Я не хочу быть драконом!

Татьяна Зинина
Я не хочу быть драконом!

Глава 8

Дэлир Ринорский

Выйдя из здания пункта переноса, я остановился и с наслаждением втянул чуть солоноватый воздух, так знакомо пахнущий морем и ветром. Удивительно, но при том, что родился и вырос я в Трилине, своей родиной считал именно Арганис. Думаю, причина в том, что, начиная с десятилетнего возраста, большую часть времени проводил именно здесь.

Я любил это место всем сердцем. Большинство построек выглядели просто, без изысков и вычурности, да и сам город был относительно молодым – его основали всего каких-то двадцать семь лет назад. Но главной его чертой считалась своеобразная аура тепла, радушия и надежды. Имари, когда-то основавшие Арганис, слишком много лет провели под землёй и потому, строя свой новый дом под лучами Селимы, не уставали благодарить богов, судьбу и саму жизнь за возможность поселиться под голубым небом.

Проходя мимо сквера, разбитого у здания городской управы, я невольно улыбнулся. Помню, именно там отец учил нас с Алексом кататься на велосипедах. Конечно, поначалу мы падали, но всё равно поднимались и снова пробовали держать равновесие. Мама, качающая на руках маленькую Софи, тогда выглядела такой взволнованной, что нам стало её жалко. И не было рядом ни придворных, ни лакеев, ни охраны… Только наша семья, казавшаяся совершенно обычной.

Арганис являлся уникальным городом ещё и потому, что нас все здесь воспринимали как любимых родственников. Отца – уважали, относились к нему как к доброму соседу. Мамой восторгались, считая её едва ли не богиней. К нам, их детям, относились с небывалой теплотой. Не как к членам императорской семьи, а как к родным людям.

Сейчас, конечно, многое изменилось. Папа принял корону, мама всё время была с ним, Александр стал кронпринцем и получал настоящее удовольствие от всех своих обязанностей и статуса. Софиру, казалось, не интересует ничего, кроме светской жизни столицы. А я… а про меня и говорить нечего.

У нас в Арганисе было целое имение, но в нём давно никто, кроме слуг, не жил. Иногда я сбегал туда, чтобы собраться с мыслями, но подобное случалось слишком редко. Всё же куда большей отдушиной для меня давно стала академия.

За прошедший месяц я, как ни странно, умудрился неплохо отдохнуть. Нет, были и совещания, и боевые вылеты, и расследование нападений драконов на поселения шло полным ходом, но… ночами я спал. Иногда даже не один. Днём же часто помогал Алексу, который загорелся новой реформой армии. Меня, если честно, и существующие порядки устраивали, но наш Умник считал, что изменения необходимы. Он даже пытался сунуть свой нос в учебную программу академии, но быстро по этому самому носу получил. Просто наш ректор – давний друг отца – терпеть не мог, когда ему указывали, что он должен делать… да ещё и парень двадцати трёх лет от роду. Нет, Александр был уникумом, я иногда поражался, откуда он вообще взялся такой умный, но иногда его сильно заносило.

Родная академия встретила меня тишиной… слишком подозрительной для места, где учились и жили больше четырёхсот человек. Нет, с одной стороны, логично было бы предположить, что большинство отсыпается перед началом занятий. Но с другой, мне ли не знать, как кадеты любят отмечать окончание каникул. И если вокруг тихо, значит, собрались где-то большой толпой и полог тишины навесили. А где они могли собраться? Вероятно, как обычно, у некромантов.

Да уж, всё как обычно: дядя Олит поощряет студенческие вечеринки, а разгонять их приходится мне. Всегда поражался, как этот поразительно безответственный человек может быть лучшим специалистом в таком сложном разделе магии, как некромантия. Да и по управлению факультетом у него не было нареканий. Но своим студентам он, на мой взгляд, давал слишком много вольностей. А на все замечания отвечал, что это только его дело.

Часы показывали одиннадцать вечера, время отбоя давно прошло, но я всё равно уверенно направился в корпус некромантов. Для начала зайду к дяде – он в такое время точно не спит, а уж потом загляну к кадетам. Не сомневаюсь, что без вечеринки не обошлось.

Апартаменты Олита располагались на первом этаже общежития его подопечных и по своей роскоши ничуть не уступали дворцовым. У дяди даже лакей был, которого он упрямо называл личным адъютантом. Да, конечно, адъютант, который когда-то в академии даже первый курс закончить не смог и теперь просто работал на подхвате у неугомонного декана некромантов. Вообще у дяди имелось столько причуд, что я давно устал удивляться.

Входя в гостиную покоев профессора Ринорского, я даже не сомневался, какую картину там увижу. Всё же это тоже было своеобразной традицией…

– Какие люди! – Олит отсалютовал мне бокалом, наполненным его любимым красным вином. – Лучик наш ненаглядный явился. Неужели Умник тебя отпустил?

– Как я мог пропустить начало учебного года? – ответил я, улыбнувшись. – Добрый вечер, дядюшки.

Рейдел кивнул, а Олит указал рукой на пустующее кресло. Меня всегда удивляло, как такие разные люди вообще умудрились подружиться? Но факт остаётся фактом: по непонятным причинам эти двое на самом деле являлись лучшими друзьями.

– Присоединишься? – спросил Рей. – Вино отменное. Олли расщедрился на одну из коллекционных бутылок.

– Увы, придётся отказаться, – сказал я, всё же занимая третье кресло за их столом. – Мне ещё студентов разгонять.

Олит закатил глаза и недовольно цокнул языком.

– Дай деткам расслабиться, – бросил он. – Пусть отдохнут, потанцуют, с девочками пообщаются. Сегодня у них последний день каникул.

– Да кто ж им запрещает? Я не против подобных мероприятий, но не на территории академии. К тому же отбой уже был.

– Знаешь, Дэл, – сказал Олли, чуть подавшись вперёд. – Мне иногда кажется, что ты уже родился стариком. Да и вообще, что у моего братца за дети? Один – скучный до зубного скрежета дракон, второй – умник с пугающей жаждой деятельности, третья – авантюристка, желающая убедить всех вокруг, что у неё нет мозгов.

– Вот заведи своих детей и критикуй их, сколько влезет, – отозвался я. – Боюсь даже представить, кто у такого отца может родиться.

– Может, сами боги тоже опасаются этого, потому я до сих пор один? – с наигранной печалью произнёс этот недоделанный актёр. – А может, моя суженая уже сотню лет спит в старом замке посреди леса… как в той сказке. И однажды я найду её и…

– Поднимешь? – предположил я. – Учитывая, что ты некромант, а она там давно мёртвая, то именно это и случится. Олли, я даже не удивлюсь, если однажды ты притащишь в свой дом свеженькую девушку-зомби и объявишь её супругой.

Он раздражённо прищурился, поджал губы и, подперев голову рукой, выдал:

– Зачем же поднимать? Я тут буквально час назад познакомился с двумя очаровательными красотками, одна из которых – лучшая ученица факультета следственного дела, а вторая – дракон. Вот теперь выбрать никак не могу, на какой жениться. Как думаешь, Лучик, у нас с твоей новой подопечной могут получиться летуны-некроманты?

Мы с дядей могли долго обмениваться колкостями – это являлось нашей обычной формой общения. Но упоминание Феи почему-то подняло в душе волну протеста. Не знаю, что именно я бы ответил Олиту и куда бы послал его с подобными планами, но Рейдел заговорил раньше:

– Кстати, Дэл, хорошо, что ты зашёл. Я как раз хотел поговорить с тобой по поводу успехов Карины.

Он сидел в кресле, потягивал вино и выглядел спокойным и расслабленным. Не знаю, как он умудрялся терпеть выходки и причуды Олита, но дружили эти двое уже почти три десятка лет. Даже в академию пошли преподавать вместе. Хорошо, хоть не на один факультет.

– Она так и не перекинулась, – с кислой усмешкой констатировал я.

– Хуже другое, – ответил Рейдел. – Девушка умудрилась так глубоко загнать свою драконью сущность, что я не могу на неё воздействовать. Карина искренне не желает становиться драконом и делает всё возможное, чтобы этого избежать, но… она точно не шпионка. Теперь я в этом уверен.

Ничего другого я услышать не ожидал. Хотя в том, что Фея не работает на моих врагов, теперь тоже не сомневался. Небольшое расследование, проведённое по моей просьбе, сделало картину более понятной. Судя по всему, девочку выманили из дома так же, как и меня. Её ухажёр, от чьего имени было написано письмо, сначала вообще заявил направленному к нему сыскарю, что знать не знает никакую Карину Амбер. Но потом признался, что ходил с ней на пару свиданий. Проиграл пари, вот и пришлось отдуваться. Он вообще говорил о Фее как о скучной простушке и уж точно не собирался на ней жениться.

Познакомиться с ней и закрутить роман его вынудил знакомый, которому парень проиграл в карты. Кстати, этого самого знакомого найти так и не удалось. По слухам, он отбыл к родным на север континента. Вот только никаких родственников у него там не было.

Ситуация выглядела погано. Судя по всему, Фею специально заманили в тот лес, фактически спланировав нашу встречу. Вопрос: чего хотели этим добиться? И каких подвохов мне теперь ждать от этого наивного рыжего создания?

– Твои ребята умудрились найти с ней общий язык, – продолжил Рейдел. – Так что с физической подготовкой у неё теперь всё хорошо. Выносливость на должном уровне. И у меня даже есть несколько идей, как всё-таки заставить её обернуться, не влияя прямиком на драконицу. – Он подался вперёд и с воодушевлением опытного исследователя сообщил: – Необходимы эмоции. Сильные. Зашкаливающие. Только не могу сказать, положительные или отрицательные. Карину нужно вывести из равновесия, сделать так, чтобы внутренний огонь разгорелся сам. И тогда оборот пройдёт проще.

– Ты предлагаешь мне её разозлить? – удивился я.

Вообще, Рейдел всегда отличался на редкость мирными способами обучения. Даже странно слышать от него такое.

– Да он, кажется, решил довести несчастную до отчаянья, – с неменьшим удивлением бросил Олит. И поинтересовался, обратившись к другу: – Рей, ты точно здоров?

– Не надо на меня так смотреть, – улыбнулся тот. – Я просто трезво оцениваю ситуацию. И понимаю, что если Дэлир заставит её обернуться, то девочка закроется. Уйдёт в себя, возможно, постарается окончательно задавить внутреннего дракона, в результате чего сама себя угробит. А оборот, спровоцированный нервным срывом, наоборот, даст выход эмоциям. Тут будет важно вовремя вернуть её в человеческую форму.

 

– Да ты стратег, – с иронией бросил Олит. – А нервы этой несчастной тебе не жалко?

– Из двух зол я предпочитаю выбирать меньшее, – спокойно пояснил Рей. И снова посмотрел на меня. – У неё крепкая психика. Учитывая, что Карина девятнадцать лет жила как леди, она удивительно быстро приняла реалии академии, даже подругами обзавелась. Но всё же постарайся не перегнуть палку.

– Ты предлагаешь мне лично этим заниматься? – хмуро уточнил я.

– А ты готов подставить под удар кого-то другого? – вопросом на вопрос ответил Рейдел. – Вряд ли.

Эту информацию следовало спокойно обдумать, осмыслить, взвесить все за и против. Но для начала стоило встретиться с самой Феей и, так сказать, прощупать почву. Рей, конечно, прекрасно разбирался в вопросах оборота, но всё-таки он не был драконом. А значит, вполне может ошибаться. Хотя проигнорировать советы дяди я тоже не мог. И даже если мне не нравится его идея, в ней явно что-то есть.

Ладно, разберусь с этим завтра. А пока меня ждали разгулявшиеся кадеты и роль самого главного блюстителя морали всей академии.

* * *

Карина Амбер

Танцевать меня учили все понемногу. Оказалось, что это просто и по-настоящему весело. Я плясала с таким восторгом, будто в мире вообще не было ничего прекраснее таких вот развлечений. За вечер умудрилась перетанцевать, кажется, с половиной собравшихся парней. Но чаще других рядом со мной оказывался именно Рори. Он смотрел на меня с таким восторгом, от которого я откровенно смущалась. Но это казалось мелочью по сравнению с заводными танцами и той яркой теплотой, что теперь царила у меня в душе!

Гитаристы играли отменно! Почти все мелодии были подвижными и ритмичными, но по просьбам они исполняли и медленные лирические песенки. И если в первые два раза во время таких вот композиций я предпочитала отдыхать на лавочке, то на третьей Рори меня не отпустил.

– Фея, ты ведь ещё не знаешь, что такое медленные танцы, – провокационно заявил он, удерживая меня за руку. – Давай? Тебе понравится.

– Но я устала, – простонала в ответ. – Ноги гудят.

– Ничего, во время танца отдохнёшь, – сказал он. И, не дожидаясь ответа, притянул к себе.

Обнял за талию, провёл свободной рукой по моему предплечью и переплёл наши пальцы… а потом начал медленно двигаться, вторя переливам нежной, немного грустной мелодии. Я, привычная во время танца подчиняться партнёру, старалась повторять его движения. И в какой-то момент возникло ощущение, что мы единое целое. Пара, связанная волшебной силой чарующего танца.

Мотив ускорялся, плавное звучание струн сменилось гитарным боем. Я чувствовала эту музыку так остро, будто она проникла в моё сердце, поразила душу. И мы кружили, прижимаясь друг к другу, отражая в движениях собственные эмоции. Мне казалось, будто я взлетаю высоко в небо, хотя на самом деле Рори просто закружил меня, приподняв над полом…

И вдруг мелодия оборвалась. Резко, без переходов, будто исполнители просто зажали струны инструментов. Мы остановились, я в недоумении посмотрела по сторонам, пытаясь понять, почему ребята прекратили играть. И неожиданно наткнулась на холодный взгляд знакомых зелёных глаз.

Луч стоял у самого входа, опершись плечом на дверной косяк. Руки он скрестил на груди и в целом выглядел спокойным и расслабленным, но на губах застыла недовольная, немного усталая усмешка.

– Даю пять минут, чтобы закончить этот балаган.

Он не повышал голос, но его услышал каждый. И едва эти слова прозвучали, всё вокруг мгновенно пришло в движение. Демонстрируя удивительную слаженность, кадеты принялись убирать подносы с едой, собирать стаканы, расставлять в правильном порядке столы. Гитаристов сразу как ветром сдуло, за ними к выходу направились и другие ребята.

Что-то пробурчав себе под нос, Рори ринулся к столу с алкоголем, где кто-то уже собирал в коробки полупустые бутылки. Я тоже хотела пойти за ним и предложить свою помощь, но снова взглянула на Луча… И вдруг направилась прямиком к нему, будто меня кто-то потянул за незримую верёвочку. Но что хуже всего, я даже не подумала сопротивляться этому странному воздействию.

– Занимательное платьице, – хмыкнул дракон, когда я остановилась перед ним. Он, не стесняясь, разглядывал мои ноги, затем медленно поднял взгляд выше и только потом посмотрел в глаза. – Идем, Фея.

А я даже не подумала возразить.

Дэлир пропустил меня вперёд, а сам вышел следом. И, судя по самоуверенному виду, его ни капли не волновало, что он испортил всем веселье. Я видела, что ребята смотрят на меня с неодобрением, чувствовала на себе десятки укоризненных взглядов, но ничего не могла с собой поделать. Пошла за Лучом как привязанная.

Покинув обитель некромантов, мы вышли на улицу, но, к моему удивлению, повернули не к женскому общежитию, а направились к небольшому скверу, расположенному за зданием столовой. Неспешно шагали по широкой дорожке, укрытой кронами высоких дубов, словно навесом. Желтоватые фонари освещали всю аллею, создавая этакую сказочную атмосферу. Лёгкий ветерок играл в ветвях, шуршал листьями и будто бы специально пытался приподнять мою и без того короткую юбку. Приходилось придерживать её руками, чтобы не случилось очередного казуса.

– Кто тебя напоил? – спокойно поинтересовался идущий рядом Дэлир.

– Сама, – ответила, глядя себе под ноги. А ведь хотела сказать, что не пила… но, кажется, язык меня совсем не слушался.

– А ты знаешь, что драконам, не прошедшим оборот, нельзя алкоголь и никакие, даже самые слабые наркотические вещества?

– Почему? – не поняла я.

– Потому что всё это слишком сильно действует на сознание и ослабляет самоконтроль, – ровным тоном бросил Луч. – А у тебя его сейчас нет вообще. Отключён. Полностью.

– И что это значит? Ведь выпила всего пару бокалов.

Я совершенно не чувствовала себя пьяной. Да, некоторая лёгкость в мыслях всё ещё сохранялась, но в остальном сознание казалось кристально ясным.

– Не понимаешь? – Он остановился и развернулся ко мне. – Ладно. Сейчас покажу.

И замолчал, посмотрев в сторону горящих вдоль дорожки фонарей. А потом спросил странным тоном:

– Скажи, какое самое большое унижение для девушки?

– Позор, – ответила первое, что пришло в голову.

– А для солдата?

– Не знаю. – Пожала плечами. – Может… поражение?

– Ладно. – Луч чуть склонил голову набок. – А как проигравший признаёт поражение?

Ответ на этот вопрос я знала из уроков истории в школе благородных девиц.

– Он становится на колени перед победителем и опускает голову.

Дэлир посмотрел на меня с сомнением, будто раздумывал, что делать дальше. И вдруг выдал совсем другим, куда более холодным тоном:

– Карина, не знаю, что именно ты сегодня пила, но это явно было не простое вино, а нечто влияющее на психику. И если я сейчас скажу тебе встать на колени, ты подчинишься, даже несмотря на всю твою гордость. В настоящий момент ты абсолютно безвольная. Сделаешь всё, что скажут. – И, усмехнувшись, спросил: – Веришь, или продемонстрировать?

Я сглотнула, чувствуя, как внутри всё холодеет. На мгновение представила, что он правда сейчас отдаст этот жуткий приказ… и с ужасом поняла, что подчинюсь вопреки всему.

– Верю, – мой голос сел до хрипа.

– Это радует, – равнодушно бросил Дэлир. И, вздохнув, резко перевёл тему: – Расскажи, как ты попала в тот лес, где мы встретились?

Отвечать не хотелось. Но рот словно сам договорился с памятью, минуя моё позволение.

– Я должна была встретиться с… возлюбленным.

– Ночью под дождём? – недоверчиво уточнил Луч.

Мне совершенно не хотелось с ним откровенничать и уж тем более говорить о Ромине. Но промолчать я снова не смогла. Кажется, кое-кто всё-таки решил показать, что такое потеря контроля над собственной волей.

– Ромин написал мне письмо и назначил встречу. Я не могла не пойти. – И, сама не знаю зачем, пояснила: – Он собирался просить моей руки.

Некоторое время Луч молчал, вглядываясь в моё лицо. А потом выдал то, от чего я просто впала в ступор.

– Лорд Ромин Долити утверждает, что ничего тебе не писал. Более того, в тот вечер он находился в столице. А портальной станции в твоём городке нет. Самый быстрый способ добраться – антария. И на это ушло бы не меньше восьми часов.

– Но… – У меня в лёгких как-то резко закончился воздух. – Это же был его почерк!

Луч смотрел на меня с откровенной снисходительностью, а его губы искривила лёгкая холодная насмешка.

– Вы мне не верите? – удивлённо выпалила я, поражаясь собственному выводу. – Может, ещё скажете, что я специально в том лесу оказалась? Дождалась вашего появления, а потом, как вампир из сказок, напилась вашей крови?

А он… промолчал, явно не собираясь возразить, что я говорю абсурдные вещи. Будто на самом деле рассматривал такую версию.

– Митор Ринорский, простите, но это бред! – бросила я, обхватив себя руками. – Или вы считаете, что я сама, по своей воле решила бы стать драконом? Да я даже не догадывалась, что вообще имею отношение к имари!

– Ладно, Фея, не злись, – примирительно проговорил Луч и вдруг улыбнулся… да так тепло, что я забыла, почему только что так искренне возмущалась. – Пока фактом остаётся только наша встреча и то, что она была кем-то подстроена. А вот для чего – у меня даже вариантов нет.

– Может, совпадение? Такое ведь бывает? – растерянно проговорила я.

– Бывает, – согласился он и тут же возразил: – Жаль, не в этом случае. И потому, Карина, я хочу, чтобы ты обращала внимание на каждого своего нового знакомого и с посторонними держала язык за зубами. А если заметишь какие-то странности… сразу сообщай мне.

Кивнула, хоть и не совсем понимала, зачем всё это нужно Лучу. Я никак не могла поверить, что Ромин не писал мне письмо. Это казалось бредом, наговором, клеветой! Ведь мы же гуляли с ним в том лесу. Именно я показала ему восхитительное место под ивой, откуда открывался прекрасный вид на пруд. Он улыбался мне, обнимал… целовал. Намекал на серьёзность своих намерений. Да он почти прямым текстом говорил, что желает видеть меня своей женой! И почерк в записке точно был его.

Но что же теперь делать? Кому верить? Ромину – нежному, внимательному, чуткому… или Дэлиру, который, возможно, специально обманывает, чтобы очернить моего почти жениха?

Я подняла взгляд и посмотрела на стоящего передо мной молодого мужчину. А ведь мы не виделись с ним больше месяца. Интересно, где он пропадал? Доложили ли ему о моих успехах в теории и физподготовке… и полном провале попыток оборота? Исполнит ли он свою угрозу? Заставит ли меня обернуться?

Кстати, сегодня Луч был одет не по форме – в серые брюки, голубую рубашку с мелкими белыми пуговицами и синий щегольской пиджак. Две серебристые пряди выгодно подчёркивали смоляную черноту его волос, которые сегодня снова были аккуратно зачёсаны набок и заправлены за уши.

От образа дикаря, свалившегося на меня той злополучной ночью в лесу, не осталось ничего… Кроме разве что поразительно ярких зелёных глаз, в которые мне почему-то сейчас так нравилось смотреть. Даже в тусклом свете фонарей они казались такими притягательными, что отвернуться никак не получалось. Они манили, держали, затягивали в свой завораживающий омут. И выбраться из этого плена не получалось никак… да и не особенно хотелось.

Мы стояли напротив… смотрели друг на друга и молчали.

Вдруг Дэлир шагнул ближе. Не отводя взгляда, легко коснулся пальцами моего подбородка, погладил по щеке… и так же неожиданно отстранился. При этом я умудрилась заметить, как на его лице появилось открытое удивление, которое тут же спряталось за привычной бесстрастной маской. И всё же Луч, кажется, сам не ожидал, что прикоснётся ко мне. Тем более так… ласково.

А вот я вообще теперь не очень хорошо соображала. Всё, что могла – это смотреть в зелёные глаза и отчаянно пытаться вернуть собственное куда-то сбежавшее самообладание.

– Тебе давно пора спать, Карина. Утреннее построение в восемь, – проговорил Дэлир, отворачиваясь. – Идём, провожу до общежития.

Больше в этот вечер он не сказал ни слова. Даже вместо прощания ограничился простым кивком. А я быстро поднялась на второй этаж, сбросила одежду, забралась в кровать и почти сразу уснула. Будто даже сейчас спешила выполнить волю Луча.

Боги, неужели всё это из-за одного-единственного странного напитка?

Всё, никогда больше не приму сомнительное зелье из рук некроманта, возомнившего себя великим алхимиком!

 
* * *

Меня разбудил звук голосов, к счастью, на этот раз женских. Кое-как разлепив веки, я приподнялась на локтях и в недоумении уставилась на двух незнакомых девиц, о чём-то активно спорящих возле шкафа.

– Да Каринины это вещи, – сонным голосом проговорила Люси, сидевшая на соседней постели. – Не шумите. Она нормальная и понятливая. Попросите, она всё освободит. Только давайте тише… и без вас голова болит.

Люсильда упала на подушку и крепко зажмурилась, будто ей на самом деле было очень больно. Я же вроде чувствовала себя вполне нормально, но точно не отказалась бы поспать ещё хотя бы часа два.

– Значит, ты – Карина? – обратилась ко мне одна из вновь прибывших. – Ты в курсе, что заняла наши полки?

Я перевела взгляд на открытый шкаф, у которого стояла вторая девушка. Кстати, выглядела она куда более дружелюбно, чем первая. Хотя они обладали схожей внешностью: обе невысокие, стройные, я бы даже сказала – миниатюрные. Обе с длинными русыми косами и довольно простыми, но симпатичными лицами. Только первая, та, что стояла ближе, явно была старше… и агрессивнее.

– А ты – Дина, я права? – обратилась я к ней. – Мне Люси про вас с сестрой рассказывала.

– Замечательно, – равнодушно бросила та. И приказным тоном выдала: – Освободи шкаф.

– Да я бы с радостью, – ответила, потянувшись. – Но куда мне вещи девать?

– Это только твои проблемы, – отмахнулась девушка и, чуть склонив голову набок, бросила: – Или ты сейчас убираешь их сама, или это сделаю я. Но тогда все твои платьица окажутся на полу.

Видят боги, я не хотела конфликта, да ещё и с утра в первый день учёбы. Но эта грубиянка вела себя просто отвратительно! За месяц жизни в академии у меня получилось привыкнуть ко многому: к нагрузкам, к общему душу и уборной, даже к подчинению приказам старших по званию. Но вот научиться мириться с чужим хамством так и не смогла.

И всё же я была леди, а леди должны уметь сглаживать углы и гасить конфликты. До сих пор меня данная способность очень выручала. Возможно, и сейчас поможет?

– Дина, я признаю, что самовольно заняла ваши части общего шкафа, – проговорила, поднявшись на ноги. – Но вас не было, потому я решила, что могу на некоторое время использовать их для своих вещей. Давай договоримся так: после занятий я разберусь с этим вопросом.

– Нет уж, дорогая. Давай сейчас! – грубо возразила девушка.

– Дина, не горячись, – сказала её сестра, подойдя ближе. – Всё равно сейчас у нас нет времени разбирать сумки. Это может подождать. Карина только что проснулась, видит нас с тобой впервые. Не стоит начинать знакомство с конфликта.

Золотые слова! Я даже благодарно улыбнулась Флоре, она в ответ задорно подмигнула. Люси рассказывала, что Фло учится на втором курсе факультета целительства и, в отличие от вспыльчивой сестры, является прекрасным дипломатом. По словам Люсильды, эта девушка умудрялась находить общий язык со всеми без исключения. Её даже аристократки из «моей свиты» уважали. Потому я не сомневалась, что мы с ней подружимся. А вот с Диной – вряд ли.

Размышляя о новых соседках и их таких разных характерах, я надела халат и покинула комнату. Неспешно добрела до душевой, открыла дверь… и застыла, с непониманием глядя на собравшуюся там толпу. Девушек было не просто много – казалось, тут в один момент собрались все жительницы нашего этажа. Одни спокойно стояли у стеночки, другие – беседовали, третьи – нетерпеливо возмущались. Сейчас все восемь кабинок были заняты, и у каждой закрытой шторки в ожидании толпились не меньше пяти человек. У раковин и вовсе творилось нечто невообразимое. Кадетки умывались, чистили зубы по три у одного крана. Толкались, причитали, тихо переругивались…

– Ого! – послышался рядом со мной голос Люси. – Вот это ажиотаж! Я и забыла, что теперь у нас тут каждое утро будет аншлаг.

– И что делать? – растерянно спросила я. – Мы же так не успеем на построение. Эти очереди…

Соседка усмехнулась, взяла меня под руку и вывела в коридор.

– Пойдём, открою тебе великую тайну женского общежития.

– Неужели ты знаешь здесь запасной душ? – недоверчиво уточнила я.

– Ага, можно сказать и так, – ответила Люси и загадочно улыбнулась.

Она решительно шагала к лестнице. Причём не к той, которой мы пользовались обычно, а к другой, расположенной в дальней части здания. Потом мы спустились прямиком в подвальный коридор, оказавшийся хоть и тёмным, но удивительно чистым. И вот там, за одной из дверей, обнаружилась… ванна. Самая настоящая, овальная, на изогнутых позолоченных ножках. Более того, вся комната выглядела вполне пристойно: на стенах и полу красовалась зеленоватая плитка с золотистым рисунком, над широкой раковиной висело большое овальное зеркало в позолоченной раме, и даже плетёный коврик имелся!

– Ничего себе! – вырвалось у меня.

– Потом полюбуешься, – бросила Люси, направляясь прямиком к ванне. – Я первая. Можешь пока умыться.

Увы, шторки, как в душевой, тут не было, но Люсильду подобная мелочь не особенно волновала. Она разделась, ни капли меня не стесняясь, включила воду и перешла к водным процедурам. Помылась девушка очень быстро – на всё про всё у неё ушло не больше пяти минут. Когда же, выбравшись из ванны, она сообщила, что до построения осталось двадцать пять минут, я мигом сбросила одежду и влезла под струи воды, сама от себя не ожидая такой прыти. И правда, какой смысл стесняться, когда мы тут вдвоём и месяц уже живём в одной спальне.

Мне нравилось подолгу нежиться под душем, но в военной академии пришлось об этом забыть. Да и сложно расслабиться в комнате, куда в любой момент кто-то может зайти. Другое дело – здесь. Эх, если бы не построение, я бы точно набрала полную ванну и пролежала бы в ней не меньше часа. Увы, пришлось отложить планы до лучших времён и поторопиться.

– Так и откуда тут всё это? – спросила, выключив воду.

– Если честно, не знаю, – пожала плечами соседка. Она уже успела расчесать и высушить магией свои светлые волосы и теперь сноровисто заплетала их в косу. – Помнишь, я тебе говорила, что одно время встречалась с драконом. Именно он меня сюда приводил. Тут ещё спальня есть, вполне, кстати, приличная. Я бы её даже роскошной назвала. Остальные двери закрыты… точнее, не вскрыты.

– Странное место. Кому понадобилось оборудовать комнаты в подвале? Тут же нет ни единого окна.

– Понятия не имею. – Соседка расслабленно опёрлась спиной на стену.

– А почему другие сюда не ринулись? Или ты одна знаешь про эту ванную?

– Почему же, многие знают. А вот пройти сюда может далеко не каждый. Там на входе защита стоит, ты разве не заметила?

Я как раз закончила вытираться, надела халат и уже хотела попросить Люси высушить мою шевелюру, но она поняла меня без просьб. Подошла и стала медленно водить ладонями над моими волосами. Под действием исходящей от неё энергии мокрые локоны мгновенно становились сухими и даже блестели по-особенному красиво. Интересно, а у меня когда-нибудь так получится?

Эти манипуляции не заняли много времени, и спустя всего пару минут мы уже бодро шагали обратно по подвальному этажу.

– Спасибо, что открыла мне этот секрет женского общежития, – с улыбкой поблагодарила я подругу.

Она же в ответ только махнула рукой и остановилась.

– Вот, смотри, – Люси придержала меня за локоть перед самым выходом на лестницу. – Видишь полупрозрачную плёнку в воздухе? Именно так выглядит магический барьер. И его, Кари, может преодолеть только дракон. Я смогла пройти только потому, что держалась за тебя. Так что это сделка. Я показала путь, а ты обеспечила мне проход. Но лучше всё равно никому не говори, что знаешь про это место. И одна сюда не ходи.

– Почему?

– Мало ли, – бросила девушка. – Парни с драконьего факультета иногда сюда девушек водят, иногда сами забредают. Ещё нарвёшься на кого-то из них, испугаешься. К тому же, мне не сложно составлять тебе компанию. Особенно когда в общей душевой столпотворение гряз-нуль.

Мы поднялись наверх и уже почти вышли в коридор, когда Люсильда снова поймала меня за руку, вынуждая остановиться.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30 
Рейтинг@Mail.ru