Я не хочу быть драконом!

Татьяна Зинина
Я не хочу быть драконом!

– Приятно познакомиться, профессор, – отозвалась я, изобразив книксен. – Леди Карина Амбер.

– И мне приятно, леди Карина, – мягко улыбнулся лорд. – Думаю, стоит сразу отметить, что в стенах этого учебного заведения нет разделения по титулам. Поэтому к вам будут обращаться – кадет Амбер. Мы, конечно, уважаем этикет, но академия живёт по своему уставу. Здешние порядки отличаются от тех, к которым вы привыкли, но я уверен, что вы быстро адаптируетесь. А пока прошу за мной. Нам с вами предстоит первая тренировка.

Он направился вперёд, в сторону ближайшего огороженного металлическими щитами строения. Я двинулась за ним, ну а два моих «будильника» пошли следом. Правда, они быстро поравнялись со мной и зашагали с двух сторон, словно конвой.

– Фея, давай знакомиться? – предложил беловолосый. – Я Кайр. Третий курс. Драконий факультет. Точнее, это мы его так называем. А на самом деле это факультет военного дела при корпусе летунов. Заковыристо, вот кадеты и сократили.

– А я Ран, – проговорил второй, а когда я переключила внимание на него, улыбнулся и представился полным именем. – Лорд Ранивьер Саэт. Но, как правильно заметил профессор Тьёри, на территории академии титулы значения не имеют. Как и происхождение.

– Иначе бы Луч тут всех месте взятых по родовитости переплюнул, – усмехнулся Кайр.

– А ты, Фея, скоро привыкнешь. Но мой тебе совет – будь проще, – добродушно заметил Ран.

– Проще? – хмыкнула я. – То есть я должна спокойно принимать, что в мою спальню могут в любое время войти мужчины и потребовать переодеться при них?

Идущий впереди профессор резко остановился, обернулся, и по тому взгляду, которым он одарил парней, стало ясно: кому-то сегодня достанется. Нет, спрашивать или уточнять он ничего не стал. Но по вытянувшим лицам Кайра и Рана было ясно – у них неприятности.

– Кадет Саэт, кадет Галт, после тренировки наряд вне очереди. Поступите в распоряжение коменданта третьего общежития. Он как раз просил дать ему парней в помощь. А если ещё раз услышу, что вы позорите честь формы, будете до окончания первого семестра лишены увольнительных.

Услышав от парней дружное, но недовольное «Будет исполнено», профессор продолжил путь. Кадеты же одарили меня одинаково осуждающими взглядами, а я… почувствовала себя отомщённой. А что? Они сами виноваты. Пусть теперь отвечают за свой поступок.

Золотистый сияющий шар дневного светила медленно выплывал из-за макушек гор, и чем ярче становился его свет, тем больше возрастал жар в моём теле. По коже пробежали мурашки, желудок и лёгкие опалило огнём, а перед глазами снова всё поплыло. Я оступилась, и если бы не идущие рядом парни, то обязательно бы упала. Но они подхватили меня под руки, будто того и ждали. Увы, моё состояние они улучшить не могли.

– Профессор, может, не стоило её так сразу под лучи Селимы? – спросил Ран. – Девочка как-то особенно сильно реагирует.

– Нет, она должна научиться чувствовать своего внутреннего дракона, а до первого оборота это возможно только под влиянием светила. Вы мне нужны для подстраховки. На случай, если оборот всё же пройдёт, а драконица вырвется.

Пройдя через массивную металлическую калитку, мы оказались на территории большого овального полигона, который накрывал полукруглый прозрачный купол. Парни помогли мне сесть на низкую лавочку и сами опустились рядом, продолжая поддерживать, чтобы не завалилась на бок. А меня ко всему прочему ещё мутить начало.

– Карина, постарайся расслабиться, – донёсся до меня голос профессора, а сам он остановился напротив. – Дыши глубоко, медленно вдыхай и выдыхай. Если голова кружится, то закрой глаза.

Я повиновалась. Легче не стало, но появилось какое-то ощущение правильности.

– Ты слишком напряжена. Тебе плохо во многом потому, что ты сопротивляешься перестройкам собственного организма. Прими их. Это для тебя единственный выход.

Легко ему было говорить. Давать советы. И может, действительно стоило прислушаться, но что-то внутри меня активно этому противилось.

– Вы дракон? – спросила, открыв глаза и попытавшись сфокусировать зрение на наставнике.

– Нет, – ответил он с лёгкой покровительственной улыбкой. – Но я могу чувствовать драконов. Их суть, их энергию. Таков мой дар.

– Тогда откуда вам знать, как мне усмирять свою драконицу?

– Тебе не нужно её усмирять. Не борись с ней. Пойми, она – это ты, просто немного другая. Она тоже хочет жить, хочет летать, охотиться. Чтобы обернуться, ты должна принять свою вторую сущность. Осознать её. Потому что если испугаешься или продолжишь отрицать звериную половину, твой разум не перенесёт оборота.

Парни молчали, даже не пытались больше встревать в работу профессора. Я же снова повторила дыхательную гимнастику и закрыла глаза.

– Расслабь руки, – донёсся до меня мягкий голос наставника. – Правую, потом левую. Представь, что они становятся мягкими и будто не твоими. Почувствуй, как они легки и свободны…

Я пробовала, и у меня даже получалось. Так, под руководством профессора постепенно сумела погрузиться в такое состояние, в котором почти не чувствовала своего тела. Оно казалось мне словно бы парящим в небе облаком. Мягким, лёгким и подвластным любым ветрам. Даже внутренний огонь присмирел, перестал жечься. Мне начало казаться, что он с любопытством присматривается ко мне, желает подружиться. Но я пока слишком боялась принять его как часть себя.

Пребывая в таком пограничном состоянии полуяви, пропустила момент, когда профессор оказался совсем близко. А потом его руки легли на мою голову, и пламя внутри сначала настороженно полыхнуло, а потом неожиданно сжалось. Теперь я почти его не ощущала, хоть и не сомневалась, что оно всё ещё во мне.

– Что это было? – спросила, открыв глаза.

– На сегодня достаточно, – вместо ответа на мой вопрос сообщил лорд Тьёри. – Ты молодец, Карина. Завтра продолжим. Придёшь сюда перед самым рассветом.

– А мы? – поинтересовался Ран, переглянувшись с товарищем.

– И вы, – подтвердил профессор.

– Но увольнительные… – с лёгкой обидой выдал Кайр. – Луч же разрешил.

– Не Луч, а митор Ринорский, – напомнил ему мой наставник. – И, насколько я слышал, он разрешил вам три дня каникул, если окажете мне содействие. Так вот, сегодня мы только начали.

– Ясно, – вздохнул Ран, взглядом осадив друга. – Значит, завтра перед рассветом мы будем ждать Фею у выхода из женского общежития.

– Не Фею, а Карину, – холодным тоном заявила я. Кажется, у меня уже началась аллергия на это слово.

– Кадета Амбер, – поправил наставник, скрыв улыбку. – Сейчас отправляйтесь к коменданту. Не думайте, что я забыл про наряд. А ты, Карина, возвращайся в свою комнату. Отдохни перед завтраком. После трапезы я буду ждать тебя в библиотеке. Она в главном корпусе на первом этаже.

Полигон мы покинули вместе, но дальше наши с профессором пути разошлись. А вот парни решили проводить новоиспечённую подопечную до нужного здания.

– Вы драконы? – спросила я, бросив взгляд на бредущих рядом кадетов.

Они шагали по обе стороны от меня, и, глядя на них, я почему-то снова почувствовала себя маленькой и беззащитной. Оба парня были выше меня больше чем на голову и даже со стороны казались опасными. К тому же из-за моих слов они получили наряд… и явно ни капли не были рады этому факту.

– Ага, – ответил Кайр, легко пнув носком ботинка небольшой камушек. – Уже вот третий год учимся. И, пока все отдыхают, вынуждены торчать в стенах академии. А всё Луч… со своими наказаниями.

– Вы в его звезде? – поинтересовалась, вспомнив оброненную Лучом фразу.

– Ты что, нет, конечно! – с насмешливой улыбкой отозвался Ран. – Он вообще в свою звезду только избранных принимает. Ведь звезда – это, считай, самая крепкая связь. Там такие узы, которые прочнее семейных. Я слышал, что у него в звезде только трое драконов. Лучшие из лучших.

– Создать звезду можно только после окончания академии и получения звания. Но они чаще всего сами складываются, – добавил Кайр. – Ритуал – это просто формальность.

– Какой ещё ритуал?

– Создания звезды, – пояснил блондин и, нагло положив руку на мои плечи, добавил: – Но ты, Фея, не забивай свою прекрасную головку такими глупостями. Звезда – чисто мужская прерогатива. Я вообще не слышал, чтобы в такой связке присутствовала самка.

– Самка? – возмущённо выдохнула я, сбросив чужую конечность. Вот самкой меня точно ещё ни разу не называли!

– Драконица, – примирительно пояснил Ран. – Карина, не принимай на свой счёт. Кайр выразился так, потому что в драконьей ипостаси у нас хоть и остаётся человеческий разум, но инстинкты сильно обостряются. В таком свете любая особь женского пола воспринимается именно как самка.

Мне снова стало дурно. Я даже пошатнулась, но всё же устояла. Ведь Луч сказал, что я в его звезде, и шуткой это явно не являлось. Но мне даже представить было страшно всю жуть собственного положения.

Самка? Связанная непонятным образом с четырьмя драконами… у которых на первом месте инстинкты…

Боги, да как я вообще умудрилась оказаться в такой ситуации?

И главное, как из неё теперь выбираться?

Глава 4

Дэлир Ринорский

Утро выдалось выматывающим. Как и прошлый вечер, как и вся прошедшая неделя. Хотя, если судить в общем, все последние полгода можно назвать насыщенными событиями. И далеко не все из них были приятными.

Раздав все распоряжения ещё ночью, я в кои-то веки понадеялся выспаться. Хотя бы попытаться. Не получилось. В дверь постучали, когда на часах не было и восьми утра, и в моём случае ранний визит не мог означать ничего хорошего.

Правда, увидев на пороге комнаты дядю, я даже вздохнул с облегчением. Этот ещё ни разу не приносил плохих новостей, а все его визиты чаще всего были связаны с особенностями организации учебного процесса у кадетов-летунов. Фактически именно он исполнял обязанности руководителя факультета, хотя официально эту должность уже год занимал я. По сути, меня назначили только для поддержания авторитета у молодых подопечных. И пусть я был не намного старше, но их звериная половина всё равно безоговорочно принимала меня сильнейшим. А в воспитательном процессе это играло немалую роль.

 

– Доброе утро, Дэл, – поприветствовал родственник, проходя внутрь. – Прости, что разбудил, но позже у меня дела.

– Что же привело тебя ко мне? – спросил я, усаживаясь в кресло у заваленного бумагами стола.

Давно следовало их разобрать, да всё времени не хватало. Даже возникла мысль найти наконец себе секретаря, но я в очередной раз отмахнулся от этой идеи. Увы, в моём случае секретарь – это, скорее, помощник, которому я мог бы безгранично доверять. А с доверием у меня всегда было сложно.

– Сегодня по твоей просьбе я встречался с леди Кариной Амбер, – сказал Рейдел, опустившись в кресло напротив. – Не думаю, что она шпионка или подосланная убийца. Слишком наивная, слишком искренняя и эмоциональная.

– Я не верю в совпадения, дядя, – ответил, спокойно глядя в глаза родственнику. – Всё это слишком похоже на продуманный план.

Горько было признавать, что я просто попал в чьи-то хитро расставленные сети, но и отрицать очевидное было просто глупо. В тот злополучный вечер мне передали послание от нашего агента Гарса, работающего на территории Гардании. Он просил о срочной встрече. Писал, что получил информацию, которую может сообщить только лично. Раньше он всегда отправлял донесения через других агентов, ни разу не обращался ко мне, хотя мы были неплохо знакомы.

Конечно, такое поведение заставило насторожиться. Интуиция твердила об опасности, но разве это могло меня остановить? Я даже не удивился, когда вместо Гарса наткнулся на троих незнакомых имари. Даже стало интересно, на что они надеялись, поджидая меня на окраине провинциального городка. Убить? Поймать? Это уж вряд ли. Если так, то отряд стоило собрать побольше. А то даже обидно как-то, что по мою душу явились всего трое.

Разговора предсказуемо не получилось. Двое напали почти сразу… а я, если честно, искренне обрадовался возможности хоть на ком-то выместить собственную злость. Кинулся в драку с настоящим наслаждением.

Увы, странность разливающегося по округе едва уловимого сладковатого запаха заметил не сразу. А потом стало слишком поздно. Наверное, это был какой-то алхимический газ или очередная гарданская разработка, потому что раньше с такими штуками я не сталкивался ни разу. В какой-то момент мой самоконтроль слетел к демоновой бабушке, мысли стали путаться, и всё происходящее дальше запомнилось уже смутно. Я перекинулся. Нападавшие – тоже. Двоих удалось нейтрализовать довольно быстро, но вот третий словно специально вёл бой так, чтобы заманить меня в тот лес. А там эта девочка. Испуганная, дрожащая… Сидела под кустом, будто специально меня дожидалась.

Как после этого я должен поверить, что она пришла туда случайно?

– И всё же я не думаю, что она имеет отношение к твоим врагам, – вернул меня из воспоминаний голос дяди.

– Факты говорят обратное, – сказал, потянувшись в кресле. – Как только я заметил девушку, меня оставили в покое. Будто именно этого и добивались. А мне после встречи с ней стало так паршиво, что сознание само уплыло. Но девчонка хоть и испугалась, но не сбежала. Осталась со мной, да ещё и крови моей умудрилась добыть. – Запустив пальцы в растрёпанные со сна волосы, я медленно выдохнул. – Дядя, я сам не знаю, почему сработала привязка. Она невозможна без моего желания, а я точно ничего такого не хотел. Я даже не понял, что она имари, хотя ты сам знаешь, как легко мне определить представителей этой расы! В ней не было ни капли энергии огня.

– Думаешь, это всё происки гарданцев? – Рейдел выглядел не на шутку озадаченным. – Согласен, слишком сложно для простого совпадения. Но… для чего им привязывать к тебе эту юную леди Амбер? Какую она может нести опасность?

– О, дядюшка, ты недооцениваешь изобретательность гарданцев. И пока они всё рассчитали верно. Знали, что я не смогу оставить девчонку на произвол судьбы. Понимали, что не убью. Хоть это и было бы самым верным выходом.

Рей не стал отвечать. Некоторое время мы провели в тишине, но первым молчание снова нарушил дядя.

– И что с ней делать? – спросил он.

– Учить, – ответил я, разведя руками. А ничего другого нам всё равно пока не остаётся. – И следить за каждым её шагом. Для того чтобы вынести ей приговор, нужны основания. Если подтвердится, что она хоть как-то связана с гарданцами, я не стану её щадить.

Рейдел кивнул и поднялся. По его глазам было видно, что он не разделяет моего категоричного настроя. Ему явно было жалко девчонку, но именно на это и рассчитывали наши враги.

– Завтра я покину академию. Вернусь только перед началом занятий, – сообщил я, тоже встав. – Алексу нужна помощь, а мне – отдых. Надеюсь, за это время ты сможешь добиться, чтобы Фея научилась перекидываться. Хотя, уверен, она будет тянуть до последнего. Придумывать отговорки. Ведь в драконьей ипостаси я рано или поздно смогу контролировать её сознание, а ей этого не нужно.

Дядя кивнул и, вздохнув, направился к выходу.

– И всё же, Дэл, я хочу верить, что ты не прав, – сказал он вместо прощания и наконец оставил меня одного.

Рейдел ушёл, а у меня в мыслях ещё долго звучали его слова. Я и сам хотел бы ошибиться, хотел бы, чтобы встреча с Феей оказалась пусть и странным, но всё же совпадением. Но пока картина вырисовывалась вполне определённая, и ничего хорошего в ней, увы, не было.

* * *

Карина Амбер

Когда я вернулась в общежитие, в комнате никого не было, но на соседней кровати стояла большая сумка с вещами. Судя по ней, объявилась одна из соседок.

Не прошло и минуты, как дверь распахнулась, и передо мной предстала высокая худая девица в цветастом халате. На её голове красовался тюрбан из большого полотенца, а в руках она держала коробочку с шампунями и мылом.

– Привет, новенькая! – кивнула она мне, захлопывая дверь ногой. – Бедолага, чего тебя-то угораздило появиться здесь посреди каникул?

Она вытерла волосы, оказавшиеся светло-пшеничными, достала из сумки расчёску и, забравшись с ногами на свою постель, принялась расчесывать спутавшиеся мокрые локоны.

– Так получилось, – проговорила я, наблюдая за ней. – Моё имя леди Карина Амбер.

– Забудь про «леди», – отмахнулась девушка. – В этих стенах нет титулов, только звания. И лично я искренне благодарна за это великим богам Семирии и нашему замечательному ректору. Если ты тут и тебе уже дали место в общежитии, значит, зачислена в академию. – Она многозначительно подняла указательный палец. – И значит, ты теперь кадет. Привыкай.

Уже второй раз за утро мне напоминали о том, что обычный этикет в этом царстве мужланов не действует. У них здесь, видите ли, свой устав!

– Меня зовут Люсильда Гельден, – соседка неожиданно протянула мне руку, как делали некоторые мужчины-простолюдины, здороваясь друг с другом. – Я с третьего курса следственного дела. А тебя на какой факультет определили?

– Драконий, – проговорила я, всё же коснувшись её протянутой ладони.

Девушка сама сжала мои пальцы, но сразу же отпустила.

– Ого! Серьёзно?! – с удивлённым смешком спросила она. – Так ты у нас будущий летун? Мне казалось, что их женщины предпочитают избегать оборота. В академии всего две драконицы, и обе – преподши. Да и они вроде не перекидываются почти.

– Я, в общем-то, тоже ещё ни разу… – промямлила в ответ. Откровенничать с этой малознакомой девицей совершенно не хотелось.

– Ничего, ещё перекинешься. Долго, что ли? – бросила она, отложив расчёску.

А потом свела вместе ладони, сделала непонятный жест и провела ими по своим мокрым волосам. Не прошло и нескольких секунд, как вся её длинная шевелюра стала совершенно сухой.

– Магия… – выдохнула я, не скрывая собственного изумления.

Мне ещё ни разу не приходилось видеть, как маги творят своё колдовство. В нашем городе магов не было, а если и были, то я о них не слышала. Себя же до недавнего времени я считала совершенно обычной леди. Кто ж знал, что у меня в предках обнаружатся имари?

– Да это мелочи. Проще простого, – хмыкнула Люсильда. – Ты тоже так сможешь.

– Я?! – моему изумлению не было предела.

– Ты. – Девушка смотрела на меня с покровительственной насмешкой. – Все летуны, прошедшие оборот, владеют огненной магией. Разве не знала?

Я опустила голову и сглотнула. Час от часу не легче. Мало того что оказалась драконом, так ещё и магом? Ну, папа, разве нельзя было просто сообщить об этом раньше? Так ведь даже ни разу не упомянул о своём происхождении! Да, потом он оправдывался, говорил, будто был уверен, что драконий ген в его детях проснуться не может. Но разве ему сложно было просто сказать?

– Ладно, пойдём на завтрак, а то без нас всё съедят, – сказала соседка. И, окинув меня изучающим взглядом, добавила: – Пока каникулы, можешь ходить в чём хочешь. Но когда начнутся занятия, твой внешний вид должен соответствовать уставу. А в нём, поверь мне, нет ни единого упоминания о туфлях-лодочках.

Мы вместе посмотрели на мою обувь: я с досадой, а Люсильда – с ухмылкой.

– Эх, красивые. А наши церберы, если увидят, могут и отобрать. Так что лучше сразу привыкай к ботинкам. Поверь, они не такие ужасные, как кажутся на первый взгляд.

Я кивнула, но переобуваться не стала. Девушка лишь пожала плечами, мол, как хочешь, и первая направилась к выходу.

Воспринимать происходящее трезво не получалось. Мне казалось, что я сплю, а это просто такой сон про другой неизвестный мир, в который меня угораздило попасть по вине одного крылатого ящера. Я смотрела на себя будто со стороны. Старалась думать, что это происходит не со мной. Но всё равно искренне боялась того момента, когда придёт осознание реальности. И пусть леди всегда должны держать эмоции под контролем… но я уже не сомневалась, без истерики не обойдётся.

* * *

Столовая оказалась не очень большой – в некоторых особняках, где мне довелось присутствовать на званых ужинах, бывали и больше. Да и обстановка сильно отличалась от привычной. Здесь не было ни изысканных обоев, ни резной мебели, ни лакеев… да что говорить, тут даже занавесок на окнах не оказалось! В пустом прямоугольном помещении с серыми стенами стояли восемь длинных деревянных столов, как раз по числу факультетов. Но, по словам соседки, кадеты предпочитали рассаживаться как кому в голову взбредёт.

Люси направилась к раздаче, по другую сторону которой откровенно скучала дородная коротко стриженная блондинка в белом переднике. Заметив нас, она недовольно вздохнула и потянулась к полке с чистой посудой.

– Доброе утро, Сара, – поздоровалась с ней моя соседка.

– Кому доброе, а кому – нет, – бросила та, плюхнув в миску полную ложку вязкой сероватой жижи.

Она поставила тарелку на поднос Люсильды, туда же водрузила металлическую чашку с коричневой жидкостью и, мельком взглянув на меня, с недовольным видом повторила свой манёвр.

– Эй, Сара, а булочки где? – поинтересовалась моя соседка.

– Нет булочек, – буркнула раздатчица.

– А в меню написано, что есть, – не сдавалась Люси. Она упёрла руки в боки и, приподнявшись на носочках, принялась внимательно разглядывать пространство за раздачей.

– Закончились, – безразлично бросила Сара.

– Врёшь же, – прищурилась будущий следователь.

– Не вру. – Лицо раздатчицы оставалось невозмутимо честным.

– А если найду?

– Не положено кадетам без соответствующего распоряжения руководства по ящикам шариться, – заявила женщина, отточенным движением забросив на плечо полотенце.

Она поставила на мой поднос тарелку с жижей и чашку с горячей коричневой жидкостью, и махнула головой, чтобы не задерживали очередь. Но Люси явно не собиралась оставаться в проигрыше.

– Да у тебя целый поднос булок под раздачей спрятан! – возмутилась она.

– Это для преподавателей, – отмахнулась работница столовой.

– Так каникулы же. Тут на всю академию сейчас не больше десяти преподов наберётся. А булочек там на приличный отряд хватит!

Но раздатчица только сильнее разозлилась.

– Слушай, девочка, шла бы ты дальше. Не задерживай мне очередь!

Я оглянулась, но кроме нас желающих получить завтрак так и не увидела. Зато заметила направляющихся к выходу из зала утренних «будильников»: Кайра и Рана. Проводила их высокие фигуры задумчивым взглядом и уже хотела отвернуться, но не успела. Именно в этот момент в столовую вошёл темноволосый мужчина в строгой чёрной форме, в котором я не сразу, но всё же узнала Луча.

Увидев меня, он направился прямиком к раздаче. А я… банально растерялась, или, правильнее сказать – испугалась? Схватила свой поднос, обогнула Люси, продолжающую спорить с Сарой, и направилась к столам. Но даже до ближайшего дойти не успела, когда меня остановил знакомый голос, который теперь звучал властно и недовольно.

 

– Кадет Амбер, – послышалось за спиной. – Мне показалось, или вы пытаетесь от меня сбежать?

В столовой в одно мгновение стало тихо. И хотя здесь было не так много народу, но до этого момента ребята шумно переговаривались, а тут вдруг все разом замолчали. Медленно обернувшись, заставила себя вспомнить, что я – леди из дворянского рода. Расправила плечи, вскинула голову и гордо посмотрела в глаза этому жуткому дракону.

– Вам действительно показалось. Я всего лишь шла к столу. Хотела наконец позавтракать. У меня выдалось насыщенное утро.

Брови Луча поползли вверх, а на холёном лице появилась холодная ухмылка.

– О, вы ошибаетесь, – сказал он, сложа руки на груди. – Сегодня вам дали возможность осмотреться и освоиться на новом месте, но уже завтра ваши дни станут по-настоящему насыщенными.

Это прозвучало как угроза, но я всё равно сумела сохранить внешнюю невозмутимость. Решил меня запугать? Не выйдет!

И тут он шагнул чуть ближе, сделал пасс рукой, и тишина вокруг нас стала абсолютной.

– Карина, у тебя есть месяц, чтобы научиться перекидываться и делать это быстро, – проговорил дракон, глядя на меня всё с той же строгостью. – Если не сможешь сама, это сделаю за тебя я… но, поверь, тебе такой способ оборота не понравится. Чтобы не доходить до крайних мер, слушай наставников, выполняй все их рекомендации. И главное, – его взгляд стал особенно странным, будто он смотрел мне в самую душу, – не смей себя жалеть. Поверь, это первый шаг к краху.

Новый пасс – и звуки вернулись. Луч отступил и хотел уйти, но, окинув меня взглядом, заметил туфли… и усмехнулся.

– Изучи устав, – бросил он, искривив губы в ироничной улыбке. – Через два дня сдашь профессору Тьёри зачёт на знание всех правил академии.

А после просто ушёл, ни разу не обернувшись. А я так и осталась стоять посреди столовой, только теперь понимая, что его ни капли не интересовали мои ответы, как и моё мнение. Он просто поставил меня перед фактом! Мужлан!

– Эй, Карина, идём, – позвала Люси.

Её слова вернули меня в реальность. Медленно выдохнув, я заставила себя успокоиться и направилась вслед за соседкой. Мы сели за дальний длинный стол, где помимо нас завтракали ещё несколько человек. Люси поздоровалась со всеми, но меня почему-то никому представлять не стала.

– Кстати, вот твоя доля, – она с довольной улыбкой протянула мне две румяных булки. – Сара как увидела, что ты под пологом тишины с Лучом беседуешь, так сразу и расщедрилась. Вручила мне целых четыре штуки. Эх, хорошо иметь такого покровителя!

– Он мне не покровитель, – фыркнула я. – К твоему сведению, он мне угрожал.

– Ну, тогда сочувствую, – безразлично пожала плечами девушка. – Слово Луча тут закон. Его даже ректор слушает. Так что не советую тебе с ним ссориться.

Я хотела заявить, что мне всё равно, но промолчала. Увы, я не дома, здесь чужие люди, незнакомые порядки, непонятные правила. Но ведь и меня не просто так сюда занесло! Стоит признать, что сегодня вообще первый день за последнюю неделю, когда я могу находиться под лучами Селимы. И уже это стоит ценить.

Я ведь могла отказаться, остаться дома… и провести всю жизнь затворницей, не видя дневного света. Но всё-таки приняла решение отправиться в эту академию. Чего ж теперь сокрушаться? Вот только от одной мысли об обороте становилось дурно. В душе жила странная уверенность, что если я всё-таки это сделаю, то пути назад никогда уже не будет.

Не хочу быть драконом! Не хочу становиться крылатым чудовищем! Уверена, существует способ избежать такого исхода! А что касается угроз Луча… Я леди Карина Амбер! Меня не запугать какому-то дракону!

– В конце концов, не убьёт же он меня… – сказала и осторожно попробовала жижу из тарелки. Правда, проглотить так и не смогла – выплюнула обратно. – Гадость!

– Зато полезная. Привыкнешь, – отмахнулась моя соседка. – Если насыпать побольше сахара, то вполне можно есть. Сегодня овсянка. Завтра гречку дадут. Иногда ещё пшёнка бывает и манка. Кушай булочки. Они тебе точно понравятся.

Я последовала совету – откусила булку, оказавшуюся вполне съедобной, запила жидкостью, оказавшейся крепким чёрным чаем. А мои мысли снова вернулись к Лучу и его угрозам.

– Он ведь сын императора, должно же в нём быть хоть какое-то благородство? – проговорила вслух. – Не может же он забыть, что имеет дело с леди?

– Здесь нет леди и лордов. Принцев тоже нет, – ответила Люси. – Ты теперь кадет и должна безоговорочно подчиняться старшему по званию и преподавателям. В противном случае тебя ждут наказания, наряды, дополнительные нагрузки и много других неприятных вещей. Разве ты не знала этого, когда решала сюда поступать?

– Можно сказать, что у меня не было выбора, – вздохнула я.

– Если выбора действительно не было, – начала Люсильда, – то теперь точно нет смысла сокрушаться. Поверь, лучше просто принять неизбежное и попытаться извлечь из ситуации пользу. А там, кто знает, может, тебе самой понравится?

Я посмотрела на неё как на полоумную, но говорить ничего не стала. Кому вообще может нравиться такая жизнь?! Спать в общей комнате, питаться гадостью, подчиняться чужим причудам… Нет уж. Это точно не для меня. Я обязательно найду способ всё изменить.

И тут меня будто осенило! Сейчас день, а я нормально себя чувствую. Значит, мне на самом деле не обязательно проходить оборот, чтобы избавиться от влияния Селимы. Получается, что достаточно просто каждое утро делать такие упражнения, как сегодня. А ведь, не став драконом, я не смогу считаться полноценной частью звезды Луча. Значит… он меня отпустит. Зачем я ему обычная?

Решено! Нужно сделать всё возможное, чтобы оборот так и не свершился. Ведь далеко не все имари могут оборачиваться. А я полукровка, да ещё и слабая девушка. Неудивительно, что мне не удастся. И пусть попробуют доказать, что я не старалась!

А что до угроз Дэлира… Не думаю, что он на самом деле сможет насильно заставить меня перекинуться. Вряд ли такое вообще возможно.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30 
Рейтинг@Mail.ru