Litres Baner
Походные истории медвежонка Юджина и его семьи. В Крыму. Часть 4

Та
Походные истории медвежонка Юджина и его семьи. В Крыму. Часть 4

Познакомимся?

Дорогой читатель, приветздравствуйте или ку-ку!

Давай-ка мы с тобой познакомимся?! Меня зовут Та, и я автор книг о Юджине Джуниоре да всей нашей стае. А как зовут тебя? Кто ты есть по рождению и кем хочешь стать по воле души? Сколько тебе лет и что ты любишь есть на ужин? Как зовут твоих близких и с кем тебе нравится читать или слушать книжки? Есть ли у тебя домашний питомец и как зовут твою любимую игрушку? Какого цвета твои глазки и шкурка, чешуя, кожа, пёрышки? Умеешь ли ты высоко или далеко прыгать? Научился уже рисовать осенний лес или танцевать вальс? Умеешь ли готовить омлет и делать комплименты? Знаешь ли, какое ласковое прозвище было у твоих родителей в их детстве? И хотел бы научиться разговаривать на других языках? Какой твой любимый цвет, песня, персонаж или герой?

Во всех книгах о нас я буду задавать множество вопросов о тебе, придумывать загадки, назначать задания. Если это тебя вдохновит и тебе захочется рассказать о себе, нарисовать или слепить что-то, снять видео или сфотографировать для нас, то попроси Родителей доставить это по электронному адресу Tapolyfamily@gmail.com. Все остальные контакты для Родителей есть на сайте Tapolyfamily.com, а если они захотят выкладывать твои успехи в социальных сетях, то общий тег по медвежным книгам: tapolyfamilystories.

С нами ты познакомишься, внимательно слушая или читая эту книгу. Ты узнаешь про стаю, какой у кого характер и привычки, чем мы любим заниматься и о чём мечтаем. Например, Джордж, старший братишка Юджина, очень умный! Ему семь лет, он носит очки и читает энциклопедии. Он уверен, что станет учёным. Обожает людей и зверей в равной степени, а потому хочет в будущем принести всем пользу.

А Сенечка, самый старший из братьев, большой любитель всего необычного! Ему восемь лет, и он любит создавать что-то новое. Музыка, которую он играет, или рисунки, которые рисует, никогда не спутаешь с другими, ведь у Сени на всё есть свой взгляд, вкус и мнение.

Трёхлетний Юджин Джуниор отличается смекалкой, скоростью реакции и безупречной памятью. Он такой маленький, но помнит даже то, что взрослые иногда забывают! Он самый внимательный и смышлёный медвежонок на свете, глядя на которого тебе тоже захочется стать лучше.

Первая Мамочка медвежат – Кью. Бесстрашная Королева Медведица, в лапах которой спорятся все дела! Нет ничего, что бы она не умела. А если чему-то ещё не научилась, то сделает это в два счёта. Самое шикарное – она отличный кондитер! Ведь, как ты наверняка знаешь, медведи страстно любят сладкое! Потому Королева Кью – настоящая Властительница наших сладких грёз, исполняющая их в награду за верную службу медвежным порядкам!

Юджин-старший, или просто Кока, ибо он Крёстный Папочка медвежатам, – самый грандиозный медведь на свете! Но не его громадность и сила делают его великим… Он непередаваемо умён, но при этом весел и добр! Редкое сочетание искренности с пониманием мироустройства делает Юджина-старшего неповторимым!

Со мною ты, думаю, уже успел познакомиться, ибо все написанные выше слова говорят обо мне больше, чем я сама смогу рассказать о себе. Конечно, я перечислила не все таланты нашей стаи. Ведь в каждом существе таится куда больше, чем можно описать в одном предложении, абзаце, странице и даже книге.

Я не берусь рассказывать о нас сразу всё. Это ты сам сможешь сделать с лёгкостью и с некоторой толикой любопытства при внимательном изучении наших приключений. Воображай, строй предположения и догадки, запоминай всё, что ты понял о нас. Ознакомишься с книгой – сделай художественный или словесный портрет каждого героя. Уверена, когда ты прочитаешь следующую книгу, тебе снова будет что в этот портрет добавить.

Например, могу сообщить о себе, что я великая охотница до путешествий по диким местам, в тишине и глубине мира, где есть только мы. Но при этом я очень люблю устраивать шумные яркие развесёлые праздники! Обожаю много двигаться и заниматься спортом, и вместе с тем часами могу просидеть на месте, ворожа что-нибудь из мелкого творчества руколапами. Я любительница мечтать и выдумывать, созидать радость и рисовать улыбки окружающих. Но, снова, – это лишь частично описывает то, кто я есть.

Выспроси у родных блокнот или тетрадку, где ты или вы вместе будете делать пометки о нас, выполнять задания, создавать зарисовки по главам и просто выливать то вдохновение, которое неминуемо родится. Когда дочитаешь или дослушаешь очередную книгу, загляни в эти записи и пролистай их все по порядку. Я уверена, ты удивишься, какую большую работу проделал! И если ты был воодушевлён и прилагал усилия в этом творчестве, у тебя точно должна получиться целая книга! Только уже не о нас, а о тебе самом. Ведь всё в твоём блокноте будет из твоих собственных мыслей, впечатлений, переживаний, желаний и смыслов.

Ну что, дружок? Айда в приключения?

Лестничная гроза

Третья книга о нашем путешествии закончилась на том, что мы вышли из яркого и праздничного городка под названием Алушта. Помнишь ты ту книгу, дружок? Вспоминал ли о нас? Соскучился? Знай, медвежная Магия позволяет нам чувствовать и знать каждого читателя да слушателя заочно, так что мы тоже по тебе скучали! А если ты новый читатель – то добро пожаловать в наш волшебственный медвежный мир! Оставайся, тебе здесь точно понравится!

Ну что, готов ли ты к летним походным историям и приключениям? Если да, то – погнали!

Из Алушты мы вышли поздним вечером. В поисках автокемпинга, который значился на картах да о котором нам рассказывали добрые прохожие, мы зашлёпали в заброшенный детский санаторий. Конечно, смотритель за территорией здесь, очевидно, был (слишком чисто), и всюду виднелись шлагбаумы, но медведям вечно предостерегающие надписи нипочём. Потому мы просто прошли мимо них и спустились по некогда ухоженным асфальтным дорогам к морю. Уже будучи почти внизу, сообразили, что здесь не будет никакого автокемпинга. Но мы преодолели такой крутой спуск на исходе самых последних сил, что решили дошлёпать до воды. Всегда остаётся надежда – а вдруг повезёт? И благодаря этому ожиданию чаще всего нам-таки везёт! Но не в этот раз.

Оказалось, что внизу находится вполне себе пристойный пляж, на котором прогуливающиеся за лапы парочки милуются в уединении да мамочки выгуливают малышей в колясках. Видимо, к пляжу из города был проход по берегу – мы зря петляли по серпантину. Когда дошлёпали до конца пляжа, где никого не было, мы увидели, что дальше проход закрыт пятиметровыми воротами с таким же высоким забором. За ними виднелись здания, по стилю напоминающие старинные замки. Отличие состояло в том, что замки эти были увешаны современными камерами слежения, как новогодняя ёлка игрушками.

От бессилия впав в отчаяние, мы, конечно, стучали в ворота. Даже исполнили шаманский танец индейцев перед камерой, направленной на нас, но никто не открыл. Мы уже готовили речь с просьбой пропустить нас дальше вдоль берега через территорию – к слову, огороженную противозаконно. Но речь не пригодилась. Те, кто строят такие объекты, и не предполагали нам открывать, ведь давно потеряли представление о приличиях. Но море общее и никак не может никому принадлежать. Это как если бы кто-то сказал, что ему принадлежат лес, воздух, солнечное тепло или какое-нибудь живое существо. Так же не бывает на самом деле! Но – пусть это остаётся на совести виновных. Мы же по ночам спим крепко, ибо наша совесть чиста.

Сумерки окутывали нас буквально ощутимо, накрывая прохладной шёлковой простынёй вечера, и мы правда мечтали поспать. Сев на спортивную площадку под табличкой, что здесь ни в коем случае нельзя разжигать костра, уже было стали распаковывать рюкзаки, нервно смеясь, что у нас с собой горелка и костёр нам не нужен. Как вдруг к нам подъехал Крокодил на велосипеде в спортивной футболке и велошортах.

Если честно, то он подъехал не к нам, а просто по вечерам занимался здесь спортом на турниках, но мы восприняли его визит в такую глушь как знак.

– Вечер добрый, мистер. Можно Вас отвлечь на минуточку? – поинтересовалась я, раздавая мишкам печенье.

– Добрый вечер. Да, спрашивайте. Чем могу помочь?

– Вы часто здесь бываете? Мы ищем автокемпинг и совсем заплутали, – продолжала я, подходя к Крокодилу ближе и протягивая печенье ему, так же как детям.

– О, спасибо! Но я вынужден отказаться. И да, я сюда постоянно заезжаю из города.

– Вы слышали про стоянку для туристов где-то поблизости?

– Нет, извините. Но если вы подниметесь обратно в гору и дойдёте до третьего шлагбаума, там рядом, налево по тропинке, домик смотрителя – он наверняка знает, – отвечал Крокодил, никак не отвлекаясь от того дела, за которым приехал. Он качал пресс, упёршись руками в брусья и поднимая ноголапы вверх перпендикулярно своему телу.

– Ах, как хорошо Вы нам посоветовали! А то мы уже здесь решили остановиться на ночлег! – взбодрилась я и сама захрустела печеньем.

– Здесь не стоит останавливаться с детьми. Вечерами постоянно вижу береговую охрану – вас могут оштрафовать из-за этих табличек! Да и из города много загулявших туристов наведывается – покоя не дадут! – подытожил мистер Крокодил, уже подтягиваясь на турнике. Спортом он занимался, эффективно расходуя время и нагружая свои мышцы максимально, словно наш разговор ему ничуточки не мешал.

– Вот и ответ на наши сомнения, стоит ли здесь оставаться. Спасибо вам, мистер Крокодил! Пожалуй, мы пойдём вверх к смотрителю.

– Он, к слову, может ещё кое-что подсказать вам – где-то здесь рядом есть родник святого Феодора, – произнёс Крокодил, когда мы уже надевали рюкзаки на спины. Медвежата приуныли было, ведь они уже понадеялись, что на сегодня экзекуция с переходом закончена.

– Выше нос! Мамочка Та даст столько печенья, сколько захочется, тому, кто пойдёт в гору с улыбкой! – сказала Королева Медведица. И медвежата немного приободрились, хотя они шли уже 18 часов, и им казалось, что ноголапы стёрты до колен.

 

– Мне восемь, пожалуйста! – вежливо попросил Джордж, улыбаясь на всю моську.

– Я пяпь! – запросил Юджин Джуниор и умоляюще сложил лапы: «пи-и-из!», что на его языке значило «по-жа-а-а-луйста!».

– А мне – сколько останется… – вздохнул Сеня, всё же показывая нам вымученный оскал клыков вместо улыбки.

– А тебе ничего, бука, если не улыбнёшься мне так, чтоб мне тоже захотелось улыбнуться! – предупредила я Сенечку, показав ему ещё вдобавок язык. Взамен улыбки он просто подошёл и обнял меня вместе с рюкзаком. Обнял так крепко, что я даже пошутила:

– Кажется, тут у кого-то ещё резервные силы проснулись. Может, он нас всех обратно в гору отнесёт?

– О нет! – тут же разжимая крепкие обнимашки, возразил Сеня. – Мне, пожалуйста, дайте просто печенье и идите-ка вы все сами. – В ответ на его откровенность мы рассмеялись и перестали страдальчески задирать голову вверх, пытаясь заколдовать гору взглядом, чтоб она стала меньше.

Когда мы поднялись к домику смотрителя, были уже сумерки. А под ветвями деревьев казалось ещё темнее. Мамочка Кью сбегала на разведку, расспросила и разузнала всё, да ещё договорилась набрать воды прямо у сторожа, чтоб не тратить время на поход до родника, который, хоть и был по дороге в посёлок Лазурное, всё же впотьмах не стоил приключений. Смотритель рассказал, что родник действующий (только кипятить воду обязательно) и называется он на самом деле Источник Святой царицы Феодоры. Мы восхитились названием, но были счастливы, что смотритель нас пожалел и дал водички сам.

Через час, где-то в десять часов вечера, мы дошлёпали до автокемпинга в Лазурном. Проезжавшие мимо машины, которые тоже искали автокемпинг, высвечивали нас фарами в полной темноте – надвигалась гроза. Было так темно, словно мы оказались в глубоком ущелье в самую безлунную ночь. Тяжеленное Небо висело буквально над кронами деревьев, обещая обрушить на наши головы потоп, если мы не поторопимся.

И мы спешили как могли, но, идя с четырёх утра и оставив за спиной двадцать пять километров, шибко не посуетишься. Да ещё спускаться в диковинный кемпинг нам пришлось, кряхтя от боли на крутых и небезопасных ступенях, ведь места для стоянок располагались по обе стороны от длиннющей лестницы, ведущей к морю. Мы не планировали оставаться на крутой горе надолго, ведь нам хотелось лагерь у воды, поэтому были рады первому же свободному месту, что рассмотрели в ночи. Далеко вниз идти не пришлось.

Медвежат медленно провели по неуклюжей лестнице, держа не только за лапу, но и поддерживая за локотки. Шли частями, не все сразу – настолько было опасно. Первые капли дождя застигли нас уже тут, но мы ничего не могли сделать, чтоб ускориться. А потому решили, что, если уж не миновать промокшей шкурки, то пусть хотя бы без остальных неудобств и дополнительных рисков травмирования.

Аккуратно доведя малышей до первого свободного пятачка, который, как большая ступенька, располагался вплотную к лестнице, мы поставили их троих в обнимку в безопасное место. Сами же с Мамочкой Кью кинулись доставать дождевики и палатку.

Фонариком пользоваться было неудобно, ибо нужны были свободные руколапы, потому мы решили, что Сеня будет держать фонарик ровно вниз, а мы будем ориентироваться в основном на ощупь. Открепив от рюкзака одну пенку, мы постелили её медвежатам и попросили их сесть в центре полянки. Сверху них просто кинули палатку, чтоб мишки не продрогли под огромными каплями пока ещё редкого дождя. Ветер начал буянить так, что клонил деревья. Мимо нас по лестнице неожиданно начала спускаться ещё одна восхитительная семейка путешественников. Точнее, это было небольшое коровье стадо. Ещё наверху они спрашивали у нас дорогу сюда. Но мы разминулись, ибо были пешком, а они на двух машинах, и им пришлось кружить в объезд.

Сейчас они сбегали по лестнице вниз, гремя утварью, сыпля словами да будя весь кемпинг. Далеко внизу мы видели много пятачков и полянок, подобных нашему лагерю. Но до стада там было тихо, и лишь местами догорали костры. Теперь же тут и там стали просыпаться кемпинговые жители. Шум поднялся такой, что нам показалось, мол лестница длится вниз бесконечно и ее заполонила сотня туристов.

Коровы носились вверх и вниз, зачем-то перенося вещи из машины в самый разгар дождя. Их было много, и половина из них были детишки. Включая даже совсем новорождённого телёнка, которого Мама Корова носила в слинге на себе. Остальные малыши передвигались паровозиком, держась друг за друга и перетаскивая за раз одно одеяло на четверых, или каждый по подушке.

Мы смотрели на них молча, пытаясь не рассмеяться и одновременно наспех разложить нашу огромную и нескладную палатку. С тех пор как Папочка Медведь уехал к Бабушке Идее и мы отдали внутренние комнаты от палатки ему, чтоб было легче нести самим, мы ещё ни разу не жаловались на наш походный Дом. Но всё когда-нибудь бывает в первый раз, и сейчас мы были готовы отрезать лишнюю ткань, которая путалась в темноте и спешащих руколапах.

Мишутки тихонечко сидели под грудой палатки, не отвлекая нас ничем. Через пятнадцать минут мы зашли к ним внутрь, растянув палатку так, как сумели в этих условиях. К тому моменту дождь просто озверел и полил как из брандспойта. Мы с Королевой Кью буквально выплыли снаружи внутрь ещё почти сухой палатки. Медвежата помогли нам стянуть мокрую одежду, разложить пенки и спальники. Даже Юджин Джуниор, который просто должен был заснуть автоматически после всех тягот сегодняшнего перехода, почему-то ещё бодрился и помогал нам подстраховаться от ночного потопа.

С Небес лило так, что было очевидно – ночью дождь не закончится. А это значило, что вода будет лить не только сверху, но и спускаться рекой по земле с горы. Благо ещё, что мы не пошли на нижние стоянки! «Может, здесь повезёт больше?» – думали мы, закрывая глаза.

Ночь не принесла отдыха и покоя. Всюду текло и затекало, капало и подтекало, а местами, откровенно насмехаясь, лило. Впервые ночевали в походе такими грязными и не думающими о гигиене. Было столь холодно и сыро, что нечищеные клацающие зубы не давали задержаться в голове надолго ни одной вразумительной мысли.

Мы ворочались с боку на бок, прижимаясь друг к дружке и пряча морды от капель, которые тут и там превращались почти в ручьи. Палатка, не натянутая должным образом, провисала под тяжестью воды, набравшейся в тканевые лунки, и устраивала нам прохладный ночной душ. Кроме того, между нами и прямо по нам всюду ползали жучки и паучки, которые тоже пытались спрятаться от дождя. Гром расщеплял тишину, а молнии подсвечивали побережье так, что мы даже через густые кроны деревьев вздрагивали от вспышек в темноте, словно на нас снова светили автомобильные фары.

Одно было чудесно – мы не шлёпали, не ползли, не стояли, не сидели, не двигались. Лежать было больно в любом положении, но всё же мы хотя бы лежали. Ведь так долго искали этот кемпинг, что уже шутили, мол, не найдём его, а будем топать до рассвета. В походе иногда безопаснее передвигаться, чем оставаться в бестолковом месте. Но, когда началась гроза, как раз-таки не передвигаться стало более правильным.

Что в походе важно, как ты думаешь? Мелкие раны не столь страшны, хотя, конечно, неприятны. Но самое главное – нужно беречь ноголапы! Поскользнуться в дождь можно и на ровной дороге, уж не говоря о передвижении по пересечённой местности, как у нас. Потому мы даже не помышляли всерьёз идти вперёд, рискуя получить вывих или перелом. Ведь нам хотелось продержаться в походе ещё хотя бы месяц, а не развернуться и шлёпать Домой. Так что мы лежали в своей промокающей палатке и думали о том, что лучше уж так, чем как-нибудь иначе. Медвежная привычка – во всём искать плюсы! А ты так умеешь?

С первыми лучами солнца мы проснулись, словно выйдя из забытья. Сразу стало ясно, что, хотя гроза поутихла, моросить в этот день будет ещё не раз – погода расплакалась.

Невыспавшиеся и измученные, продрогшие и голодные ещё с вечера, мы, не сговариваясь, принялись паковаться в дорогу. Как выяснилось потом, это красивое место, напоминающее настоящие джунгли, увитое вьюнками, как лианами, – просто магнит для влажности и сырости. И мы готовы были бежать, несмотря ни на что, даже на завораживающую красоту.

Вообще-то медведи любят дожди и мокрую погоду. Но не в походе же! Всему есть предел!

Завтракали быстросупом и умывались наспех, параллельно пытаясь протрясти палатку, чтоб было легче нести. Но, увы, всё было столь мокрым, что тяжесть наших рюкзаков всё равно удвоилась. Когда мы убирали в рюкзак цветные тарелочки (и это были последние вещи), вдруг засветил Солнечный Лучик! Вся зелень стояла мокрая и сочная, тут и там капало с листьев, а к нам на рюкзачки вдруг выпрыгнул один Лучик! Игривый такой, милый и очень маленький!

– Ку-ку! – поприветствовал его Юджин Джуниор и протянул руколапу поздороваться. Лучик прыгнул ему в ладошку и захихикал! Отчего Юджин и медвежата тоже захихикали ему под стать. Затем Лучик спрыгнул с лапы на большой карман рюкзака, после к Джорджу на лапу, а потом уже на лестницу. Мы сразу поняли его игру и стали выдвигаться. Лучик скакал по ступенькам, хихикая, а мы не спеша прыгали за ним следом.

– Подожди! – крикнул Сенечка Лучику на повороте, увидев внизу красивую пустую стоянку с несколькими ячейками для палаток. Тропинки, соединяющие небольшие полянки, напоминали коридоры между комнатами. Вьюнки тут и там формировали в ветвях арки, и оттого это место казалось особенно сказочным. Медвежата забежали просто полюбопытствовать и повоображать, как здесь селятся туристы. Мы даже сфотографировались на память и позвали с собой на фотографию Лучика. А затем снова пустились в догонялки по лестнице. Сейчас, при свете утра, медвежата могли спускаться сами. Они играли с Лучиком в «прыг-скок» и даже не заметили, как тот вывел нас к огромным скалам на берегу моря. Там он скакнул на волну. На другую. И затем – в огромный пучок Солнечных Лучиков недалеко от нас.

– Красиво! – восхищённо произнёс Джордж, как только вышел из густой зелени. И помахал Лучику лапой.

– Как свежо! – подхватила Первая Мамочка и тоже махнула лапой сияющему пучку.

– Словно вышли из подземелья… – сказала я, и все мы, выстроившись в ряд, задрали носы по ветру. Постояли так пару минут. Полюбовались простором, солнышком на воде да огромными камнями. И всё пытались надышаться.

– Ку-ку! – сказал Юджин Джуниор на прощанье в последний раз. Мы двинулись вдоль берега, обходя лужи. Было ещё слишком рано, и все бесчисленные палатки, которые проходили, были закрыты. Вот так всегда – туристы дрыхнут, а мы в пути. Байки о засоньках медведях точно не про нас!

А ты вставал когда-нибудь пораньше с утра, когда все ещё спят? Когда солнышко только поднимается, и его свет нежнее и ласковее, чем в любое время дня? Когда воздух кругом особо чист и свеж, а кислород в нём кружит голову и бодрит?

Если ты ещё не просыпался раньше своих близких, то обязательно попробуй. Загадай с вечера желание проснуться первым, и у тебя обязательно получится!

Наши медвежата Дома иногда практикуют это, чтоб встать и поиграть в настольные игры или написать кому-нибудь письмо, пока родные спят. Иногда Сеня встаёт и тихонечко идёт разбирать чистую посуду из посудомойки. А Джордж, когда просыпается раньше других, поливает все цветочки в Доме. Юджин любит что-нибудь помастерить из цветной бумаги и клея. Папочка Медведь всегда читает в кровати. Королева Медведица любит бегать по утрам. А я либо пишу тебе новую книгу, либо готовлю завтрак медвежному семейству.

Когда решишься встать пораньше, придумай себе заранее, чем будешь заниматься. Или послушай внимательно свои мысли при пробуждении, чтоб понять, чего именно сейчас хочется тебе. Только обязательно договорись с Родителями, чтоб они одобрили твою затею. Возможно, тебе понравится, и отныне иногда будешь устраивать себе ранние подъёмы. Помни, что для этого вовремя нужно ложиться спать. Тогда в этом будет ещё и польза для твоего здоровья!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru