Мое второе я

Татьяна Полякова
Мое второе я

– Кстати, – покончив с салатом, сказал он. – Ты обещала выполнить любое мое желание.

– И что?

Он вновь сграбастал мою руку.

– Нетрудно догадаться.

– Даже такая свинья, как ты, не может пользоваться тем, что женщина сгоряча пообещала лишнее, – сурово сказала я, освобождая ладонь.

– Не могу! – рявкнул он. – И какого хрена я терплю все это?

– Давай поговорим о деле, – предложила я. – Бросить Раису я не в состоянии. Мы избавились от трупа, но это еще ничего не решает. Ты должен найти убийцу.

– Я должен? – вытаращил он глаза.

– Конечно. У кого из нас детективное агентство? Тебе и карты в руки.

– Зачем тебе убийца, скажи на милость?

– Чтобы понять, во что вляпалась Раиса и как избавить ее от неприятностей.

– Я подумаю, – нахмурился он.

– Думай быстрее.

– Возможно, я соглашусь, но при условии…

– Ты опять?

– При условии, что ты мне поможешь.

– Хорошо, – пожала я плечами. – Какой помощи ты ждешь?

– Милая, я хочу, чтобы ты была рядом, здесь, в этом городе, – зашипел он.

– А я где? Обещаю, что пока ты занят расследованием, я никуда не уеду. У Раисы прекрасный дом, вдвоем мы вполне разместимся.

– Кончится тем, что мое терпение лопнет, и я тебя придушу, – сказал он с грустью.

– Надеюсь, что я успею опустить тебе на голову тяжелый тупой предмет, который окажется под рукой.

– Очень хочется придушить тебя уже сейчас.

Я презрительно фыркнула, и тут у меня зазвонил мобильный.

– Где вы? – спросила Раиса.

– Как называется это злачное место? – задала я вопрос Арсению.

– «Флоренция».

– Мы в ресторане «Флоренция», неподалеку от офиса.

– Надеюсь, что смогу избавиться от этих недоумков примерно через полчаса, – вздохнула подруга.

– Значит, встречаемся в офисе. – Я закрыла телефон и взглянула на Арсения: – Обойдешься без десерта.

Мы подходили к детективному агентству, когда из-за угла вывернула Раиса.

– Задание выполнено, – сказала она. – Вряд ли они найдут мою тачку. Я уже почти смирилась с потерей. А что это у тебя физиономия кислая? – полезла она к Арсению.

– У него навязчивая идея уложить меня в постель, – съязвила я.

– Нормальная идея, по-моему, – пожала Раиса плечами. – Постой, неужто ты до сих пор этого не сделал? Сеня, ты дурак.

– Заткнись! – прикрикнул он.

– Я всегда говорила: в душе ты романтик.

– Ага. Я – романтик, а твоя подруга – бесчувственная сучка.

– Скотина, – буркнула я.

– Вы будете обмениваться комплиментами или кто-нибудь скажет, что мне делать дальше? – поинтересовалась Раиса.

Он, открыв дверь, пропустил нас вперед, а я сказала:

– Арсений обещал найти убийцу, у него большой опыт. Уж если он сумел отыскать пуделя, то найти злодея ему труда не составит.

– А на фига нам злодей? – удивилась подруга.

– Мы должны знать, что происходит.

– Да? Ну ладно. Давайте узнавать.

– Ребята! – заголосил Витька из-за двери, и мы вспомнили о его существовании. – Вы что, издеваетесь? – возмущенно начал он, как только мы вошли в кабинет. – Бросили меня здесь прикованным к батарее, а я в туалет хочу.

– Опять? – удивилась Раиса.

– Что значит «опять»? Я вас три часа жду.

Арсений подошел к нему и освободил страдальца. Витька бросился в туалет, а когда вернулся, спросил заинтересованно:

– Какие у нас планы?

– Поскорее от тебя избавиться, – хмыкнула Раиса.

– В каком смысле? – насторожился он.

– В смысле, катись отсюда, – сказал Арсений.

– Как это катись? Куда я в форме, с чужим удостоверением? У меня денег ни копейки, как я до дома доберусь?

– Я дам тебе денег на билет, – сказал Арсений спокойно, хотя чувствовалось: его терпение на исходе.

– Не можете вы меня просто взять и выгнать. Да я на вас ментам настучу.

Арсений скупо улыбнулся, и парня точно ветром сдуло. Он скрылся за дверью, но не успели мы вздохнуть с облегчением, как он появился вновь.

– Дали бы хоть во что переодеться… И куда я на ночь глядя? Можно, я здесь переночую?

– Может, правда его тут оставить? – нерешительно произнесла Раиса.

– Это твой трофей, – съязвил Арсений. – Вот ты его и забирай.

– Ладно, дом большой, пусть переночует. И одежду я ему какую-нибудь подыщу. Маруся, ты у меня ночуешь? – повернулась она ко мне.

– Могу остановиться в гостинице.

– С какой стати? – удивилась она, перевела взгляд на Арсения и нерешительно кашлянула. Тот смотрел волком. Я решила, что была с ним излишне сурова, подошла и спросила медовым голосом:

– Ты отвезешь нас к Раисе или мне следует вызвать такси?

– Отвезу, – буркнул он.

– Тогда поехали, – вновь заговорила Раиса. – Я едва на ногах стою. Надо срочно принять ванну и проспать часов двенадцать.

Я была с ней согласна. Мы снова оказались на улице и направились к припаркованному возле крыльца «Лексусу». Витька забежал вперед и распахнул перед Раисой дверь, глядя на нее с видом собаки, ожидающей сосиску за старательность.

– А ты ничего, смышленый, – буркнула подруга, окинула его взглядом с головы до ног и удовлетворенно кивнула. Так как Витька устроился рядом с ней, мне пришлось занять переднее кресло, Арсений в мою сторону не смотрел, и я сказала:

– Все мы сегодня немного нервные… Извини, если наговорила лишнего.

Он никак не отреагировал на мои слова, а я разозлилась. Кажется, это называется «метать бисер перед свиньями».

Жила Раиса в пригороде, в симпатичном домике в стиле альпийского шале. Дом достался ей от покойного мужа. Тот был старше моей подруги на тридцать один год и увлекся виагрой. Кончина его пришлась на момент, когда супруги сливались в экстазе, что позволило Раисе заявить на суде, что он умер в состоянии блаженства. В суд на нее подали безутешные дети, младший из которых был старше Раисы на четыре года. Они утверждали, что она принуждала супруга к занятиям сексом с намерением ускорить его кончину. В ответ Раиса назвала смерть старца оргазменной, что вызвало ухмылки в зале и скрежет зубовный у сирот. Впрочем, для скрежета была еще причина. Все свое имущество супруг завещал Раисе. Подсуетившись, сироты собрали на Раису компромат, и ей в конце концов пришлось идти на мировую, но внакладе она не осталась, а вскоре вновь вышла замуж.

Мы подъехали к дому, ворота автоматические открылись, и Арсений притормозил возле гаража. Мы вышли из машины. Заметив, что Арсений остался в авто, Раиса предложила:

– Давай я тебя чаем напою.

– Вряд ли он в этом нуждается, – съязвила я. – У него наверняка есть планы на вечер. Она блондинка или брюнетка?

Арсений не ответил, но к крыльцу отправился вместе с нами. Признаться, это меня порадовало. Раиса поднялась на первую ступеньку и заголосила:

– Господи, меня ограбили! Входная дверь не заперта.

Так и есть. Входная дверь была прикрыта неплотно.

– Может, ты сама забыла ее закрыть? – сказала я. – Учитывая твое состояние…

– Еще чего… – Раиса рванула к двери, но Арсений ее остановил:

– Подожди… – и первым вошел в дом.

Через минуту он изумленно присвистнул, и было с чего. Просторный холл, который переходил в гостиную, больше напоминал поле битвы. Ящики шкафов выдвинуты, вещи разбросаны, роскошный персидский ковер свернут, даже мебель зачем-то сдвинули с места. Раиса бросилась к дивану и, встав на четвереньки, скрылась за его спинкой, а потом завопила:

– Так и есть!

Я подошла и заглянула за диван. В стене чуть выше пола был вмонтирован сейф. Дверца его открыта, а сейф пуст.

– Плакали мои денежки, – сказала Раиса, выпрямляясь.

– Деньги следует держать в банке, – вздохнула я.

– Поучи еще… ну, надо же… Мало мне покойника, так еще машину угнали, а теперь и деньги сперли.

– Будем вызывать милицию? – несколько суетливо предложил Витька.

– Только их мне и не хватало, – отмахнулась Раиса, плюхаясь на диван. – Ведь хотела сигнализацию поставить, уже договорилась на понедельник. Соседей на днях ограбили… надо собаку завести, овчарку…

– Вы здесь одна живете? – устраиваясь рядом с ней, заботливо спросил Витька. – В таком доме и без мужчины… неудивительно, что вас ограбили.

– Сгинь с глаз… Маруся, накапай мне валерьянки, – попросила она. – На кухне, в шкафчике… да ты знаешь.

Я пошла в кухню, обратив внимание на то, что Арсений стоит посреди гостиной и оглядывается с весьма хмурым видом.

– А что, собственно, пропало? – донесся до меня его голос, пока я искала валерьянку.

– Двадцать тысяч баксов. Ой, мои драгоценности! – взвизгнула Раиса и помчалась в спальню, откуда вернулась через две минуты со шкатулкой в руках. – Дурдом какой-то. Золото не взяли.

– Да, грабители – оригиналы, – заметил Арсений, продолжая оглядываться.

Я сунула Раисе стакан с валерьянкой и спросила Арсения:

– Что тебе не нравится?

– Все. У тебя не создалось впечатления, что здесь что-то искали?

– Само собой. Это же грабители, они всегда что-то ищут. С золотом возни много, опять же это след, а деньги… – Я не успела договорить, зазвонил домашний телефон. Мы, как по команде, на него уставились, а Раиса сказала:

– Ответь, Маруся.

Я подошла и сняла трубку.

– Госпожа Четвертак? – издевательски поинтересовался мужской голос.

– Слушаю вас, – спокойно ответила я.

– Куда вы дели труп? – Яда в голосе прибавилось.

– Он представляет для вас ценность? – спросила я.

Как видно, не такого ответа от меня ждали.

– Вот что, – сурово произнес мужчина с легкой заминкой. – У вас осталась вещь, которая вам не принадлежит.

– Вы труп имеете в виду?

– Не валяй дурака. Верни ее немедленно и, может, цела останешься.

– Я не претендую на чужое, но вы говорите загадками. Если хотите, чтобы я вернула вашу вещь, объясните, что это такое.

Ответить мне не пожелали. Пошли гудки, и я повесила трубку.

 

– Угрозы? – спросил Арсений.

– Что-то вроде этого. Некто утверждает, что Раиса стала обладательницей чужого имущества.

– Да я своего лишилась! – рявкнула она и тяжко вздохнула.

– Укажи страдальцу комнату, где он может переночевать, – спокойно предложил Арсений, но мы то с Раисой хорошо его знали и оттого поежились.

– Прямо по коридору гостевая, – буркнула Раиса, кивнув Витьке.

– А-а… – начал тот, но Арсений окинул его ленивым взглядом и как-то уж очень скромно потупился, после чего Витька с завидной скоростью отправился на ночлег. Только за ним закрылась дверь, как Арсений повернулся ко мне:

– Ваша версия происшедшего была полной?

– Моя – да, – поспешила я ответить, точно зная, когда можно повалять дурака, а когда дорогого друга лучше не злить.

Раиса вторично поежилась под его взглядом и заныла:

– Сенечка, я как на духу… Ты же знаешь, я тебе врать не посмею, дура я, что ли… Да и не было у дядечки ничего… а про сверток я рассказывала? – моргнув, спросила Раиса.

– Какой сверток? – дружно рявкнули мы.

– У покойного Николая Ивановича сверточек был. Небольшой такой, вроде записной книжки, резиночкой перетянутый. Я когда из ванной возвращалась, заглянула в гостиную, он как раз пиджак снял, вынул из кармана сверток и погладил его рукой, видно, он чем-то был ему дорог. А потом вновь сунул его в карман пиджака.

– И ты…

– Что – я? Само собой, было страшно интересно, что у него там, но если дядька в гостиной и пиджак лежит на спинке кресла рядом с ним, как я смогу посмотреть, что там?

– И ты отправилась спать, так и не удовлетворив свое любопытство?

– Но…

– Раиса, – произнес наш друг.

– Ну, хорошо, хорошо. Я предложила ему чаю и бросила туда немножко снотворного. А когда дядечка уснул, вынула сверток из кармана. Сеня, там не было ничего интересного. Толстая записная книжка, обложка старая, вся истрепанная, листочки выпадали, вот он ее резинкой и стянул. Хотя на записную книжку это все же было не похоже. Если честно, вообще ни на что не похоже. Написано латиницей, буковки ровненькие, в записной книжке так не пишут. А в уголке дата стояла: 1915 год.

– Может, это дневник? – предположила я.

– Может, но других дат не было. Если б я усмотрела в ней какую-то ценность, то уж непременно бы сперла, а так на что она мне? Пусть дядечка ее гладит и радуется.

– А скажи-ка мне, дитя порока, дядечка что, одетым спал?

Я попыталась вспомнить, был труп одет или нет? Кажется, да.

– Пиджак и ботинки он снял. Я их потом в лесу выбросила. Постельное белье я дядечке выдала, но он им не воспользовался. Лежал в брюках и рубашке, руки на груди сложил.

– А когда ты его мертвым обнаружила, где был пиджак?

– На спинке кресла. Я хоть и здорово нервничала, но все как следует осмотрела и все его вещи собрала.

Арсений прошелся по гостиной и вновь заговорил:

– Выходит, убийцу интересовала записная книжка. Дядя чего-то опасался, точнее, кого-то, вот и предпочел в ту ночь остаться у тебя. И спать лег, не раздеваясь, подозревая, что и здесь его смогут найти. Но ты опоила его снотворным, и он не слышал, как вошел убийца. Тот забрал книжку, придушил мужика… Если он ее забрал, чего они от тебя хотят?

– Откуда же мне знать? – возмутилась Раиса.

– Если будешь врать, на мою помощь не рассчитывай. Сама разбирайся со своим трупом.

– Сенечка, – испуганно пролепетала Раиса. – Да вот тебе крест… – Она истово перекрестилась, а Арсений чертыхнулся. Я решила вступиться за подругу:

– Если его интересовала какая-то вещь, довольно глупо убивать дядю, не убедившись в том, что предмет вожделения у него в руках.

– Правильно, Маруся. Ведь дядька мог сверток спрятать, и что тогда делать убийце? Весь дом обыскивать снизу доверху? – Тут она обвела взглядом гостиную и пригорюнилась.

– Убийца забрал записную книжку, – сказала я. – Это ясно.

– Значит, было что-то еще, – упрямо произнес Арсений.

– Может, и было, – неожиданно заявила Раиса.

– Что значит, «может»? – возмутилась я.

– Я когда книжку листала, обратила внимание, что в середине обложка разошлась, как будто страниц не хватает. Довольно много.

– Убийца взял книжку, не убедившись, что все страницы на месте, а когда обратил внимание на их отсутствие, вернулся сюда, устроил обыск…

– И спер мои деньги, – подсказала Раиса. – Точно, Маруся, все так и было.

– У меня вопрос, дамы: и куда же эти недостающие страницы делись? – Арсений сверлил Раису взглядом, и та вновь принялась креститься.

– Сеня, да неужто ты думаешь, что я стану тебе врать?

– Я знаю, где они, – услышали мы радостный вопль и смогли лицезреть Витьку, щеголявшего в одних трусах. Как видно, он честно собирался лечь спать, но потом все-таки решил подслушать, о чем мы ведем беседу.

– И почему ты не пришиб его в лесу? – возмутилась Раиса, взглянув на его трусы в цветочек.

– Ежу понятно: он мог оставить что-то лишь в одном месте – в машине, – не обращая внимания на ее слова, выпалил Витька и улыбнулся, очень собой довольный. – Вы ж сами говорите, он чего-то опасался. Убийца охотится за записной книжкой, но она не имеет ценности без этих самых страниц. И дядька оставил их в машине, надеясь, что утром заберет. Это же элементарно.

– Парень практически гений, – съязвил Арсений.

– Надо немедленно обыскать машину, – выдал Витька ценное предложение.

– А где у нас машина? – ласково спросила я.

– Черт, – выругался наш друг, направляясь к двери.

– Я с тобой, – сказала я.

– А мне что делать? – возмутилась Раиса. – Я с этим хмырем не останусь, когда по телефону грозят. Какая от него польза? С вами поеду.

– А я? – заголосил Витька.

– Ты дом сторожи.

– Да вы что? А если эти вернутся? Хотите, чтобы меня укокошили, как дядечку? Хороши друзья…

– Тамбовский волк тебе друг…

– Кончайте базар! – рявкнул Арсений. – Едем все вместе.

– Ты в трусах поедешь? – свирепо поинтересовалась Раиса, наблюдая, как Витька устремился к двери.

– Мне надо во что-то переодеться, – сказал он.

– Черти бы тебя слопали, – пробормотала она, подхватила спортивный костюм, который вместе с другими вещами валялся возле шкафа, и сунула ему в руки.

– Я мигом. – Он поспешно удалился в комнату, а вернулся несколько смущенным. Велюровый костюм пришелся ему впору, но выглядел он в нем клоуном, кем, по сути, и являлся. – А у тебя нет мужских вещей? – жалобно спросил он.

– Носи, что дали, и не нервируй меня.

Мы спешно загрузились в машину и через пару минут уже неслись по улице. В свете фонаря я увидела, как из переулка показался джип. Некоторое время я сомневалась, но потом стало ясно: машина следует за нами.

– Джип, – сказала я Арсению, поглядывая в зеркало.

Он кивнул:

– Вижу. Оторвемся.

В чем, в чем, а уж в этом у меня сомнений не было. Арсений сбросил скорость, въезжая в город, мы направлялись в старую его часть, где в лабиринтах узких улиц проще всего было затеряться. Дважды нам пришлось нарушить правила, зато, миновав очередной проходной двор, я с удовлетворением отметила, что джип исчез. Правда, особенно радоваться не спешила.

Из города мы выбирались не меньше получаса, Арсений несколько раз проверял, не появятся ли преследователи. Потом свернул к реке и по дороге, накатанной любителями купания вдали от городских пляжей, направился вдоль берега.

– Где ты бросил мою машину? – подала голос Раиса.

– За старой переправой.

– Да ее там ни в жизнь не найдут, – возмутилась подруга.

– Надеюсь, она застрахована.

– Само собой, но тачку все равно жалко.

Впереди показались деревья, мы постепенно углублялись в лес, свет фар выхватывал из темноты то пни, напоминающие сказочных чудовищ, то заросли кустов. Дорога уже давно кончилась, и я гадала, как Арсений способен ориентироваться в этой тьме кромешной, а еще сомневалась, помнит ли он, где бросил машину Раисы. Оказалось, что помнит. Мы выехали на узкую просеку, окруженную соснами, и Арсений досадливо чертыхнулся.

– Что? – испугалась Раиса.

– На этот раз ее действительно угнали.

Он притормозил, мы вышли из машины и при свете фар обследовали окрестности, точно заправские следопыты. Следы колес видны были вполне отчетливо, похитители, судя по всему, направились в сторону реки. Но так как никого по дороге сюда мы не встретили, выходило, что позаимствовали ее как минимум за полчаса до нашего появления здесь.

– Что делается, – скорбно сказала Раиса. – Ничего оставить нельзя.

– Как же мы теперь узнаем, чего им надо? – вздохнул Витька. – То есть за что дядьку убили. Вещь-то должна быть ценная, иначе с какой стати…

– Интуиция подсказывает, что о ценности этой самой вещи Раиса знает лучше нас, – с усмешкой заявил Арсений, приглядываясь к подруге. Той его слова, а еще больше взгляд пришлись не по душе.

– Сеня, я ж клялась, сколько можно?

– Они не могли тебя выследить? – спросила я Арсения, торопясь прийти подруге на помощь.

– Не делай из меня идиота, – ответил он, и стало ясно: Арсений все еще злится, и конца этому не предвидится.

– Что будем делать? – спросил Витька, переминаясь с ноги на ногу.

– Ты завтра домой поедешь, – напомнила Раиса.

– Что я там забыл? А вам, я вижу, помощь не помешает.

– О господи, – простонала подруга, должно быть, так и не смирившись с утратой машины.

– А если они за домом следили? – продолжил ораторствовать Витька. – И видели, как вы труп в багажник запихнули, да еще и сфотографировали.

– Тогда они фокусники, – хмыкнула Раиса. – Труп я запихивала в гараже, а чтоб туда попасть, из дома выходить не надо.

– Все равно лучше бы нам с этим делом разобраться, да и интересно, что им от дяди понадобилось. Вы, кстати, фамилию его знаете? Надо же с чего-то начинать…

– Да заткнись ты… – рявкнула Раиса и для верности замахнулась, Витька поспешил устроиться в машине, вовремя сообразив, что, если продолжать в том же духе, очень может быть, что здесь и останется.

– Поехали, – буркнул Арсений, и мы вернулись в город.

Раиса с Витькой дважды затевали перепалку, я предпочитала помалкивать. Ранее иметь дело с трупами мне не приходилось, и я решила, что, если уж Арсений взялся вызволять нас из дерьма, так ему и карты в руки.

Свернув с проспекта, мы оказались во дворе трехэтажного дома, двор выглядел очень мило – клумбы, скамеечки и даже фонтан. Я собралась задать вопрос, что нам здесь понадобилось, но тут мы въехали на подземную парковку.

– У тебя новая квартира? – все-таки поинтересовалась я.

– Ага, – ответил он. – Только проблемы старые.

Что он имеет в виду, я уточнять не стала. Оставив машину на парковочном месте под номером тринадцать, мы прошли к лифту и поднялись на третий этаж. Арсений достал из кармана ключи и открыл двустворчатую дверь с дубовой обшивкой. Витька тут же принялся кудахтать:

– Вот это я понимаю, люди живут… очуметь…

Я огляделась с неодобрением, не потому, что вкусы Арсения расходились с моими. Против воли я начала прикидывать, сколько здесь успело побывать девиц за прошедший год. Уверена, большинство из них мечтали остаться тут навсегда.

– Симпатичная квартирка, – заметила Раиса, оглядываясь. – И интерьерчик подобран с любовью. Уютненько.

Я вновь окинула критичным взором гостиную с белым пушистым ковром на полу, задержав взгляд на роскошном диване. Устроившись на нем с удобствами, любая девушка потеряет бдительность, так что нетрудно догадаться, почему Арсений его выбрал. Между тем Раиса переместилась в кухню и загрохотала там посудой. Женщина она хозяйственная и кухню, в отличие от меня, считала естественной средой обитания. Арсений снял пиджак, определил его на плечики и устроился в кресле, ожидая, когда Раиса подаст ему кофе. Разумеется, он его получил в рекордно короткий срок. Раиса и мне подала чашку, налила себе коньяка и села рядом со мной, Витьку она проигнорировала, но он сам проявил инициативу.

– Нам надо кое-что обсудить, – заявил он, прихлебывая кофе.

– Да неужели? – хмыкнула Раиса.

– Я понимаю, что в вашей команде я новичок, так что будет лучше, если мы сразу договоримся о моем проценте.

– Сеня, выбросил бы ты его в окно, – вздохнула Раиса.

– Прекратите меня запугивать, – возмутился Витька. – Я полноправный член коллектива и… согласен на десять процентов из уважения к вам.

– И на чем ты надеешься заработать? На трупе?

– На том, что у него было. Мы сошлись во мнении, что это ценная вещь, так что десять процентов…

Мы все уставились на Арсения, раз уж он тут главный. Он с задумчивым видом пил кофе, наконец, обратив внимания на гробовое молчание, спросил:

– И что?

– Он хочет десять процентов, – подсказала Раиса.

 

– Десять процентов от трупа? Да ради бога, хоть все сто.

– Но ведь… – поежился Витька. – Вы что-то собираетесь делать…

– Мы собираемся избавиться от второго трупа, которым ты станешь очень скоро, если не заткнешься, – ответил Арсений.

– Ладно, я просто хотел прояснить ситуацию, что в этом плохого?

– Значит, так, – заговорил Арсений, отодвигая чашку. – Тебе, Раиса, по городу болтаться ни к чему, поживешь пока у меня. И этот клоун тоже. Завтра с утра попробую выяснить, что за тип этот Николай Иванович, дальше по обстоятельствам.

– Ты ничего не сказал обо мне, – с усмешкой заметила я.

– Не вижу необходимости в твоем присутствии в этом городе, – заявил мне Арсений. Вот мерзавец! – Если раскопаем что-то путное, Раиса тебе сообщит.

– Маруся, чего он на тебя взъелся? – нахмурилась подруга.

– У него и спроси.

– Сеня…

– Наше импровизированное совещание считаю закрытым, – сказал он, поднимаясь, и удалился в спальню.

– Ты ведь не уедешь? – жалобно спросила Раиса.

– А что мне остается? Витьку он готов оставить, а меня нет. Ты же слышала.

– Тебе надо срочно направить его мысли в другое русло.

– Мне не интересны его мысли и не интересен он сам, – отрезала я и пошла искать себе место для ночлега.

За ближайшей дверью я обнаружила гостевую спальню и повалилась на кровать. Лежала поверх роскошного покрывала из темно-зеленого бархата и пялилась в потолок. Раиса с Витькой немного побродили по квартире, а потом затихли. Выждав еще с полчаса, я пошла в ванную. Включила воду и огляделась. Комната была огромной, стены выложены мозаикой, круглая ванна посередине, комод на гнутых ножках, зеркала в золоченых рамах.

– Пошлость, – заявила я, вновь подумав о девицах, которые плескались в этой ванне, больше похожей на бассейн. – И он еще утверждал, что любит меня.

Если честно, дверями я хлопала довольно громко и сейчас надеялась, что Арсений появится под каким-нибудь дурацким предлогом, например, предложит чистые полотенца. Время шло, а он не появлялся. «Нет, это даже интересно», – с некоторой обидой подумала я еще через полчаса, а потом направилась к его спальне. Постучала и, не дождавшись ответа, открыла дверь. Арсений лежал на кровати, как я недавно, то есть не раздеваясь, поверх покрывала, и пялился в потолок.

– Извини, я только хочу спросить, где чистые полотенца? – произнесла я как можно ласковее.

– В комоде в ванной, – бросил он, даже не взглянув на меня. Это уже слишком. Я хотела покинуть комнату, громко хлопнув дверью, но вместо этого спросила:

– Ты действительно хочешь, чтобы я уехала?

– Действительно.

– А твои деньги?

– Оставь их себе. И будь добра, в следующий раз, когда тебе понадобится пристроить труп, найди другого дурака тебе помогать.

– Это была идея Раисы, мне бы такое и в голову не пришло.

Я выскочила из комнаты, пылая праведным гневом. То он клянется, что жить без меня не может и каждую субботу болтается под моими окнами, то указывает на дверь. Я была дурой, когда на минуту вообразила, будто что-то значу для него. Все, что говорил мне, он чуть ли не ежедневно повторяет своим девкам, а потом бросает их с разбитыми сердцами, при этом не испытывая ничего похожего на муки совести. Завтра вернусь домой и первым делом познакомлюсь с каким-нибудь симпатичным мужчиной, и как только он сделает мне предложение, я его с радостью приму, выйду замуж, нарожаю детей и думать забуду об этом типе.

Душ меня немного успокоил, я завернулась в купальный халат и пошлепала в спальню, перед дверью задержавшись на мгновение. Воображение моментально преподнесло картинку: я вхожу, Арсений стоит у окна, поворачивается и… Никто меня не поджидал, торопясь заключить в объятия.

– Скотина, – прошипела я и полезла под одеяло.

Утром Раиса вскочила ни свет ни заря, чтобы приготовить завтрак. Почуяв запах съестного, на кухне появился Витька, потом к ним присоединился Арсений. Я слышала, как они разговаривают. Обо мне никто не вспомнил, пока Раиса не сказала:

– Потише, Марусю разбудите.

– Если она хочет попасть на поезд в 10.30, ей пора вставать, – сказал Арсений, а я сцепила зубы от злости.

– Сенечка, ты должен с пониманием относиться к ее слабостям, – заныла Раиса. – Почему бы тебе…

– Заткнись. Пять лет я только и делаю, что отношусь к ней с пониманием. Она меня подставляет, иногда просто кидает, а я продолжаю проявлять понимание. Пусть катится. Ничего слышать о ней я больше не хочу.

– Отлично, – сказала я, правда, самой себе, и, дождавшись, когда этот тип покинет квартиру, отправилась в ванную.

Через двадцать минут я была готова навсегда уехать из этого города, но все-таки решила выпить кофе перед отъездом и застала на кухне Раису с Витькой.

– Проснулась? – маетно взглянув на меня, спросила подруга.

– Как видишь. Будь добра, вызови мне такси.

Раиса, вздохнув, потянулась за телефонной трубкой, а Витька решил подать голос:

– Я, конечно, новичок в вашей команде, но мне кажется, Арсений будет совсем не рад, если ты уедешь.

Отвечать на это я сочла ниже своего достоинства. Через десять минут, тепло простившись с Раисой, я спустилась во двор, где меня поджидало такси. Однако по дороге на вокзал мои мысли приняли совсем иное направление. Раису я знала давно, и сомнения нашего дорогого друга были мне понятны. То, что ей попадало в руки, можно было вырвать только вместе с ними. Если, кроме записной книжки, в вещах Николая Ивановича была некая вещь, так необходимая злодеям, она, скорее всего, осталась у Раисы. Сейф был вскрыт, в чем я смогла убедиться, но в ее доме есть тайник. Я его обнаружила, не скажу, чтобы случайно, а после некоторых наблюдений за подругой. Ключ от дома у меня в сумке, таким образом, ничто не мешало мне проверить свои подозрения.

В общем, я попросила водителя такси сменить маршрут, и вскоре мы уже тормозили возле дома Раисы. Входя в калитку, я на всякий случай огляделась и не заметила ничего необычного.

Тайник был устроен очень ловко. Взгромоздясь на стул, я открыла верхний ящик кухонного гарнитура, отодвинула в сторону жестяные банки с кофе, чаем и приподняла заднюю стенку шкафчика, за которой оказалось углубление в стене. Совершенно пустое. Испытав разочарование, я передвинула банки на место, и тут почувствовала движение за своей спиной. Сердце екнуло, но вовсе не от страха. По необъяснимой причине я решила, что это Арсений. Он, вероятно, намеревался проводить меня (о том, почему у него это желание возникло, я предпочла не думать) и, заметив, что я отправилась к Раисе, зашел узнать, что мне здесь понадобилось. Хорошо, что тайник пуст, иначе бы ненароком подвела подругу. Не торопясь оборачиваться, я изо всех сил пыталась придать себе беззаботный вид и даже что-то напевала под нос, пока не услышала:

– Вам помочь?

Сердце екнуло вторично, но на сей раз не от радости, потому что голос вовсе не принадлежал Арсению. Медленно повернувшись, я увидела двух типов в нескольких метрах от себя. Один был высок, широкоплеч, одет в джинсы и черную футболку, физиономия до того злобная, что становилось ясно: мозгов у него маловато, и их отсутствие он с лихвой компенсировал недюжинной силой и лютой неприязнью к прочим обитателем вселенной. Второй был чуть выше среднего роста, светловолосый и светлоглазый, с приятным лицом. Такие типы обычно нравятся женщинам. Но мне он совсем не понравился, потому что делать ему в доме Раисы нечего, но, несмотря на это, он стоял напротив и не испытывал дискомфорта оттого, что здесь его не ждали.

– Что ищете? – с усмешкой спросил блондин.

– Собираюсь выпить кофе, – ответила я, продемонстрировав банку в своей руке. – А вам тут что понадобилось?

– Можно спросить, где ваша подруга?

– Уехала из города на пару дней. А меня попросила навести в доме порядок. Кстати, это не вы случайно устроили здесь погром?

– Случайно мы.

– Надеюсь, вы уберетесь вон до того, как я спущусь со стула.

– Мы не собирались задерживаться, – хмыкнул блондин. – Но вам придется отправиться вместе с нами.

– Да? С чего вдруг?

– Ну, хотя бы потому, что я так решил.

– Давай, детка, иди к папочке, – пробасил верзила и мерзко усмехнулся.

– Вы знакомы с Уголовным кодексом? – задала я вопрос, обращаясь исключительно к блондину.

– Почитываю на досуге.

– Тогда вы знаете, что похищение людей…

– Какое похищение? – засмеялся он. – Мы немного прогуляемся, только и всего.

– Не зли меня, детка! – рявкнул верзила.

Страха я не испытывала, беспокойство – да, но не страх. Прежде всего, напугать меня не так легко, хотя я и выгляжу беззащитной девушкой, готовой рухнуть в обморок при первом чихе. Мне и раньше доводилось бывать в переделках, и я умудрялась выбираться из них не только без серьезных увечий, но даже без синяков и ссадин. Парочка, что стояла напротив, не накинулась на меня с кулаками, выходит, это не обычные бандиты, по крайней мере, соблюдают осторожность и не спешат затевать военных действий. Уже хорошо. Я рассчитывала на их осмотрительность, а еще на свое женское обаяние, которое тоже не раз выручало.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru