Два сердца и мир

СветЛана Павлова
Два сердца и мир

Вы можете получить всё, что вам нужно, если только это вам и вправду нужно.

Рэй Брэдбери

Истинное назначение вашего путешествия – это не место на карте, а новый взгляд на жизнь.

Генри Миллер


© СветЛана Павлова, 2020

ISBN 978-5-4498-3805-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

1
Франция, Ла-Рошель. Конец апреля 1673 года

Под конец дня разыгралась буря, волны напоминали размах крыльев огромной птицы. Погода разыгралась не на шутку: лил дождь, ветер гнул деревья почти к земле.

Женщина средних лет сидела у окна и плача молилась, призывая святых успокоить разбушевавшуюся стихию:

– Господи, спаси мою дочь и мужа, пусть они вернутся домой живыми и здоровыми.

Накануне глава семейства Эрик Лорени со своей восемнадцатилетней дочерью Дианой и десяткой рыбаков отправился в море. Мать не хотела отпускать дочь, но как было не согласиться на уговоры очаровательной блондинки с голубыми глазами. И в итоге, женщина не смыкала глаз всю ночь, рыдая у окна.

Ночь подходила к концу. Женщина накинула плащ и пошла на берег. Океан продолжал бушевать

– Спасибо тебе боже, – прошептала она, видя вдалеке очертание знакомого судна.

Корабль, казалось приближался, но его относило в сторону рифов. Волна с силой ударила о корму и судно накренилось на бок, так, что вода стала заливать трюм.

– Тонем! – крикнул кто-то из рыбаков.

Тут раздался оглушающий треск – корабль наткнулся на риф.

– Диана, Диана, дочка! – кричал мужчина.

– Папа! – послышался крик с кормы.

Отец кое-как добрался до края, но там уже никого не было.

– Диана! – крикнул он, осматриваясь вокруг.

Новая волна обрушилась на судно и мужчина, не удержавшись, упал за борт.

Корабль медленно шёл ко дну.

* * *

Спустя несколько часов буря прекратилась, но волны упорно атаковали берег.

В середине залива в небольшой бухточке, куда не приставали суда, стоял трёхмачтовый корабль без флага и каких-либо опознавательных знаков. Он низко сидел в воде и мог быть как датским, так и английским, но определённо не французским. Корабль не принадлежал к рыболовецким судам, базирующимся в Ла-Рошели, так как это были корабли водоизмещением 180 тонн, а этот 250, а может и больше. Что могли делать купцы в этом заливе, всего в миле от порта? Это было определённо не самое удобное место для торговли.

Корабль имел две палубы и был вооружён батареей пушек, которые были закрыты, но при необходимости могли быть быстро расчехлены. На палубе туда-сюда сновали люди. Брезентом были накрыты длинные лестницы. Паруса были поставлены так, что могли быть быстро приведены в действие. Корабль был готов уйти при первом признаке опасности.

От корабля отошла шлюпка. Когда она достигла берега, на землю вступили пятеро мужчин.

– Герман! – окликнул капитан помощника, сжимая в руке подзорную трубу. – Шесть часов, не более.

– Не волнуйтесь, справимся, – кивнул помощник, коренастый мужчина лет сорока, и пошёл раздавать приказы морякам: – Ну что вы там возитесь? Время поджимает.

Недалеко был разведён костёр. Над огнём висел огромный котёл, в нём находилась смола, которой промазывали днище корабля. Одни моряки наливали кипящую смолу в ведра, другие несли к шлюпке, чтобы везти на корабль.

Капитан пару минут наблюдал за работой моряков, а потом стал подниматься по склону. Это был высокий человек, одетый в чёрный сюртук, расшитый золотой нитью, темно-коричневые бархатные штаны, высокие чёрные кожаные ботфорты и чёрный бархатный плащ, развивающийся на лёгком северном ветре. Ему было лет тридцать с небольшим. Его строгий, надменный и пытливый взгляд тёмно карих глаз, осматривал в подзорную трубу прибрежную местность. Он обернулся, опустил трубу и глянул на подошедшего к нему помощника.

– Может, я передам письмо? – предложил Герман, придерживая рукой небольшую шляпу, которую намеревался сорвать ветер. – Мы не хотим, чтобы вы рисковали.

– Нет. Граф мой старый друг, – ответил капитан, откидывая с глаз развиваемые ветром чуть длинные, до плеч каштановые волосы. – Я ввязался в самое худшее, что может быть на этом свете. Но пешка может стать важнее короля. Иметь два лица иногда не так плохо, – он загадочно улыбнулся. – Идём.

Они начали спускаться к остальным, но тут послышался топот копыт. Оба обернулись.

– А вот и Крис, – кивнул капитан. – Он поедет со мной, эти места ему знакомы.

Всадник остановился возле них.

– Всё готово господин Ляруз, – отчеканил прибывший, соскакивая с седла и держа за узды двух лошадей.

– Есть какое-нибудь новости? – спросил капитан.

– Особых нет. Но во всей деревне только и говорят о затонувшем утром рыбачьем судне, на борту которого находился хозяин со своей дочерью. Говорят, очень красивая девушка. Даже Андре де Виль просил её руки.

– Да? – усмехнулся капитан. – Андре зря времени не теряет.

* * *

Вскоре они скакали по улицам города.

– Вот этот дом, – указал Крис.

Они остановились и спешились. Это был красивый особняк из белого камня с очаровательным фасадом вокруг, в котором жил губернатор Ла-Рошели граф Андре де Виль.

– Что надо? – грубо спросил охранник, стоящий у ворот.

– У меня срочное письмо для господина губернатора, – ответил капитан.

Охранник открыл ворота. К ним тут же подошёл слуга.

– Я вас провожу в дом, – слуга жестом пригласил следовать за ним.

Сопровождающий капитана остался у ворот.

По неширокой дорожке они начали подниматься по небольшому склону. С обеих сторон росли деревья и многочисленные клумбы с цветами. Мягкая и ровная трава напоминала ковёр.

Они вошли в дом и пройдя через галерею уставленную статуями древних римских богов, вошли в уютную гостиную.

– Как мне о вас доложить? – спросил слуга.

– Скажите, что прибыл… мистер икс.

– Хорошо, подождите здесь, – слуга скрылся за дверью.

Вскоре появился мужчина, одетый в расшитый восточный халат и тапочки. Его тёмные волосы были небрежно уложены, вид его был мрачным, но увидев гостя, он улыбнулся. Ему на вид было сорок с небольшим. Он вошёл в гостиную, поправив при этом и так аккуратно лежавшие усики.

– Ах, мистер икс! – улыбнулся он. – Вы не забываете своего старинного друга.

– Как можно, господин граф, – чуть улыбнулся капитан.

– Ладно-ладно, оставим эти сантименты Ричард, ты знаешь, что для тебя я просто Андре. Присаживайся, – он указал на невысокий диван, около которого стоял столик из слоновой кости.

Они сели на диван.

– Чарли! – крикнул граф и тут же появился тот же слуга, который провёл капитана в дом. – Принеси нам что-нибудь покрепче, только побыстрей… – граф облокотился на спинку дивана. – Ты прости, что я вот так выхожу к гостям, – он указал на свою одежду. – Сегодня я не расположен к серьёзным разговорам. У меня пропала вся жажда жить на этом свете, я потерял самое важное – это своё счастье.

– Женщина? – спросил Ричард.

– Она погибла, утонула.

– Слышал об этом.

– Знаешь? – удивился граф. – Не вероятно. Не успел приехать в город, как тебе известно всё происходящее в нём.

– Слухи всегда распространяются быстро.

– О да, – вздохнул де Виль.

В гостиную вошёл слуга с подносом, на котором стояли два бокала и графин с ликёром.

– Ну, наконец-то, – нервно буркнул граф.

Слуга поставил поднос на столик и разлил ликёр по бокалам, и подал господам, потом поклонился и ушёл.

Граф на одном дыхании опустошил стакан и встав с дивана налил ещё.

– Ты не поверишь, но она само очарование, – граф сел на диван. – Меня считают безумцем. Видите ли жениться на девушке без титула – не достойно меня. Чушь! Кому какое дело, хоть я на служанке своей женюсь, – он вздохнул. – Я подарил её семье корабль взамен их старой прогнившей шхуне и её отец дал согласие на наш брак. А теперь… бедняжка на дне морском. Спаслись двое, да и те толком ничего рассказать не могут. Злосчастные рифы. Неужто богу не жаль этого невинного создания?

– Мои соболезнования, – посочувствовал Ричард.

Де Виль покачал головой и с горечью вздохнул, сделав глоток из бокала.

В гостиную вошёл слуга. Андре раздражённо посмотрел на него и произнёс:

– Я же тебе сказал не показываться мне на глаза сегодня.

– Простите господин, только что сообщили, что нашли тело Эрика Лорени.

– А Диана? – граф вскочил с дивана.

– Сожалею, но нет.

Граф сел на диван, при этом швырнув бокал в стену, который вдребезги разбился.

– Пошёл вон! – прорычал граф.

– С вашего позволения, – чуть открывая рот, ответил слуга и на цыпочках удалился.

– Пожалуй ты и вправду не расположен сегодня на серьёзные разговоры, – понял капитан. – Но я должен поговорить с тобой о делах.

– Дела, дела, дела, – мягко проворковал граф и вздохнул. – Может мы поговорим завтра? Уже вторая половина дня, а все важные дела я обычно решаю с утра.

– Да, но мы собирались отплыть сегодня ночью.

– Ричард, не думаешь же ты оставить своего друга в такой беде одного? Останься на несколько дней. Хочешь, я прикажу приготовить для тебя комнату?

– Нет, – отверг это предложение капитан. – Я останусь в городе до завтра, но не дольше.

– Вот и отлично, будет кому скрасить моё одиночество, – граф встал с дивана.

– Я вряд ли подойду на эту роль, – Ричард поднялся с дивана и поставил бокал на столик.

Они вышли из гостиной.

– Мой друг, море из вас сделало комок соли. Постройте дом, женитесь.

– Боюсь, это не для меня, – отрицательно замотал головой капитан.

– Когда стрела Эрота поражает сердце, вот тогда и начинается настоящая жизнь, – граф кивнул на статую ангелочка натягивающего лук.

 

Капитан взглянул на статую, а потом на улыбающегося друга.

Оба вместе вышли из дому и направились к воротам.

Крис подвёл лошадей. Заскочив в седло, капитан проговорил:

– Я думаю, за ночь твоя грусть пройдёт.

– Я тоже на это надеюсь, – ответил граф. – Жду тебя утром.

Охранник открыл ворота и всадники устремились прочь от дома.

* * *

– Как улов? – спросил капитан, поднявшись из шлюпки на борт корабля, смотря, как матросы забрасывают сеть.

– Мы вам русалочку выловили, она в вашей каюте, – проговорил один из моряков улыбаясь.

Ещё четверо, стоявшие невдалеке, засияли улыбками.

– Что ещё за шутки? – недовольно спросил он.

– Это не шутки, – подошёл Герман. – Ваша команда выловила вместо рыбы девушку.

– Только утопленников мне не хватает.

– Она жива. Джавад почти привёл её в чувство, но она вновь потеряла сознание. Мы решили уложить её на кровать в вашей каюте.

– В моей? – переспросил капитан.

Он осмотрел всех присутствующих на палубе, которые тут же перестали улыбаться, а потом перевёл взгляд на Германа.

– Ну… да… – нерешительно терялся помощник в наборе слов для предложения, под пытливым взором капитана. – В вашей каюте кровать мягче. Простите.

– Ты жалуешься на свою кровать? – усмехнулся капитан.

– Нет, что вы, но мы думали только об удобстве для девушки.

– Ну хорошо, – задумчиво хмыкнул Ричард.

Мысли капитана были так же хаотичны, как море, когда он поднимался по ступенькам кормовой надстройки. Одна неожиданность за другой! Это в его планы не входило. Он намеревался побыстрей решить все дела и исчезнуть. Внимание к его персоне было излишне. Подойдя к двери своей каюты, он, на мгновение остановился, и решил, что стоит прекратить связываться с тайнами и секретами, тем более чужими. Хотя они и приносит огромные средства, но неприятностей и врагов ещё больше.

Он открыл дверь и вошёл в каюту. Её освещала лампа в двойной оправе, удерживающей её в равновесии. Окна были завешены дорогой портьерой с шёлковыми кисточками, которая явно не подходила для корабельной каюты, даже капитанской. Около окна стоял стол и кресло. Вся имеющаяся мебель была наглухо приколочена к полу. Из-за сильной качки множество предметов на столе валялось в беспорядке.

В каюте никого не было, кроме очаровательной блондинки, лежащей на восточном ложе и укутанной шалью. Шнурки корсажа были ослаблены и рубашка, соскочив, обнажила левое плечо. Её волосы, слипшиеся от воды, были беспорядочно разбросаны по подушке. Её лицо, с плотно закрытыми веками, было грустным и бледным, но невероятно красивым. Она и впрямь была похожа на русалочку с морского дна, которых рисует воображение бесчисленных художников, на виденных им ранее картинах.

«Ну и что же мне с вами делать? – задал он сам себе вопрос. – Сначала граф с его амурами, теперь это… А она, случайно, не та, о которой говорил Андре?..»

Его мысли прервала открывшаяся дверь. В каюту вошёл Джавад – невысокий пятнадцатилетний парень арабской внешности, ученик доктора, умершего год назад. В его руке была миска с водой и небольшое полотенце.

– Ах, это вы капитан? – чуть растерянно произнёс мальчик.

– Как она? – спросил мужчина.

– Думаю, сознание скоро вернётся к ней, – он поставил миску на стол и окунув полотенце в воду, положил ей на лоб холодный компресс. – У неё сильный жар.

Девушка пошевелила головой, из её рта вырвались стоны и едва различимые слова:

– Папа… папа… Помогите…

Её тихие слова оборвались так внезапно, словно должно было что-то случиться. Голова осталась повёрнутой на бок, рот приоткрыт. Она снова провалилась в забытьи.

– Это уже происходило несколько раз, – проговорил Джавад, – Она бредит, зовёт отца, просит о помощи. Что мне делать капитан?

– А что делать? – ответил вопросом Ричард. – Не дай ей умереть. Как только придёт в себя, отправим домой.

Ричард вошёл в соседнюю комнату, которая служила ему рабочим кабинетом. Закрыв за собой дверь, он рухнул в кресло перед большим столом, вытянув вперёд ноги.

«Сомнений нет, – подумал он. – Это та девушка о которой говорил граф, – он задумчиво вздохнул. – Бестолковое стечение обстоятельств. Ну хоть что-то полезное я совершил за последнее время. Андре безусловно будет рад, – он вспомнил лицо убитого горем друга. – Ненавижу вмешиваться в такие дела. Рыбачка и губернатор, – смекнул он. – Интересно, кому из них повезло больше?..»

* * *

Утром Ричард отправился к графу, решив, что сначала они поговорят о делах, а потом он расскажет о девушке.

– Как ты знаешь, большое значение для Франции имеет государство Персия. Три четверти импорта шёлка идёт именно оттуда…

– Ты прав, – перебил граф. – Наши дамы, да и мы с вами не сможем обойтись без парчи и атласа. Месье Кольбер старается наладить производство шёлка во Франции и разместить фабрики в Лионе.

– Да, – кивнул капитан. – Но восточные тонкости изготовления, увы, дороже ввозимых тканей.

– Ты решил заняться торговлей? – удивился де Виль. – Что-то я не понимаю.

– Я узнал, что во Франции посол персидского шаха. Королю стоит встретится с ним лично и подписать торговое соглашение, а не посылать кого попало.

– Да, в какой-то мере ты прав, но. увы, короли не всё могут делать сами. К тому же Людовик ждёт встречи с русским послом. Если Россия согласится, то у нас будет более безопасный путь для доставки шёлка. Нам не придётся опасаться турок, генуэзцев и прочих.

– Значит, тогда товары не будут поставляться морем?

– Да, они пойдут сушей.

– Король не так глуп, – улыбнулся капитан и облокотился на спинку дивана. – Но всё же… – он достал из кармана пакет с письмом. – Я думаю, это, король тоже учтёт.

– Что это?

– Некие сведения об Ост-Индийской компании.

– Чёрт бы побрал эту компанию, – злобно стукнул граф по подлокотнику дивана. – Я вложил в неё кучу денег и всё пошло прахом. Сейчас компания торгует с Америкой и её акции не стоят ни одного су.

– А тут написано, что Ост-Индийская компания глухо стоит на ногах и не собирается падать, – Ричард протянул графу пакет. – Она собирается сотрудничать с Персией и поставлять шёлк в Америку.

– Невероятно! – де Виль схватил документы и жадно стал изучать несколько листков исписанных мелким разборчивым почерком, бормоча еле слышно и удивляясь интересным фактам.

Ну вот, полдела было сделано. Ричард облегчённо вздохнул. Теперь осталось рассказать о спасённой гостье его каюты, и в этой стране его больше ничего не удерживает.

– Невероятно, – граф уставился на друга. – Как это попало к тебе?

Ричард чуть улыбнулся и развёл руками.

– Ладно, мне это не интересно. На следующей неделе я еду в Париж на аудиенцию к королю, – Сколько ты хочешь за такие сведения?

– Мне не нужны деньги, письмо попало ко мне случайно. Я долго думал, кому его отдать и мне на память пришло только одно надёжное имя.

– Друг мой, – заулыбался Андре де Виль. – Моя жизнь в твоих руках. Ты всегда желанный гость в моем доме.

– У меня есть ещё одна новость, которая тебя обрадует намного больше.

– Что же может быть лучше милости короля? – граф засмеялся. – Ты меня заинтриговал.

– Вчера мои люди выловили из воды девушку, и я уверен, что это та из-за которой ты погружен в траур.

– Диана?! – воскликнул граф. – О боже. Я с почестями похороню это милое дитя.

– Она жива. Она без сознания со вчерашнего дня. Мой юный доктор присматривает за ней.

– Как? О, хвала небесам, – не веря своим ушам проговорил губернатор. – Её необходимо привезти сюда, – решил он и не дождавшись ответа Ричарда, вскочил с дивана и крикнул: – Чарли! Чарли!

Слуга в мгновении оказался на пороге гостиной.

– Скажи, чтобы запрягали карету, и побыстрей. Пусть Мэри приготовит самую лучшую комнату.

– Слушаюсь месье.

– Живо! – крикнул он.

Слуга испарился за секунду. Граф умиротворённо сложил ладони вместе и глянул на друга. Ричард поднялся с дивана.

– Ты в одночасье изменил мою жизнь. Что мне сделать для тебя?

– Твоего радостного лица мне вполне достаточно, – ответил Ричард.

– Впервые вижу человека которому ничего не нужно, – засмеялся граф. – Кажется я знаю, от чего ты не откажешься.

Граф покинул гостиную, войдя в соседний кабинет, и тут же вновь появился, держа в руке саблю, с богато украшенным эфесом и ножнами.

– Прими это в подарок, – он протянул подарок капитану.

Ричард вытащил саблю из ножен. Оружие было его слабостью, он вполне мог бы дать фору любому знатоку.

– Прекрасное оружие, – одобрил капитан и вложил саблю в ножны. – Благодарю. Не возражаешь, если кареты поведу я? Не хочу, чтобы мой корабль видел кто-то ещё.

Губернатор не раздумывая кивнул головой.

* * *

Карета мчалась по улицам города и приближалась к скалистым берегам океана.

– Дальше пойдём пешком, – Ричард натянул поводья и соскочив с дрожек, открыл дверку кареты.

Граф вступил на землю, осматривая местность.

– Здесь неподалёку у меня домик с фруктовым садом, – подметил невзначай губернатор.

К ним подошёл человек и опустил голову в приветствии.

– Позаботься о лошадях Джек. – сказал Ляруз.

– Да капитан, – ответил тот.

Они спустились по склону. На берегу ждала шлюпка.

– Хорошее место для тайной пристани, – одобрил граф де Виль. – Сюда никто не заглядывает.

– Ты не прав, глаза есть везде.

Они сели в шлюпку.

– У меня сердце стучит словно колокол, – проговорил граф. – Я думал она погибла и я её больше не увижу.

Поднявшись на корабль, они вскоре оказались у каюты капитана. Ричард отворил дверь.

– О боже, это она, – граф бросился к кровати. – Ты жива, какая радость.

Он схватил руку девушки и расцеловал каждый палец.

* * *

Королевская галера медленно входила в гавань Ла-Рошели. В голубом зеркале рейда отражались малиновые шёлковые вымпелы и золотые кисти, раскачивающиеся на ветру. На верхушках мачт взлетали алые гербы на адмиральских флагах и малиновые военно-морские штандарты, расшитые золотыми лилиями.

В порту царило возбуждение. Люди толпились как на карнавале, не столько для того, чтобы полюбоваться летучей грацией судна, с какой она скользила по воде, или разодетыми в кружева офицерами, сколько на изнурённых работой каторжников-гребцов.

Наконец, галера, как огромная птица, скользнула к причалу под широкими взмахами двадцати четырёх весел, оставлявших на воде белые водовороты.

Группа офицеров при всех регалиях появилась на шканцах около позолоченного деревянного трапа. Один, с весьма важным видом первым спустился по трапу, и вступив красными каблуками на скользкую набережную, направился к экипажу, возле которого стоял губернатор де Виль.

– Приветствуем вас адмирал, – воскликнул де Виль. – Мы не ждали вас так внезапно.

Мужчина одарил графа улыбкой. Это был адмирал его величества маркиз Шарль де Брунель, тридцати семи лет от роду. Три года назад он сделал карьеру из-за влияния своей сестры на короля и сейчас вкушал все прелести высшего света, но вот в морском деле он не смыслил ровным счётом ничего.

– Я здесь совершенно случайно, – проговорил он. – Два дня назад мы должны были отплыть в Кандию, но шторм нанёс такой ущерб судну и команде, что пришлось зайти в Ла-Рошель.

– Что ж, тогда будьте моим гостем, – заулыбался губернатор.

– Премного благодарен.

Слуга открыл дверку кареты и господа уселись на мягкие сиденья.

Карета тронулась в путь.

– До меня долетели слухи, что наш непревзойдённый граф собирается жениться на бедной красавице, – иронично улыбнулся маркиз. – Как в сказке.

– Эти слухи правдивы, – ответил де Виль. – Её отец управляющий торговой гильдией рыбаков. Я как-то увидел её с ним и был просто сражён сказочной красотой.

– О, красота! – заискрился улыбкой адмирал. – Она покоряет даже королей. И когда же свадьба?

– Думаю в конце недели, а может на следующей. Она чудом уцелела при кораблекрушении.

– И вы, как герой, спасли её? – засмеялся маркиз.

– О да, без ложной скромности, – улыбнулся губернатор.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru