Чайная магия

Светлана Казакова
Чайная магия

Глава 3

Пока Летиция вела переговоры с новым поставщиком, Стефан Альберран в тряском наёмном экипаже ехал в Службу Правопорядка. Он вспоминал недавнюю встречу с девушкой и никак не мог определиться с тем, как к ней относиться. Будучи молодым мужчиной, он, безусловно, отметил, что альда Мортон на редкость привлекательна. Не только внешне, хотя, разумеется, плавные линии её фигуры, изящные черта лица, синие глаза, которые романисты наверняка назвали бы глубокими, как море, в меру пухлые розовые губы и светлые локоны весьма отвлекали от беседы, вызывая в нём неумолимое желание всем этим любоваться. Она интересовала его и как личность, как загадка, которую отчаянно хотелось разгадать.

Кто она – Летиция Мортон? Почему так спокойно отреагировала на известие о смерти жениха? Стефан ожидал чего угодно: слёз, истерики, обморока, но никак не такого поведения, которое продемонстрировала собеседница. Как девушка из богатой семьи, не знавшая невзгод, может быть столь хладнокровна? Да, она потеряла родителей при трагических обстоятельствах, но едва ли это сделало её настолько… отстранённой… бесчувственной?

Нет-нет, чувства в ней есть! Он заметил и интерес, и проблески негодования, и даже, пожалуй, страх. Но чего боялась его подозреваемая? Неужто она в самом деле убийца? Однако… в чём её мотив?

Стефан Альберран никогда не встречался с Финнеасом Броктонвудом, пока тот был жив. Да, они жили в одном городе, но их пути не пересекались, уж к слишком разным мирам они принадлежали. Сын простого башмачника, с помощью благотворительного фонда получивший сносное образование и должность в Службе Правопорядка, и богатый молодой аристократ. У того всё складывалось блестяще – закрытая частная школа, престижный университет, помолвка. Будучи единственным сыном, он получил всё наследство рано умерших родителей и вращался в таких кругах, куда Стефан мог получить вход лишь одним способом. Явившись на допрос. И, разумеется, даже тогда смотреть на него будут сверху вниз, ведь он не альд и никогда им не станет.

А вот Летиция Мортон – альда, пусть её отец и заработал своё состояние самостоятельно, а не унаследовал его. Девушка с приданым, которого наверняка хватило бы на долгую безбедную жизнь, если не слишком роскошествовать. Девушка, в сторону которой такие парни, как он, Стефан Альберран, сотрудник Службы Правопорядка среднего ранга, даже не маг, и смотреть-то права не имел, потому что любование красотой порождает мечты завладеть ею, а кто он такой, чтобы мечтать о ней?..

Стефан вздохнул. И почему она оказалась такой прелестницей? Сложно подозревать в убийстве особу, чьи нежные ручки так и хочется прижать к губам, даже не снимая с них тонких перчаток. А ведь это его первое столь запутанное и важное дело. Если он его провалит, может распрощаться с дальнейшей карьерой.

Случившееся с Финнеасом Броктонвудом ещё не дошло до газетчиков, но скоро новость о его гибели потрясёт всё королевство. Такой молодой, богатый и родовитый мужчина. Его принимала сама королева! Если выяснится, что она к нему благоволила, всё осложнится ещё больше. Ведь её величество непременно пожелает, чтобы справедливость восторжествовала, да и сам Альберран стремился к тому же, хотя почему-то не испытывал по отношению к покойному никакой симпатии. Но тут не до личных предпочтений. Нужно расследовать дело, найти убийцу, со спокойной душой и чистой совестью отнести документы в архив, и точка.

О смерти Броктонвуда в Службу Правопорядка сообщил его приятель – некий Джером Эрделлин, белокурый молодой человек, на лице и фигуре которого уже начали отражаться пороки высшего общества, включая чревоугодие и злоупотребление горячительными напитками. Альд Эрделлин, бледный от нервного потрясения, поведал, что они с Финном – как он по-дружески называл Финнеаса – поздним вечером, почти ночью, пили у того в особняке, отмечая крупный выигрыш на скачках. Поначалу всё шло как по маслу, а затем с хозяином дома что-то произошло – сделав очередной глоток, мужчина повалился на пол. Он содрогался всем телом, выгибаясь в дугу, лицо посинело, казалось, будто его душит что-то невидимое. Мигом протрезвев, Эрделлин попытался оказать первую помощь, но, убедившись в тщетности своих усилий, выбежал прочь.

Очевидец явился в Службу Правопорядка самолично, не подумав даже о том, чтобы отправить туда слугу. Рассказав о случившемся, заявил, что не желает возвращаться в особняк Броктонвуда, однако вернуться пришлось, а вместе с ним туда отправились двое дежурных, одним из которых оказался Стефан Альберран. В обставленную с нарочитой пышностью гостиную за это время никто из прислуги не заходил, так что всё сохранилось в прежнем виде.

Джером Эрделлин, старательно избегая взгляда в сторону трупа, дрожащим пальцем указал на валяющуюся на полу бутылку, из которой хлебнул Финнеас перед тем, как упасть замертво.

– Прямо из горлышка? – удивился Стефан. Он-то ожидал от аристократов больше изысканности. На что им, в конце концов, их драгоценный фарфор и хрусталь?

– Ну… да, – пробормотал свидетель. – Понимаете, он всегда так пил. А в бутылке был его любимый напиток. По личному заказу доставлялся в королевство. Финн ни с кем им не делился.

– Так, значит, вы сами пили что-то другое?

– Я… д… да. Я пил вино. Вот оно стоит, видите?

Стефан Альберран глянул на початую бутылку красного вина, затем на бокал, на дне которого ещё оставалось несколько алых, как кровь, капель.

– Скажите, а многие ещё знали о любимом напитке вашего приятеля?

– Да все, кто с ним общался. Он не делал из этого тайны. Даже наоборот – хвалился, что может себе такое позволить.

Стефан обнаружил, что крышка у бутылки, из которой сделал свой последний глоток альд Броктонвуд, не такая же, как у винных, а завинчивающаяся. Выходит, для того, чтобы подлить яд, особых навыков не требовалось – лишь открыть и добавить. Учитывая, что покойный никого не угощал своим любимым напитком, вероятность отравить кого-то другого практически исключалась.

– А что там такое плавает? – повнимательнее приглядевшись к оставшемуся в бутылке содержимому, поинтересовался он. – Видите? Что-то жёлтое.

– Так золото же! Золотые хлопья. Вы о таком не слышали? Хотя где уж вам! Там крепчайший шнапс с корицей, в который производители добавляют немного чистого золота.

Услышав ответ, Альберран недоверчиво уставился на собеседника. Так вот что пьют богачи! Должно быть, Финнеас Броктонвуд немалую денежку отваливал за напиток, потому и не делился им ни с кем.

Дело обещало быть крайне сложным.

По логике, главным подозреваемым становился сам Эрделлин. То, что он примчался в Службу Правопорядка, никак его не оправдывало. Может, его поступок – часть хитроумного плана, чтобы себя выгородить. Но арестовывать его без должных оснований Альберран не мог. Хорош же он будет, если упрячет за решётку первого попавшегося, не начав копать дальше и не поискав других вероятных преступников.

Так нельзя. Хотя соблазнительно, конечно, но слишком просто. Да и нужно сначала выяснить, имелся ли у Джерома хоть какой-нибудь мотив убить Финнеаса. Что могли не поделить два аристократа? Или кого?

– Альд Броктонвуд встречался с женщинами? – поинтересовался Стефан, когда они переместились в находящуюся по соседству с гостиной курительную.

– Он… Ну, как все. А вообще Финн помолвлен. То есть, был помолвлен. С альдой Мортон.

– Вот как… – Теперь Альберран и сам вспомнил, что заметил ободок золотого кольца на левой руке убитого. – Только кому и когда это мешало?

– О чём вы? – уставился на него собеседник.

– Ну, как я понимаю, невеста вашего приятеля – девушка из приличной семьи. До свадьбы ни-ни. Но для того, чтобы холостяки могли развлекаться, существуют и другие дамы. Я хочу узнать, навещал ли он таковых. И, если да, то выделял ли кого-то особо.

– Финн… – замялся Джером Эрделлин. Глаза его забегали, выдавая нервозность и желание скрыть правду. Он прокашлялся, очевидно, усиленно стремясь избежать необходимости отвечать.

– Да ладно вам! – поторопил его Стефан. – Все мы грешны. Так как?

– Ладно, я скажу. Такая особа есть. Её зовут Шанталь. Фамилию не знаю. Она танцует в кабаре на площади Ардэр. У Финна даже есть фотографии с ней, – добавил Эрделлин. – На Шанталь он денег не жалел.

«Как и на своё излюбленное пойло, которое его и погубило», – подумал Альберран, а вслух сказал:

– А вам она тоже нравилась?

– Кто, Шанталь? Она красотка, каких поискать, да и танцует шикарно. Но больно уж высокие у неё запросы. Не по моему кошельку. Я не так обеспечен, как Финн… был…

– Скажите, а как вы с ним познакомились?

– Учились вместе – сначала в школе, затем и в университете. А мы непременно должны говорить… здесь? Как подумаю, что он так и лежит за стеной…

– Хорошо, заеду к вам завтра. Попрошу вас написать свой домашний адрес и обещание не покидать столицу, пока не получите разрешение. До встречи, а пока можете быть свободны!

Собеседник перечить не стал и с готовностью выполнил требуемое. В качестве свидетелей выступили Стефан и его коллега, второй дежурный по имени Бертран. Когда альд Эрделлин удалился, тот заглянул в гостиную и вздохнул, бросив взгляд на распластавшееся на полу тело:

– Надо же, даже богачей убивают!

– И как убивают! – добавил Альберран. – Надеюсь, удастся выяснить, что это за яд. Если какой-нибудь редкий…

– Вот-вот! – закивал Бертран. – То ли дело народ из бедных кварталов! Там или поножовщина, или жена мужа сковородкой пришибёт!

– Кстати, о жене… Надо бы нам пообщаться с невестой убитого. Зуб даю, она не в курсе о Шанталь и его похождениях.

И она действительно оказалась не в курсе. Стефан вспомнил, как изумлённо распахнулись глаза Летиции Мортон, а красивые губы брезгливо изогнулись, когда он продемонстрировал ей фотографию с Финнеасом и Шанталь. Фотография, кстати говоря, нашлась в кармане покойника. Неужели невеста действительно ожидала от Броктонвуда порядочности и безукоризненности во всём? Впрочем, она верно сказала – молодым альдам, в самом деле, не положено знать о существовании танцовщиц кабаре и прочих не отягощённых моралью особ, за звонкую монету исполняющих все пикантные прихоти чужих женихов и мужей.

 

Однако обручённая с Финнеасом девушка оказалась необычной. Она не только окончила магическую академию, но и продолжала вести оставленное ей в наследство дело, распоряжалась финансами, управляла персоналом и неплохо со всем этим справлялась. Её способности к работе, которая в обществе считалась слишком сложной для женского ума, поражали воображение Стефана Альберрана не меньше, чем её длинные ресницы.

Летиция, Летиция… Видят высшие силы, он не хотел, чтобы обнаружилось, что она и являлась убийцей. Но что-то в её поведении настораживало. Реакция на новость о том, что случилось с её женихом, то, как она старалась взвешивать каждое слово. Летиция Мортон явно что-то скрывала.

Стефан подумал об их следующей скорой встрече, назначенной ей, и внезапно напомнил себе юношу, с нетерпением ожидающего свидания. До чего же непрофессионально! Он любыми путями должен сохранять хладнокровие, несмотря на её ум, красоту и непредсказуемость. А ещё – помнить своё место. Помнить, что такие девушки – не для него.

Как, впрочем, и Шанталь, хотя там проблема была бы несколько в другом. Но повидаться с ней нужно. Вечером в кабаре.

Глава 4

Умница Говард распорядился, чтобы чай князю подали по обычаю его родины – сваренный с молоком и специями. Самой Летиции он казался чересчур сладким, но просить принести ей другой она не стала. Это могло быть расценено как прямое оскорбление.

Рохану Чаудхари напиток угодил. Мужчина сделал глоток и прижмурился, как большой довольный кот. С облегчением выдохнув, Летти тоже отхлебнула немного пряно пахнущего чая и скосила взгляд на лежащие на столе бумаги. Князь подписал их, не став менять ни одно условие из тех, на которых строилось сотрудничество с прежним поставщиком из Хинду. Не изменилась ни цена, ни ассортимент, к которому покупатели уже привыкли.

Следовало бы порадоваться столь удачно заключённой сделке, но у Летиции не получалось. Не давали покоя тревожные мысли о смерти Финнеаса, о том, как скоро о случившемся узнает из газет всё королевство, о новом визите Стефана Альберрана. Несмотря на его молодость и щеголеватый вид, легкомысленностью тот, похоже не отличался и готов был вцепиться в дело об убийстве, как бульдог. Должно быть, Летти казалась ему подходящей подозреваемой. Слишком независимая, слишком спокойно отреагировавшая на то, что заставило бы любую другую девушку упасть в обморок.

Он придёт снова… и снова. Будет расспрашивать, копаться в её прошлом, которое самой Летиции хотелось убрать в шкатулку и спрятать куда-нибудь подальше. Интересно, кого ещё Служба Правопорядка заподозрила в убийстве? Кому альд Броктонвуд успел так сильно насолить? Для кого его преждевременная смерть могла представлять выгоду? Любопытно, оставил ли он завещание? Если нет, то всё его имущество, включая особняк, должны получить дальние родственники.

Завещания, кстати говоря, не имелось и у самой Летти.

– Вы меня совсем не слушаете, – заметил князь Чаудхари, изогнув в улыбке чересчур красивые для мужчины губы.

– Простите! – спохватилась она, осознав, что действительно слишком уж глубоко погрузилась в собственные размышления. Как невежливо по отношению к собеседнику! И чай остывает… А навязчивая его сладость вдруг показалась почти горькой, как будто переложили жгучего перца. – Вы говорили о…

– О приёме, на котором хотел бы видеть вас.

– Приёме? – растерялась Летиция, совершенно упустившая нить разговора.

– Прошу меня извинить, кажется, я не так выразился. Это будет не совсём приём. Просто хочу собрать у себя друзей, знакомых. Я не первый раз приезжаю в королевство, так что успел ими обзавестись. Мне бы очень хотелось, чтобы вы тоже пришли, альда Мортон.

Летти молчала, обдумывая. Отказываться от приглашения некрасиво. Деловых партнёров следует уважать. Но имеет ли она право ходить в гости, когда её жених убит? Да ещё и в дом к молодому мужчине…

– Не подумайте ничего плохого, у меня там будут вполне приличные люди, включая семейные пары, – добавил собеседник, и в его тёмных глазах заплясали лукавые смешинки. – Или вы посчитали, будто я решил заманить вас к себе под таким предлогом, чтобы скомпрометировать? Могу заранее показать список приглашённых, наверняка вы увидите там знакомые фамилии.

– Я ничего такого не подумала, – заверила его Летиция, чувствуя, что невольно краснеет. Кажется, вводить девушек в смущение князь научился значительно раньше, чем разговаривать на языке королевства. – Я постараюсь прийти.

– Вот и славно, альда Мортон. Уверяю вас, вы не пожалеете. Повар у меня тоже из Хинду, и он отменно готовит карри.

Когда Рохан Чаудхари, распрощавшись, ушёл, Летти тоже покинула кабинет и заглянула в общий зал. Здесь было уютно. Никакой помпезности, никакой показной роскоши, дабы пустить пыль в глаза посетителям. Светлые стены, которые украшали картины современных художников – исключительно пейзажи в тёплых тонах, они в самый пасмурный день, коих так удручающе много в столице, радовали глаз, напоминая о жарком солнце, ласковом море и летних рассветах в лесу. Деревянная мебель, тоже светлая, как и скатерти на столах. В витрине за стеклом свежие лакомства к чаю: круглобокие яблоки в сладкой глазури, затейливые фигурки из марципана, румяные булочки и всевозможные печенья. В чайной пахло корицей – волнующе, но не слишком сильно, в самый раз для того, чтобы разжечь аппетит.

Помимо общего зала, имелись также две отдельные маленькие комнатки для тех, кто желал почаёвничать и поесть сладкое в уединении. Сейчас они пустовали. Но Летиция знала, что ненадолго.

Обнаружив хмурое лицо стоящей за витриной Доркас, Летти тоже насторожилась. Эта приятная женщина средних лет с дородной фигурой и круглым смугловатым лицом работала в «Чае и сладостях» уже давно. Обычно она всегда пребывала в отличном настроении и щедро делилась улыбками с посетителями.

– Что-то случилось? – требовательно спросила у неё Летиция.

– Всё нормально, альда Мортон, – пробормотала Доркас, отводя взгляд.

– Не верю, – не стала церемониться Летти. – Когда всё нормально, ты ведёшь себя иначе. Неужели… кто-то уже рассказал?

– О чём? – уставилась на неё Доркас.

– О том, что альд Финнеас Броктонвуд найден убитым.

– Да что вы такое говорите?! Ваш жених? Да как же эдакое могло случиться? – запричитала собеседница, и Летиция поняла, что никто ей ничего не говорил, а, следовательно, озабоченный вид работницы чайной имел другое объяснение.

– Так же, как случается всё остальное, – вздохнула Летти. – Похоже, в прессе новость ещё не вышла, но скоро наверняка появится. Если к тебе будут цепляться ушлые газетчики и прочие любопытные, молчи, поняла?

– Конечно-конечно, альда Мортон! Буду нема, как могила! Ох, простите, я не это хотела сказать!

Летиция со вздохом коснулась мягкой руки Доркас и тут услышала звон колокольчика над дверью, извещающий о том, что кто-то пришёл. Обернувшись, наткнулась взглядом на приятеля Финнеаса Джерома Эрделлина. И с чего бы его сюда принесло? Никогда он не был поклонником чая. Альд Эрделлин, как и сам Броктонвуд, предпочитал совсем другие напитки.

– Я к вам, альда Мортон! – известил он, подойдя ближе и даже не пожелав доброго дня. Впрочем, и верно. С чего бы ему быть добрым? – Мы можем поговорить? Это очень важно!

Вести его в свой кабинет Летти не хотелось, так что она указала ему в сторону отделённой полупрозрачной дверью комнатки для чаепития.

– Хорошо, альд Эрделлин, пройдите туда. Хотите чего-нибудь? За счёт заведения.

– Тогда чая покрепче, будьте добры.

Летиция кивнула жадно прислушивающейся к разговору Доркас и последовала за визитёром.

– О чём вы хотели со мной поговорить? – осведомилась она, заняв место за столом напротив.

– Вы так прямолинейны! Сразу видно деловую женщину! – хмыкнул он, потирая пухлый подбородок, на котором алел свежий порез от бритвы. – Вы же не станете делать вид, будто не знаете о том, что произошло с Финном?

– Подробности мне пока не сообщили, – отозвалась Летти. Джером Эрделлин никогда ей не нравился. Сейчас он казался нервным, его маленькие глазки лихорадочно бегали по сторонам, а руки то сжимались, то разжимались, точно он совершал эти движения непроизвольно. – Однако мне известно, что он убит. Господин Альберран навещал меня этим утром.

– Альберран! А он вам не сказал, что я был с вашим женихом, когда всё случилось? Это я доложил о его смерти в Службу Правопорядка! – запальчиво произнёс Джером и придвинул к себе чашку, которую не замедлила принести Доркас. Она сразу же вышла, но бросила на хозяйку сочувствующий взгляд, словно хотела показать – будь её воля, та бы выплеснула поданный чай на незваного гостя. Или положила бы туда соль вместо сахара. Летиция невесело улыбнулась ей, выражая свою солидарность.

– Мужественный поступок, альд Эрделлин. Несомненно, Финнеас был бы вам за него признателен. Но чего вы хотите от меня?

– Разве не ясно? Я знаю вашу грязную тайну, альда Мортон. Вашу и Финна! И, если вы не хотите, чтобы она вышла на свет… Я могу ославить вас на всю столицу. Вы ведь не сможете выйти замуж… никогда… У вас и без того мало шансов теперь, когда он убит, а так и вовсе не останется. Подумайте на досуге над моими словами… и, не сомневайтесь, я не шучу.

– Так вам нужны деньги? – поморщилась Летти. К горлу подступила тошнота. – А взамен вы всего лишь станет молчать или поделитесь чем-то, что сможет пролить свет на произошедшее убийство?

То, что она останется старой девой, Летицию не слишком-то волновало. Но окончательно испорченная репутация могла ударить по чайной империи. Как и подозрения в её адрес, если настоящего преступника не найдут. Кто захочет покупать чай у отравительницы? Только самые отчаянные люди – вроде тех, что, посещая Ямато, угощаются ядовитой рыбой.

Ох, отец, как же ты мог так ошибиться в выборе жениха для дочери? Хотя кто же знал… На людях альд Финнеас Броктонвуд своих пороков не демонстрировал, родительское наследство не промотал, а родословная у него была не хуже, чем у его охотничьих собак.

– Об убийстве я ничего не знаю! – раздражённо буркнул Эрделлин.

– Как же ничего, если утверждаете, что находились на месте преступления? – вздёрнула брови Летти. Хладнокровие едва ей не изменило, и она порадовалась тому, что низкий край скатерти позволяет спрятать от собеседника дрожащие пальцы. – Может, вам и про мою тайну совершенно ничего не известно? И вы лишь бахвалитесь понапрасну. У нас в академии про такое, помнится, говорили «Слышал звон, да не знает, где он».

– Чушь! – вспыхнул приятель Финнеаса. – Я не вру! Я собственными глазами видел, как он упал и задёргался. Даже попытался ему помочь, да поздно. Но яд подлили в бутылку до того, наверное, пока мы ещё не вернулись со скачек. Надо у слуг спрашивать, кого они впускали в дом. Хотя может быть и так, что всё случилось ещё раньше, и тот просто ждал своего часа. Или бутылку подменили. Тут уж пусть Альберран выясняет, что да как, это его дело. А я, если б знал, что такое произойдёт, уж точно не стал бы нынешней ночью пить в компании Финна.

«Так, значит, отраву добавили в бутылку, – подумала Летиция. – Наверняка того крепкого напитка, которым вечно хвалился Броктонвуд. Дескать, чистое золото».

Она могла понять, почему Служба Правопорядка заподозрила её. Не только по причине того, что они с убитым были помолвлены, но и потому, что яд издавна считался женским оружием. Бытовало мнение, что его выбирали те, у кого не хватало сил на то, чтобы воспользоваться ножом, пистолетом или, к примеру, задушить. А ещё такое убийство позволяло держаться на расстоянии и заблаговременно обзавестись алиби, а то и сбежать от возможного преследования служителей закона. Пожалуй, если бы Летти действительно решилась убить Финнеаса, она бы так и сделала.

Но сейчас побег будет равносилен тому, чтобы сознаться в убийстве. А признаваться в том, чего она не совершала, Летиции не хотелось. Вот только появление Джерома Эрделлина, этого мерзкого шантажиста, осложнило всё ещё больше.

– А знаете вы, что господин Альберран подозревает меня? – спросила она. – Не боитесь, что я вас тоже убью? – Летти кивнула на чашку в руках мужчины, и тот в испуге разжал пальцы. Крепкий чёрный чай растёкся по скатерти, оставляя некрасивые пятна. Эрделлин выругался – очевидно, горячая жидкость попала и на его колени.

Летиция поднялась с места, гордо выпрямившись.

– Изложите ваши требования в письменном виде. Вы ведь знаете, у нас, представительниц слабого пола, не такая хорошая память. Могу позабыть, сколько вам нужно, если назовёте сумму в устной форме.

 
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru