Дневник дикаря

Светлана Николаевна Куксина
Дневник дикаря

            Дневник дикаря

Автор Светлана Куксина

                  Главный герой, как и его дневник, полностью вымышлены автором

                        Всякие совпадения случайны.

1 июня 199… года

Пятница

Ну вот. Дожил до маразма. До полного одичания…

Решил завести дневник…

Интересно, с чего его начинают умные люди?

Ну, с первого числа или с понедельника – это понятно…

Я вполне вписался: начинаю первого числа первого месяца лета. Пусть и не с понедельника…

С шикарного блокнота – это тоже ясно. Не могу же я записывать свои умные, драгоценные, неповторимые мысли куда попало (точнее, во что попало)…

А ещё с чего?!

Наверное, с умной цитаты… чтобы сразу показать, что не только писать умеют, но и читать…

Или хотя бы умели…

Что-то я зарапортовался…

Кому показать? Дневник же для себя пишут?!

Или для потомков?!

Ну ладно… для кого – с этим мы потом разберёмся…

А сейчас… моя любимая цитата из весьма уважаемого мною Бориса Заходера.

С детства люблю его стихи. (Странно, но сейчас не могу похвастаться, что помню писателей и поэтов сегодняшнего дня. Или я измельчал, или пишущая братия?) А вот впечатления от стихов Заходера помню до сих пор. Отец читал, потом сам научился и стал книжки глотать.

Как-то раз мне крупно повезло: где-то с кем-то пересеклись (надо же, не помню где, когда и с кем, а слова поэта помню), и процитировал мне этот некто интересные строки. Я их записал на салфетке прямо там – в кафе.

Храню эту салфетку до сих пор. Делюсь с вами.

Заодно увековечу слова на бумаге. Они того достойны.

Итак. Приготовились. Читаем, пишем:

– Ах,

Рассудку вопреки,

Миром правят

Дураки!

– Удалось же

Дуракам

Умных

Так прибрать к рукам!

В неизвестно каком году написано (может, уже лет пятьдесят тому назад), а как звучит, а?!

Как звучит?!!

Злободневно! На злобу именно сегодняшнего дня…

Есть среди поэтов прозорливцы!

Есть!

Или он один такой?!

А я кто?! Кто я?!..

С одной стороны – дурак, а с другой…

Появилась мечта соскочить… значит, поумнел?!

Или это ничего не значит?!

Шёл в ДЕМОкраты, а попал в ДЕРЬМОкраты!

(Ох, и остер на язык наш народ!)

Всё! Пришёл!.. Разворачивайся!…

Куда?!! Куда разворачиваться?!

Где тот курс, по которому мне теперь плыть?!!

А пока…

Пока я завёл дневник…

Это я – то?!

Это при моей – то жизни?!

Думать боишься, не то что вслух что-нибудь пробормотать не к месту!

Да нет!

Снов и тех боишься! Что за жизнь?! И зачем люди лезут в верха, карабкаются, надрываются, шестерят…. Всё… всё… не о том хотел…

Какой мне дневник?!! Если мысли пугают… до определенного числа рюмок?!

А ладно… Я не трус…

Выпьем, друзья!

Ау! Друзья! Где вы?!

Нет друзей.

Нет ответа…

И не надо!

Самое главное – сегодня жизнь хороша: завтра суббота, а сегодня я уже дома. Вечер; двери в квартиру, как в бункер, не просто надежные, а супер; бар полон…

А что человеку ещё нужно?! Особенно, когда….

Бутылка виски почти пуста… а значит, душа полна… чем-то неуловимо тонким и расслабленной дымкой взирает на этот грешный мир свысока.

Почерк?!.. А никто не увидит, а сам я разбирать эти каракули на трезвую голову и не подумаю…

А может, и писать больше ничего не буду… что я барышня из девятнадцатого века?!…

На душе погано…

Ну его… это виски… То ли дело наша водочка…. Тоже дрянь изрядная…

Всё. Вступление окончено…

Спать пойду… если дойду…

8 июня

И снова – здравствуй, пятница!

Самый замечательный день недели – это пятница после семи вечера…

Прошлые выходные не помню…

Больше не буду… или… как получится…

Домашний бар – это вам не коллеги по службе, это верный друг и соратник в борьбе с хандрой и депрессией…

Словечко модное, но наша родная депрессия – это вам не английский сплин; это такая тоска и боль, что хоть камень на шею и в ближайший пруд.

Куда бежать?! Что делать?!

Кем быть – вопрос не стоит.

Вопрос сейчас в другом: как перестать быть тем, кем совсем недавно, кажется, стремился стать и кем был долгие годы?

Ненавижу всех и вся!

Корёжит меня прямо при виде знакомых рож!

Хочу стать верблюдом! Гигантским! Чтобы одного плевка хватило на всех!

Чтоб не выплыли!

Господи, прости меня грешного!

Это последний стакан, клянусь!

Не помню, какой по счету, но выпью – и всё!

На бар – замок!

Амбарный!

И ключи – с балкона!

Эх, пропади всё пропадом!

Куда бежать?! Что делать?!

Потерялся в пространстве и времени…

А прапрадед крепостным был… и не жаловался. Вот терпение у народа…

Или жаловался?!

Кто ж теперь услышит?!

Мы друг друга слышать перестали, куда уж там услышать и осмыслить прошлое. Далекое прошлое…

К черту дневник! Зачем он вообще нужен?!

Спать пойду…

Если мысли уснуть дадут…

16 июня

Утро.

Я дома.

Трезв как стеклышко. Аж противно… Отвык. А голова болит.

Сколько парней положили ни за что за последние несколько лет?!.

Не наши сыновья, но и у них есть родители.

Сколько боли кругом!

Мать звонила. У моего бывшего однокашника сын погиб… потому что папа во власть не попал, остался там, внизу… а низы всегда отдуваются за ошибки и беспомощность верхов. Закон жизни…

Вот тебе и мирное время! Кругом война!

Десять лет за одной партой! Он мне как брат был. Мать ревёт…

А я?!… Эх, разбросала нас жизнь! Злодейка!

Поздно реветь… Не вернуть парня….

Не усидеть президенту в кресле. Это любому дураку теперь ясно. А ведь по телеку далеко не всё показывают. И журналисты, даже самые желтые, разузнать и разведать могут лишь малую толику.

Если б правду узнали, что в верхах творится, нас бы линчевали всех и сразу. Без раздумий! Без суда и следствия.

Шуму и криков, разборок и поисков виновных (на словах) сколько угодно; толку вот только ни на грош…

Эх, жизнь наша жестянка, а ну её в болото!

И чего я до сих пор до бара не дошел?!

На сухую думать о себе сегодняшнем и о стране, которая тонет, на глазах погружаясь в пучину небытия, невозможно. Зубами скрипишь от бессилия так, что пора за вставными челюстями идти – свои разрушены…

Что ж такое с этим двадцатым веком?! Начался с разрухи и заканчивается так же.

Век за веком идёт, а люди всё дураки дураками!

Что за судьба у человечества?!

Америка возникла как государство нынешнее потому, что туда всякие отбросы плыли! Австралию каторжниками заселяли! А Сибирь и Сахалин?! А сколько ещё мест типа Беломорско – Балтийского канала, по берегам которого не только косточки человеческие, но и отбросы общества, выжившая около лагерей шваль, оставившая потомство. Это их потомки до сих пор пополняют ряды современных люмпенов.

И почему так: лучшие погибают первыми?!

А нормальные люди на Земле есть?!

Или мы потому внепланетные разумы и цивилизации ищем, что у самих ни того и ни другого?!

Пойду головную боль лечить… Рюмочку… только рюмочку… и в болото забвения…

25 июня ( не скажу какого года)

Понедельник.

Мерзкий день.

И вообще…

Достала меня цивилизация. Так называемая … человеческая…

Слово есть, а наполнения нет. Пустой звук.

Достала меня такая цивилизация.

До печёнок. До колик. До внутренней истерии и внешней шизофрении.

День за днём, год за годом… словно белка в колесе.

Всё протокольное: речь, манеры, одежда, образ жизни… И морда! Морда – тоже протокольная…

Мир – из окна кабинета, машины или (дьявол его забери!) самолёта… Ненавижу летать…

А ВЫлетать – ещё больше!

А ведь вылечу скоро… Ей-ей вылечу… отовсюду: из постылого, но престижного министерства, из роскошного кабинета, из мест выдачи бутербродов с красной икрой по цене кильки в томате… из избранной верхушки, живущей в своё удовольствие под прикрытием громких лозунгов…

Вылечу из ЖИЗНИ, где всё есть!

Хотя…

Мир из окна кабинета нам враждебен, и мы это чувствуем, поэтому отгораживаемся всем и всеми: пропусками, охранниками, секретарями…

Всё время в напряжении.

Сауна – это уже тоже не мир, это глухие стены со скрытыми камерами. Удовольствие – близко к нулю…

Что за жизнь, если поразмыслить?! За что я цепляюсь с упорством обреченного?!

Утром – в пробках, днём – в мыле (а бывает и в чём похуже), вечером – снова в пробках.

Вокруг – такие же морды протокольные: среднего пола, высокого достатка, низкого достоинства…

Подсиживают… Подгаживают… Подзуживают…

Разговоры на публику – про народ…

Да кому он нужен – этот народ?! Что это вообще за слово такое?

Наивные людишки прорываются в приёмные, что-то ищут, что-то просят: фермер – трактор в лизинг, кооператор – подпись под нужной бумажкой, новоявленные бизнесмены – лазейку в законе.

Не перевелись ещё на Руси чудаки! Всё во что-то верят, на что-то надеются.

А закон?! Закон – давно уже одна большая лазейка для нужных и посвящённых.

Писаки достали: народ замордован!

А я?! Я не замордован?!

Кому сейчас есть дело до чужих проблем?!

Чиновники – давно уже отдельное государство, а все остальные – чужеродное тело, до которого нам нет никакого дела.

Тут у самих…

Подсиживают… Подгаживают… Под монастырь подводят… и того гляди – подведут…

Ждёшь то отставки, то ограбления, то снайпера… который стоит гроши, а найти его ничего не стоит…

«Мир спасёт красота…» Держите карман шире!

Этот мир не спасёт уже ничто: бомба заложена и давно тикает. Не откупишься!

Кругом одни уроды!

Достало!

 

Всё достало!

До печёнок. До колик…

Повторяюсь… но зато высказался! От души!

Пригодился дневник!

Что за жизнь?!

Несешь кусок ко рту, а в мыслях: не последний ли?!

Пристрелили кого-то из-за угла, а ты сна лишился: не я ли следующий в очереди?!

Бумажку подписываешь – рука дрожит! Хорошо, что чернила в прошлом, а то у нас бы у всех на месте подписи стояли кляксы!

Такое государство рухнуло! Завалили его верхи и не вздрогнули! Сколько можно сидеть на награбленном, которое потратить нельзя?!

Низы и вздохнуть не успели, а уже обобраны. Это тебе не карманники! Тут люди серьезные работали! Теперь убирают лишних свидетелей!

Правильно! И делиться не надо и отмыться проще!

А мне что делать?!

Такое место у меня: не захочешь – измажешься, иначе не усидишь.

А я столько лет… И не безгрешен… увы!

Нюхом чую, что пуля для меня уже отлита. Маленькая такая пулька, от которой не увернешься…

Тьфу! Тьфу! Тьфу! Не к ночи будь помянута!

Глянь-ка, в бутылке ещё что-то есть…

Тридцать капель – и спать…

26 июня

Не понедельник.

Вторник.

Но день всё равно мерзкий…

Совещания… заседания… без начала…. без конца… без смысла… без толку…

Говоришь – боишься, молчишь – тоже боишься…

Может, закрыть глаза и начать новую жизнь?!

Ага! В гробу! … Там глаза обязательно закроешь…

И не сам! Найдутся доброжелатели, кол им осиновый в подарок!…

Кто за кого?! Кто против кого?! И все за себя…

И ошибиться нельзя…

Измаялся…

Похмельем маяться легче…

Как там у Маяковского?! Прозаседавшиеся?!

Сколько ж нас?!

Скучно всё это, господа! Скучно!

Лето в разгаре. Отпуск у большинства на носу. Опять Мальдивы да Кипры?! Дорвались?! Больше говорить не о чем?!

Здесь и вслух – не о чем.

Кулуары, мать их…

В печёнках сидят. Надоели до тошноты! Чего я забыл в этих Новых Зеландиях и иже с ними?!

Всё одно и то же. Круговерть…

… государственных мужей…

В смысле, кто больше у государства оттяпал, тот и наверху.

Настоящих дел нет, зато страх настоящий: в дерьме все, кто больше, кто меньше, и не факт, что уцелеет более чистый.

Праведников среди нас точно нет, а иуды и одного хватит, чтобы утопить всех остальных скопом и поодиночке.

И ведь попят! Топят друг друга оптом и в розницу! Торопятся!

Не министерство – котел с кипящей смолой, где одни уже варятся, а другие в топку дровишек подбрасывают…

Наивные! Надеются, что их минует чаша сия…

Увы и ах!

В других министерствах и кабинетах власти не лучше: приказы и распоряжения противоречат друг другу, везде раздрай…

Одно хорошо: что ни приказывай, ничего не выполняется; так что можно не страдать, лишь бы кнопочку не нажали в заветном чемоданчике по пьяни…

Разболтался… Сна нет… Что за жизнь?!

Кто или что придёт по мою душу?!.. Хорошо, если изжога…

И не дай Бог, – сердечный приступ… А то ведь и снайпера можно дождаться, как лучшего помощника старухи с косой.

Или импровизированную гильотину в подворотне: тяп – и нет башки!

Грош цена человеческой жизни. Жалкий грошик. И даже меньше…

И чем дальше, тем дешевле…

Где там свет в конце тоннеля?!

Тупик на выходе, господа-товарищи! Тупик! Тупичище!!!

Приехали! Разворачивайся!

И на Мальдивах нас не ждут, своего дерьма полно…

И виски в баре к концу….

27 июня

Что за утро?!

Рожа в зеркале мятая, за свою признавать не хочется, но придётся.

Голова трещит… А лицо… словно шилом брился… всё в каких-то пятнах и вмятинах… но моё… кажется…

Эх, зеркало! Ты шуткуешь так, да?! Развлекаешься?! Или издеваешься… с тонким намеком на хитрой зеркальной роже?

Из слов у меня сегодня – только вздохи… и те матерные…

Дорога – на автопилоте…

Вроде ехал, но где, как и сколько не припомню…

До кабинета держусь: кивок вправо, кивок влево, взгляд сосредоточенный, шаг уверенный, вид деловой.

Закрыл за собой дверь и – сдулся… как воздушный шарик, из которого выпустили воздух.

Нет, с баром надо завязывать. Истребить под корень как вражий элемент. Сделать квартиру в этом плане экологически чистой…

Что за день?!

Мерзкий, гаже понедельника, а ещё среда называется.

Голова трещит. Мир – тоже. Трещит, расползается по швам.

Приклеенные улыбки вызывают дрожь даже у зеркала.

Ну что за день?!

Знали же, что голова N слетит! Знали, ждали, были готовы. Пристроят, не бросят (у нас своих не сдают – знают много), но… показательно высекли, от кормушки отлучили, народу кость бросили, СМИ порадовали, лягушек в болоте слегка всполошили: кто следующий?

И не важно, пил вчера или на трезвую трясся, рожи у всех перекошены страхом.

Мерзко…

Какая там работа?!

САМ нигде не показывается, все понимающе переглядываются, тихо так, воровато, и быстро глаза прячут.

А каков будет преемник?! Говорят: вот-вот объявит, а кого – неведомо…

Слухов много ходит… Поди – проверь….

Хуже нет – ждать… ждать у моря погоды, когда точно известно, что надвигается тайфун…

И обрыдло всё, и страшно, и соскочить хочется, но…

Кто ж по доброй воле из пещеры Али Бабы просто так уйдёт?!

И я! Я! Признаюсь: слаб в коленках.

А с другой стороны, кому нужны сокровища на том свете?! Наоборот, с награбленным добром на этом желательно задержаться подольше.

Так что…

С работы – домой.

Быстро. Но … с оглядкой.

Пакости чую за версту. Даже раньше… когда они ещё за горизонтом…

А что делать?! Что?! Где выход?!

Там же, где и вход… Остряки… Вас бы на моё место… И ужиком… ужиком… чтоб крылья ползать мешали…

Брюхо нам мешает, а крыльев и зачатков нету.

Зачем нам крылья?! В небе далеко видно. А мне бы сейчас в тень. Густую. Плотную… непроницаемую для чужого глаза… В норку…

А я и спешу в норку. Домой.

Семь замков-запоров, а внутри всё равно – дрожь противная. Мелкая. Как и сам.

Шлёпнут?! Не шлёпнут?!

Бизнес-элита бежит из страны. «Мозги» утекают. Этим можно.

А мне?!

Мне куда?!

Где спрятаться?!

Негде.

К оппозиции переметнуться?! Старых клоунов не трогают – нужны пока … как отвлекающий фактор. К молодым примыкать гадко: по головам лезут, чтобы кусок урвать. Уж больно жадны. Жадны, как голодные клопы; наглы, как мартышки, что у зевак в парках сумки из рук вырывают.

Нет. Остатки совести и инстинкт самосохранения не позволяют.

Хорошо в норке, но не век же в ней сидеть.

С тоски плебейские книжки стал почитывать: Паустовских там разных. Вытащил с полки наугад, наугад открыл и попал на коротенький рассказ «Золотой линь».

Помнится в детстве меня как-то раз куда-то далеко в деревню возили, и я там даже чего-то на чего-то поймал. Пескаря, что ли?! Помню только свой радостный визг…

С тех пор я ловлю кое-что более крупное и всё больше в мутной воде… А радостного визга и в помине нет…

Ох, грехи наши тяжкие…

Кто за N… ?! Кто?!

Главное – точной очереди нет… Перетасуют как колоду карт… И вышвырнут… Когда не ждёшь…

Кости в массы всё равно ведь будут периодически бросать… Чьи вот только в следующий раз?

И смертельным ли будет бросок?!..

А если я не хочу?!

Не хочу быть мячиком в гольф – клубе?!

И козлом отпущения тоже быть не хочу!

Правду никогда не скажут! Свалят всё на мертвых, не отмоешься! А самые жестокие и беспринципные подгребут под себя все денежки и перекрасятся в обывателей… какого- нибудь теплого южного острова! Понаоткрывают офисов в разных частях света и будут процветать; а дураки, что им помогали денежки добывать, в земле сгниют, почив в бозе молодыми и здоровыми…

Нет, но оно мне надо, а?!

Пропади оно пропадом это виски! В глотку уже не лезет!..

Но разве заснешь?!!

28 июня

Четверг.

До кабинета дошел – уже хорошо!

Сижу тихо и не рыпаюсь. Никто не лезет – и на том спасибо.

Одно радует: мерзкая неделя идёт на спад, а я пока в кресле… И ещё жив…

По пятницам обычно спокойно… Пересидели… Переждали… Пережили…

И вот так – каждую неделю…

Нервы… Нервы… Всё от нервов…

И чёртовы мысли… неизвестно чьи… неизвестно откуда….

Но голова-то от них моя болит! Моя собственная!

Паразиты… Все кругом паразиты: не жнём, не пашем, знай болтаем – но все в шоколаде…

Умеют паразиты устраиваться, и я не исключение…

Сколько верёвочке ни виться…

Да что ж за мысли, что за неделя?!

Этак не только бессонницу будешь лечить!

Что за геморрой в голове?! Сплошные тараканы!

Достало всё!

Надо газетенки перестать читать. Всё врут, сволочи!

Продали Россию!

Всё продажное: и любовь, и пресса, и народные защитнички, орущие с трибун, чтоб их!..

Все мы клоуны на арене цирка! Подпольного!!!

А зрители?! Зрители – тот самый народ, о котором все вслух пекутся, а мысленно посылают куда подальше?!!

Кто их в расчёт берёт?!

Цинизм проел всё хуже, чем ржа железо…

Да-а-а…. Все мы клоуны на арене цирка… невесёлая мыслишка…

Метил наверх, а попал в клоуны… Увы и ах!..

Цинизм проел всё хуже, чем ржа железо… Повторяюсь…

Бежал, бежал по жизни, хапал даже не как все, а гораздо меньше: не жадничал, не зарывался, просто не слишком отставал, иначе свои же порвут, хапал не всё, что под руку попадало и до чего руки дотягивались, но всё же… хватало.

А теперь что же – разворачивайся?!

А в какую сторону?! Где нас таких ждут?! Везде своей дряни хватает…

Это порядочных людей дефицит, а всякой мрази по стране в избытке, особенно у власти.

И не только в нашей несчастной стране.

Уже в мире дефицит людей наблюдается.

Нет, число двуногих растет, но масок всё больше…

Дочитался…

Я, конечно, не белый и не пушистый, но и в отбросы записывать себя не стоит: не до конца совесть потерял. Значит, на обочину вылечу первым. Сейчас зелёный свет для всякой мрази; для тех, кто успел на помойку выбросить весь лишний груз в виде чести, совести и порядочности.

Да-а, с такими мыслями долго не продержусь. Сам себе яму рою…

Что делать?!

Смотрю, сторонятся меня, глаза прячут…

Заметил, что и сам странно кошу глазом в сторону. Что это мы все внезапно окривели?!

Одно хорошо: давно на рабочем месте небольшим баром обзавёлся. Как раз для таких случаев. Срочно надо запить дурацкие мысли парой рюмочек коньячку…

И всё равно: разворачивайся?!

Дочитался… Досмотрелся… Додумался….

Добавил… Тридцать граммов…

А дома….

И дома добавил. Хорошо пошло на старые дрожжи. Теперь можно и баиньки.

И никакого чтива на ночь.

Назад. В поголовную безграмотность.

А лучше – в каменный век.

29 июня

Пятница.

На работу как на эшафот…

Нервы обнажены так, что кажется – просвечивают сквозь кожу и видны любому.

От других тоже то искрит, то шарахает током… Не у одного меня шизофрения с паранойей в одном флаконе… От некоторых уже душком несёт…заметным таким…

Обходили меня сегодня стороной или мне показалось?!

Не смог усидеть в одиночестве, выполз из кабинета… Лучше б сидел…

В приемную к С. сунулся было; а ему, видите ли, некогда, понёсся куда-то как угорелый. Что за спешка вдруг?! Отродясь никуда не спешил… Черепаха сонная… А тут?! Или от меня драпанул…

И Б. что-то косился на меня нехорошо… Или показалось?.. Нет, точно косился… И бочком, бочком, мимо…

Обходят… Точно обходят… Прямо как прокаженные все. Или я?!.

И М. что-то так намекнул мимоходом, что пора руки в ноги и айда… Не зря я с ним за эти годы столько коньяку вылакал, что нормальный человек утонул бы…

Знает что-то… Точно знает… Но ведь прямо не скажет. Тут не только у стен, тут у потолка и даже у воздуха уши есть. А глаза – так и у вакуума…

Намёк – и тот дорогого стоит. И за него поплатиться можно.

Пора линять…

Не зря неделя выдалась поганей некуда…

Гадство давно в воздухе витает, в ноздри лезет, током бьет, холодным потом обливает.

Шакалы…

Если что, так ведь ни одна су…а слово не замолвит… Сожрут и не подавятся… Своя шкура дороже…

Гиены…

Продадут…

За грош продадут…

И ведь достанут в случае чего… Везде достанут. Никакие Канары не спасут…

Мерзкий день… Мерзкая неделя…

Нервный тик у меня, что ли?!

Или лицевой нерв просто судорогой свело?! Ведь весь день улыбку на рожу клею, а она, сволочь, там не держится, отклеивается в самый неподходящий момент. Один оскал остается.

Достало всё.

Достало.

По самую маковку затопило…

Завтра запрусь дома, телефон отключу и напьюсь… до поросячьего визга… до скотского состояния… до полного беспамятства… и всё по барабану…

 

2 июля

Понедельник

Какой понедельник?!!

Откуда оно выскочило?! Это второе?!

А где первое?! Где выходные?!

Вся жизнь – сплошные понедельники!

Мерзкий день! Самый мерзкий из всех!

«Нам бы понедельники взять и отменить»… Обеими руками «За!».

Долой понедельники!

Звонила вторая бывшая… Опять ей денег мало… Ребёнок, видите ли, растёт… Да на деньги, что она с меня слупила, можно сотню детей вырастить без проблем! Прокормить до пенсии целый детдом!

Теперь пойдёт цепная реакция. В тот раз сначала позвонила первая бывшая, потом – третья, эта была последней. Теперь поменяются местами…

Горгоны!

Один ребёнок на троих, а деньги тянут как на детский санаторий.

На обычной бабе надо было жениться, а не на ногах от шеи без мозгов, но алчных, как барракуда.

Три раза на одни и те же грабли! Идиот!

Достало всё!

Башка трещит, кабинет качается, шакалы – стороной… Скатертью дорожка…

Вам всё равно на нары рано или поздно или в крематорий после удачного прицела наемника, а я соскочу… Успею… Я линя поеду ловить… Золота у меня навалом… Оно мне без надобности… А визжать лучше на рыбалке от радости, чем в тюряге от бессилия…

Заявление брошу и уйду… Ещё в гробу перевернётесь от зависти.

Или в отпуск сначала… Чтоб подозрений не вызвать…

Заяву всё равно так сразу не примут. От нас так просто не уходят. Обвинят во всех смертных и шлёпнут потихоньку… на всякий случай… чтоб язык не развязал когда-нибудь. Бережёного, как известно, Бог бережёт.

А ещё точнее: на Бога надейся, а сам не плошай. Кто плошает, тот до наших вершин не добирается. И тем более – в обычную жизнь назад не попадает…

Мало ли в мире катастроф происходит?! Решают проблему просто и изящно: техника она и есть техника, на неё всё списать можно. Подводит в самый нужный момент… по просьбе и пожеланиям…

Разгул криминала в стране опять же ни для кого не секрет, а что там, за кулисами, ведомо только режиссёрам…

Точно. Пойду завтра клянчить отпуск… Сошлюсь на нездоровье…

Рожа у меня сегодня подходящая, завтра будет не лучше. Я себя знаю.

В самом конце рабочего дня зайду, чтоб не мусолили долго. У всех есть дела поважнее, чем в кабинетах по вечерам торчать…

К бару сегодня ни на шаг! Голову надо протрезвить, а то ляпну по пьяни что ни что и выдам себя с головой…. А мне сейчас главное – не проговориться!

Ты подумай, как блокнот пригодился?!

Пишу и пишу!

В писатели, что ли, податься?!

И время мчится как угорелое, когда занят; а то хоть на стену лезь от безысходности…

3 июля

Вторник

Ура! С девятого иду в отпуск! Полный не дали, но кусочек отгрыз. Мне и самой малости хватит, чтобы смыться.

Кто-то скажет, что я как крыса бегу с тонущего корабля. А я отвечу, что просто сел не на тот корабль, но быстро успел это понять. Может, и не слишком быстро, но…

Вовремя успел: хуже нет плыть не в том направлении и жить чужой жизнью.

Оказывается, хорошо – это просто жить. Быть живым. Остальное приложится.

Не хочу, как в том анекдоте: увидела старенькая бабулька в гробу молодого бандита (гроб золотой, на каждом пальце у покойника по огромному перстню с бриллиантами) и заплакала. Спрашивают: «Ты чего, бабушка? Бандита жалеешь?!» Отвечает: «От зависти, милые, плачу! Вот бы мне так пожить».

А по мне, так чем золотой гроб в молодости, лучше простой деревянный – в глубокой старости.

Осталось неделю продержаться и – «свобода нас примет радостно у входа»!

Назад не вернусь. Ни за какие коврижки.

Заявление, датированное двадцать третьим, на всякий случай в столе положу… Бережёного Бог бережёт… (каюсь, люблю эту поговорку).

Уеду… спрячусь… растворюсь в людской массе… выживу…

Пусть другие крысы по кабинетам сидят, пока вниз головой через окно из них не выйдут или вирусом тридцать восьмого калибра не заразятся от наемного убийцы. Скоро мы и в этом штаты перегоним…

Кто СССР строил, в гробу ворочаются: строили, строили; шагали, шагали, а куда пришли?!

Пшик вышел.

Звонкий.

Линяю.

Кто куда, а я…

А я на свежий воздух…

Остальное у меня есть…

А кресло?!… Бог с ним… не инвалид – обойдусь… (на шутки потянуло, надо же, а то забыл, когда последний раз улыбался искренне, от души).

Если подумать, то что к инвалидному креслу прикован, что к кабинетному… неизвестно, что хуже…

За границу не поеду. Нечего зазря ворон дразнить: там теперь своих больше, чем в России. Все углы пообосс…ли…

Отправлюсь в российскую глухомань: усы, бороду отращу, документики другие у меня давно заготовлены. Денег возьму наличными побольше, чтоб уж наверняка нигде не засветиться… хоть лет несколько.

Одежонку приобрету попроще, чтоб среди местных не выделяться. Плебса на просторах России полным – полна коробочка, и никто в лица людишкам особо не заглядывает. Живут себе…

Как то же живут?!

Не вымерла Россия – матушка, несмотря на наши «заслуги».

Силен народишко.

Затеряюсь, притрусь, не пропаду. У меня врождённая способность к мимикрии. И среди папуасов выживу, что уж говорить о родных просторах. Одно слово, дома и солома едома ( а ежели ещё и с деньгами проблем нет, то о харчах и прочем и вовсе голова болеть не будет).

Да, снасти рыболовные тоже приобрести попроще надо и всякий скарб необходимый из самых дешёвых магазинов…

Лучше с рынков… в провинции… там наши не ходят…

Ну, это я на месте сориентируюсь. Главное – решиться.

А там…

Ищи меня, свищи, ежели что…

И горгоны обломаются: не с кого тянуть денежки будет. Пропал и пропал. Не на кого желтую прессу станет натравливать и скандалами грозить. Это они умеют – перед камерами глазки закатывать, а пасть акулью прятать….

В квартиру племянника двоюродного пропишу, сдам ему жильё в безвозмездное пользование лет на десять, нотариально оформленное; чтоб квартплату вносил, денежек чуток оставлю; иначе горгоны ребёнка используют и квартирка тю-тю. Им не привыкать по судам таскаться в поисках куска пожирнее.

Как ловко объединились –то…

А тут – пролетят…

Ха – ха – ха…

А племянничек из провинции вовремя явился…

Наведаюсь к нему на съёмную хату как-нибудь на днях… Облагодетельствую…

А пока на работе затаюсь. Раз в отпуск намылился, делами заваливать не станут. Да и где они, те дела?!

4 июля

Среда…

Серединка на половинку…

Отсиживаюсь в своём кабинете, на глаза никому не лезу.

Не делаю ни хрена, но не придерёшься – номинально присутствую на рабочем месте и даже бумажками иногда шуршу для шумового фона. Секретаря гоняю. А что им ещё?! Тружусь.

Впрочем, я не один такой: среди нас трудоголиков нет и никогда не было. Блага Родины в карман – это по-нашему, а вот о благе Родины думать – это не к нам. Это к наивным… там… внизу.

Нам главное – вид создать.

Вот и я…

Думу думаю…

Увы, не думается…

Всё уже в прошлом: и этот кабинет, и мигалки, и спецпайки, и нервотрёпка с бессонницей в обнимку, и как посмотрит и что скажет САМ… и как глянут на тебя его самые близкие прихлебатели… – всё уже не важно.

Не прошляпить бы жизнь…

Ту самую, что даётся человеку лишь раз… Даже самому никчёмному даётся… И тем, кто потом не знает, что с ней делать… И тем, кто трясётся над собственной жизнью как тот премудрый пескарь…

Не прошляпить бы жизнь… Отвести от виска дуло пистолета со взведенным курком… И чтоб пальцы судорогой не свело в последнее мгновение…

Эх, не прошляпить бы…

Не прошляпить бы жизнь…

Никто ещё в России без спецпайка с голоду не сдох, и я не пропаду…

Главное, выжить…

Где та пятница?! Уеду сразу с работы…

Мать твою?! Да куда я на своей тачке?! Срочно скинуть хоть задёшево или во дворе бросить, лишь бы ниточку оборвать.

Племяннику! Отдам! По доверенности! С правом продажи, если не вернусь года через два с половиной…

Тьфу! О чем я?! Что мне это авто?! Пусть парень радуется! Подарю!

Чужому бы подарил! Лишь бы не горгонам!

Срочно купить другое – дешёвое – авто по другому паспорту… Нет, лучше на реального бомжа купить с рук почти новое…

Нет. С машиной быстрее вычислят.

Сейчас тачку отследить раз плюнуть…

На перекладных поеду: на автобусах, электричках, маршрутках, или что там ещё по Руси-матушке колесит и где паспорт предъявлять не нужно.

В дикари подамся. Кто их, дикарей, считает?! Воля вольная на все четыре стороны…

Велика Россия – матушка, всем в ней места хватит.

Я всего лишь песчинка на просторах планеты… нет, куда меньше. Микроскопически мал человек. И слаб. Что б мы о себе ни возомнили, всё равно слабаки! Оставь наедине с природой надолго и – пропал.

А я спрячусь. Выживу.

Главное, внимание к себе не привлекать. Обоснуюсь в тьмутаракани какой-нибудь, а там…

Живи себе потихоньку…

Родни близкой нет, кроме мамы, конечно. Сын мал и к горгонам прикован; остальным скажу, что за границу поеду, а сам …

Ничего говорить не буду! И выбирать не буду! Пальцем в карту ткну и вся недолга…

Хрен найдёте, ежели что…

А интересно, царь Александр (какой-то там по счету) правда в бегах был, под личиной старца прятался где-то в Сибири или брешут люди?!

Если прятался, то чем я хуже… какого-то царя?!

Всё ж я к жизни больше приспособлен (слава босоногому советскому детству, оно не даст пропасть), чем пожизненный обитатель царского дворца.

А мать знает, что занят, звоню редко, к отсутствию моему давно привыкла. Обоснуюсь на новом месте, телефон другой куплю. Созвонимся.

5 июля

Четверг.

Шёл по коридору как по минному полю, где безопасный проход вешками не обозначен.

Дошёл!

Опять присутствую на рабочем месте. Сижу как приговорённый. Ни одна собака не заглядывает.

Нюх меня не подводит; готовится какая-то пакость, я это чувствую даже спиной…

И не только я…

Шакалы на старте!

Сижу перед дневником. Хоть что-то живое…

А если бы не завёл?!

Что Бог ни делает, всё к лучшему…

Зачем я телек вчера поздно вечером включал?! И сегодня с самого раннего утра?!

Только и говорят о том, кого пристрелили или взорвали!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru