Контактер

Светлана Липницкая
Контактер

Пролог

Академический учебник «Сверхразвитые расы» безапелляционно заявлял, что никого самоувереннее флиберийцев природа не придумала. Айримир нервно покусывал губы и мечтал, чтобы автор этой книжонки материализовался сейчас прямо здесь, в джампере, прихватил с собой канистрочку альфирского топлива и лично убедился в собственной некомпетентности.

– Друже, ты нас испечь решил?

– Что?.. – Айримир вынырнул из мрачных мыслей и обнаружил под ладонью тлеющий подлокотник. – Eidirni mart khat! Все-все, уже остываю!

Кастель укоризненно покачал головой, присосался к кулеру и пил, пока хватило воздуха. Потом постоял, смакуя воду, и опрокинул остатки прямо на себя. Капли зазвенели по полу, быстро подсыхая и частично впитываясь в самоочищающийся пластик. Корабельный термометр перевалил за полторашку[1] и останавливаться на этом, похоже, не собирался.

– Слушай, хорош психовать, а? Смотри, какая духота из-за тебя, кондей не справляется!

– Форточку открой, – невозмутимо посоветовал Реджи. – Продышись.

– Щас открою, – мрачно пригрозил Кастель и снова повернулся к Айримиру. – А ты прекращай себя накручивать! Ничего тебе твой братец не сделает, а сделает – так шли его лесом и возвращайся! Мы тебя обратно на «Сайджу» возьмем, верно, Редж?

– А то, – важно кивнул тот, – еще как возьмем! Будешь с нами всю жизнь мотыляться, света белого не видя, а диплом свой на стенку прибьешь, чтоб любоваться и плакать. Зачем тебе эта МИК, действительно? Подумаешь, платят лучше всех и весь космос посмотреть можно…

– Блин, Реджи! Его поддержать надо, а не в петлю засунуть!

– А что не так? – натурально изумился тот. – Я ж говорю: завсегда возьмем! Куда еще молодому парню идти-то, как не к нам? У нас же каждый день приключения: то трубы засорятся, то воздуховод…

– Айримир, не слушай старого придурка! – возмущенно перебил Кастель. – На «Сайджу» тебе всегда рады! Будет невмоготу – возвращайся. А брательнику твоему я сам уши натяну!

– Отличная идея, – одобрил Реджи. – А главное, безопасная: чего он тебе сделает-то из другой галактики?

– Я все понял! – поспешно вклинился Айримир, пока открывший от возмущения рот Кастель не подобрал слова. – Спасибо, ребята. С Леотимиром я как-нибудь сам разберусь, правда.

– А коль разберешься, так и хватит нагнетать! – сердито припечатал Кастель. – Нашел, тоже, повод нервничать! Да ты лучший контактер на свете! Все у тебя будет хорошо. А не будет, так мы…

– Еще раз скажешь, что мы его назад возьмем, и я тебе вмажу, – пообещал Реджи, невозмутимо поправляя трассу. – Хватит парня запугивать.

***

Еще на подлете к новому месту работы Айримир понял, что у конструктора «Фибрры» были комплексы. Корабль казался огромным даже в отсутствие ориентиров, а при взгляде на приборы становилось ясно, что там даже не комплексы, а целые фобии.

– Не люблю «ашки», – проворчал Кастель, отворачиваясь от иллюминатора. – Бывал я на таких: пока в сортир дойдешь – ноги отнимутся!

– «Сайджу» тоже не шаттл, – справедливости ради заметил Айримир, хотя точку зрения уже бывшего коллеги разделял чуть более, чем полностью. Он тоже успел полетать на классе «А». Правда, на крейсере, а не на линкоре, и уж точно не на таком! «Фибрра» была штучным кораблем, не ровня типовым судам, скроенным под копирку. – Это ты еще планировку не видел…

– Все я видел, не один ты новости смотришь. Если с энерпульта защиту снять, чтоб вся начинка наголо – точь-в-точь их планировка будет. Архитектор этого корыта что-то очень забористое нюхал. Надо оно тебе?

Айримир сделал вид, что вопрос не услышал. С Реджи и Кастелем они летали почти два года и успели крепко сдружиться. Расставаться действительно было жаль, но «Фибрра» открывала будущее. Один из лучших кораблей МИК, огромный экипаж, интересные миссии, новые планеты и возможность заниматься серьезной работой. Две недели назад он с восхищением следил за первым стартом новейшего линкора, не подозревая, что там до сих пор открыта вакансия контактера. А пятого дня получил письмо с предложением возглавить группу высадки… от собственного брата. Нет, что жемчужину флиберийского флота доверили Леотимиру как раз не удивляло, а вот то, что тот внезапно вспомнил про самого непутевого представителя их семейства…

Реджи отпустил с миром, прекрасно понимая, что такая возможность выпадает нечасто. «Сайджу» был обычным частником, перевозившим грузы из точки «А» в точку «Б». Контактер им требовался только для того, чтобы вредные клиенты становились чуть менее вредными. «Фибрра» предлагала несравнимо больше.

Кастель тоже все понимал, но откровенно надеялся, что друг все же останется. Последние дни он метался между «Там все плохо» и «Все будет хорошо», нервируя этим раздраем куда больше, чем если бы просто послал предателя. Айримир же считал, что все будет плохо только в одном случае: если Леотимир по прилету «пропащего» братца заявит, что просто пошутил.

– Опять греешься, – спокойно предупредил Реджи, не отвлекаясь от управления.

На инфокнах маленькая точка принадлежащего «Сайджу» джампера уверенно приближалась к толстому диску «Фибрры», пока последний не начал пульсировать, а на энерпульте не высветился запрос связи. Айримир интуитивно пригладил волосы и снова – уже в который раз! – сбавил жар. Автора учебника о сверхразвитых расах надо было не просто поджечь, но и скормить после этого кому-нибудь непривередливому. Цертейским детишкам, например, – те первый год жизни переваривали даже камни.

– Назовите цель сближения! – требовательно раздалось из динамиков еще до того, как на экране появилась видеосвязь. Айримир был уверен, что дальше прозвучит «Стреляем на счет три!», но связистка, видимо, решила, что это ясно без слов.

– Здра-асти! – приосанился Реджи, на которого женские голоса производили благоприятное впечатление, сколь грозно бы они не звучали. – Реджинальд Вотс, пилот «Сайджу-77», привез посылку с вашим контактером. Стыковаться будем или у порога положить?

– Манари, связист. Подождите… – Наконец проявившаяся флиберийка приветливо улыбнулась с экрана, заставив Реджи еще больше выпятить грудь. Оглядела прибывших, задержавшись на Айримире, и, отвернувшись, непосредственно гаркнула в сторону: – Кэп! Твоего братишку привезли, принимаю?

Айримир сцепил зубы, чтоб не взвыть, и стоявший рядом Кастель с возмущенным шипением отбежал подальше.

– Стыковка разрешена, – снова повернулась Манари. – Ниранни?

– Принято. – Лицо на экране сменилось другим, помоложе и повоинственнее. – «Сайджу-77», шлюз вам подсветила. Сами попадете или подхватить?

– Да уж как-нибудь постараемся, – опешил Реджи, разглядывая очерченный световым контуром провал шлюза, заслонивший полкосмоса прямо по курсу. – Оборонку отключите только, а то ваши пушки на нас косо смотрят. Особенно вон те, слева…

Айримир задрал голову, вглядываясь в боковой иллюминатор, и тоже заметил десяток-другой хищно провожающих их дул. Помимо комплексов и фобий конструктор «Фибрры» имел явную склонность украшать свои проекты многорядными бусами из артиллерии всех мастей.

– Мои девочки косить не могут, – фыркнул очередной флибериец, в котором Айримир, поразмыслив, признал Даленира – одного из лучших специалистов по оборонным системам. Кажется, Леотимир учился с ним когда-то на одном курсе, только факультеты были разные. – Пролетайте, не обидим.

Связь прервалась, и Реджи с сосредоточенной миной направил корабль на стыковку, не забыв убедиться, что палить по ним флиберийское судно действительно не собирается.

– У них что там, на каждую кнопку свой нажимальщик, что ли? – неприязненно пробурчал Кастель. – Один шлюз открывает, второй связь принимает, третий шторки в рулон сворачивает! Наш капитан вообще все может один.

– Ты сравнил! У нас две пушки, а тут вон целый арсенал. А связистка у них ничего такая… Как бишь ее? Манари?

– Куда ты лезешь, бес седой?!

– Дык и она не брюнетка! Айримир, номерок добудешь?

– Непременно, – пообещал Айримир, чувствуя, как тяжелое мутное чувство внутри потихоньку уходит. По крайней мере, на борт его пустили…

Так пусть попробуют выгнать теперь!

***

Джампер все-таки «подхватили», но здешние флиберийцы были ни при чем, просто сработала автоматическая система парковки. «Фибрра» захватила приближающийся транспортник гравитационной ловушкой, самостоятельно протащила по техническому этажу, где нормализовывалось давление и сдувался мелкий космический сор, и аккуратно поставила на гостевое место.

Сам ангар был гулкий и темный. В общем-то правильно: зачем расходовать энергию на массовое освещение, если можно просто подсветить путь? Насчет класса энергопотребления линкора новости тоже не врали, но на стареньком «Сайджу», который ни о какой самоокупаемости и не слышал, было как-то уютнее.

Старательно держа морду кирпичом – не дай космос заметят, как он взволнован! – Айримир спустился по трапу и уставился на встречающих. Встречающие в количестве трех совершенно одинаковых лиц синхронно шагнули вперед, заставив Кастеля отшатнуться и нецензурно этот факт прокомментировать. Реджи, напротив, подался вперед, с таким любопытством разглядывая комитет по встрече, что какой-нибудь юконианин уже вызвал бы его на дуэль.

– Тройняшки!

– Твиникийцы, – с задержкой поправил Айримир и, припомнив, как с этой расой здороваются, потер ладони друг о друга.

Твиникийцы переглянулись и дружно зачесали затылки.

Пока Айримир вспоминал, что значит такой жест, и медленно осознавал, что ничего подобного в академии не преподавали, левый твиникиец решил перейти в наступление.

– От лица экипажа приветствуем вас на борту межгалактического линкора «Фибрра»! Кто тут Айримир?

Обращался он к Кастелю и Реджу. Очевидно, братец не счел нужным что-либо им объяснять, а без него твиникийцам в головы не могло прийти, что контактером может оказаться флибериец. Что ж, не им одним.

 

К их чести, если встречающие и удивились реальному положению дел, то виду не подали и посоветовали держать курс к капитану, который собирался лично провести новому контактеру экскурсию по своим владениям. Остальных гостей они брали на себя, так что, к счастью Айримира, пришлось разделиться. Друзья весь полет угрожали сопровождать его на первую встречу с братцем, чтобы в случае чего обеспечить телу достойное погребение. Чьему телу не уточнялось.

Существуй хоть малейшая возможность миновать капитана, Айримир извернулся бы маргамским слизнем, но ею воспользовался. Но раз нет, лучше обойтись без группы поддержки. Если брат решит, что Айримира водят за ручку «отсталые» расы, вся мощь Флиберии не поможет ему получить работу.

На выходе сработала система дезинфекции, до того мерзко пахнущая, что Айримир предпочел бы остаться заразным. Чего они туда намешали?! Несло тухлой рыбой, которую вместо соли стиральным порошком посыпали. Успевшему побывать на многих планетах контактеру доводилось нюхать и не такое, но, если он все же здесь задержится, надо будет что-то с этим сделать. Обдуваться после каждой высадки подобным букетом он был категорически не согласен.

Эвакуационные палубы в новостях казались меньше – скорее всего, операторы не сумели поймать удачный ракурс. Вид из окна Айримира не заинтересовал: видел он и звезды ярче, и вакуум чернее. Зато он сразу заметил целый ряд терминалов межпланетной связи, возле которых ошивалась, по ощущениям, чуть ли не вся команда. На «Сайджу» было всего два и никаких очередей. С другой стороны, там и экипаж меньше вчетверо…

– Не дрейфь, – шепотом посоветовал Кип, едва Айримир миновал эвакуационную палубу и с горем пополам отыскал шахту на верхние этажи. При Кастеле коммуникатор говорить отказывался, однажды с ним поцапавшись и люто с тех пор невзлюбив. – Что он тебе сделает-то? Ты же не горишь.

– Например, в подробностях расскажет, что я его позор и разочарование. При команде! Знаешь, какие речи он умеет толкать, когда не надо?

– Да не станет он о своем позоре рассказывать, шутишь? Вы же на своем эго повернутые.

– Спасибо, – процедил Айримир и со второй попытки все же попал на нужный этаж. Теперь бы еще выход найти…

– Так правду же говорю, – удивился Кип. – Посмотри на себя: из-за такой ерунды с ума сходишь! Родственнику он не мил, пф! Он тебя на работу пригласил? Пригласил! Мог любого позвать – кто откажется? – но выбрал тебя!

– Вот именно, что любого мог. Что-то тут не так…

– Ты неисправим. И да, тебе налево. На другое лево! Поворот не видишь, что ли?

– Я бы и сам нашел, – проворчал Айримир, наконец-то нащупав в белых стенах нужный проход. Эйдирни бы побрал эти штучные корабли! Не планировка, а идиотизм какой-то.

– Ого! – потрясенно выдохнул Кип.

Айримир и сам чудом сохранил бесстрастное лицо. Верхняя палуба линкора впечатляла размахом конструкторской мысли, граничащей с безумием. Один прозрачный мост чего стоил! Айримир недоверчиво на него хмыкнул и перевесился через ограждение балкона – посмотреть, что внизу. Внизу был сад, притом весьма запущенный. Он бы даже назвал это лесом, если бы не трогательная белая оградка вокруг.

– «Фибрра» еще и месяца не летает, а тут уже все заросло. Представляешь, что будет через год?

– Оранжерею еще до запуска посадили, – пояснил Кип, судя по задумчивому тону, как раз просматривающий информацию о корабле. – А мостик вообще сперва делать не хотели, чтобы не затруднять доступ свету. Верхние фитолампы имитируют рассветы и закаты в среднегалактическом режиме дня.

– А что мешало просто подсветить дере… ё! – «Потолок» у линкора тоже оказался прозрачный, весь из энерсканов, заряжавшихся от окрестных звезд. – М-да… Даленир, должно быть, не ест и не спит…

– Почему?

– Караулит у пушек, чтобы вовремя сбивать астероиды. Если хоть один пропустит, тут всю крышу расколошматит.

– Внешоборонка автоматическая.

– А это что, бассейн там?

– Аквариум, – сверившись с загруженными чертежами, поправил Кип. – Отдел исследований гидросферы. Здоровый какой!

– Надеюсь, ловить туда рыбку буду не я?

– Судя по плану миссий, туда кого-то загрузят на Цер-Тее. Участие группы высадки пока не заявлено, но у них просто контактера раньше не было, так что…

Айримир хотел ответить, но тут в затылок плюхнулось что-то увесистое, взорвавшись снопом искр.

– Что за шуточ… – Он сердито обернулся, сдерживая желание не глядя кинуть что-нибудь столь же горячее себе за спину – авось в обидчика прилетит! – и увидел братца собственной персоной. Ну конечно, кто еще додумался бы швырнуть огнем в голову флиберийца?

– Вижу, с реакцией у тебя все так же скверно, – хмыкнул тот, приближаясь. – Araam nir tekh, Ariamir.

– Nir, – поздоровался в ответ Айримир, демонстративно прохладным тоном. Пусть Леотимир только попробует еще раз «проверить реакцию», он его по лбу тогда! И плевать, что капитан.

К несчастью, план был трудноосуществим и безотносительно субординации – разница в восемь зим всегда работала в пользу старшего брата. Правда, в детстве бить его как-то и не хотелось, хотелось слушать. Не будь он таким упертым, Айримир и сейчас бы охотно расспросил, что было с ним в прошедшие с последней встречи годы.

Леотимир изменился, заматерел. Айримир помнил его задорным подростком, который часами тренировался даже на каникулах. Помнил и постарше, когда тот улетал в первую миссию и обещал, что в следующую их встречу уже будет капитаном и сможет наконец сделать брата своим первым помощником. Айримир провожал его тогда в космопричале, уже зная, чего хочет на самом деле. А в тот же день, к вечеру, получил ответ из академии: зачислен на факультет межгалактического общения.

Леотимир свое слово сдержал: они действительно встретились, когда тот стал капитаном. Только быть первым помощником Айримир уже не хотел.

Брат тоже его рассматривал и, судя по лицу, доволен увиденным не был. Айримир теплой встречи и не ждал, но затягивающаяся пауза из просто неприятной уже перерастала в откровенно оскорбительную.

– Неплохой корабль, – скрепя сердце похвалил он, лишь бы как-то ее разбавить.

– Угу, – взгляд Леотимира прошелся по фигуре, брови сошлись у переносицы.

Первое время в академии Айримир еще пытался тренироваться, чтобы хоть не забыть то, что уже умел, но потом времени стало слишком мало. К тому же, размахивающий клинком флибериец нервировал соседа по комнате, а в спортзале вечно ошивались миррийцы, облюбовавшие помещение для своих «кругов сочувствия». Пару раз послушав, как они, дружно взявшись за руки, делятся всякой ерундой («Сегодня толкнул преподавателя в столовой, так стыдно!», «Уверен, он на тебя не злится, ты же не специально!», «Да, но мне хотелось бы что-то сделать для него, чтобы уверить в раскаянии»), Айримир понял, что в зал он больше не ходок. А больше тренироваться было негде – не в коридоре же, рискуя кого-нибудь задеть! – да и незачем, если честно. Контактерская специальность предусматривала насилие только в случае встречи с кронийцами, которые удар в морду считали величайшей почестью.

В общем, с последней встречи гору мышц он так и не нарастил.

– Все документы у меня с собой, – снова попытался Айримир, уже чувствуя, как выстраданный долгими годами самоконтроль ускользает сквозь пальцы. Вот уставился! Будто на слизня какого-то! – Ты меня работать позвал или так, полюбоваться?

– Было бы чем любоваться, – даже не попытался притвориться братец. – Что ж, идем, покажу корабль.

И, отвернувшись наконец, бодро зашагал по палубе.

***

Когда Айримир наконец добрел до своей каюты, сил не оставалось даже ее рассмотреть. Капитан до самого вечера таскал его по всему кораблю, показав даже технические этажи и перезнакомив попутно с половиной экипажа. Каждый его жест, каждое слово так и вопили: «Смотри, это все мое! Я добился этого, пока тебя носило непонятно где. У меня новейший корабль корпорации, а что у тебя? Никчемный диплом и десяток рассказов про отсталые мирки!». Айримир был уверен, что перепугал добрую треть новых знакомых своей озверелой рожей.


Голодный и злой, он зашвырнул сумку в угол и упал на кушетку, не потрудившись ее застелить. Может правда, ну ее, эту «Фибрру»? Мало ли кораблей в космосе! Пристроится на какой-нибудь попроще, где не будет вечно недовольного брата и никто не скажет, что работа контактера – это что-то недостойное. Конечно, ультрасовременная «ашка» не чета мелочи вроде того же «Сайджу», но долго ли удастся терпеть вредного родственника, если тот будет иметь решающее слово?

Дверь каюты зашипела приводами, и шагнувшие внутрь Кастель и Реджи с порога заголосили:

– Наконец-то! Еле тебя нашли!

– Сперва к какому-то шиприанину ввалились, а он такую тарабарщину несет, ни слова не понятно!

– Сумасшедший дом, а не корабль!

– Это Финик был, наверное, – припомнил экскурсию Айримир. С ним лингвист тоже поздоровался на цертейском, потом на чем-то совсем странном и подбил это все чистым флиберийским, чем поразил даже капитана. Родной язык Флиберии считался одним из самых сложных для изучения. Айримир никогда не понимал, почему.

– Судя по градуснику, – Кастель ехидно покосился на панель управления, – собеседование прошло неважно.

– Главное, что приняли, – буркнул Айримир. Жаловаться не имело смысла: во-первых, ребята будут сочувствовать и, чего доброго, все-таки уговорят вернуться к ним, а во-вторых, он и так уже подставился – вообще не стоило рассказывать кому-либо подробности личных отношений между флиберийцами. Леотимир бы точно не одобрил… С другой стороны, кого вообще волнует его мнение?

– Значит, все-таки остаешься. Жаль… – подытожил Кастель, получил пинок от Реджи и спохватился: – В смысле, жаль, нам улетать утром, а то посмотрели бы, как ты тут со всем справляешься!

– Я позвоню и вывалю на вас подробности, – фыркнул Айримир, оценив попытку уйти в позитив. – Не рассчитывайте легко отделаться.

– Ты, главное, не забывай старичка «Сайджу», – серьезно кивнул Редж. – Увидимся еще, чай, не умер никто. Прощаться не будем.

– Да, так что не провожай завтра, – поддержал Кастель. – А то Реджи расплачется…

– И Кастель будет мне потом всю жизнь припоминать!

– Сколько у тебя той жизни-то осталось, седой? Потерпишь!

– Вот женюсь на Манари – получишь за свои приколы!

– Кстати! – вспомнил Айримир и, покопавшись в памяти Кипа, перекинул Реджу номер связистки. – Осторожнее, Кастель, вдруг и правда женится?

– Не забыл! – обрадовался Реджи, разглядывая цифры с таким удовольствием, будто Манари уже висела на проводе. – Ну спасибо, дружище! Позову на свадьбу!

– Боюсь, на Флиберии их нет.

– На Флиберии и контактеров нет, – отмахнулся Реджи. – Зато у нас, в космосе, есть. И какой!

Рейтинг@Mail.ru