Я не хочу быть драконом!

Татьяна Зинина
Я не хочу быть драконом!

Глава 6

Дэлир Ринорский

Совещание шло уже не первый час. За окнами большого зала давно стемнело, но к общему решению, устраивающему всех, мы до сих пор так и не пришли. И вряд ли придём. По крайней мере, не сегодня точно. Все слишком устали, а озвученную информацию ещё нужно как-то переварить, осмыслить. Нет, я, конечно, понимаю, что отцу хочется как можно скорее разобраться с возникшей проблемой, но не думаю, что день или два сыграют существенную роль.

– Мне кажется, стоит продолжить завтра, – глядя на отца, проговорил Александр.

Неужели хоть кто-то озвучил эту дельную мысль? А то мне уже искренне надоело наблюдать, как спорят министры внешней разведки и внутренней безопасности – миторы Литог и Денвиш. Они вообще не очень хорошо ладили, и, если их мнения по какому-то вопросу расходились, что случалось почти всегда, могли доказывать свою правоту бесконечно.

Остальные собравшиеся в зале совещаний по большей части молчали, обдумывая ситуацию. Но отцу было важно найти решение, и как можно скорее.

– Ладно, – кивнул император, недовольно поджав губы. – Но, надеюсь, завтра у вас появятся дельные предложения.

– Не сомневаюсь в этом, – ответил Алекс, первым поднимаясь из кресла. – Не зря говорят, что утро мудрее вечера.

Я посмотрел на него с благодарностью. Всё же хорошо, что в нашей семье есть хоть кто-то настолько спокойный и здравомыслящий. Лучшего кронпринца в империи просто и быть не могло. Себя в этой роли я даже не рассматривал. Что-что, а политика – это точно не моё. Утомляет.

Лениво наблюдая за выходящими из зала министрами, советниками и миторами, я вдруг наткнулся на внимательный взгляд чуть раскосых светло-голубых глаз наставника, сидящего напротив… и всё моё раздражение в один момент испарилось. Удивительно, но ни отец, ни брат, ни именитые маги из Виртеса не имели на меня такого влияния, как этот дракон.

Аргоил Лефрид был правителем княжества Имари, входящего в состав нашей империи. Фактически именно благодаря ему и моей матери представители его народа смогли жить на поверхности, а не прятаться под землёй. Но это давняя история… Хотя иногда мне казалось, что он взялся за моё обучение исключительно из благодарности родителям. Чем ещё можно объяснить, что чрезвычайно занятой князь решил лично возиться с пацаном, в котором неожиданно проснулись способности дракона?

Вскоре в просторной комнате с большим овальным столом остались только мы с братом, отец и Арго. Поочерёдно посмотрев на каждого, Алекс прошёл к двери, закрыл её на ключ и щелчком пальцев активировал полог тишины. Наблюдая за его действиями, я не смог сдержать удручённого вздоха. Увы… для нас совещание ещё не закончено.

– Дэл, хватит строить из себя утомлённого героя, – бросил Александр, одарив меня строгим взглядом. – Между прочим, вопрос, который мы тут пытаемся решить, касается тебя больше других.

– Потому что именно мне предстоит воплощать ваше решение в жизнь? – бросил я в ответ. – Но в этих многочасовых разговорах об одном и том же нет никакого смысла. В любом случае у нас слишком мало информации. А без неё любое ваше решение может стать фатальной ошибкой.

– И что ты предлагаешь? – спросил отец, подперев голову рукой. – Сидеть и ждать, когда гарданцы перетянут на свою сторону всех имари? Или сразу заявить об отделении княжества от империи? Это чревато большими последствиями. Сейчас драконы служат в нашей армии, но что будет, если страны разделятся? Учитывая, при каком эмоциональном градусе это происходит?

– Отец, я могу поручиться за каждого дракона, служащего в нашей армии. Ни один из них никогда не пошёл бы на убийство гражданских, да ещё и своей страны. Уверен, это кто-то из простых имари.

– Такая вероятность есть, – подал голос князь, задумчиво постукивая пальцами по столу. – Пострадавшие деревни были сожжены в считаные минуты. Но для слаженного манёвра нескольких драконов нужны либо годы тренировок, либо звезда.

– Все драконы, способные образовать звезду, давали клятву защищать империю, – устало ответил я. – Ты же сам это знаешь.

– Дэл, клятву можно обойти, – проговорил отец, а в его голосе проскользнуло нечто похожее на сочувствие. – Я знаю, как ты относишься к своим подопечным, но предателя стоит искать именно среди них.

Я сильнее стиснул зубы и отвернулся к окну. Слышать это было горько. А слышать это от отца оказалось неприятно вдвойне. Увы, он крайне редко ошибался в своих суждениях.

– Дэл, папа прав, – не смог промолчать Александр. – Нападений было три, и в каждом из них драконы действовали очень слаженно. По-военному чётко. Нападали на глухие изолированные поселения. Выжигали всё…

– Я в курсе, – оборвал брата. – А ещё мне известно, что центром боевой звезды может стать не только дракон. Но и маг. Почему вы не рассматриваете этот вариант?

– Потому что людей, способных на такое, очень мало, – спокойно ответил Александр.

– Любой из потомков Маркуса Симса, создавшего летунов, – не сдавался я. – Любой, Алекс. А всю линию его родственников за тысячу лет до наших дней проследить невозможно.

– Ладно, – недовольно согласился кронпринц империи. – Но давай вспомним нападение на тебя. Здесь-то ты не станешь отрицать, что твои действия просчитали? А значит тот, кто это затеял, прекрасно с тобой знаком.

Он был прав. Но признавать это вслух мне не позволила гордость.

– Дэлир, в твоём ближнем круге есть тот, кто работает против нас и империи, – продолжил Алекс. – Его нужно вычислить, и как можно скорее. Ты ведь слышал доклад митора Денвиша? Люди напуганы. Про нападения на деревни не печатали в газетах и не делали репортажи для кайтивизоров, но всем рты не заткнёшь. Они боятся драконов… и боятся не зря. История ясно показывает, на что способны обезумевшие летуны.

– Не сравнивай! – бросил я, не скрывая раздражения.

– Пойми, Дэл, если мы не примем меры, начнутся волнения, агрессия населения коснётся не только драконов, но и магов, – заявил мой чрезмерно умный братец. Вот не зря дядя прозвал его Умником. – Это может привести к гражданской войне. И не стоит забывать про гарданцев, которые спят и видят, как бы нас уничтожить. Я вообще ни капли не сомневаюсь, что всё происходящее – их рук дело.

– Согласен с тобой, – сказал ему император. – Это похоже на их методы. Они любят многоходовые комбинации. Но пока у нас нет ни доказательств, ни зацепок. Нужно найти тех драконов, которые напали на Дэлира. Может, тогда что-то прояснится.

– Есть ещё девушка, – бросил я, глядя в глаза отцу.

– Та, о которой ты упоминал в отчёте? – уточнил папа. – Думаешь, не совпадение?

– Если в этом замешаны гарданцы… а они замешаны, то слово «совпадение» можно вычеркнуть, – ответил я. – Правда, мне всё равно пока непонятно, какой им от неё прок?

– Тут несколько вариантов, – спокойно проговорил Аргоил. – Вероятнее всего, главная причина в том, чтобы подобраться как можно ближе к тебе. Но они не могли знать, что твоя кровь, попавшая в её организм, сделает девочку частью твоей звезды. Думаю, расчёт был на то, что рядом с тобой её драконья сущность просто активируется… Такое ведь уже случалось, помнишь?

Конечно, я помнил. Но тогда мне было всего пятнадцать, и я с трудом контролировал собственные способности. В тот раз из-за моей несдержанности задавленный сывороткой драконий ген активировался у целой семьи. А ведь я просто вспылил, когда они проходили мимо. К счастью, Арго был рядом, и ситуацию удалось разрешить без печальных последствий. Вот только в городе стало на четыре летуна больше.

– Тот, кто заманил тебя в тот лес, знал, что ты заберёшь девочку в академию. Как раз в этом тебя можно было просчитать, – добавил князь.

– Я не могу убрать её из звезды, – проговорил я, глядя ему в глаза. – Сейчас это её убьёт.

– И не нужно, – покачал головой Арго. – Пусть всё остаётся как есть. Если я правильно понимаю ситуацию, скоро возле этой девочки начнёт крутиться кто-то, кто в будущем должен оказать на неё влияние. Тот, кто заставит её исполнить в этой игре нужную роль.

– Значит, – я задумчиво провёл кончикам языка по острым зубам, – мне лучше всего держаться от неё подальше?

– Ты не сможешь. – На лице Арго появилась хитрая улыбка. – Инстинкты не дадут. Она для тебя – подопечная. Твоя звериная часть чувствует ответственность за неё. И если узнаешь, что нужен ей, то всё равно будешь рядом. По крайней мере, до тех пор, пока она не окрепнет как дракон.

– А что потом? – спросил Алекс, который хотя бы в этой области знал далеко не всё. Умник.

– Потом, если возникнет необходимость, Дэлир сможет её отпустить, – пояснил Арго и, переведя взгляд на моего отца, добавил: – А мы получим возможность узнать, как именно эту пешку собираются разыграть гарданцы.

* * *

Карина Амбер

Иногда в жизни бывают ситуации, когда кажется, что всё ужасно плохо и хуже просто некуда. К общей апатии добавляется чувство безнадёги, грусти, одиночества… Душа рыдает, мысли переполняет жалость к себе. И в такие моменты очень важно просто найти силы оттолкнуться от дна собственной эмоциональной ямы и выплыть из такого состояния. Необходим рывок… хотя бы один. Но сделать его может не каждый.

Я смогла. Хотя, наверное, выплыла на чистом упрямстве. День за днём заставляла себя вставать с постели, отправляться на занятия с профессором Тьёри, исполнять задания Кайра и Рана. И в какой-то момент поняла, что не так уж всё это и сложно. А может, просто привыкла?

Первую неделю было тяжело и физически, и морально. Во вторую – тело начало привыкать к нагрузкам, и я даже стала получать от тренировок некое странное удовольствие. В третью – установленный наставником режим стал настолько привычным, что возникло ощущение, будто я так всегда жила. Но, самое главное – мне удалось научиться самой контролировать внутренний огонь. Нет, под прямыми лучами Селимы я всё ещё чувствовала себя не очень хорошо, но теперь хотя бы могла обходиться без вмешательства наставника.

 

Да, я приняла изменения в собственной жизни, но от желания вернуться домой не отказалась. Мне было проще думать, что всё происходящее вокруг – этакое необычное развлечение или приключение. Временное. Которое скоро закончится. И как только перестала противиться происходящим переменам, мне стало гораздо легче их воспринимать.

На самом деле мне очень помогла Люси, хотя её помощь выглядела своеобразно. Она не жалела меня, не пыталась подружиться, не лезла в душу. Но, видя, что я в очередной раз скатываюсь в апатию, Люсильда всего парой метких фраз умудрялась возвращать меня обратно в нормальное, пусть и раздражённое, состояние.

К примеру, видя, что вот-вот расплачусь, она говорила, что веду себя как «аристократическая тряпка». Когда я уставала и, постанывая от боли в мышцах, лежала на кровати, она предлагала сразу отправиться в лазарет, чтобы не мозолить ей глаза своей больной тушкой. Если я отказывалась от еды, она пожимала плечами и просто выбрасывала мою порцию. Если я вспоминала дом, балы и прошлую жизнь, Люси разворачивалась и делала вид, что ей всё равно и она не собирается слушать о таких скучных вещах.

Поначалу я считала соседку недалёкой грубиянкой, но потом поняла, что именно её колкости не дали мне окончательно утонуть в собственной печали. И, признав это, в корне изменила своё отношение к ней. Можно сказать, что с того момента и началась наша настоящая дружба.

По мере приближения осени почти пустое женское общежитие начало наполняться жильцами. От комендантши я узнала, что во всей академии числится всего семьдесят две девушки… и это на триста пятьдесят парней. Большинство кадеток учились именно на целительском факультете, куда меньше – на остальных факультетах, а уж среди летунов я вообще была единственной.

Во многом из-за этого моя персона вызвала немалый интерес среди соседок по спальному корпусу.

Ко мне подходили знакомиться, проявляли дружелюбие, делились привезёнными из дома сладостями. А смотрели на меня и вовсе, как на диковинку. Поначалу это даже льстило, потом начало раздражать. В итоге… я просто привыкла. Приняла происходящее как должное. Неудивительно, что к началу нового учебного года я умудрилась обзавестись огромным количеством знакомых и приятельниц.

Отдельным костяком выделялись те немногие аристократки, что тоже учились в академии. Они сразу узнали во мне «свою», я тоже была искренне рада встретить здесь людей своего круга. Саманта, Доминика и Вилена жили в конце коридора на нашем этаже. Все они прибыли из разных уголков империи, все являлись представительницами аристократических родов, а учились на факультете целительства, но на разных курсах.

Негласным лидером в их компании считалась Доминика, как самая старшая. Именно она как-то вечером подошла ко мне в столовой и предложила свою помощь и покровительство. Помню, сначала мне очень хотелось отказаться, но когда молодая леди с невозмутимым видом сообщила, что такие, как мы, должны держаться вместе, я почему-то приняла её предложение.

У этих девушек была традиция – каждое воскресенье они организовывали для себя своеобразные светские мероприятия: иногда – обычные чаепития, иногда – прогулки, иногда – пикники. Бывало, к ним присоединялись парни – кадеты из аристократических родов, и тогда юные леди буквально расцветали. Для них такие события являлись островком привычной жизни, оставшейся где-то за забором академии.

Однажды я спросила Саманту, самую тихую и скромную из этой компании, как она вообще попала в академию? А девушка в ответ просто пожала плечами и сказала, что видит в помощи военным своё призвание. Оказалось, в войне с Гарданией погибли её бабушка и дедушка. Он командовал отрядом стрелков, она была магом-целителем. Понятное дело, что Саманта старших родственников никогда не видела – война закончилась двадцать семь лет назад, – но ей о них часто рассказывала мама. И, что удивительно, никто даже спорить не стал, когда молодая наследница графства Роус решила учиться в военной академии.

Другие девушки тоже имели свои причины поступить сюда, но все они пришли к этому решению сами, а вот у меня, увы, выбора не было. Хотя, всё же наши ситуации нельзя сравнивать. Они отучатся, может, встретят здесь своих будущих мужей, или после окончания академии несколько лет поработают в госпиталях, потом вернутся в родные пенаты. А что ожидает меня? Даже думать не хочется…

Черед два дня после знакомства эти молодые леди стали уговаривать меня перебраться в их комнату. Утверждали, что мне будет проще среди равных. И я поначалу согласилась, даже отправилась собирать вещи, но быстро передумала. Как ни странно, но мне показалось предательством покинуть язвительную Люсильду ради троицы воспитанных аристократок. Так я и осталась на старом месте, пообещав себе, что подумаю о переезде позже, когда объявятся ещё две наши соседки. Кто знает, может, мы с ними не уживёмся? И тогда я с чистой совестью переберусь к Доминике, Саманте и Вилене.

Кстати, Люси называла этих леди моей «свитой», а меня окрестила королевой драконьего факультета. Учитывая, что я там была единственной девушкой, этот титул даже оспорить было некому. Правда, моя жизнь не особенно соответствовала королевской, но это меня не сильно волновало.

В остальном всё тоже наладилось. Я прочитала несколько книг по теории магии и благодаря урокам профессора Тьёри теперь могла концентрировать энергию огня на собственной ладони и превращать её в горящий шарик. Ещё я почти научилась плавать – медленно и недолго, но уже это можно считать огромным достижением. Моё тело стало сильнее, выносливее, мышцы после тренировок больше не болели, да и Кайр с Раном были мной довольны.

И только один момент оставался неизменным – перекинуться в дракона я так ни разу и не смогла… к моей тихой, но большой радости.

* * *

Сегодня, в последний вечер уходящего лета, в очередной раз явившись на тренировку к лорду Тьёри, я решила снова задать ему волнующий меня вопрос.

– Профессор, а что будет, если я так и не научусь оборачиваться? – спросила, привычно разместившись на деревянном настиле.

Наставник смерил меня нечитаемым взглядом и тоже опустился напротив. Сегодня он был без пиджака, в одной светло-голубой рубашке, а привычные строгие серые брюки заменил на свободные бежевые штаны. Если честно, раньше на наши занятия он приходил исключительно в классическом костюме, а в этот раз почему-то решил изменить своему правилу.

– Ты научишься, – ответил мужчина, а в его взгляде появилось нечто похожее на сочувствие. – Жаль, что я не смог побороть твоё упрямство. Ведь мы оба понимаем, что именно оно – причина всех неудач с оборотом. Признаю, не позволяя звериной сущности взять верх, ты поступаешь верно. Но ведь не даёшь ей вообще никакой свободы. Давишь. Загнала так глубоко, что даже мне теперь сложно до неё достучаться.

– Разве это плохо? – с недоумением спросила я. – Ведь получается, если продолжу в том же духе, то она никогда не вырвется. А значит, я не перекинусь и не стану драконом. Ведь именно так действуют блокирующие сыворотки?

– Нет, – профессор отрицательно покачал головой. – Сыворотка влияет на генетическую структуру, блокируя начало перестройки организма. Имари, не желающие перекидываться, принимают её в юности. И ты, вероятнее всего, тоже пила такую. Но из-за Дэлира и его крови изменения в тебе всё равно произошли. Ты, Карина, уже дракон. А всегда держать звериную сущность под контролем просто не сможешь.

– Вы меня недооцениваете, – ответила, гордо скинув голову. – Я готова доказать…

Он поднял ладонь, останавливая мою тираду, и ответил:

– Наоборот. Поверь, я в полной мере оценил и твой потенциал, и твою принципиальность. Отчётливо осознаю, что ты сделаешь всё возможное, чтобы никогда не выпустить собственную драконицу на свободу, но…

Он вдруг замолчал и сделал вид, будто не собирается продолжать. Но посмотрел так многозначительно, что меня едва не начало трясти от любопытства. И всё же я терпеливо ждала его пояснений. Минуту, две, пять…

– Что «но»? Продолжайте, – потребовала, начиная терять терпение. – Профессор, договаривайте, коль начали. К чему эта загадочная секретность?

Ответом мне стала лёгкая улыбка. Лорд Тьёри всё так же смотрел мне в глаза и, казалось, наслаждался моим нервным состоянием. Будто, видя, как раздражает эта его неуместная скрытность, искренне развлекался.

– Вы издеваетесь?! – выпалила, готовая подняться на ноги.

И снова молчание, которое сопровождалась сочувственным видом. Ну и как на такое реагировать?

– Нет, – наконец, сказал мужчина. – Просто хочу наглядно показать тебе кое-что.

– И что же?! – рявкнула я, чувствуя, как внутри чуть всколыхнулся привычный уже огонь. Правда, так же привычно поспешила его потушить.

– Вот это, – он указал пальцем на меня. – Любые эмоции вызывают всплеск энергии. И чем они сильнее, тем сложнее удержать контроль. А ты, Карина, при всей напускной холодности – девушка эмоциональная, порывистая. Меня радует твой уровень самоконтроля, но даже ты можешь сорваться. Тогда оборот произойдёт сам собой. И чем позже это случится, тем сложнее тебе будет снова стать человеком. Отчасти именно по этой причине парни-имари проходят первый оборот в десять лет. Детская психика более гибкая.

В его словах был смысл, но они натолкнули меня на закономерный вопрос.

– Если это могло помочь совершить оборот, почему вы никогда не пытались вывести меня на эмоции? – спросила я, глядя на своего наставника.

– Увы, у меня иные методы. К тому же передо мной стояла другая задача – научить тебя оборачиваться. Самостоятельно, а не под чужим воздействием. – И, как-то по-отечески улыбнувшись, добавил: – Ты в любом случае станешь драконом. Этого не избежать. Но теперь у тебя будет другой учитель.

– А вы? – от такого его заявления мне стало не по себе.

– У меня – свои обязанности. Я преподаватель, и завтра новый учебный год начинается не только у студентов. К тому же в академии есть немало других кадетов, которым нужна моя помощь. Для тебя, Карина, я сделал всё, что мог. Внутренний огонь ты контролируешь, азы магии знаешь, в академии освоилась. Жаль, главную свою задачу я выполнить так и не смог.

И от его слов и лёгкой грусти в голубых глазах мне стало по-настоящему стыдно.

– Простите, – проговорила, виновато понурив плечи. – У вас будут из-за меня неприятности?

– Нет, – по-доброму усмехнулся он. – Думаю, племянник и не рассчитывал, что с тобой будет легко.

– Племянник? – уточнила, не совсем понимая, о ком речь.

– Дэлир, – пояснил профессор. А заметив, как у меня от удивления округлились глаза, даже широко улыбнулся. – Не знала? Он сын моей старшей сестры.

Вот это новости! Получается, тут со мной целый месяц занимался брат императрицы?! Даже не подозревала, что имею такие высокие знакомства…

– Но ты ведь помнишь, что в стенах академии нет титулов, – сказал мужчина. – Для тебя, как и для всех остальных кадетов, я профессор Тьёри. Дэлир же вообще очень не любит, когда его здесь кто-то называет «ваше высочество». Он за это сразу вручает три наряда вне очереди.

– Зачем вы мне это говорите?

– Чтобы знала, – пояснил профессор. – И ещё, Карина. Постарайся вести себя с ним проще. Слушай его и ни в коем случае не спорь. У Дэлира сложный характер. И если воспитывать парней-драконов это только помогает, то с девушкой… – Он вздохнул. – С девушкой-летуном на пороге первого оборота Дэлу сталкиваться не приходилось ни разу. Его методы не всегда гуманны, но точно действенны.

– Звучит как-то… не радостно, – кисло проговорила я. – Но вы так уверены, что ему будет дело до занятий со мной?

– Ты в его звезде, – пожал плечами мой теперь уже почти бывший наставник. – Кстати, приятно удивлён, что ты никому об этом не сказала.

Теперь пришла моя очередь пожимать плечами. Да, не сказала. Я вообще старалась ни с кем не говорить о Луче и о том, как на самом деле оказалась в академии. Конечно, меня часто спрашивали, почему решила стать драконом. Ну а я отвечала уклончиво, рассказывала, что так получилось почти против моей воли и что не особенно желаю оборачиваться.

– А кто ещё в его звезде? – задала давно интересующий меня вопрос.

– Сама в своё время узнаешь, – не пожелал отвечать профессор. – И вообще, Карина, мы с тобой заболтались. Пусть сегодня последнее наше индивидуальное занятие, но я обязан его провести. И давай всё же попытайся хотя бы настроиться на оборот.

Я, конечно, попробовала, но уже заранее знала, что не получится. Знал это и наставник, поэтому мне даже не пришлось притворяться, будто стараюсь. Зачем? Если и так ясно, что сделаю всё возможное, чтобы избежать превращения в крылатую ящерицу.

В общем, занятие вышло информативным, но бесполезным. Признаться честно, у меня сегодня совсем не получалось думать о собственной драконьей сущности. Ведь завтра официально начинался новый учебный год, а сегодня… Сегодня Кайр и Ран позвали нас с Люсильдой отметить окончание каникул. Они обещали нам настоящие студенческие посиделки, с танцами и вкуснейшим вином. Говорили об этом с таким энтузиазмом, будто речь шла о лучшем празднике в мире. Ну как я могла отказаться?

 

А с собственной звериной сущностью разберусь как-нибудь в другой раз. Или, может быть, случится чудо, и Луч решит, что я достаточно освоила самоконтроль, и всё-таки отпустит меня домой к родителям.

Ах, мечты, мечты…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30 
Рейтинг@Mail.ru