Взгляд в темноту

Светлана Казакова
Взгляд в темноту

Пролог

Снег в столице! Это явление считалось большой редкостью, так что никак не могло не завладеть вниманием горожан. Казалось, всё вокруг преобразилось от нежного светлого покрывала, ещё не успевшего смешаться с привычной зимней грязью, от танцующего в воздухе хрупкого снежного кружева, от на несколько прекрасных мгновений окутавшего весь Телл волшебства.

Алита Дален шагала по улице, смаргивая с ресниц снежинки, которые ложились на воротник пальто и путались в рыжих кудрях. Как и остальные, она оказалась не в силах сопротивляться соблазну пройтись пешком и насладиться снегопадом. Но впереди уже показалось здание столичной конторы Службы Правопорядка, и девушка чуть замедлила шаг.

Письмо от альда Кирхилда оказалось неожиданностью. Весной, едва вернувшись из Бранстейна, Али предполагала, что начальник предложит ей работу в столице, учитывая, что Игберта Фрима уже не было в живых. Официально заявлялось, будто тот погиб при задержании опасного преступника, а интересоваться подробностями Алита не стала.

Но альд Кирхилд, одновременно и похвалив её за удачное расследование убийства в приморском городе, и пожурив за то, что так быстро сбежала оттуда, распорядился перевести подчинённую в другое место. В Бронлерд – самое настоящее болото, причём болото в буквальном смысле, поскольку именно ими оказался окружён городок, затерянный на просторах королевства. Здесь жили ещё более старомодные и консервативные люди, чем в Бранстейне, а их сказания и суеверия отличались такой же унылой мрачностью, как и неизменный туман над болотом, сквозь который иногда доносился пронзительный волчий вой. Поначалу Алита, поселившаяся в арендованной у неразговорчивой пожилой вдовы комнатке, просыпалась от тревожного звука по ночам и долго не могла заснуть, но затем привыкла. Человек может привыкнуть ко всему.

Однако, несмотря на зловещую обстановку, ничего странного в Бронлерде не происходило, за исключением того случая, когда в болоте нашли тело мужчины. В торфе оно сохранилось почти нетленным. Болотного человека сумел опознать один из сослуживцев Али, который заявил, будто тот прибыл в город и трудился то здесь, то там в качестве разнорабочего, а затем бесследно исчез. Следствие надолго не затянулось. Смерть, как выяснилось, произошла по естественным причинам – у покойного было больное сердце, так что, должно быть, когда он шёл мимо болота, у него случился сердечный приступ, бедняга упал, и его затянуло в трясину.

Алита провела в Бронлерде всё холодное лето и долгую осень с её затяжными дождями. Когда за окном слышалось шуршание тяжёлых капель, и больше ничего не нарушало тишину одинокого убежища, Али невольно вспоминала Бранстейн и Киллиана. То, как Ристон, хмуря широкий лоб, читал по утрам газету. То, как сбегала дождевая вода с его чёрных волос. То, как он поцеловал её на прощание.

Спрятаться от этих воспоминаний не получалось… И сейчас, несмотря на прошедшее время, Али помнила, что написала ему в письме, отправленном с почтовой станции между Бранстейном и столицей. «Вы не делали мне повторного предложения, и всё же я должна сказать, что из меня не получится достойной супруги градоправителя. И дело тут даже не в отсутствии приданого. Меня не интересуют бесконечные светские визиты, балы и званые ужины, которые придётся посещать. Я могу лишь охотиться с вами на фо-а, но для подобных целей нужен соратник, а не жена. Работу я выбрала только для того, чтобы выяснить правду о Роне и отомстить за её смерть, но теперь, после того, как убийца задержан, у меня не осталось сомнений, что расследование преступлений – занятие по мне. Я не желаю оставлять службу, но сомневаюсь, что вы бы одобрили это, стань я вашей, ведь тогда вы имели бы право заставить меня уволиться из Службы Правопорядка. Такая работа предполагает опасность и вызывает пересуды окружающих, поскольку я занимаюсь мужским делом. Возможно, поначалу вы бы и позволили мне работать, но затем всё бы изменилось. Начались бы взаимные упрёки и ссоры, а вы заслуживаете лучшего». В конце письма Алита просила не искать её.

О своих чувствах она не обмолвилась и словом, потому что сама не могла в них разобраться. Казалось, будто её сердце заковано в крепкий лёд – лёд из морской воды с кристаллами соли. Однако почему же так сжималось и жгло там, в груди, всякий раз, едва настигали воспоминания, которые захватывали в плен и терзали душу длинными ночами, когда над болотами раздавался тоскливый вой?..

А затем наступила зима, и пришло письмо от альда Кирхилда, который вызывал её к себе и требовал захватить в Телл вещи. Али приехала, перешагнула порог пустого дома и, немного прибрав его после долгого отсутствия хозяйки, отправилась к начальнику. Она не знала, чего ожидать – может быть, он решил вернуть её в столицу?

Альд Кирхилд почти не изменился, как и его кабинет с грудой бумаг на столе.

– У меня есть для тебя задание, – без долгих предисловий сообщил начальник, смерив девушку взглядом. – Ты поедешь в замок Торнбран. Представишься Алитой Дольф.

– Что? – Али изумлённо приоткрыла рот. Разумеется, ей приходилось слышать о работе под прикрытием, но самой выполнять такую – никогда.

– Что слышала, – буркнул альд Кирхилд. – Владельцу требуется симпатичная девушка, которая умеет вести себя в обществе. Ты вполне подходишь. Благородное происхождение, хорошее воспитание, даром, что ни гроша за душой. Сложная легенда не нужна – будешь просто дальней родственницей из глухой провинции, которую осчастливили приглашением в честь зимних праздников.

– Но… зачем?

– Что значит «зачем»? Это твоя работа. Я получил письмо от Сайласа Торнбрана. Он собирает гостей в своём замке и подозревает кого-то из них в давно совершённом преступлении. Цитирую: «Когда-то тому человеку удалось скрыться от правосудия, и теперь я хочу вывести его на чистую воду».

– Но почему он прямо не называет имя? И из-за чего так долго молчал? – Али нахмурилась, глядя, как начальник шуршит бумагой, с которой читал строки из письма.

– Может, у него не имелось доказательств, а теперь появилась возможность их собрать? Пойми, альд Торнбран – птица высокого полёта. Я не могу на него давить и требовать назвать фамилию преступника, да и письма туда идут целую вечность. Проще разобраться на месте. Он замышляет разоблачить злодея или злодейку, а ты ему поможешь.

– Почему я?

– Потому что он просил прислать кого-то, кто будет выглядеть относительно безобидно, но обладать магическими способностями.

– Альд Торнбран и сам маг?

– Он-то нет, а вот его племянник Эмрис – да. Я уже сообщил, что в Бронлерд ты не вернёшься. Обойдутся без мага.

– Но, альд Кирхилд, я же никогда раньше так не работала… Не притворялась кем-то другим. Вы уверены, что я не провалю задание?

– Уж постарайся не провалить и делай всё, что альд Торнбран тебе скажет. Держи язык за зубами и, смотри, не проболтайся, что жила в столице. Если прямо спросят, откуда ты, скажи, что… Да из того же Бронлерда! Ты в нём достаточно времени провела, чтобы рассказать о том захолустье что-нибудь достоверное.

– Но…

– Хватит! – оборвал её собеседник. – Никаких больше «но»! Я тебе, кстати, премию выписал. Купи себе что-нибудь, чтобы выглядеть поприличнее. Новое пальто, например. За два дня успеешь? Будь готова отправляться.

Алита вышла из кабинета начальника в полной растерянности. Такого она и представить не могла. Настоящий замок, чужая фамилия, тайное задание от богатого человека, загадочный подозреваемый и предстоящая уже совсем скоро дорога в неизвестность…

Глава 1

В Бранстейне зима походила на позднюю осень. Холодное, но никогда не замерзающее море, коварный западный ветер, что так и норовил забраться под одежду, пожелтевшая листва. В такое время здесь почти не бывало отдыхающих, а местные жители больше времени проводили в своих домах, чем на свежем воздухе. По коридорам особняка Ристонов гуляли привычные сквозняки. Комнаты, убранные и приукрашенные к празднику зимнего солнцестояния, выглядели нарядно, но казались пустыми, лишёнными жизни.

– Здесь не хватает детского смеха, – подумал вслух Аэдан, но тут же осёкся под брошенным на него взглядом старшего кузена.

– Тебе никто не запрещает жениться, – сухо произнёс Киллиан. – Но, если это всё же произойдёт, ты ведь не останешься здесь, так? Переедешь к ней.

Аэдан отвёл глаза, прекрасно понимая, кого собеседник имеет в виду.

С Клементиной Нельсен они познакомились, когда она доставила во владения Ристонов спасённого ею Томиана. Молодая женщина не была замужем или помолвлена, поскольку к той неоднократно сватались желающие завладеть её имуществом, оставшимся от отца. Альда Нельсен отказывала им всем.

В письме Алита просила Аэдана поговорить с кузеном насчёт вещей её сестры. Те занимали целую комнату, никому не принося ни пользы, ни радости. Киллиану, как выяснилось, безразлично, что с ними делать, и он не стал возражать против того, чтобы отдать их на благотворительность. Для этой цели как раз и понадобилась помощь Клементины, которая могла подсказать наилучший способ ими распорядиться. Аэдан лично нанёс ей визит, позже ещё один, а затем вокруг них обоих начались разговоры о том, что неспроста он так часто заезжает в поместье альды Нельсен.

Поначалу Аэдан пытался возражать, потом хмуро отмалчивался, а впоследствии вдруг задумался о том, что, возможно, остальные правы. Ему нравилась Клементина. Он не испытывал по отношению к ней пылкой детской влюблённости, как когда-то к Джайне, да и такой тяги, как Алита, та у него не вызывала, однако чувствовалось в ней что-то, заставляющее почти с нетерпением ждать следующей встречи.

Вот и сейчас Киллиан явно намекал на то, что свадьба не за горами. Ведь Аэдан – не бедный родственник, поэтому едва ли его посчитают охотником за приданым. А молодой женщине, пусть даже вполне обеспеченной и разумной, негоже всю жизнь провести в одиночестве.

Скрипнула дверь, и появилась горничная.

 

– К вам гости, альд Ристон, – проговорила она, обращаясь к хозяину дома.

– Гости? – удивился Киллиан. – Ко мне? Но я никого не приглашал.

– Альд Эмрис Торнбран.

– Веди его сюда и начинай готовить комнату!

***

Новое пальто оказалось тёмно-серым и очень мягким. В магазине готового платья, которых в столице с каждым днём становилось всё больше, Алите сделали скидку, так что выданной премии хватило и на другие тёплые вещи. Как уже успела выяснить Али, там, куда ей предстояло отправиться, гораздо более суровый климат, нежели здесь, и снег с трескучим морозом – вовсе не редкость, а совсем наоборот.

Назначенный день становился всё ближе, и волнение возрастало. Алита примеряла на себя новую фамилию, очень надеясь, что не проговорится и не выдаст себя. Её легенда не отличалась сложностью – незамужняя девушка из провинциального Бронлерда, дальняя родственница влиятельного альда Сайласа Торнбрана, обладающая магическим даром, но не практикующая магию.

– Ты должна выглядеть безобидно, – сказал альд Кирхилд.

Вспомнив слова начальника, Али хмыкнула. В большом – во всю стену – зеркале лавки отражалась молодая особа, которую едва ли кто-то посчитал бы опасной. Небольшого росточка, на голове рыжие кудряшки, из рукавов нового зелёного, как холмы королевства, шерстяного платья выглядывают тоненькие запястья.

– Вам очень идёт, – заученно произнесла продавщица. – Может быть, ещё муфточку купите? К новому пальто.

– Нет, спасибо, мне хватает перчаток, – отозвалась Алита.

Переодевшись обратно и сообщив адрес, по которому нужно доставить купленный товар, она отправилась домой. На улицах Телла уже почти не осталось снега, и скоро обувь промокла, а подол юбки покрылся некрасивыми грязными пятнами. По дороге Али встретила тётушку Гридиссу и пригласила соседку на чай.

– Вот оно как… Значит, снова уезжаешь, – задумчиво пробормотала женщина, пока Алита, наскоро сменив мокрые чулки на сухие, расставляла на столе немудрёное угощение. – Надолго?

– На все праздничные дни, – ответила Али, наливая кипяток в заварочный чайник. Комнату наполнил навевающий воспоминания о лете аромат сушёных трав. – Я ещё никогда не проводила их в подобном месте. Должно быть, там будет очень красиво. Повсюду золотые свечи, омела, венки из остролиста…

– Ох, девочка, что-то тревожно мне за тебя, – вздохнула собеседница. – Ещё больше, чем в прошлый раз. Я бы на твоём месте поостереглась связываться с богатыми… Бедные девушки вроде тебя – для них что игрушки. Побалуются да выбросят.

– Тётушка Гридисса! – Алита всплеснула руками. – Неужто вы так плохо обо мне думаете? Я ведь не развлекаться туда еду, а по работе. Каждый из этих богатеев, кроме хозяина замка, окажется под подозрением.

– А ну как тот негодяй догадается, что ты его подозреваешь, и того… попытается от тебя избавиться? – предположила соседка.

– Я буду очень осторожна и не выдам себя, – пообещала ей Али.

– Страшно, что ты останешься там совсем одна, да ещё и в эдакой глуши.

– Не беспокойтесь за меня! Давайте лучше чай пить! А я вам расскажу, какое чудесное пальто мне сегодня удалось купить, причём ещё и со скидкой!

Алита старалась, чтобы её голос звучал беззаботно, однако тревога тётушки Гридиссы оказалась заразной и, смешавшись с собственными переживаниями, не оставляла в покое. Отогнать бы все плохие мысли метлой, да не получалось… Вспомнилось, что владелец замка Торнбран даже не сообщил, о каком именно давнем преступлении идёт речь. Выходит, что его подозреваемый мог быть как вором, так и убийцей. Хоть бы список приглашённых выслал – всё лучше, чем туманные намёки!

***

Когда ужин в особняке Ристонов подошёл к концу, и нежданный гость остался наедине с хозяином, Киллиан распорядился их не беспокоить.

– Что тебя сюда привело? – спросил он. – Нет, я, конечно, рад твоему визиту, ведь мы давно не виделись, и всё же… Что-то случилось?

– Ты, как всегда, проницателен, друг мой! – хмыкнул собеседник, прищуривая внимательные зелёно-серые глаза и чуть ослабляя узел элегантного шейного платка. – По правде говоря, сначала я хотел написать письмо, но затем решил заглянуть к тебе лично. Всё дело в моём дяде.

– В твоём дяде? – Киллиан нахмурился. – Надеюсь, он в добром здравии?

– И нас переживёт! – отозвался Эмрис. – Тут дело в другом. Мне знакома его натура. Азартная, рисковая, любящая манипулировать людьми и играть на их слабостях. Вот и сейчас он что-то задумал.

– Что?

– Точно не знаю. Решил собрать гостей, и я бы не удивился, но очень уж странный выбор… А ещё он заявил, будто из столицы приедет девушка-магичка, которую дядюшка представит как нашу дальнюю родственницу, и мне нужно будет поддержать этот маскарад.

– Кто она? И зачем ему нужно вот так обманывать людей? Твой дядя не сказал?

– О цели её приглашения и слова не обронил. Сообщил только, что она работает в Службе Правопорядка. Можешь себе такое представить? Девушка в Службе Правопорядка! Прогрессивные они там люди. Интересно, хороша ли она собой? Если уж у меня появится некая поддельная кузина, мне бы хотелось, чтобы она оказалась милашкой.

Киллиан не сразу расслышал последние фразы. Хватило и первых. Сердце пропустило удар.

– А имени её он случайно не называл?

– Кажется, нет, а что?

«Это ведь может оказаться и простым совпадением, – думал Ристон. – Но много ли в столице девушек с магическим даром, которые работают в Службе Правопорядка? Если бы я был её начальником, и мне поручили бы найти кого-то подходящего на такую роль, она наверняка стала бы первой, о ком я бы подумал…»

– Ты меня слушаешь? – Эмрис поднялся с кресла, потянулся, разминаясь. – А, может, и хорошо, что дядя переключится на своих гостей. Не будет твердить мне о том, что пора жениться и обзавестись потомством. Но почему ему понадобилась девица именно из числа тех, кто ловит преступников?

– Потому что преступник может оказаться среди гостей? – сказал Киллиан, и это предположение ему очень не понравилось.

– Возможно, – согласился приятель. – Зная его, я уже ничему не удивлюсь. Слушай, а приезжай-ка ты тоже. Я имею право приглашать своих гостей. Помнишь, как мы кутили на каникулах?

– Помню, – невольно улыбнулся Ристон. Они с Эмрисом Торнбраном вместе учились и проводили в компании друг друга больше времени, чем с кем-либо ещё. – Только на праздники?

– Ага, как обычно. На все тринадцать ночей. Отменный эль прилагается.

– Так ты приехал, чтобы со мной посоветоваться? Или чтобы пригласить в замок? Вот хитрюга.

– Так любопытно же, что там замыслил альд Сайлас Торнбран, племянником которого мне не посчастливилось родиться! И разве тебе не хочется взглянуть на девушку, которая выбрала такую необычную работу вместо того, чтобы стать хранительницей домашнего очага? К тому же, у тебя ведь тоже нет своей семьи…

– У меня есть кузены.

– Помилуй! Они уже взрослые. Томиан наверняка проведёт праздники в столице.

Киллиан мысленно согласился с этими словами. Едва ли младший кузен приедет сюда, где ещё живы воспоминания о потерянной им возлюбленной. А что касается Аэдана… может быть, Клементина Нельсен пригласит его к себе?

У него могла быть и другая семья – жена, ребёнок. Вот только сын был бы не его, а супруга… Когда Джулиан в качестве последнего желания умирающего попросил кузена жениться на Роне, он, вероятно, не только хотел сделать своего будущего ребёнка наследником, каким не стал сам, но и в глубине души надеялся, что вынужденные супруги когда-нибудь привяжутся друг к другу и будут счастливы. Но как полюбить женщину, которая смотрит сквозь тебя? Потому как увидеть мечтает совсем другого человека…

– Ты прав, – признал Ристон, пожимая плечами. – Сомневаюсь, что Томиан приедет. Но моя работа…

– Не развалится без тебя этот город! – перебил его собеседник. – Ты тоже имеешь право на отдых! Хоть раз в год!

– Так и быть. Ты меня уговорил, – отозвался Киллиан, чувствуя себя не в силах отделаться от мысли, что той девушкой из Службы Правопорядка может оказаться Алита Дален. – Едем вместе.

Глава 2

За окнами дилижанса медленно проплывали заснеженные поля и перелески, и Алите всё больше казалось, будто она направляется в зимнюю сказку, далёкую и невероятную. Ту самую, которую рассказывают в детстве перед ярко горящим камином. А теперь самой Али предстояло стать в ней героиней.

Вот только в её истории далеко не всё будет сказочно, ведь дорога вела в место, где нужно будет стать не простой гостьей. Главная задача – помочь альду Торнбрану разоблачить человека, когда-то нарушившего закон. Потому ей придётся выполнять все поручения владельца замка, называться другой фамилией и ни на мгновение не забывать о том, для чего Алита Дален приехала в замок под именем Алиты Дольф.

Поймав на себе заинтересованный взгляд сидящего напротив тучного мужчины, Али отвернулась и сделала вид, будто засыпает. Она и в самом деле задремала под мерное покачивание, но снилось ей то же, что и наяву – искрящийся на солнце снег, полотно неширокой дороги, обитая потёртой тканью стенка, к которой Алита прислонялась головой. Спустя какое-то время, открыв глаза, девушка обнаружила, что они остановились на постоялом дворе.

Почти все попутчики уже вышли. Али поспешила за ними, запоздало вспомнив о том, что дальше тем же транспортом ехать не сможет. Непосредственно до замка ей предстояло добираться на карете, которую обещал выслать за ней альд Торнбран.

Та не заставила себя ждать. Экипаж можно было с лёгкостью отличить от других, таким роскошным он выглядел. Холёные лошади – чёрные и лохматые, блеск позолоты, кучер, который предупредительно открыл дверцу и с лёгкостью подхватил поклажу пассажирки. Вдохнув морозный воздух и покрепче запахнув пальто, Алита с удобством расположилась на мягком сиденье и приготовилась к продолжению долгого пути. Впереди ожидал замок Торнбран – цель её путешествия на север королевства.

Из окошка кареты Али смотрела на зимние пейзажи, отмечая, что, чем ближе оказывался пункт назначения, тем безлюдней становилась округа. Ни одной деревеньки, даже самой маленькой. Только лес и снег повсюду, сколько хватало взгляда. Крупные еловые лапы, кое-где небольшие тёмные проталины среди сугробов. А ещё – Алита глазам своим не поверила – самый настоящий водопад. Он не замерзал, и вода свободно струилась в окружении белого царства. Во всём чувствовалось нечто вечное и древнее, куда старше всего человечества, и это напоминало то ощущение, которое Али испытала в Бранстейне с его морем, штормами и легендами.

Когда впереди показался замок, она благоговейно замерла, разглядывая высокие стены, остроконечные башенки и стрельчатые окна. Сложно даже представить, что шедевр старинной архитектуры, такой огромный и впечатляющий, принадлежал одному человеку. На мгновение представив себя хозяйкой такого места, Алита едва не рассмеялась. Да только на то, чтобы его обойти, потребуется целый день! Невероятно… и немного жутковато. Волей-неволей вспомнишь готические романы, действие которых обычно происходило в таких же замках. С их призраками и мрачными секретами обитателей.

Покинув уютную карету, Али ступила на чистый хрустящий снежный покров и поблагодарила кучера. Тот кивнул ей на высокую дверь, которая медленно, как во сне, распахивалась. Появилась сухопарая высокая женщина, стройная и прямая, несмотря на возраст, с аккуратно убранными в пучок седыми волосами.

– Добрый день! Вы, должно быть, Алита Дольф? Хорошо добрались? – поинтересовалась та, чуть посторонившись, чтобы пропустить гостью в просторный холл замка.

– Да, всё в порядке, – отозвалась Али.

– Я – Элфрида Ламберт, экономка альда Торнбрана. Со всеми вопросами вы можете обращаться ко мне. Лорин проводит вас в комнату, ваши вещи доставят туда же.

Молодая горничная по имени Лорин поклонилась Алите и едва слышной поступью вышколенной прислуги зашагала к лестнице. Али последовала за ней, оглядываясь по сторонам. На стенах висели картины – преимущественно пейзажи, но иногда попадались и портреты. Крутые ступеньки чуть поскрипывали под ногами, деревянные перила гладко ложились под ладонь. Где-то вдали раздался звук, напоминающий чей-то короткий стон.

– Что это? – Алита вздрогнула. Лорин обернулась, на её полудетском личике промелькнула улыбка.

– Всего лишь ветер. Он всегда так шумит. Должно быть, приближается сильный снегопад.

– Насколько сильный?

– О, вы ещё увидите, какой он здесь!

Комната, в которую горничная привела Али, оказалась больше рассчитанной на несколько человек спальни в академии. Широкая кровать под балдахином, окно, за которым покачивались от ветра деревья, украшенный замысловатой резьбой туалетный столик из палисандра, которым не погнушалась бы и королева. Белые обои в цветочек делали спальню светлее.

 

– Ванная рядом, – сообщила девушка. – Вам нужна моя помощь? Может быть, чтобы распаковать вещи или переодеться?

– Нет, спасибо. Можешь идти. Все гости уже приехали?

– Пока нет, но вскорости соберутся.

Отпустив горничную, Алита обошла комнату, разглядывая каждую деталь и стараясь привыкнуть к мысли, что будет жить тут целых тринадцать дней. До конца в это не верилось. Но какая девушка не мечтает однажды оказаться в самом настоящем замке?

«Я здесь по работе!» – строго напомнила себе Али, поглаживая мягкий бархат изящной банкетки.

***

Карета следовала с одного конца королевства на другой, время от времени делая остановки на постоялых дворах. Киллиан не путешествовал так давно, что ему почти всё казалось в новинку. И долгая дорога, и сменяющиеся за окном зимние пейзажи, и обставленные по моде прошлого столетия комнаты, в которых путникам предлагали отдохнуть с дороги.

– Вино премерзкое! – пожаловался Эмрис, когда они, сделав очередной привал, сидели в обеденном зале небольшого придорожного трактира. – Но ничего, скоро мы доберёмся до замка Торнбран, а там… – с предвкушением сощурился он. – Ты не пожалеешь, что отправился со мной. Уж я-то знаю своего дядю, он не прозевает возможности пустить пыль в глаза. Таких блюд, какие готовят у него, и за столом королевы не отведаешь!

– Поверю тебе на слово, – хмыкнул Киллиан, обводя взглядом стены, оживить унылость которых не получилось даже с помощью явно намалёванных на скорую руку натюрмортов. – Ты ведь у нас бывал при дворе. А не я.

– Ты сам отказался, если я ничего не путаю, – произнёс Эмрис, сделал ещё глоток красного вина из бокала и поморщился. – Гадость! Чем они его разбавляют?

– Лучше не знать.

Ристон отодвинул в сторону пустую тарелку и задумался, не заказать ли ему чашку чая. Хотя, если он окажется такого же качества, что и здешнее вино… Внезапно выражение глаз Эмриса, сидящего лицом к двери, изменилось, приятель поднялся на ноги и зашагал навстречу кому-то, кто только что вошёл в зал.

– Глазам своим не верю! – вскричал он. Заинтригованный его поведением Киллиан обернулся. – Вы ли это?

Эмрис Торнбран галантно склонился перед молодой особой, которая смотрела на него с той снисходительностью, с какой капризные дети принимают дорогие подарки родителей. Нельзя было не признать, что незнакомка весьма хороша собой. Тёплый оттенок кожи, завитки каштановых волос, пухлые губы, напоминающие о цветущем клевере, большие тёмные глаза под прихотливо изогнутыми бровями. Девушка выглядела здоровой и полной жизни, чем разительно отличалась от большинства обитательниц королевства – бледных, анемичных и хрупких. Этим она походила на Джайну, но чем-то другим неуловимо отличалась.

– Альд Торнбран, как приятно вас здесь встретить! – Певучий голос с лёгким акцентом звенел, как колокольчик. – Представите меня вашему спутнику?

– Разумеется! – Эмрис обернулся. – Альд Киллиан Ристон, альда Флориана Эдевейн.

– Очень приятно, – проговорил Киллиан, легко пожимая протянутую ему руку в мягкой замшевой перчатке. От девушки исходил не резкий, но дурманящий запах спелой вишни с горьковатым привкусом миндаля. В столь тривиальном месте она казалась яркой бабочкой, случайно залетевшей в заставленный тоскливой пыльной мебелью дом, диковинным цветком, распустившимся на голом осеннем дереве.

– Не ожидал вас здесь встретить, – разливался соловьём Эмрис. – Вы одна? И куда направляетесь?

– Я ожидала от вас большей догадливости, альд Торнбран! Ведь я приглашена в замок вашего дядюшки, который оказался так любезен, что позаботился о том, чтобы я не скучала в праздничные дни! Полагаю, ваш путь лежит туда же?

– Именно! – подтвердил её слова собеседник.

– Я тут с камеристкой, но её укачало в дороге. Сейчас она отдыхает в комнате. Девушки в королевстве такие слабые! – пожаловалась она.

– Выходит, вы не местная? – поинтересовался Киллиан.

– Альда Эдевейн родом из одной из наших колоний, – ответил за неё Эмрис. – Я там никогда не бывал, однако слышал, что место чудеснейшее. Огромная плантация, тёплый климат, свежий бриз, белый дом с колоннами и стенами из кипариса…

– Невыносимая жара, топкие болота с хищными аллигаторами, плесень и лишайник, – добавила девушка, фыркнув. – Вы неисправимый романтик, альд Торнбран. Поживи вы у нас хоть с неделю, заговорили бы по-другому.

– Это приглашение? – тут же уцепился за сказанную собеседницей фразу Эмрис.

– Я и сама не знаю, когда вернусь домой. И вернусь ли вообще… В королевстве мне тоже нравится.

– А уж как нам нравится, что вы здесь…

Киллиан невольно улыбнулся, слушая их разговор. В искусстве непринуждённого флирта Эмрис мог бы посоревноваться с Томианом. Даже любопытно, кто вышел бы победителем.

– Может быть, вы присядете за наш столик? – предложил Эмрис.

– Если только ваш друг не станет возражать, – отозвалась Флориана Эдевейн. – Он так молчалив. Возможно, мы его утомляем своей беседой?

– Что вы, как я могу возражать? – проговорил Киллиан.

– Благодарю… Вы едете в замок Торнбран только в компании друг друга? Без семьи? – спросила она.

– Я вдовец, – ответил Ристон. – Моя семья – это мои кузены. Но у них на праздничные дни другие планы.

– Киллиан – градоправитель Бранстейна, – сообщил Флориане Эмрис. – Постоянно занят делами. Знали бы вы, каких трудов мне стоило вытащить его из дома!

– Очень интересно. Кажется, Бранстейн находится у моря? Не отказалась бы там побывать…

– Пожалуй, можно устроить…

Киллиан приподнял брови, услышав, как Эмрис едва ли не зовёт её в гости от имени Ристона. Та, похоже, совершенно не возражала. Среди жительниц королевства не так часто встречались настолько самостоятельные и независимые личности, однако, как ему приходилось слышать, женщины в колониях лишь с виду могли показаться кроткими и изнеженными. Многие из них становились полновластными хозяйками всего имущества, верховодили и железной рукой управляли большим хозяйством. В условиях тех краёв выживали сильнейшие, и от пола это не зависело.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru