Я не хочу быть драконом!

Татьяна Зинина
Я не хочу быть драконом!

* * *

Вызванный папой специалист прибыл только через два дня после приезда родителей. В мою комнату он вошёл вместе с отцом и, едва поздоровавшись, сразу направился ко мне.

– Кари, это лорд Кристиан Сэш, – представил мужчину отец.

Гость оказался высоким крепким мужчиной лет тридцати на вид, с пепельно-белой шевелюрой, собранной в хвост на затылке. Он был похож на воина, работягу, матроса… но уж точно не на целителя. При виде меня на его тонких губах появилась лёгкая улыбка, но всё равно взгляд остался внимательным и холодным.

Лорд Сэш бесцеремонно присел на край кровати, крепко обхватил пальцами мою руку и на несколько мгновений прикрыл глаза. А когда спустя минуту снова их распахнул, его зрачки стали… вертикальными.

Я вздрогнула и попыталась отобрать свою конечность, но мужчина не отпустил.

– Киден, процессы запущены. Остановить их уже не получится, – проговорил странный гость, повернувшись к моему отцу.

– А если дать ей сыворотку? Двойную или даже тройную дозу? – спросил папа, который снова мог поспорить по бледности с белоснежной наволочкой на моей подушке.

– Не будет эффекта, – отрицательно качнул головой лорд Сэш. – Активирована не только внутренняя мутация, но и привязка к вожаку. Полагаю, что кровь, включившая процессы в организме вашей дочери, была очень сильной.

И, снова посмотрев на меня, спросил:

– Как выглядел дракон, с которым вы столкнулись?

Я сглотнула, попыталась восстановить в памяти его образ и ответила:

– Высокий, смуглый, черноволосый. – И посчитала важным уточнить: – У него ещё две серебристые пряди в волосах.

Мужчина кивнул и, не сдержав усмешки, покачал головой.

– Луч, собственной персоной, – сказал он. И только теперь отпустил мою руку и, поднявшись, отошёл.

Я переводила взгляд с отца, который отчаянно пытался взять себя в руки, на лорда Сэша и всё равно никак не могла понять, что такого ужасного они выяснили. Какие ещё процессы в моём организме запустились? При чём тут вообще дракон со странным именем Луч?

– И что теперь делать? – всё-таки выговорил папа, обращаясь к гостю.

– Ехать в Арганис. Там вашей дочери помогут пройти первый оборот и вернуться обратно в человеческую форму. Но после этого ей придётся пройти обучение. И принять присягу.

– Простите, что вы имеете в виду? – не выдержала я. – Какой ещё оборот?

– Леди… – начал было гость, но папа его остановил.

– Милая, я сам тебе всё объясню, – сказал мой родитель. – Лорд Сэш не может долго у нас засиживаться. Он чрезвычайно занятой человек.

Гость не обиделся, что его оборвали и так завуалированно выпроваживают. Он кивнул и развернулся к двери, но, поравнявшись с отцом, сказал:

– Я дам знать Лучу, что у него появилась новая подопечная. Он хоть и себе на уме, но девочку на произвол судьбы не бросит. Ему этого не позволят ни совесть, ни врождённое чувство ответственности.

После ухода странного блондина я осталась одна. Папа отправился его провожать, но возвращаться почему-то не торопился. Думаю, мы оба понимали, что нам предстоит непростой разговор, и оба хотели его отсрочить.

Лорд Сэш сказал об обороте… а в нашем мире существовали только одни оборотни – драконы. Это что же получается? Я – дракон? Да как такое возможно? Разве может девушка без грамма магии после всего одной встречи с крылатым монстром стать такой же, как он?

Нет, тут явно не всё так просто.

Но какой из меня дракон?! Что за глупость? Я – леди! Леди, а не какая-то крылатая ящерица. Не желаю я никакого оборота! Не хочу становиться чудовищем!

Собственно, так я папе и заявила, стоило ему вернуться в мою спальню. Но он снова отреагировал странно.

– Прости, Кари, – потупив взор, проговорил отец. – Но выбора у тебя нет. Хотя, конечно, ты можешь всю жизнь сидеть в темноте. Но разве это выход?

Я опешила. А папа прошёл через комнату, присел рядом со мной на край кровати и начал рассказ. Кое-что мне было известно, но многое из его слов оказалось для меня настоящим открытием.

Ещё на уроках истории нам рассказывали, что около тысячи лет назад на месте нашей империи существовала страна Иманария, и населяли её люди, которые сами себя называли имари. Уровень развития их цивилизации был невероятно высоким. Они владели такими технологиями, которые нам и не снились. И однажды их учёными был искусственно выведен вид существ, внешне похожих на людей. Вот только по своей сути они были куклами – живыми, но бездушными.

Они стали идеальными солдатами, слугами, помощниками. Но учёные-маги на этом не остановились. Они создали препарат, который вызывал в телах живых кукол мутации, позволяющие им менять форму. Так появилась армия крылатых тварей, которых именовали летунами или драконами. Они являлись идеальным оружием, но однажды решили пойти против своих создателей, и против людей вообще.

Тогда с лица планеты были стёрты сотни городов. Огромная страна Иманария перестала существовать, и из миллионов проживающих в ней людей остались только те, кто примкнул к сильным магам.

Это противостояние длилось несколько лет. В итоге летунов всё же уничтожили, но при этом властям пришлось пожертвовать ещё одним уцелевшим городом-бункером… и всеми его жителями. Около десяти тысяч человек оказались поражены действием сыворотки, вызвавшей в них мутации. Они обрели вторую форму – драконью. Но вместе с тем потеряли возможность жить под светом Селимы. К сожалению, эти люди могли контролировать оборот только ночью… а днём стоило кому-то из них попасть под лучи небесного светила – и драконья сущность вырывалась наружу.

Многие не переносили этого перевоплощения, сходили с ума, не могли больше стать людьми. По сути, пережить оборот и вернуться в человеческую форму удавалось единицам… да и у тех получалось с трудом. Полуостров с городом-бункером оказался отрезан магическим куполом от внешнего мира. И о нём забыли на долгие века.

А двадцать семь лет назад в этот город отправили экспедицию. Тогда же была создана сыворотка, позволяющая людям-оборотням выходить под свет нашей звезды. Но даже теперь лишь единицы из них имели силы и возможность становиться драконами, сохраняя при этом разум. И дабы избежать жертв, разработали препарат, полностью блокирующий оборот. Эту сыворотку мог принять любой представитель народа имари, и возможность стать драконом для него пропадала навсегда. Магический полог сняли, выстроили города… и теперь на территории драконьего полуострова располагалось процветающее княжество Имари, добровольно вошедшее в состав нашей Семирской империи.

Как оказалось, мой папа родился там, в подземном бункере. Но никогда даже не пытался оборачиваться. Многие годы не видел света Селимы и предпочёл при первой же возможности принять блокиратор. А когда стало возможным, просто покинул драконий полуостров. Уехал в столицу империи, нанялся химиком в Академию Естественных Наук, через несколько лет начал свои исследования, быстро стал известным учёным, получил баронство… познакомился с мамой. После нашего с Эмилией рождения родители перебрались из столицы в тихий южный город Гарип и с тех пор спокойно жили здесь. И уж точно они и подумать не могли, что однажды ночью их дочь наткнётся в лесу на раненого дракона, а его кровь активирует в ней процессы мутации…

– Пап, но почему это нельзя остановить? – спросила я, стараясь осмыслить услышанное.

– Дело в том драконе, – вздохнул отец, взяв меня за руку. – В силе его крови. Он… особенный. Не такой, как остальные.

– Почему? – категорически не понимала я.

– Это сложно объяснить, Кари, – ответил он и устало потёр лоб. – Лучше, если ты сама узнаешь. Позже. Когда сумеешь совершить оборот.

– Папа… – проговорила я, сглотнув. – Но я не хочу! Что будет, если не смогу? Если не выдержу? Или не сумею снова стать человеком? Я что, на всю жизнь останусь крылатым страшилищем?

– Ты сможешь, Кари. – Он погладил меня по плечу. – Кровь Луча в твоём случае – залог успеха. Вы теперь в какой-то степени связаны. Он не сможет бросить тебя на произвол судьбы.

– Что-то слабо в это верится, – буркнула я себе под нос. И всё же предприняла ещё одну попытку уговорить родителя: – Папочка, может, есть способ избавиться от этой мутации? Я не хочу… – всхлипнула. – Не могу представить себя драконом! Ты же заберёшь меня домой после первого оборота?

– Прости, милая, но тебе придётся остаться в военной академии Арганиса. Таков закон. Драконы слишком опасны, потому каждый из умеющих оборачиваться обязан проучиться минимум два года.

– А если я откажусь? – спросила упрямо.

Папа явно не желал отвечать, но я не собиралась оставаться без ответа. Наконец он сдался и всё-таки сказал:

– Тогда тебя ждёт заточение.

После такого заявления желание спорить и выкручиваться мгновенно пропало.

Нет, я не смирилась со своей участью, не покорилась обстоятельствам. Просто поняла, что сейчас придётся уступить. Да, если иначе нельзя, то я поеду в академию и даже пробуду там два года. А потом вернусь к своей привычной жизни. И сделаю всё, чтобы остаться собой. Не покорюсь, и никто не сможет сделать из меня покорного приручённого зверька!

Глава 3

Папа не стал откладывать решение проблемы в долгий ящик и сразу дал указание горничным собирать вещи. Узнав о моём скором отъезде, мама расплакалась, и мне едва удалось убедить её, что не стоит волноваться. А вот Эмилия, наоборот, вполне искренне за меня радовалась. Она даже призналась, что с удовольствием сама стала бы драконом и уехала в академию вместо меня. И, если честно, я бы отдала многое, чтобы поменяться с ней местами, но, увы, это было невозможно.

Выехали мы ночью, когда дневное светило спряталось за горизонт, уступая место на небосклоне звёздам и капризной красноватой Актаре. Отец вызвался сам отвезти меня в столицу, где нам предстояло встретиться с тем самым Лучом. Вот только папа хоть и утверждал, что добьётся встречи с ним, но выглядел при этом каким-то неуверенным.

 

Дома он долго говорил по кайтифону, улаживал непонятные мне проблемы, старался выглядеть спокойным, но я видела, что всё далеко не так гладко, как он старается показать.

В Трилин мы прибыли на рассвете, и папа, увидев, что у меня снова начинается лихорадка, остановился у первой же попавшейся на пути гостиницы. А уже там, распорядившись, чтобы в нашем номере плотно завесили все окна, оставил меня одну. Я же настолько вымоталась за эту бессонную ночь, что уснула, едва позавтракав. А проснулась уже ближе к вечеру.

Папа вернулся поникший. Войдя в номер, он нервно прошёл по комнате, опустился в кресло и только потом решился посмотреть на меня.

– Что-то не так? – спросила, уже чувствуя неладное.

– Да всё не так! – в сердцах выпалил отец, отведя взгляд. – Этот Луч поистине неуловимый! На встречу со мной он не явился, лишь передал, что занят. Ему сообщили о тебе и всей нашей ситуации, но… – Папа тяжело вздохнул. – Кажется, он просто решил, что это не его дело.

Я смотрела на отца с сочувствием, мне было странно видеть его таким. Разбитым, растерянным, вымотанным, опустошённым.

– Но ты ведь говорил, что все драконы – либо военные, либо полицейские. Значит, Луч должен кому-то подчиняться. Может, стоит написать прошение его начальнику?

Но папа только усмехнулся и покачал головой.

– Нет у него начальников. Разве что… – Он обречённо вздохнул. – Император. Никто иной ему не указ.

Я удивлённо моргнула и подошла к родителю.

– Этот дракон настолько неуправляемый? – спросила, присев напротив. – Или никто не может с ним совладать?

Оба вопроса отец оставил без ответа. Вызвав горничную, попросил подать нам еду в номер.

– Я задействовал старые связи. Все, какие только смог, – проговорил он, виновато глядя на меня. – Думаю, рано или поздно Луч объявится. Но это может занять не один день. Потому сегодня же, как только Селима окончательно скроется, мы с тобой отправимся к портальной станции. Билеты на перемещение в Арганис я уже купил. А там нас должны встретить.

– Это тот самый город в княжестве Имари? – спросила я.

– Да, дочь, – кивнул отец. – Там находится единственная в империи военная магическая академия. Именно в ней проходят обучение все носители драконьего гена, кто смог перенести оборот. И даже если этот своевольный летун решит остаться в стороне, там тебе всё равно помогут.

Папа выглядел расстроенным. А мне, наоборот, нежелание Луча участвовать в моей судьбе виделось хорошим знаком. Может, если он не станет вмешиваться, а руководители академии посчитают меня бесполезной, то после первого же оборота я смогу вернуться домой?

Но, как оказалось, обрадовалась я слишком рано.

Когда мы с отцом были готовы покинуть гостиницу, в наш номер постучал администратор и сообщил, что для барона Кидена Амбера передали записку. Развернув конверт с эмблемой императорской службы связи, отец пробежал глазами по отпечатанным на бумаге строчкам и вдруг вздохнул с открытым облегчением.

– Что там? – несдержанно полюбопытствовала я.

Отец поднял на меня взгляд и, улыбнувшись, ответил:

– Луч лично встретит тебя. Теперь всё точно будет хорошо.

Не знаю почему, но я папиной радости не разделяла. Может, уже тогда проснувшееся внутреннее чутьё подсказывало мне, что ничем хорошим моё попадание в военную академию не закончится.

* * *

В Арганисе нас действительно ждали: молодой высокий мужчина стоял, привалившись плечом к фонарному столбу у выхода из здания портальной станции. Если честно, я и узнала-то его только по двум приметам: ярким зелёным глазам и серебристым прядям в смоляных волосах. В остальном же этот аристократ в чёрном костюме ничем не походил на того дикаря, с которым мне так неудачно выпало встретиться несколько дней назад.

– Лорд Амбер, – проговорил он, протянув отцу руку. – А я как раз жду вас.

И не успел папа ответить, как Луч повернулся ко мне, окинул оценивающим взглядом и, усмехнувшись, добавил:

– Вот, Фея, к чему одиноких девушек приводят ночные прогулки.

– Ты сам на меня свалился, – ответила, ощущая, как внутри всё сильнее растёт раздражение.

– Не нужно было кровь глотать, – не остался в долгу он.

– Да у меня всё лицо было твоей кровью залито! – выпалила в ответ.

– Хочешь сказать, что только я во всём виноват? – бросил он, а его улыбка стала откровенно ироничной. – Нет уж, Фея, каждый из нас сам отвечает за свою жизнь. Я тебя в лес не тащил и, уж прости, не мог представить, что ты дочь имари.

Я втянула носом воздух, но от ответа предпочла воздержаться. Видимо, Луч тоже решил, что поспорить мы можем и в другой раз. Вновь повернувшись к моему отцу, заговорил совсем другим тоном.

– Лорд Амбер, с этого момента ваша дочь под моей опекой, – учтиво проговорил дракон. – В корпусе не так много девушек, но я не сомневаюсь, что леди Карина быстро освоится. Она сможет связываться с вами по кайтифону. Это не запрещено. А вот от визитов я бы попросил вас отказаться. Хотя бы на первые полгода.

– Спасибо, ваше высочество, – отозвался папа и поклонился.

А я… подумала, что ослышалась. Высочество? То есть принц? Вот этот дракон?

Нет, я прекрасно знала, что у нашего императора трое детей. Два сына и дочь. Кронпринц Александр вообще долгое время был моим кумиром – всё же таких красавцев, как он, ещё поискать нужно. Принцесса Софира на экранах кайтивизоров появлялась реже, но тоже была вполне узнаваема. Про старшего ребёнка правителя говорили мало… до меня доходили слухи, что он родился неправильным. Будто магия сотворила с ним злую шутку… И что же получается – вот он передо мной? Крылатый принц по прозвищу Луч?

Из странных мыслей меня вывело прикосновение к руке. Дракон подошёл ближе, взял чемодан с вещами и бесцеремонно сжал моё запястье.

– Возвращайтесь обратно в столицу, – сказал он, глядя на моего растерянного папу. – Нам с леди Амбер пора идти.

– Да, конечно, – закивал отец. Но перед тем как скрыться в здании, всё же сказал: – Прошу, будьте терпимы к Карине. Она хоть и капризная, но сильная и волевая девочка.

– Не переживайте, – со странной улыбкой ответил Луч. – Детей нужно отпускать из гнезда, иначе они никогда не смогут летать свободно.

После чего кивнул и, развернувшись, потащил меня за собой. Мне хотелось вырваться и кинуться к папе, хотя бы обнять его на прощание, но… не вышло. Хватка на моём запястье была хоть и не болезненной, но сильной – дракон держал крепко, будто знал, что сейчас творится у меня в голове.

Какое-то время мы шли в молчании. На город давно опустилась ночь, но улица была щедро освещена фонарями. А вот в окнах домов свет уже не горел, видимо, жители благополучно легли спать.

– Странная штука судьба, да, Фея? – неожиданно проговорил Луч. – Почти все женщины-имари пьют сыворотку, чтобы предотвратить саму возможность оборота, поэтому драконов среди них встречается крайне мало. Те, кто всё-таки решается обрести крылья, приходят к этому сами. А вот тебе жизнь выбора не оставила.

– Это всё твоя… ваша кровь виновата, – ответила я, ни капли не сомневаясь в своей правоте.

А он только усмехнулся и, не глядя на меня, сказал:

– Давай, что ли, познакомимся нормально. А то, как я заметил, ты и о титуле моём знать не знала. У меня-то на тебя уже целое досье лежит.

– Досье? – Кажется, у меня от этой информации натурально округлились глаза.

– Тоненькая папочка. У тебя, Фея, на редкость скучная жизнь, – сказал он и, хмыкнув, добавил: – Была.

– Почему же была?

– Потому что теперь о скуке можешь забыть. Но давай вернёмся к знакомству, – напомнил он. Затем остановился, отпустил мою руку, поставил на землю чемодан и, царственно выпрямившись, сказал: – Дэлир Ринорский, митор четвёртой категории, руководитель корпуса летунов при военной академии Арганиса.

Да, моя память мигом подсунула информацию, что старшего сына нашего императора зовут именно Дэлир. Значит, вот куда он пропал, вот почему не участвует в дворцовой жизни! Он просто… дракон.

– Хлебанув моей кровушки, ты не просто запустила процесс мутации в своём организме и привязки летуна к вожаку и наставнику, – продолжил он, оставив официальный тон. – Помимо всего прочего ты непонятным образом стала частью моей звезды. А в ней до этого момента женщин не было и, надеюсь, больше не будет.

Какой ещё «звезды»? Что это вообще такое? Но, судя по недовольным ноткам в голосе его высочества, он факту моего вхождения в эту непонятную «звезду» рад не был ни капли. Я же вообще перестала что-либо понимать, но спрашивать не стала.

– Фея, ты меня слушаешь? – бросил дракон, чуть дёрнув меня за руку. – Жить будешь в женском общежитии. Сейчас середина лета, у многих каникулы, в академии только те, у кого практика или занятия, которые нельзя прерывать.

– А у меня?

– Тебе придётся за оставшийся до начала общей учёбы месяц научиться перекидываться. Быстро, сознательно и безболезненно.

– А если я не смогу?

– Тогда потеряешь либо разум, либо жизнь. Тебе какой вариант больше нравится?

Я промолчала. Он хмыкнул, но комментировать не стал.

– Можешь называть меня Луч, – проговорил после недолгой паузы. – И на «ты».

– А как же «ваше высочество»? – не смогла я сдержать язык за зубами. Он у меня в компании этого дракона вообще странным образом развязывался.

– Луч, – строго сказал дракон. – Но это лишь наедине. При посторонних я для тебя митор Ринорский, и никак иначе.

Остаток пути до массивных кованых ворот мы преодолели в молчании. Уверившись, что я никуда не сбегу, Луч отпустил мою руку и теперь шагал чуть впереди. Я же старалась не отставать, хотя идти приходилось быстро.

Привратник поначалу пытался заявить, что ворота до утра не откроет, но, разглядев моего спутника, очень быстро пропустил нас на территорию академии. Несмотря на глубокую ночь, здесь оказалось довольно светло. Фонари работали исправно, что позволило мне рассмотреть и большое здание учебного корпуса, и просторную площадь перед ним, и длинные двухэтажные постройки, которые, видимо, и являлись общежитиями.

Луч больше ничего не говорил, а я не стала напрашиваться на экскурсию. Потом сама всё посмотрю, если это не запрещено.

Передав меня с рук в руки дожидающейся нас пожилой низенькой комендантше, митор Ринорский ушёл. И, как ни странно, глядя ему вслед, я всё сильнее ощущала нарастающий страх. Будто, пока он находился рядом, чувствовала себя защищённой, а вот теперь осталась совсем одна.

Вручив мне два комплекта формы и постельное бельё, айна Лоран заставила расписаться в журнале учёта и только потом соизволила проводить до комнаты. Жить мне предстояло на втором этаже, и, судя по количеству кроватей, помимо меня в комнате обитали ещё три девушки. Правда, сейчас никого из них на месте не было.

– Каникулы, – пояснила комендантша в ответ на мой вопросительный взгляд. – А девочки тут живут хорошие. Не пьют, парней не водят, соблюдают устав и правила проживания. Двое на следователей учатся, а одна на целителя.

– Так это же военная академия, – удивилась я.

– Ты забываешь, деточка, это военная магическая академия. Тут только одарённые, ну и… эти… крылатые. Ты, кстати, на какой факультет поступать собралась?

– Видимо, туда, где учатся те самые крылатые, – вздохнула я, опускаясь на единственную незастеленную кровать. Она располагалась посередине между двумя другими и при встрече с новой хозяйкой противно заскрипела.

– Так вот почему тебя наш Луч лично привёл, – кивнула старушка, заправив за ухо выбившуюся из пучка седую прядь. – Ясно. Ну, бывай, девонька. Я пойду спать, и так на тебя полночи потратила. А утром ещё третий курс с практики вернуться должен. Душ в конце коридора, туалет там же. Завтрак в восемь. Не опаздывай, а то твою порцию съест кто-нибудь более расторопный.

И ушла, оставив меня с ворохом информации и в тишине незнакомой чужой комнаты.

Посидев ещё несколько минут, я с растерянностью осознала, что горничных у них тут нет. Более того… даже моются все в одном месте.

Поднялась… сглотнула… села обратно.

Кто бы знал, как сильно мне хотелось прямо сейчас сбежать отсюда домой или хотя бы в гостиницу! Но… кому от этого будет хуже? Точно не Лучу.

Медленно вздохнув, я обвела взглядом комнату. Маленькая, но чистая – она, конечно, не выглядела роскошной, но и совсем уж страшной не была. На стенах красовались милые обои – персиковые в синий ромбик. Единственное окно закрывали тёмно-синие шторы, на полу лежал немного потрёпанный, но всё же ковёр. У каждой кровати стояла тумбочка, а у дальней стены располагался широкий шкаф с четырьмя секциями.

Для меня, выросшей пусть не в роскоши, но во вполне приличном доме, всё здесь казалось слишком простым, но разве есть смысл плакать из-за потерянного комфорта? Хочется, но не стоит. Вот когда посмотрю на душ и уборную, потом приду и точно разревусь.

 

Так оно, в общем, и получилось. Душевая встретила меня холодной тишиной, в которой даже звук вытекающей из крана воды казался шумом водопада. Здесь не было отдельных кабинок – пространство, отделённое тонкими перегородками, закрывалось шторками, которые никак не могли дать чувства защищённости. К счастью, в туалете всё же имелись дверцы со щеколдами, но от одной мысли, чтобы опуститься на унитаз, которым до меня пользовалось неизвестно сколько народу, становилось противно.

Душ принимать я всё же не стала, да и мылась всего пару часов назад в гостинице. Решив, что на сегодня для меня впечатлений хватит, отправилась в комнату. И уже там, кое-как застелив кровать, улеглась на подушку… и наконец расплакалась. Всхлипывала, растирала слёзы по лицу и чувствовала себя такой одинокой, такой несчастной и всеми покинутой, что от жалости к себе хотелось выть.

Но даже теперь я не собиралась сдаваться. И пусть для того, чтобы вернуть свою прежнюю жизнь, мне придётся пройти через реалии военной академии, но я справлюсь. Обязана справиться! И когда это случится, вернусь домой, к родителям, Эмилии и Ромину. К своим платьям, вышиванию крестиком, плетению кружев… к картинам и музицированию. К танцам… Прогулкам… Ко всему тому, что есть в жизни истинной леди. Вернусь… чего бы мне это ни стоило.

Так и уснула, даже не пытаясь бороться со слезами.

* * *

Этой ночью я спала просто отвратительно. Кровать была узкой, матрас – слишком твёрдым, подушка, наоборот, чрезмерно мягкой. Тонкое, колючее даже через пододеяльник одеяло раздражало и совсем не грело, и под утро мне стало настолько холодно, что начала стучать зубами. Не знаю, сколько раз за эту ночь я просыпалась от тревожных, злых снов, сколько раз хотела сбежать из этого мрачного здания, где, кажется, кроме меня вообще больше никого не было. И лишь ближе к рассвету вымотанное переживаниями сознание всё-таки смогло погрузиться в мир грёз. Да и то ненадолго.

На сей раз разбудил меня звук неспешных шагов и ощущение чужого присутствия.

– Слушай, а она и правда на фею похожа, – проговорил незнакомый мужской голос.

– Рыженькая. Стройненькая. Красивая, – ответил ему второй.

– Я б такую…

– Нельзя. Луч сказал, что девочка неприкосновенна.

– А если сама захочет? Всё же будет по обоюдному согласию, – заметил первый.

Я лежала на боку, спиной к говорившим, и просто не знала, что делать. Проснувшийся страх твердил, что лучше продолжать притворяться спящей, а гордость требовала подняться и напомнить этим мужланам, что подобные разговоры вести неприлично. Да ещё и в присутствии обсуждаемой леди!

– Знаешь, я бы не связывался с Лучом, – заметил второй. – Чует моё правое крыло, не всё с этой Феей так просто. Подобные ей драконью сущность не принимают. Отказываются.

– А если я влюблён? – с насмешкой заявил его собеседник. – Вот так прямо сразу, увидел эту рыжую красотку и потерял голову. Неужели Луч станет препятствовать?

– Ты? Влюблён? Не смеши мою чешую!

Я дёрнула плечом, желая показать, что сейчас проснусь. Понадеялась, что эти двое уйдут. Да не тут-то было.

– О, Фея, кажись, возвращается из царства грёз, – сказал первый. И уже громче добавил: – Доброе утро, красавица.

Обречённо вздохнув, я села, пальцами поправила растрепавшиеся за ночь волосы и только потом повернулась к своим незваным гостям.

На соседней кровати обнаружились двое парней. Один – блондин, но смуглый, а второй – светлокожий брюнет. В остальном же они оказались чем-то похожи: оба широкоплечие, с массивными шеями и сильными руками, оба в чёрных рубашках с воротниками-стойками и нашивками на груди с изображением летящего дракона. Парни даже улыбались одинаково приветливо, хотя взгляд темноволосого показался мне чуть более серьёзным.

– Ты не подумай, нас Луч прислал тебя разбудить, – поспешил сообщить блондин. Судя по голосу, именно он заявлял, что влюблён в меня с первого взгляда. – Скоро Селима поднимется из-за гор, и тебе станет плохо. Потому лучше начать занятия сейчас.

– Одевайся, умывайся. Мы проводим тебя на тренировку, – добавил брюнет.

И я думала, что после этого они оставят меня одну, но… никто из них уходить, кажется, не собирался.

– Может, выйдете? – предложила я.

– Мы, пожалуй, останемся, – с невинным видом отозвался блондин.

– И как же в таком случае я должна переодеваться? – выпалила, чувствуя, что начинаю закипать. Всё же мне ещё никогда не приходилось сталкиваться с таким искренним проявлением наглости.

– Лучше, конечно, медленно и грациозно, – ответил темноволосый. – Мы тогда полюбуемся…

Тогда-то я и поняла, что они просто издеваются.

– Вон! – выпалила, указав рукой на дверь.

– Ну что же ты сразу ругаешься, Фея? – спросил блондин, выставив перед собой руки. – Такая красивая и такая злая.

– Ты неправ, – осадил его брюнет, но не успела я обрадоваться, добавил: – Мы же даже не представились. А леди перед незнакомцами не раздеваются.

– Выйдите! – рявкнула, борясь с проснувшимся страхом. – Немедленно!

Боги, я в одной сорочке, а в комнате два сильных мужчины, которым подавить моё сопротивление – раз плюнуть. Только теперь пришло понимание, что здесь никто меня не защитит, никто не заступится. Мне даже пригрозить им нечем. Разве что гневом Луча. Но станет ли он на самом деле вмешиваться? Сам же их сюда прислал…

– Ладно, Кайр, пошли, – проговорил брюнет. Он поднялся и потянул за собой приятеля. – Мы с тобой напугали малышку. Она и правда цветочек нетронутый. – И уже в дверях обернулся ко мне: – Мы подождём у выхода из общежития. Поторопись. До восхода минут пятнадцать.

Стоило им выйти, я медленно выдохнула и схватилась за голову. Произошедшее никак не желало укладываться в голове. Да как они вообще посмели заявиться в комнату, где спит леди? Как у них хватило наглости просить меня переодеться при них? Что это вообще за место такое?!

И всё же в одном они правы: скоро рассвет, а значит, мне сразу же станет плохо. Начнётся жар, вернутся все признаки лихорадки, а внутри проснётся обжигающая лава. И вряд ли кто-то позволит мне целый день просидеть в тёмной комнате. В конце концов, не за этим меня сюда привезли.

Пришлось надевать халат, отправляться в уборную и умываться. К счастью, в это время там оказалось так же пусто, как ночью, и никто мне не встретился. Вернувшись в спальню, заплела волосы в косу и раскрыла свёрток с выданной вчера формой. Та оказалась синей и состояла из брюк, жилета и короткого пиджака. Также прилагались две рубашки: чёрная и белая. А ещё имелся странный костюм, состоящий из серых штанов и майки. Видимо, именно его следовало использовать для тренировок.

Вот только для меня, леди, привыкшей надевать штаны только зимой под платье, эта одежда была совершенно неприемлема. Да такое могут носить только особы, не обременённые моральными принципами, или женщины из публичных домов! Может, это шутка такая?!

В итоге я смогла договориться с самой собой только на форму. Брюки хоть и выглядели неприлично, слишком облегая ноги и обрисовывая все округлости пониже спины, но уж точно смотрелись не так вульгарно, как тренировочный костюм. К тому же их хоть немного прикрывала рубашка, которую я не стала заправлять, да и жилет добавлял образу строгости.

Обувь мне тоже выдали, но надеть ношенные кем-то ботинки оказалось выше моих сил. Пришлось доставать свои туфельки на маленьком каблучке. И пусть по стилю они не особенно подходили к откровенно мужскому наряду, но хоть немного грели мне душу.

А на выходе из общежития меня ждали уже не двое мужланов, а на одного больше. К наглецам, приходившим меня будить, присоединился ещё один, правда, выглядел он несколько старше. Внешне я бы дала ему лет тридцать пять или даже сорок, светлые волосы были аккуратно подстрижены и зачёсаны на боковой пробор, а вместо формы на нём красовался строгий светло-серый костюм. Но отличало его даже не это – просто по сравнению с парнями он выглядел гораздо более щуплым, хотя худым я бы его не назвала. А ещё не было сомнений, что передо мной аристократ.

– Доброе утро, – проговорил этот мужчина, галантно поклонившись. – Я профессор Рейдел Тьёри. Именно мне выпала честь быть вашим наставником.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30 
Рейтинг@Mail.ru