Владимир и Суздаль

Светлана Ермакова
Владимир и Суздаль

© Ермакова С.О, 2005

© ООО «Издательский дом «Вече», 2008

* * *

Введение

 
Метель и листья. С колокольни
Смотрю на золото листвы.
И еле виден мир окольный
Из помутневшей синевы.
А глянет солнце – мир окрестный
Просторней, чище и видней.
И ближе берег неизвестный,
И даль прозрачней и синей.
Под первым злым, колючим снегом
Дрожит озябшая земля –
Зима жестоким печенегом
Пришла на мирные поля.
Но на ополье возле Нерли,
Где каждый храм к реке приник,
Кресты и шпили не померкли,
Как грани русских ратных пик.
 
Анатолий Жигулин

История русского государства началась с Киевской Руси. Славные подвиги предков отражены в сказаниях и легендах, в древних рукописях и в каменной летописи сохранившихся с тех времен памятников архитектуры.

В начале XI в. великому князю киевскому Владимиру Мономаху (1053–1125) удалось объединить соперничавших между собой русских князей для отражения разорительных набегов половцев. Но после смерти Мономаха страна вновь оказалась раздробленной, поскольку на Руси по-прежнему сохранялся лествичный принцип престолонаследия, согласно которому главный великокняжеский киевский престол передавался не прямому наследнику умершего князя, а старшему по возрасту в роду Рюриковичей. Однако далеко не все князья были согласны ждать своего срока – у одного Мономаха было восемь сыновей, и если кто-то из них при жизни не занял бы киевский престол, то все его потомки в будущем выпадали из очереди претендентов на великое княжение. Князья постоянно ссорились между собой за власть над Киевом, сильнейшие стремились захватить власть вне очереди. Если при этом учесть, что во главе страны по закону стоял не один человек, а сразу весь род Рюриковичей, и по этой причине никто из князей, кроме великого князя киевского, не имел своего постоянного княжества, но каждый в любое время мог быть назначен киевским князем править в любое иное русское княжество, то можно представить, какая чехарда и свара за более прибыльную вотчину шла между потомками Рюрика.

На заре XII столетия, далеко к северу от Киева на берегу реки Клязьмы, возник небольшой городок Владимир – будущий центр русской государственности. Андрей Боголюбский (1110–1174) – великий князь Владимирский, Ростовский и Суздальский, сын великого князя киевского Юрия Долгорукого – попытался сделать Владимир новой столицей Руси. Целью его правления стало единовластие, полное подчинение ему всех удельных княжеств. То было начало нового этапа в развитии русского государства, названного историками Владимиро-Суздальской Русью.

Андрей Боголюбский сделал очень многое для становления новой столицы. Он украсил Владимир каменными палатами и храмами. Русские зодчие в своей работе опирались на те традиции архитектуры, которые сложились при строительстве лучших каменных творений Киевской Руси.

Позднее Владимиру и Суздалю с лихвой досталось от монголо-татарских захватчиков. Эти города долгие столетия делили со страной тяжелый гнет монгольского ига.

Именно на Владимирской земле зародилась будущая столица Русского государства – Москва, ставшая центром народной борьбы с монголо-татарской неволей. В московских постройках нашли отражение лучшие традиции владимирских и суздальских мастеров, основанные на многовековой преемственности культуры русского народа.

Искусство Древней Руси в первую очередь выразилось в строительстве церквей и храмов, их отделке и росписи. На протяжении 700 лет строились каменные храмы, украшенные резьбой и мозаикой, живописью и ювелирной утварью. Создателями этой красоты были замечательные русские мастера, вложившие в свои творения всю силу таланта, вдохновение и дорогие народу мечты о счастливой жизни. Именно в этом залог немеркнущей красоты этих произведений искусства, их непреходящая ценность для России.

В данной книге читатели ознакомятся с историей создания наиболее значительных памятников архитектуры, живописи и прикладного искусства, которые хранит Владимиро-Суздальская земля. Старинные предания и речения древних летописцев помогут воображению создать образы великих князей, стоявших у истоков русской государственности.

Шум дубрав и хвойных лесов над раздольными изгибами рек, майский черемуховый «снег», пламенеющие сентябрьские осинки, голубые полотна цветущего льна, розоватые поля душистого клевера, волны золотых колосьев – такова Владимиро-Суздальская земля.

Более тысячи лет назад поселились здесь первые славянские племена. В тишину дремучих лесов ворвался стук топоров; вздрагивала земля от ударов падающих сосен, над полями неслись черные клубы дыма. Славянские городища вставали по берегам хрустально чистых рек.

От того времени остались лишь названия лесных урочищ, рек и озер. Смысл некоторых из них потерян, но ясно одно: землю славяне завоевывали сохой, а не мечом. Именно оттуда, из глубокой древности тянется крепкая нить преемственности поколений.

Проходили столетия, менялись орудия труда, человеческие отношения, а жизнь продолжала бурлить там, где далекие предки заложили первые города, ставшие за свою многовековую историю настоящими сокровищницами древнерусского искусства.

Язык древних зодчих доступен каждому, потому что талантливые мастера, прикоснувшись натруженными руками к простым камням и вложив в них частицу своей души, вдохнули в эти камни жизнь и сотворили из них бессмертную каменную сказку.

Может быть, с помощью книги читатели проникнутся большим уважением к прошлому своего народа, захотят проехать по бескрайним просторам Владимиро-Суздальской земли и полюбят ее всем сердцем.

Автор сердечно благодарит фотографа Павла Егорова, работы которого использованы в оформлении книги.

Глава I
Владимир

Древние русичи умели выбирать место для поселений. Владимир занимает высокое плато на берегу реки Клязьмы. Город окружен живописными пойменными лугами и синеющими до горизонта лесами. Люди селились в этих местах еще в I в. В результате археологических раскопок в районе Успенского собора было доказано, что на заре нашей эры здесь был поселок, основанный финно-угорским племенем.

Славяне появились в этих местах только в X–XI вв. Место для поселения привлекло смоленских кривичей и новгородских словен своей естественной неприступностью благодаря высоте мыса, возвышавшегося над рекой, и изрезанным берегам полноводной Клязьмы. Кроме того, река, впадая в Волгу, связывала эти земли с древними торговыми путями Восточной Европы.

Залесский край, как называли в Киеве Ростово-Суздальскую землю, изобиловал естественными богатствами: рыбой, пушным зверем, плодородными почвами. Дружинники великого князя собирали богатую дань. Сам Владимир Мономах не раз приезжал сюда, чтобы позаботиться об укреплении границ отдаленной северной вотчины.

Киевские князья сразу обратили внимание и на оборонительное значение высокого берега Клязьмы. Поэтому небольшой торговый поселок очень скоро превратился в могучую крепость, основателем которой стал Владимир Мономах. В честь него и был назван новый город. Год основания крепости – 1108‑й – стал датой рождения города Владимира.

История создания столицы Владимиро-Суздальской Руси

Событие, произошедшее на берегах Клязьмы в лето 6616‑е, а по современному летоисчислению – в 1108 г., было отмечено в летописи: «Того же лета свершен был град Владимир Залешьский Владимером Мономахом, и созда в нем церковь камену святого Спаса». Об основателе Владимира-на-Клязьме современным исследователям известно не так много. Все сведения получены в основном из древних летописей, где порой образы великих князей бывают весьма приукрашены. Тем не менее читателям будет интересно узнать о личности одного из величайших людей Древней Руси.

Великий князь Владимир Всеволодович Мономах

Интересна история прихода Владимира Мономаха на киевский престол. Киевляне назвали Владимира Всеволодовича Мономаха достойнейшим из русских князей и после смерти великого князя киевского Святополка II Изяславича (1050–1113) призвали его править государством. Но Владимир почему-то сначала отказался от чести великокняжения.

В Киеве начались волнения, потому что его жители не желали другого князя. Множество домов в столице было разграблено, и бояре, испугавшись беспорядков, вновь призвали Мономаха занять киевский престол. Когда Мономах въезжал в город, на улицах царила всеобщая радость.

Достойным началом княжения Мономаха стало перенесение 2 мая 1115 г. святых мощей Бориса и Глеба, сыновей великого князя Владимира Красное Солнышко (960–1015), из полуразрушенной деревянной церкви в новый каменный храм в Вышгороде. Это событие имело для русского народа огромное значение.

Отдых великого князя Владимира Мономаха после охоты. Художник В. М. Васнецов


Мономах хотел прекратить кровопролития и старался сделать все возможное для спокойствия государства. Встав во главе войска, Мономах прогнал с Русской земли племена печенегов и торков, кочевавших возле Переяславля и доставлявших много хлопот жителям.

Сыновья Мономаха тоже одержали ряд славных побед на благо родной земли. Военные удачи Мономаха и его детей принесли ему мировую славу. От одного имени Мономаха трепетала даже Византия. Великий князь отправил туда своего сына Мстислава Великого (1076–1132) с огромным войском.

Византийский император Алексей I Комнин (ок. 1048–1118) после стремительного похода Мстислава на Фракию прислал в Киев дары: крест из животворящего дерева, сердоликовую чашу Августа-кесаря, золотую цепь, венец и бармы Константина Мономаха, приходящегося дедом великому князю. Дары привез митрополит Эфесский, повенчавший Мономаха императорским венцом в Киевском соборном храме и провозгласивший Мономаха русским царем.

 

С той поры шапка Мономаха, цепь, скипетр и бармы до 1917 г. были непременными атрибутами при венчании русских властителей и стали символом царской власти. Согласно древнему преданию, Мономах незадолго до смерти передал венец, скипетр, цепь и бармы сыну Юрию (Долгорукому) и «велел хранить их как зеницу ока и передавать из рода в род без употребления до тех пор, пока Бог не умилостивится над бедной Русью и не воздвигнет в ней истинного самодержца, достойного украситься знаками могущества».


Шапка Мономаха


В период с 1116 по 1123 г. Владимиру Мономаху удавалось с успехом отражать нападения внешних врагов, но немало хлопот создавали ему русские князья, их постоянные междоусобицы. Чтобы прекратить их, Мономаху не раз приходилось применять силу.

Владимир вместе с сыном Ярополком (1082–1139) подчинил города Оршу, Вячеславль, Копыс, осаждал Минск. Когда в Новгороде вспыхнул мятеж, Мономах приказал знатным новгородским боярам прибыть в Киев и принародно присягнуть в верности великому князю. Те, кто отказались от присяги, были заточены в темницу. Остальных отпустили домой, и они повсюду рассказывали, что великий князь Владимир Мономах – самый мудрый и справедливый, что он никогда не оставит виновных без наказания.

Покорением Минска и Владимира, руководствуясь справедливостью, великий князь сумел укрепить свою власть внутри государства.

Мономах был очень чувствительным и набожным человеком. По свидетельству летописца, князь не мог сдержать слез, когда молился Богу за свой народ, за отечество.

Свою кончину Мономах тоже встретил в молитвах к Всевышнему. Умер Владимир Всеволодович Мономах 19 мая 1125 г. на семьдесят третьем году жизни.

В одной из летописей исследователи обнаружили «Поучение» Владимира Мономаха своим пятерым сыновьям. Каждая фраза этого великого произведения справедлива, точна и мудра. Все написанное Мономахом может служить примером для завета любящих родителей детям во все времена. Основная мысль, которой пронизано все послание: главное – это добро в жизни! Кроме того, в «Поучении» сыновьям Мономах подвел итог всем свершенным им деяниям, в том числе и военным победам: он совершил 83 военных похода; заключил 19 мирных договоров с половецкими ханами.

Русь за 13 лет правления Мономаха была избавлена от междоусобиц и разбогатела благодаря развитию скотоводства и земледелия, торговли и ремесел, добыче рыбы, воска, меда, меха. Все земли были объединены в мощное государство, отражены нападения внешних врагов.

Именно при Мономахе был построен мост через Днепр, а на берегах Клязьмы основан город, который вначале получил название Владимира Залесского.

Основание Владимира-на-Клязьме

Первые десятилетия своего существования Владимир был пригородом богатых русских городов Ростова и Суздаля. Ростовские бояре отзывались о городке презрительно, называя его городом псарей.

Границы города-крепости были определены самой природой: крутые северные склоны спускались в долину речки Лыбеди, на юге естественным рубежом был обрывистый берег Клязьмы, на западе и востоке доступ врагу был затруднен множеством глубоких оврагов, соединенных искусственным рвом, отрезавшим город от плато.

Крепость по всему периметру окружали огромные земляные валы, на гребне которых были выстроены деревянные стены. Общая длина земляного вала составляла почти 3 км. На самом высоком месте новой крепости по приказу Мономаха была выстроена каменная церковь Спаса. Территория крепости и стала центром будущей столицы Руси.

В 1149 г., после продолжительной и кровавой борьбы с братьями[1] на киевский престол ненадолго вступил младший из них – Юрий Долгорукий. Именно он понял, что Киев уже утратил свое значение столицы, а северные города стали разрастаться и богатеть.


Юрий Долгорукий


По приказу великого князя на северо-западных окраинах Руси развернулось строительство новых городов. Были основаны Юрьев-Польский, Дмитров, Звенигород, Городец Мещерский (ныне Касимов), Коснятин, Кидекша. Начал отстраиваться первый Московский Кремль. А во Владимире возвели новые княжеские палаты с белокаменной церковью. Они расположились к югу от крепости Владимира Мономаха.

Население города к этому времени сильно увеличилось. Долгорукий способствовал переселению людей из южных областей, предоставляя им льготы и земельные наделы. Среди жителей Владимира были выходцы из Приднепровья, Киева и других южных городов.

О тех далеких временах напоминают названия городов и рек: Ирпень, Лыбедь, Почайна, Переяславль, Стародуб, Галич, Звенигород, Трубеж. Быстрый рост города и его населения, богатство и важное оборонительное значение стали определяющими предпосылками для превращения Владимира в столицу Северной Руси.

После смерти отца Андрей Юрьевич Боголюбский, не желая садиться на киевский престол, правил государством из Владимира.

В 1158–1165 гг. в городе развернулось грандиозное строительство. Все незащищенные участки разросшегося города были охвачены поясами новых крепостных валов. В западной части Владимира было четыре надвратные башни. Волжские ворота выходили на клязьминскую пристань, Иринины и Медные были построены перед спусками в овраги и были деревянными, белокаменные Золотые ворота стояли на продольной оси Владимира и открывали путь на юг.

Рядом с Золотыми воротами князь Андрей построил новый княжеский двор с белокаменной церковью Спаса. На юго-западе Владимира вырос грандиозный Успенский собор. Вся западная часть города была заселена, таким образом, князьями и боярами.

Посадская часть Владимира располагалась в восточном треугольнике, прикрытом валами и крепостными стенами. Именно там, недалеко от моста через Лыбедь, были выстроены вторые белокаменные ворота – Серебряные. Дорога, на которую они выводили, вела к Боголюбову и Суздалю.

После трагической кончины Андрея Боголюбского на владимирском престоле воцарился его брат, Всеволод Юрьевич. При нем происходило дальнейшее усиление великокняжеской власти, что привело к волнениям среди горожан и народным восстаниям. Княжеский двор переселился в Средний город (часть города, основанная еще Мономахом) вместе с епископским двором.

Вскоре здесь был построен новый роскошный княжеский дворец и белокаменный Дмитриевский собор (1194–1196). Все это было обнесено крепкой каменной стеной и получило название «детинец» (крепость в крепости). Стена преграждала путь восставшим горожанам и давала возможность успешно обороняться.

К тому времени Успенский собор, сильно пострадавший от пожара 1185 г., был отремонтирован и обнесен новыми, более мощными стенами, а на юго-восточном углу Среднего города закончилось строительство Рождественского монастыря с белокаменным собором в центре.

В северной части Среднего города преемник Всеволода III князь Константин выстроил в 1218 г. небольшую церковь Воздвиженья, а княгиня Мария создала женский Княгинин монастырь. По свидетельству летописца, во время большого пожара 1185 г. во Владимире сгорело 32 храма и большое количество деревянных домов, как купеческих, так и лачуг бедноты.

Таким образом, к концу XIII в. Владимир представлял собой живописное зрелище. Особенно красив был город со стороны южного фасада, обращенного к Клязьме. Через ширь пойм и лесов к Владимиру шла дорога из Мурома, и с нее город был виден во всей своей протяженности, напоминая своим величием панораму Киева над Днепром.

На западном холме стояли церковь Николы и Вознесенский монастырь. С южного угла спускалась к оврагу крепостная стена, а от Волжских ворот она вновь поднималась к углу Среднего города. За стеной утопали в зелени садов жилые дома владимирцев, а прямо над ними, по высокому краю плато, возвышались княжеские терема с храмами Георгия и Спаса.

В центре всей панорамы возвышался Успенский собор, а по его сторонам были видны Дмитриевский и Рождественский соборы. Глядя на них, казалось, что и все пространство за ними тоже заполнено красивыми белокаменными зданиями.

От вершины купола Успенского собора Владимир медленно понижался к Ветшаному городу, дробный силуэт которого создавали шатры крепостных башен и верхи деревянных храмов.

Особенно сказочным Владимир казался в предрассветный час, когда городские высоты тонули в клубах утреннего тумана, а пламенеющие в первых лучах солнца купола соборов кажутся фантастическими видениями. Все это было результатом творческого гения владимирских зодчих.

Во второй половине XII в. культура Владимирской Руси переживала расцвет. Появились признанные мастера в области архитектуры, талантливые живописцы, возникла благодатная почва для оживленной литературной деятельности.

При Успенском соборе велась летописная работа. В записях того времени сохранилось множество свидетельств стойкости и патриотизма владимирцев в борьбе за город и Русскую землю. В летопись включено несколько сказаний о чудесах, связанных с иконой Владимирской Божией Матери, а также подробное описание гибели Андрея Боголюбского.

Этот великий князь сыграл огромную роль в становлении будущей столицы Руси. История его княжения заслуживает отдельного рассказа.

1Необходимо отметить, что в княжеских междоусобицах не считались только с кровью смердов. Убийство кого-либо из рода Рюриковичей рассматривалось как тяжелейшие преступление, и если кто-то из князей погибал в пылу сражения, то оплакивали покойного равно обе враждующие стороны. Первый, кто покусился в начале XI в. на своих сводных братьев, князь Святополк Владимирович Окаянный (980–1018), был проклят всей Русью, а жертвы его злодеяний князья Борис и Глеб стали первыми канонизированными святыми нашего народа.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru