарита. Барон невольно вздрогнул и повернулся к дочери. – Что стряслось во дворце? Ты не проронил ни слова, с тех пор как оттуда вышел. Почему мы уехали так рано?

Барон тяжело вздохнул и сорвал с себя витиеватый воротник. Небрежно отбросив его в сторону, он посмотрел на девушку.

– Это поганый город предателей, – вполголоса ответил он. – Рассадник змей и крыс!

На лбу мужчины вздулась вена от клокотавшей внутри злобы. Эдмунд вцепился в поводья, и его кулаки покрылись белыми пятнами. Маргарита не на шутку встревожилась. Она подвела свою кобылу ближе, протиснувшись сквозь ряды солдат из сопровождения, и коснулась отцовского плеча.

Присутствие дочери немного успокоило барона, и он шумно вздохнул.

– Королева, мать её, Анна Луиза, – всё ещё подрагивая от гнева, сказал он, и вытер испарину с облысевшей головы, – ещё тогда, в письме, обещала нам помочь. Она ведь знает об обстановке на рубежах! Но теперь, когда султанские псы всё чаще суются на наши границы, она предпочла прислушаться к этому пройдохе и лизоблюду…

– Ты говоришь про герцога Хоффмана? – догадалась Маргарита.

– Именно про него! – прошипел барон сквозь зубы. – Стервец кувыркается с Королевой, и все деньги из казны уходят к нему! Его слово подкреплено её благосклонностью и целыми залежами золота! А нам тем временем остаётся копаться в песке и в одиночку биться с захватчиком! Он всё шепчет и шепчет ей на ухо, даже во время заседаний Совета, но никто ничего не делает! Проклятый Хоффман со своей Седьмой канцелярией держит их всех за яйца, вот тебе моё слово! Все его боятся!

– Но разве Королева не понимает, – ужаснулась дочь, – что если мы падём, весь север Конкордата останется без защиты! И не будет никакого золота! Не будет власти… Ох, Поднебесье, – Маргарита сжала в кулачке подвеску с символом Ока веры и судорожно задышала. – Начнётся война!

– Срать она хотела, Маргарита! Хоффман оболгал меня на заседании Совета! Сучий сын сказал, что я преувеличиваю угрозу, и мы сможем справиться сами! Им, якобы не до нас сейчас! И теперь, так нужные нам деньги и люди снова попадут в его загребущие лапы! Ух, курва!

– Но это ложь! – возмущению девушки не было предела. Она схватилась за голову, не в силах найти нужных слов.

– В этом городе, – Эдмунд бросил последний взгляд на Техноград, – нет правды. Правда у тех, кто лижет королевское гузно. У правды здесь есть цена, и для нас она неподъёмна. Дворец как кормушка для жирных грязных свиней, которые никак не могут умерить свой аппетит.

– Должен же быть способ убедить Королеву… – начала было девушка, но отец не дал ей закончить, небрежно взмахнув рукой.

– Королева лишь пешка, Маргарита. Правит всем Седьмая канцелярия во главе с Хоффманом, и Высший совет. Мы только зря приехали, – он снова плюнул под ноги и сжал поводья. Лошадь барона недовольно застригла ушами и фыркнула.

Когорта, украшенная стягами с гербами замка Мерипо, медленно спустилась с холма и повернула на развилке на север. Отряду предстоял долгий путь до дома, и все, включая солдат и нескольких слуг, хранили подавленное молчание. Скверное настроение правителя из-за неудачной встречи с Королевским Советом, передалось и его людям. Каждый понимал, – если натиск Хармата, враждебного соседнего государства усилится, им всем несдобровать.

Нарушить затянувшееся молчание решилась только Маргарита.

– Что мы будем делать, отец? Кто нам поможет? – спросила девушка, когда солнце почти скрылось за верхушками деревьев.

Рейтинг@Mail.ru