С или без

Светлана Савиных
С или без

Глава 5

Вертолёт стоял на запасной полосе, рядом на ящиках сидела уже знакомая мне компания: старший – Алексей, Юля и Егор с Игорем, только Ани не было. Увидев меня, Алексей пружинисто встал, на лице уже было на такое, абсолютно каменное выражение, как на Алтае, а чуть ироничная улыбка. Вероятно, так он оценил мою экипировку: легкий охотничий костюм на мембране, трекинговые ботинки и рюкзак на плече. Протянул руку, поздороваться.

– Здравствуйте. Вижу, ответственно подошли к заданию. Молодцом.

– Добрый день, а где Аня?

– У неё своё задание. Позднее подтянется.

Подошли ребята, поздоровались.

Алексей, чисто по-военному, решил ещё раз озвучить задание на сегодня.

– Значит так, сначала летим к точке, где пропал сигнал вашего мобильного телефона. Осматриваем место, затем на катере двигаемся вдоль берега, чтобы найти место, где вы с Макеем и Устей высаживались на берег. Маршрут будет длится до тех пор, пока не пройдём временную точку вашего возвращения обратно. Помните, вы отметили, что путь обратно показался в два раза длиннее, чем вперёд. Это примерно, точка Карагай. Затем, осмотрим возвышенность слишком прямоугольной формы, восточнее русла реки по координатам 54,4 на 58,7.

– А что там?

– Когда вы сообщили, примерное место входа в подземелье, рассмотрев карты, в восточном направлении обнаружили возвышенность абсолютно правильной геометрической формы: два прямоугольника со скошенными сторонами, которые соединены под углом 90 градусов, что на фоне окружающей местности выглядит слишком странно. Информации по изучению данного образования размером 3,5 на 2,7 километров, не нашли, как и вообще какой-либо истории данного места. Поэтому его облетим, возможно осмотрим с земли, спутники с орбиты просканируют его и передадут нам материалы, в течение дня.

– А что-нибудь удалось узнать о Макее и Усте?

– Они раньше жили как раз в деревне Карагай, затем переехали в город, работали почтальонами, уволились две недели назад. Племяннице, с которой проживали, сказали, что решили навестить родственников и там пожить, показали телеграмму с приглашением, просили о них не волноваться, перед отъездом оформили ей дарственную на квартиру.

– А вещи, документы какие, фотографии от них остались?

– Нет, ничего – они всё забрали с собой. С данными о рождении и проживании в Афанасьевском районе, как и с их родственниками, полная путаница, поскольку не сохранились церковные записи того времени, а архив загса сельсовета, к которому они относились, оказался уничтожен во время сильного паводка, лет тридцать назад. Так что полная засада. Сейчас проверяются архивы военкомата, может Макей служил в армии или даже воевал. Но эти данные будут не скоро. Так что больше ничего у нас на них пока нет.

Закончив рекогносцировку, Алексей махнул рукой, и все тронулись к вертолёту, лопасти которого начали набирать обороты. Юля сунула мне в руки противошумовые наушники, показав под нарастающий шум винтов, чтоб надела. Кивнула головой, в знак благодарности, напялила их поверх кепки и потопала к трапу.

Глава 6

Летели часа два. Место у окна даёт свои преимущества, интересно наблюдать как выглядят знакомые места с воздуха. Наконец вертолёт стал снижаться, но поскольку удобной площадки для его посадки не было, пришлось спускаться по трапу метра три. Вот уж помучалась: сноровки нет, ноги не знаешь, как правильно вставить и закрепить, ветром трап из стороны в сторону водит, высоты жутко боюсь, мышцы все напряжены, силы на пределе. В общем еле спустилась. Спасибо, ребята поддержали трап внизу, когда уже у земли была, а то бы навернулась. Вертолёт улетел, сели на бревно, выброшенное рекой в половодье, и стали ждать Аню, которая должна подогнать катер для дальнейшего путешествия. Минут через десять, Алексей поднялся и хлопнул в ладоши.

– Хорош отдыхать, давайте место осмотрим.

Обратившись ко мне, спросил.

– Узнаёте это место? Тут, вы, увидели деревянного идола?

Обошла взад-вперёд участок берега, встала у кромки воды, закрыла глаза и представила, что еду на катере и смотрю на берег: слева от идола, должна быть высокая ива, а бревна на берегу не было. Точно, оно же большое, тёмное, запомнила бы. А может, бревно —это и есть идол?

Открыла глаза, точно – вот слева ива, а справа, на месте, где был идол, лежит бревно.

– Алексей, а можно это бревно поставить вертикально, вот на это место, – ногой черкнув крест на песке.

Втроём ребята еле справились с бревном, нашли подходящую рядом ямку и установили его вертикально.

Бревно было абсолютно гладкое, без коры, без зазубрин, а уж тем более без резьбы, полагающейся для изображения идола.

Юля маленьким приборчиком просканировала бревно, сказала, что оно довольно старое, хотя и хорошо сохранилось и даже не прогнило.

– Лет наверно двести как срублено и тут лежит. Хотя для лиственницы это не срок, она от воды каменеет.

– Значит так, – подытожил Алексей, – место, где стоял идол и бревно, подходящее для него нашли. Отверстия для установки жердей-рук в нём нет, как и самих жердей. Это могло быть виртуальное изображение, открывающее путь в другую реальность. Пока всё, ждём катер.

Из-за поворота послышался тарахтящий звук мотора, а затем появился и катер, тот самый, который катал меня здесь вчера, а в нём уже знакомый его хозяин и Аня. Быстро она его нашла и уговорила.

Катер врезался в берег носом, Аня выпрыгнула из него, кинула всем головой, типа «привет» и отошла с Алексеем в сторону. Хозяин катерка на берег выходить не торопился и сидел на своём месте, у мотора. Я подошла к нему ближе, поздоровалась.

– А привет. Дак, вчера ведь подвозил, опять приехали стариков искать?

– Да. Вот ребята согласились помочь.

– Хорошие ребята и вертолёт у них хороший, видать старики большие шишки были, раз ради них такой кибишь подняли?

– Родственники попросили, – соврала я.

Алексей, переговорив с Аней, дал команду «всем в катер». Подумала ещё, что семь человек в катер многовато. Однако увидела, как Алексей достал из вещмешка очень компактный резиновый квадрат, бросил его на землю, и тот сам собой мгновенно надулась в лодку. Получилось очень мощное плавсредство по объёму не меньше чем катер. Надо было видеть, как у нашего рулевого глаза округлились, даже рот приоткрыл от удивления.

– Это откель у вас такое чудо? Где такие лодки продают? Ребята, продайте её мне!

– Нельзя, это военное оборудование, нам его дали напрокат.

– А-а? – с тяжёлым вздохом разочарования он махнул рукой Игрою, чтоб толкнул катер и стал закладывать руль влево.

Алексей с Игорем поехали в лодке, остальные на катере.

Аня дала мне бинокль, чтоб удобнее было рассматривать берег, а хозяина катера попросила ехать не спеша.

Пока мы неторопливо ехали вдоль берега, Алексей с Игорем рванули вверх и мгновенно скрылись из глаз.

– Ух, хороша зараза, жаль не продают таких. Да я бы на ней был тут королём. – вздохнул хозяин катера.

Глава 7

Берег никак не хотел подниматься вверх и полого тянулся на сколько хватало взгляда. Как же так, ведь помню, что после поворота берег стремительно нарастал, а сейчас даже намёка на это нет. Наконец, через час, когда всякая надежда была потеряна, увидела знакомый скалистый подъём, а у берега лодку с Алексеем и Игорем. Когда катер подошёл поближе, окончательно убедилась, это то самое место.

Выбравшись на берег, пошла вверх по реке, помня, что вчера мы прошли с Макеем и Устей метров пятьдесят. Поглядывала под ноги, вдруг след или ещё что найду. Какое там! Только мелкая осыпная галька и больше ничего. А вот и камень у воды, на котором, сидела тогда. Махнула рукой, идущим за мной. Работа у ребят сразу закипела. Юля налепила на скалу кучу датчиков, Игорь с Егором подключили к ним компьютер, Аня с Алексеем прошли дальше, сканируя каким-то прибором линию берега. Вдруг Алексей поднял руку вверх.

– Передают, спутник сейчас будет над нами. Даю отсчёт: три, два, один.

Игорь с Егором запустили какую-то программу, между датчиками на скале появилась тонкая сеть, словно их связали линии голубых молний.

– Увеличить разряд, – приказал Алексей.

Молнии стали толще и ярче.

– Ещё добавить.

Зигзаги между датчиками зажглись ярким белым светом и в их отсвете, увидела контур двери в скале, которая открывалась здесь вчера.

– Отключить.

Молнии погасли, но на скале остался чёрный, словно выжженный след.

– Всё, данные поступили. Ребята сворачивайте аппаратуру.

Подошла к Ане.

– А что дальше?

– Ну, дверь нам точно не открыть, раз она сейчас не открылась. Посмотрим, может спутник другие входы нашёл, попробуем их.

Минут через пять Игорь позвал Алексея обсудить данные со спутника.

Только тут заметила, Юли с нами нет. Огляделась по сторонам, точно нет. Обратилась к Ане, та успокоила.

– Не волнуйся, у неё свои методы, сейчас сидит где-нибудь в глухом месте и медитирует – она же из рода шаманов, у них так принято общаться с природой и людьми, которые заблудились… ну где-то там, короче.

Вдруг увидела сброшенную сверху по скале верёвку, через минуту на ней показалась, ловко спускающаяся вниз, Юля.

Алексей вопросительно посмотрел на неё.

– Ничего, словно там пусто или яма какая бездонная, или всё закрыто экраном.

– У нас тоже почти ничего. Дверь есть, вход, значит, есть, метров пять пустого тоннеля в человеческий рост, и всё… больше ничего, словно, как ты говоришь бездонная яма. Отпечатков присутствия человека нет, даже его недельного присутствия. Похоже на пространственный тоннель, вроде того… на Алтае.

– А что Мак говорит?

– Что первый раз с таким столкнулся и ему входа туда нет. Пять минут назад пробовал – не получилось.

– Удивительно, столько тут живёт и чего-то оказывается не знает?

– Поверь, он сам в шоке. Значит, подведём первые итоги: вход один, нам недоступен, в видимой части тоннеля никого нет, поэтому здесь пока больше делать нечего. Ну конечно, как всегда, надо установить датчики, камеры, данные будет собирать спутник, при прохождении этой зоной. Всё, заканчиваем тут работу, отпускаем катер и летим к объекту с координатами 54/58.

 

Глава 8

Пока шла обратно, размышляла, кто такой Мак и когда он успел тут побывать и попробовать проникнуть в скалу, я же никого не видела. Ребята тем временем закончили работу и налегке возвращались к лодкам. Аня расплатилась с хозяином и катер, треща мотором, ушёл вверх по реке. Алексей, понимая, что вертолёту на этой полоске берега второй раз рисковать не стоит, сказал, что поднимемся на гору и там он нас заберёт. У меня внутри всё ёкнуло – на гору, на эту скалу, да ни за что! Так и сказала Алексею, добавив, что лучше пойду дальше и найду нормальный подъём – не бесконечная же она. Он улыбнулся и сказал, что ладно прогуляемся немного – время есть. Выдохнула с облегчением. Но топать не пришлось, Алексей решил подвезти нас в лодке до места с пологим берегом. Тот оказался в километре, и двумя ходками, мы переправилась туда. Нашлась и приличная площадка для посадки вертолёта. Загрузились, разрубая воздух винтами, машина поднялась в небо и взяла направление на странный объект 54/58.

Сверху, ничего особенного, лес и лес, только на небольшой возвышенности. Конечно, видеть такие ровные границы массива странно, но может тут когда-то леспромхоз поработал, вот и ровные бока, или последствия вздымания архейских пластов, разломы-то были прямые, а не какие попало.

Приземлились прямо у места, где одна граница массива ломается под прямым углом и уходит на юго-восток, у развилки трёх дорог: одна вдоль границы идёт справа, другая – слева, а третья рассекает массив посередине. Прямо как в сказке: на право, на лево и прямо, только камня заветного не хватает, чтоб подсказал, где нам удачи ждать. Алексей решил идти прямо, через лес, благо расстояние небольшое, километра два. Выстроились в цепочку, моё место оказалось впереди колонны. Он объяснил, что так легче держать темп, удобный мне, ничто не будет мешать моему восприятию действительности, если что тут и есть, то уж точно почувствую, в случае чего достаточно поднять руку вверх. Доходчиво. Ну, поскольку теперь главная, шагнула на просёлочную дорогу, усыпанную хвоей, шишками, с давними колеями от колёс на влажном песке. Сначала шёл кустарник и лиственный лес, затем пошли елки и большие ели, лес стал казаться сумрачным, неприветливым, даже пахло тут неприятно. Конечно, это всего лишь запах смолы от ёлок, но я его с детства не люблю. С радостью увидела впереди янтарные от солнечного света стволы сосен. Вот сосняки мне нравятся, как и запах их смолы, текущей медовыми каплями по жёлтой шелушащейся коре. Показалось, что в глазах словно туман мелькнул, всего на секунду. Остановилась, подняла руку вверх. Тут только заметила, что в лесу не слышно пения птиц, стука дятла, только скрип стволов и шелест крон деревьев. Солнечный свет, проходя сквозь хвойные лапы рассеивался около нас дымкой, создавая иллюзию длинных колыхающихся на ветру штор из полупрозрачной органзы. Может поэтому мне так показалась. Однако решила сделать шаг назад, чтобы убедиться, что мне только показалась. Всего мгновение видела некий туман или серо-белые облака, клубяшиеся вокруг меня. Надо повторить ещё раз. Развернулась на месте, провела ногой полосу, где происходило странное видение и постаралась встать на неё, задержав дыхание. В облачной реальности удалось удержаться чуть подольше, может секунду. Что это? Дверь? Щель? Я слишком большая, чтоб пройти в неё. Посмотрела на Алексея.

– Тут похоже щель или некая дверь в другое пространство, может измерение. Я слишком быстро проскакиваю её, не удается удержаться. Там словно облака клубятся, ни верха, ни низа, только светло-серая облачность.

– Не волнуйся, всё записали в динамике на видео, удалось зафиксировать излучение из того места, где обнаружила щель. Сейчас расставим аппаратуру и всё зафиксируем. А пока можно двигаться дальше, тут осталось метров триста.

Понятно. Сосредоточилась, стала делать шаги медленнее. Сосняк кончился, пошли заросли кустарников и больше ничего странного. Оглянулась, за мной шёл Алексей и Аня, остальные видать остались в лесу.

– Что дальше?

– Обойдём этот участок по периметру. Если конечно не устала? Можем минут десять передохнуть.

– Пожалуй передохну, а то у меня ноги трясутся от напряжения, каждый шаг ожидала, вдруг что произойдёт.

Глава 9

Аня протянула шоколадку. Очень кстати. Быстро она изучила мои привычки… Сладкое пошло на пользу и уже через несколько минут почувствовала, что вполне могу топать дальше, да и к тому же за деревьями из леса показались ребята. Разбирало жуткое любопытство, но подходить и спрашивать бесполезно, ответят как всегда, что надо всё обработать, изучить и на этом молчок. Да плевать мне с их тайнами, всё тайное когда-то становиться явным, так что и сама скоро всё узнаю, раз уж ввязалась в эту историю.

Юля подошла к Алексею, ветер донёс до меня обрывки речи, что Мак остался там, работает. Кто этот Мак? Может какой-то очень мелкий беспилотник, способный пролезть в щель, вот Улли бы точно это смогла, но она там, где-то далеко, а щель здесь. А может у них есть кто-то, способный быть невидимым и проникать везде?

Алексей напомнил мне, что десять минут прошло и пора в путь. Встала и пошла вдоль леса направо, а Юля с Игорем и Егором – налево. Шла тихо, не торопясь, стараясь прислушиваться к своим ощущениям. Всё было спокойно, удивляло только одно, справа в лесу было так же безмолвно, а слева во всю щебетала мелкая пернатая живность. Что могло отпугивать птиц? Может излучение из щели? А нам то оно не вредно? Надо будет спросить Алексея. Уже, наверное, прошли половину пути? Вон какой-то камень торчит из земли, только больно чёрный, надо бы разглядеть. Свернула к нему, когда подошла поближе, поняла, он большой, почти в мой рост, попинав землю у его основания, обнаружила, он не весь на поверхности, а уходит вглубь. Кстати, тут какие-то зарубины на нём. Поковыряла веткой хвойный мусор, прилипший к нему. Точно зазубрины. Показала Алексею, он вызвал по рации вертолёт и связался с Игорем, чтобы узнать, как у них дела. Тот ответил, что они закончили обход своей половины и двигаются к нам на встречу. Ребята подошли минут через пять и энергично начали сапёрными лопатками откапывать камень. Тот буквально вырастал из земли и оказался метра два в высоту, грубо обработанный, чем-то напоминающий призму. На чёрной поверхности, напоминающей кремний, выступали три ряда зарубин, похожих на древнее письмо, кажется «крюки» называется. Аня, пока ребята возились с камнем, вела видеозапись происходящего, а Юля делала замеры аппаратурой, вероятно, проверяя датировку камня и когда его сюда бросили. Почти уверена, что он стоял на развилке трёх дорог, откуда мы тронулись в лес. Наконец, в небе раздался звук вертолёта. Камень, с помощью зацепов, повалили набок, чтоб осмотреть снизу и углубление под ним, на наличие, как понимаю, подземного хода. Покопавшись ещё полчаса, ребята закончили работы, и все пошли к вертолёту. Спросила Алексея, что будет с камнем, он ответил, что за ним летит специальный тяжёлый борт и сегодня его заберут, чтобы изучить на базе.

– На сегодня это всё. Сейчас подкинем вас до аэропорта. Спасибо за сотрудничество.

Что мне оставалось сказать.

– Пожалуйста.

Внутри чувствовала жуткую неудовлетворённость ситуацией, столько нашла интересного и так ничего не узнала, да и они со мной информацией точно не поделятся. Как же так, хоть бы что-нибудь сообщили, я же измучаюсь неизвестностью.

Словно прочитав мои мысли, Алексей наклонился ко мне и на ухо и перебивая шум винтов, сказал.

– Думаю, Юнатов поделится с вами информацией. У нас вместе неплохо получается работать, думаю скоро опять свидимся.

Вертолёт приземлился на служебную площадку аэропорта, попрощалась с ребятами и двинулась к автостоянке, в поисках такси. Только сейчас почувствовала, как устала и хочу есть. Таксист попался молодой и разговорчивый, удивился моему прикиду, и когда сказала, что хотела бы прикупить домой пиццу по дороге, то предложил подходящую кафешку, тем более, там сейчас пятидесятипроцентные скидки, да и у него смена заканчивается, так что наши интересы совпадают. До закрытия пиццерии оставался час, народу почти не было, затарившись пиццами, в майских сумерках, по притихшему городу, в ярких огнях жёлтых фонарях, промчались по полупустым улицам до моего дома. Заплатив водителю за такси и поблагодарив, на деревянных ногах поднялась домой, поставила чайник, сбросила одежду, приняла душ и укутавшись в махровый халат, устроилась с пиццей на диване. Больше одного куска не влезло, видать слишком устала. Почти в полусне, сунула пиццу в холодильник, доплелась до кровати и проваливаясь в сон, пожелав себе, чтоб мне ничего не снилось… ничего.

Рейтинг@Mail.ru