Богатые тоже мёрзнут

Стелла Грей
Богатые тоже мёрзнут

Глава 2

Данила Ворошилов

Я впервые за долгое время не мог сосредоточиться на работе. Напротив практически навытяжку стоял один из менеджеров и докладывал о результатах, а у меня в голове было что угодно, кроме выкупа океанариума и нового клуба.

А если конкретно, то в нем была вчерашняя морская нимфа, которая сначала патокой растекалась в моих объятиях, а после сбежала. Просочилась, как вода сквозь пальцы, оставив после себя лишь неудовлетворенное желание и… недоумение. Что за, мать его, Гоша?! Какой вообще может быть Гоша в голове у бабы, когда я раскладываю ее на диванчике и практически стаскиваю платье?

– Таким образом, смета расходов на переделывание океанариума составит… – продолжал бормотать менеджер, все еще не теряя надежды донести до меня информацию.

– Отлично. – Я жестом прервал его отчет и сказал: – Оставь бумаги на столе, после дополнительно ознакомлюсь. Можешь быть свободен.

Оставшись наедине с самим собой, я сначала поморщился и помассировал виски. Все же в моем относительно молодом возрасте возлияния, по всей видимости, не остаются без последствий. Неужели и правда старею?

Потянувшись к хрустальному графину, я наполнил стакан водой и сначала приложил его ко лбу, а после почти залпом выпил.

Ладно, пора заканчивать прокрастинировать и начать заниматься делом.

Во-первых, из-за выверта дорогой невесты у меня срываются некоторые договоренности с ее папашей. И это паршиво. Придется искать другие пути решения проблем, а жаль. В наше время очень ценны родственники, которые могут договориться с государственной властью.

В свете того, что я собираюсь расформировать океанариум и организовать там очередное модное тусовочное местечко, нужно что-то думать. И так уже пришлось затыкать парочку журналюг, которые, несмотря ни на что, пронюхали о выкупе здания.

Ну и, во-вторых, сейчас нужно будет снова решать проблему с сексом. Как и любой мужик, вышедший из возраста «люблю все, что движется», я оценил преимущества постоянной партнерши. С моими аппетитами нужно каждый вечер цеплять новую цыпочку, на что просто нет времени, да и существуют немалые риски, что барышня окажется разновидности «бревно обыкновенное». Или необыкновенное и крайне истеричное.

Несмотря на легкую головную боль, при мысли о сексе, как всегда, шевельнулся член в штанах, я с тоской покосился на ширинку и утешил братана:

– Не переживай, найдем мы нашу нимфу.

В конце концов, город маленький, а банковский счет у меня большой.

Хочу ту девочку. С нежной кожей, тихим смехом и упругой грудью, что идеально ложилась в ладонь. Можно, конечно, забыть и забить, но зачем? Жизнь коротка, и я предпочитал баловать себя выполнением своих же желаний.

Эти мысли настолько подняли мне настроение, что даже прогнали мигрень. Я потянулся к оставленным помощником бумагам и бегло пролистал их. Задумчиво пожевал губу и понял, что пока мы делим шкуру неубитого моржа. Или кто у них там живет в океанариуме?

Время идет, а старушенция, которая обещала решить все проблемы, до сих пор не позвонила.

А съезжу-ка я на объект. Еще раз осмотрю его лично, да и просто побеседую: спрошу, где результат за те немалые деньги, что она получила.

Я вышел из кабинета, располагающегося на четвертом этаже «Зевса», отдал несколько распоряжений и сел в машину. Можно, конечно, было бы поехать с водителем, но сегодня мне хотелось самому ощущать дорогу под колесами.

Выехав за ворота клуба, я выжал газ на допустимый максимум и полетел по трассе к городу.

Быть может, квартиру купить? Впрочем, зачем она мне? Долгие годы моим детищем, в котором я проводил все свободное время, был именно загородный клуб. Все началось с рыбалки и охоты для привилегированных граждан, а со временем разрослось до статусного места, в котором проводятся вечеринки «Для тех, кому за миллион».

Впрочем, в связи с расширением мне может потребоваться чаще бывать в городе.

Дорога заняла совсем немного времени. Я припарковался возле здания и, выйдя, закурил, с прищуром глядя на купол океанариума.

Как и практически любое наследие советского прошлого, оно хранило следы былого величия. Футуристические очертания, красивые фрески, необычные формы… и общая атмосфера запустения. Из бюджета на содержание всего этого богатства выделялось совсем немного денег, и скоро здесь нечего будет спасать.

Так что они должны быть мне благодарны. Быть может, я даже оставлю здесь пару аквариумов-бассейнов в качестве дизайнерского решения, почему нет? В конце концов, даже новый клуб я думал назвать «Океан», а этому нужно соответствовать.

Потушив наполовину выкуренную сигарету, я выбросил ее в урну и, запахнув легкое пальто, торопливо взбежал по ступенькам.

Внутри было на удивление пусто. Кривя губы, но не высказывая своего мнения об организации работы данного заведения, я бродил по коридорам, мысленно прикидывая, что изменю, пока не дошел до бассейнов.

А там…

Там на искусственном островке лежал морж и вяло шевелил ластами, а на краю вольера, ссутулив плечи, сидела моя нимфа. Бледная, с кругами под глазами, очевидно, после бессонной ночи, и осунувшимся лицом. Под ее мешковатым свитером было не разглядеть тех пленивших меня округлостей, но я отлично помнил, что они там есть.

– Ну вот, Гош… – тихо вздохнула незнакомка, и я привалился плечом к косяку двери, начиная что-то понимать. – Кризис вроде миновал, и все теперь будет хорошо. Ну, еще какое-то время… нужно найти этого Стрелова и выяснить, что с вами будет.

Кусочки пазла сложились, и я хмыкнул, осознав, что вчера меня променяли на моржа. Сбежав из теплых рук в холодные ласты. Феерично!

Девушка услышала смех и резко вскинула голову, отчего ее слегка вьющиеся волосы забавно взметнулись, обрамляя узкое лицо.

Наши взгляды встретились, и я ощутил, что кровь стала быстрее бежать по жилам, разжигая желание.

Да, желание. Мне было совершенно плевать, что эта малышка сейчас одета в какие-то обноски, и очевидно, что счесть ее привлекательной может только законченный извращенец. Которым я, по всей видимости, и являюсь. Потому что мне, несмотря на обстоятельства встречи, хотелось с ней не беседовать, а завалить на первую попавшуюся поверхность и получить свое. Похоть кружила разум, и через нее, как сквозь вату, с трудом прорывались звуки реального мира.

– Вы?!

В ее голосе было столько шока и потрясения, что мне даже неприятно стало.

– Здравствуй, – кивнул в ответ.

Нимфа плавно встала и двинулась ко мне.

Детка, кажется, у тебя совсем-совсем нет инстинкта самосохранения! Впрочем, это даже хорошо. Она остановилась в двух шагах от меня, окинула долгим взглядом, задержавшись на губах и мучительно покраснев, а потом смело спросила:

– Что вы тут делаете?!

Ох, какие наивные вопросы!

Я схватил ее за руку и рывком сократил расстояние между нами с приличного до неприличного, а после склонился к розовому, проглядывающему сквозь волосы ушку и шепнул:

– Конечно же искал тебя!

Бред, но девочки на это ведутся.

– Вы с ума сошли! – справедливо заподозрила девчонка. Еще бы вспомнить, как ее зовут, и вообще все отлично будет…

– Разве что немного, – согласился я и с огромным удовольствием провел ладонью по спине малышки, наслаждаясь потрясающим изгибом, ведущим к ягодицам. А попка там тоже потрясающая, я помню, я трогал!

– Отпустите меня немедленно! – как пойманная бабочка, билась нимфа, наивно надеясь вырваться. – Наглец!

– Ладно, ладно, – успокаивающе проворковал я, проводя губами по ее щеке и дурея от ощущения гладкой кожи.

Сумасшествие какое-то…

– Кто вы такой вообще? – На лице девушки отразилась мучительная работа мысли, а после она завела старую, знакомую еще со вчерашнего вечера шарманку: – Вы точно знаете Стрелова?

Честно? Впервые слышу!

– А что тебе от него надо? – дипломатично решил зайти с другой стороны я, не торопясь, впрочем, отпускать девушку, закономерно предполагая, что стоит разжать руки, как она опять сбежит. К моржу.

– Он собирается купить это здание, и я хотела спросить, какие у него планы на животных, – на одном дыхании выпалила нимфа.

Приехали.

Что еще за Стрелов, и почему я не знаю?!

Пользуясь моей растерянностью, девушка вырвалась из хватки и отошла, по-прежнему настороженно за мной наблюдая. В этот момент раздался топот в коридоре и на авансцене появилось новое действующее лицо.

Хочу заметить, хорошо проплаченное лицо!

– Данила Сергеевич, здравствуйте, – медово улыбаясь, пропела бабуля, чьего имени я опять же не помнил. Но прекрасно помнил, сколько было нулей в пожалованной ей сумме…

– Здравствуйте, – мрачно ответил я и кивнул на моржа. – Что это?

– Гоша.

– Дивно. А почему Гоша тут?

– Мы все решим, не извольте беспокоиться, а пока прошу проследовать в мой кабинет. Выпьем чаю, побеседуем…

Оставлять нимфу не хотелось, но, во-первых, я прекрасно осознавал, что дела это дела, а секс это секс, а во-вторых… Ну, будем объективны, куда она от меня теперь денется? Никуда. И не таких цыпочек на спинку опрокидывали, все они сначала «я не такая», а после только стонут, раскинув ножки в стороны.

В общем, я поправил воротник пальто, подмигнул девчонке на прощание и неторопливо двинулся вслед за директрисой океанариума. Перед глазами до сих пор стояла потрясенно-возмущенная мордашка моей будущей любовницы. Хотя кто знает, может, я ограничусь одним разом.

Пошлые картинки, рождаемые воспаленным воображением, прервал неприятный, скрипучий голос бабули.

– Что же вы без предупреждения, Данила Сергеевич, как же…

– В кабинете, – резко оборвал ее я, не торопясь расшаркиваться, рассыпаясь в дежурных вежливостях. – У нас есть деловые вопросы, и мы станем обсуждать только их.

Вотчина хозяйки океанариума разительно отличалась от всего остального пространства. Большой стол из дорогого дерева, шкаф, ноутбук очень хорошей марки и кожаное кресло. Бабушка, очевидно, любила комфорт и не стеснялась тратить средства, выделенные на благоустройство всего здания, конкретно на себя любимую.

 

Я занял гостевое место, которое тотчас мученически заскрипело под моим немалым весом.

– Кофе? – светски осведомилась «бабушка за миллион».

– Нет. У меня ряд вопросов, на которые я жажду услышать ответы.

– Ох, Данила Сергеевич, я вот буквально вчера радикально пыталась решить проблему… не получилось. Вы не представляете, как тяжко расформировать такое большое предприятие в сжатые сроки. – Директриса заломила пальцы с кроваво-красными ногтями. – Приходится поступиться некоторыми принципами и даже… заповедями.

Она прибила кого-то во имя бабла, что ли?.. Такой надрыв в голосе.

– Знаю, – сухо ответил я. – Именно поэтому вы в прошлый раз повысили предложенную вам сумму почти в два раза.

– К сожалению, все оказалось не так просто! И персонал у нас оказался идейный… Та же Алиса Селезневская, вы ее сейчас видели, работает за копейки из чистой любви к искусству. Ей сложно создать еще более невыносимые условия, чем были.

Ага, стало быть, мою прелесть зовут Алиса. Дивно, просто дивно. И судя по неиспорченному взгляду и трепетно-пламенному отклику, никто еще не показывал ей всех тайн зазеркалья. Держись, детка, небо в алмазах уже на горизонте.

Член колом встал в штанах, и я мысленно порадовался, что был в пальто и реакции не видно.

– В общем, я на вас надеюсь. И искренне советую не затягивать.

– Сделаю все, что смогу, – усиленно закивала директриса и попыталась было меня проводить.

– Кстати… что за то ли Стрельцов, то ли Стрелов? – вспомнил я о важной детали уже на пороге.

– Эм? О чем вы?

– Мне сказали, что этот некто хочет выкупить здание, – терпеливо пояснил я, поправляя манжеты пальто. – И мне дико интересно, как же я умудрился пропустить мимо ушей этот потрясающий факт.

Но директриса заверила меня, что впервые о таком слышит.

Хм, ладно… Значит, у меня к нимфе, кроме дел телесного плана, появились еще и вопросы.

Резко посоветовав бабушке остаться в своем кабинете и начертить подробный план по освобождению океанариума, я энергичной походкой отправился вниз. Ловить свою Алису.

К счастью, для этого не пришлось заходить обратно в бассейн, девушка нервно мерила шагами коридор возле холла.

– Вы! – Она развернулась на каблуках, и кудряшки опять забавно подпрыгнули.

– Я, – довольно промурлыкал в ответ и, не сбавляя шага, налетел на нимфу, прижимая ее к стене и впиваясь поцелуем в приоткрытые от удивления губы.

Она оказалась именно такой, как я помнил. Прохладной, свежей, с тонким привкусом мяты на кончике языка. И с чертовски острыми зубами.

Я с руганью отшатнулся и медленно лизнул нижнюю губу. Во рту остался терпко-металлический привкус крови, но если девушка считала, что меня это остановит, то ошиблась. Наоборот… по венам медленно растекалась магма желания, начисто выжигая мне мозги.

– Извращенец!

– Мм-м… – Оценив свои ощущения, я был вынужден согласиться: – Похоже на то, Алиса.

– И лжец! Вы сказали, что знаете Стрелова, а на самом деле выкупаете океанариум сами.

– Сорри, детка, но ты ничего не говорила про это место, – пожал я плечами. – И да, моя фамилия Ворошилов. Но для тебя просто Данила.

А в постели можно «Даня». Томно, медленно, растягивая каждый звук, пока я буду двигаться внутри твоего тела…

– Я уже знаю. Что вы собираетесь делать с животными? Я ехала тогда к вам, чтобы узнать именно это!

Я? Ничего. Этот вопрос должна была решить моя престарелая золотая рыбка в директорском кресле. У меня как раз к ней три пожелания было: избавиться от сотрудников, зверей и помочь с документами.

Смерив Алису оценивающим взглядом, я с сожалением снял руки с ее тела и даже отступил на пару шагов, демонстрируя свою исключительную миролюбивость. После смущенно улыбнулся, запустил руку в волосы и проговорил:

– Извини за порывистость… Я и правда потерял голову, но извиняюсь.

Девушка потрясенно расширила глаза и нервно стиснула в тонких пальцах край свитера.

Она посмотрела на выход, затем на меня, явно решая, бежать или остаться. Дело решилось в пользу моржа. Алиса осталась, вяло кивнула и тихо ответила:

– Ничего. Главное, расскажите мне, куда вы планируете деть Гошу и остальных.

Морж начинал меня бесить одним своим наличием, даже ничего не делая.

– Если честно, пока не знаю. Но мы можем обсудить этот вопрос.

– Мы? – хлопнула длинными ресницами нимфа.

Да-а-а, сладкая. Меняю секс на благополучие моржа!

Но если серьезно, то надо заходить совсем с другой стороны.

– Видите ли, Алиса… – Я корректно подхватил ее под локоток и медленно повел по направлению к холлу. – Пока я сегодня не приехал, то даже не знал, что с этим, оказывается, проблема. И у вас, как у наиболее радеющей за безопасность зверинца сотрудницы, есть шанс повлиять на их судьбу.

Встав на коленочки и хорошо поработав ротиком. Но про это тоже рано говорить вслух.

– И что я могу сделать? – Судя по настороженности в глазах девушки, она не была бесконечно тупой куклой. А жаль, мне такие нравились, так как доставляли минимум проблем.

– Вот это мы с вами сейчас и обсудим. Но если вы не против, то за обедом. – Еще одна обаятельная улыбка и якобы смущенное признание: – Вынужден сообщить, что я еще даже не завтракал, потому буду счастлив, если вы составите мне компанию. Там все и решим!

– Но… моя куртка, – попыталась было вывернуться девочка, но я был готов ко всему.

– Гардероб!

Мы забрали верхнюю одежду нимфы и вышли из океанариума. Холодный воздух несколько отрезвил меня, и я, кроме общей прелести девицы Алисы, вновь обратил внимание на то, как она одета.

Сколько бы ни продлился наш роман, нужно будет проследить за тем, чтобы у нее появились хотя бы шубка и нормальные сапоги.

Добрый я, не так ли?

Глава 3

Алиса Селезневская

Я согласилась на обед с ним. С ненавистным мне типом, решившим уничтожить океанариум и всех его обитателей ради собственного обогащения.

Бросив взгляд из-под ресниц на Данилу Ворошилова, снова подумала, что его образ далек от того, что уже нарисовался в моей голове.

Надо же, Стрелов… Стрельцов… Как глупо я попалась!

Гоша чуть не умер в ту ночь, отравившись какой-то дрянью, когда мы с главным (как оказалось) злодеем мило проводили время в клубе «Зевс». Но откуда мне было знать?! Да никто в здравом уме не догадался бы… Только вот мой ум был замутнен спиртными напитками, усердно навязанными парнем, способным разрушить привычную жизнь, окончательно превратив ее в ад.

– Ты такая хмурая. – Данила открыл для меня дверь роскошного черного авто, и я снова остановилась в сомнениях. Как же не хотелось ехать с ним! Кто бы только знал, как я мечтала вернуться в океанариум и просто побыть рядом со своим питомцем.

Но Ворошилов чего-то хотел от меня, намекал, что я смогла бы воздействовать на его решение. Дурой я себя никогда не считала и, анализируя это, пока еще не высказанное, предложение, понимала, что именно он потребует. Секс. Данила, привыкший получать все, что хочет, не закончил начатое со мной, вот и… Или нет? Врожденная неуверенность в себе мрачно нашептывала: мол, на такую, как ты, он никогда бы не позарился, ему нужно что-то иное. Но что? Старый дом, стоящий на пятнадцати сотках земли? Больше у меня ничего не было…

Тихо, я бы даже сказала, мягко закрылась соседняя дверь, Ворошилов уселся на место водителя, поелозил на кожаном сиденье и снова уставился на меня.

– Ты не замерзла? – Он потянулся к какой-то кнопке с моей стороны, касаясь меня локтем через куртку. Я вздрогнула и отодвинулась. – Это всего лишь печка, Алиса. Не надо так реагировать. Я же не кусаюсь.

Данила примирительно улыбнулся, обнажая идеально ровные зубы и явно намекая, что кусаюсь здесь только я.

А у меня аж скулы свело от этой «типа вежливости». Потому что я не дура, а он – подлая сволочь! Но… сказать подобное стало бы фатальной ошибкой. Я не имела морального права сейчас поддаться ненависти, даже не попробовав узнать, чего он хочет.

– Мне нездоровится, – ответила, стараясь говорить спокойно. – Всю ночь пришлось провести в бассейне и отпаивать Гошу лекарствами.

Я хотела еще добавить, что коктейли со льдом тоже сыграли свою роль, и теперь в горле неприятно першило, но Данила перебил, словно мысли прочел:

– Бедняга, если бы знал, где ты работаешь, никогда не стал бы поить ледяной водкой. После ужина я могу завести тебя к хорошему врачу, он посмотрит…

– Водка, значит, – пробормотала я. – Ну хоть не наркота, и то спасибо.

Вид Ворошилова сделался оскорбленным, он даже притормозил на светофоре.

– Запомни, Алиса: я и эта дрянь никогда даже близко рядом не стояли. В этом плане у меня строгие принципы.

Я едва не прыснула от смеха. Серьезно, что ли? Принципы у человека, собирающегося окончательно разорить океанариум? Принципы, позволяющие споить девушку, чтобы поиметь? Блестяще!

Я смотрела на красавчика перед собой и думала, думала… О том, почему природа и жизнь так несправедливы? Почему он родился богачом с шикарной мордой, при этом с настолько гнилым нутром? Сколько более достойных людей могли бы родиться на его месте и принести миру пользу, сея вокруг счастье и радость, а не разрушая самое дорогое…

Но нет, вот он сидит: спортивного телосложения, дорого одетый, вкусно пахнущий, с извиняющейся улыбкой и глазами, полными похоти. И в его руках судьба океанариума. Не знаю, что могло случиться хуже.

– Ладно, вижу, что ты не в настроении, но еще раз извини. – Вид Данилы сделался еще более виноватым. – Просто в «Зевсе» редко бывают приличные девушки, как ты. Вот я и решил, что… – Дальше он предусмотрительно замолчал и продолжил уже на другую тему: – Сейчас накормлю тебя, Алиса, и сразу станет легче.

– Думаете? – Мой голос сочился злостью.

– Сто процентов. – Он подмигнул мне и вывернул руль влево, выезжая на шоссе. – К слову, давно ты работаешь в этом… в океанариуме?

Судя по заминке и характерному выражению лица, Ворошилов считал наши места едва ли не трущобами.

– Давно. И планировала работать еще долго, – проговорила, не отводя от него глаз.

– А как насчет переквалификации? – Он бросил на меня взгляд, вернул внимание дороге. – Какое у тебя образование? Пробовала что-то еще, кроме работы с рыбками?

Я сжала кулаки, почувствовала, как дернулось веко.

– Хотите предложить что-то еще?

– Так точно, – снова посмотрел на меня, а потом взгляд скатился в область моей груди и ниже. – В новом клубе понадобятся новые сотрудники, и зарплата будет поприличней, чем та, что тебе платят сейчас. Сколько, кстати, платят?

– Это неважно, – отчеканила, обнимая себя за плечи. – Мне нравится то, чем занимаюсь. И мне важна судьба питомцев океанариума. Вы сказали, что мы сможем обсудить…

– Да-да, – перебил он, внезапно вскидывая руку. – Слушай, давай после обеда? Кто ведет деловые переговоры на голодный желудок? Ну серьезно. Мы почти приехали, здесь неподалеку отличный ресторанчик, для меня всегда там есть бронь.

Спустя секунду он включил радио, сделал погромче, очаровательно улыбнулся и окончательно отвлекся от меня, глядя на дорогу.

Я поджала губы, все отчетливее понимая, что ничего хорошего из нашей поездки не получится, но надежда – такая странная штука, она теплится в душе даже тогда, когда здравый смысл уже загнулся в агонии…

В конце концов, если он предложит какую-нибудь гадость, я его точно пошлю. А потом пойду писать петиции в интернет, говорят, сейчас это помогает.

Наконец машина остановилась. У действительно дорогого ресторана. Даже глядя на него со стороны, мне стоять рядом становилось неудобно. Накатывало ощущение, что сейчас выйдет охранник и прогонит меня поганой метлой.

Но ничего такого, конечно, не произошло. Скорее наоборот, Данила, словно королеве, помог мне выбраться из авто, галантно подав руку, а в конце еще окончательно ошарашил.

– Ты такая необычная, – хрипло произнес он. – Никогда таких не встречал. С ума по тебе схожу.

– С-спасибо, – пробормотала, делая шаг в сторону и пряча руки в карманы. – Может быть, поедим?

– Да, конечно, – Данила улыбнулся так, что я на миг забыла, кто он и что собирается сделать.

Этот мужчина явно умел производить впечатление и знал цену каждому своему жесту. Подобные мысли отрезвили, заставляя тряхнуть головой и посмотреть в сторону ресторана, чтобы перевести тему.

– Нас точно пустят туда? Все-таки я не одета для такого заведения, да и вообще вид так себе.

– Со мной тебя пустят куда угодно, – шепнул Данила, снова оказавшись ближе, чем я хотела ему позволить. – Идем.

 

Моя рука принудительно оказалась в его, и мы зашагали по направлению к пафосному ресторану, в который я бы в жизни не пошла по доброй воле: там было неоправданно дорого и слишком непривычно.

Поднимаясь по мраморным лесенкам к двери, в очередной раз думала о том, как несправедливо устроен мир. Еще перед рождением мы все насильно играли в лотерею, выбирая тело, в которое вселяется душа. Как много зависит от того, кем ты родишься! Можешь быть полным идиотом, но появиться на свет в семье принца, и все будут заглядывать в твой рот, слушая глупости с лицами, полными почтения. Или вот как мужчина, шедший рядом со мной… Он ведь явно родился в хорошо обеспеченной семье. Я видела таких: наглых, напористых, считающих, что мир должен прогибаться исключительно под них. А есть такие, как я. Мы должны барахтаться в своем болоте, как головастики, чтобы выплыть и… остаться в том же болоте.

Никогда не питала иллюзий по поводу того, кем являюсь и чего могу достичь. Мне просто хотелось жить, заниматься любимым делом и не зависеть от людей, подобных Даниле Ворошилову.

Разве многого я просила?

Видимо, да. Потому что вот он, идет рядом, крепко сжимая мою ладонь, поглаживая ее тыльную сторону большим пальцем и бросая на меня взгляды, полные обещания чего-то непристойного.

В ресторан нас и правда пустили без проблем, и даже администратор посмотрела на меня без всякого презрения, с улыбками и расшаркиваниями. «Мы рады приветствовать вас и вашу спутницу…» – так она сказала. А я вдруг представила, как прихожу сюда одна… Интересно, с какой скоростью появился бы охранник, чтобы указать на дверь?

Впрочем, я улыбалась в ответ приятной девушке, потому что понимала одно: она делает свою работу. Ничего личного, как говорится.

– Лучший столик, – щебетала администратор, указывая на местечко рядом с окном, за которым открывался поистине шикарный вид. – Как вы любите.

– Угу. – Данила взмахнул рукой, то ли благодаря, то ли просто отсылая девушку, и сразу обратился ко мне: – Как тебе, Алиса? Нравится здесь?

– Наверное, – произнесла, неловко оправляя совершенно не подходящую случаю одежду. – Здесь… красиво.

И пафосно. И слишком вычурно для меня. Я хотела бы уйти отсюда! Сейчас же.

– Я рад, – ответил он, не имея возможности услышать все то, что пронеслось в ужасе в моей голове.

Или просто не желал додумывать, ведь ему хотелось, чтобы я сидела здесь. Рядом. Как верный пес, а точнее су…

– Садись поближе, – сказал Данила, и я невольно усмехнулась, понимая, насколько точно предвидела желание богатого Буратино.

– Мне удобнее у окна, если вы не против, – произнесла тихо, но не села, ожидая одобрения.

Он внезапно засмеялся.

– Милая, я же не деспот какой-то. Это просто дружеский обед, за кого ты меня принимаешь?

Я скованно пожала плечами и села на стул, Данила тут же приблизился, положив руки на мои плечи, чуть сжал их и уточнил:

– Не будешь скучать, если я отойду на минутку? Мне нужно позвонить.

– Нет.

– Жаль, – проговорил в самое ухо, так, что я почувствовала горячее дыхание на своей коже. – Я надеялся на другой ответ.

У меня по спине побежали мурашки, но не от наслаждения, как в ту ночь, когда мы познакомились, а от страха. Мне хотелось не то заплакать, не то закричать на него, чтобы отошел подальше, чтобы не трогал меня, не подходил… Но я молча смяла взятую в руки салфетку и стала ждать, пока Данила наконец уйдет, чтобы дать мне хотя бы минутную передышку.

Увы, он вернулся даже быстрее, чем подошла официантка.

– Что будете заказывать? – услышала я слева, листая меню.

– Мне как обычно, – ответил Данила, появляясь справа, – а девушке… Чего бы ты хотела, рыбка моя?

Боже, как мне претила эта фамильярность и уверенность, с которой он называл меня своей… Но я все еще помнила, ради чего пришла, и все еще ждала предложения, которое могло бы помочь решить проблему.

– Салат от шефа, пожалуйста, – ответила тихо, закрывая меню. – И сок. – Бросив быстрый взгляд на Ворошилова, уточнила заказ: – А лучше воду. Негазированную. В бутылке.

Чтобы никакой водки.

Данила уловил тонкий намек на известные ему обстоятельства и снисходительно улыбнулся:

– Закажи что-то еще. Не стесняйся.

Для полноты картины не хватало посветить передо мной кошельком, полным денег, мол, оторвись один раз в жизни, Алиса, пока угощают.

– Благодарю, мне только салат, – сказала твердо, чувствуя, что, скорее всего, приехала зря. Не может этот человек предложить мне что-то дельное. Такие, как он, не способны на жалость и сочувствие…

Ворошилов проводил взглядом официантку, сел рядом и снова схватил мою руку. Миг, и его губы поцеловали проступившую на запястье венку.

Я дернулась, больше не скрывая неприязни.

– Чего ты боишься? – спросил он, глядя, как сжимаю руки в замок. – Неужели я такой страшный, Алиса?

– Вы хотели поговорить про океанариум, – напомнила я, зябко передергивая плечами.

– Нет, это ты хотела. А я пошел навстречу. Потому что ты мне симпатична, рыбка. Глубоко… глубоко… симпатична.

Он смотрел на мою грудь, отчего я чувствовала себя голой, хотя на мне был теплый свитер.

– Прекратите это, – нахмурилась. – Просто скажите, что будет с нами, с питомцами заведения? Со мной…

Он подпер щеку рукой, чуть склонив голову, уставился на меня не мигая. Молчание длилось мучительно долго, но я все же дождалась ответа:

– Ты неправильно ставишь вопросы, Алиса. Не нужно равнять себя с остальными сотрудниками. И тем более с питомцами. У тебя… лично у тебя… все будет хо-ро-шо. Если ты сама этого захочешь.

Обалденная формулировка.

То есть если я не захочу поступить, как ему удобно, то все будет плохо? Да и эти фразы о том, что не стоит себя равнять с остальными… Что, у моржей и нерп нет ног, которые можно раздвинуть? А, например, уборщица Зоя Григорьевна не заинтересует Буратино ввиду преклонного возраста!

Ладно, все же зададим прямой вопрос и будем надеяться, что моя вера в людей хоть раз в жизни оправдается. Не может же он напрямую предложить мне переспать с ним за то, чтобы он позаботился о зверинце?

– Это конечно, замечательно, что вы считаете, будто меня ждет светлое будущее. – Я нервно перебрала пальцами по столешнице. – Но меня волнует в первую очередь благополучие остальных.

– Альтруизм? – весело выгнул бровь Ворошилов и даже с некоторой долей восхищения прокомментировал: – Какой прелестный рудимент. Давно его не встречал.

Сволочь! Конкретно в этот момент ощутив огромнейшее желание кинуть в него лежащей передо мной тарелкой, я до хруста эмали стиснула зубы. Спасло от расправы продолжающего беспечно улыбаться мерзавца появление официантки. Она поставила в центр столика медный чайник, а передо мной высокий стеклянный бокал и бутылку. Я уже потянулась к воде, чтобы скорее запить гадкое послевкусие во рту, но официантка успела первая:

– Позвольте мне.

Я покраснела, но руки отдернула и наблюдала за тем, как она наполняет стакан, а после уходит, сообщив, что скоро принесет блюда.

Может, в общем-то, не торопиться. В таких условиях кусок в горло не полезет.

– Этот, как вы выразились, «прелестный рудимент», единственная причина, почему я все еще с вами беседую.

О да, я наконец-то подобрала цензурные выражения.

– Ладно, Алиса, буду откровенен, – вздохнул Ворошилов и неторопливо налил себе в чашку красноватый напиток. В воздухе поплыл тонкий аромат цветов с легкой кислинкой. – Ты мне понравилась. Очень понравилась.

Судя по брошенному взгляду, от меня ожидалась бурная реакция. Канкан на столе сбацать от счастья или сразу приватный танец?

– И? – подтолкнула я богатого гада к дальнейшим откровениям.

– И я готов за тобой ухаживать, – лучезарно улыбнувшись, поведал Ворошилов. – А также решать любые твои проблемы. Именно для этого и существуют мужчины, не так ли?

Чего мне стоило не расхохотаться в голос, знал только Боженька! Но я лишь невнятно хмыкнула и со скрытым ехидством уточнила:

– То есть вы доблестно решите проблемы, которые сами же и организовали?

– Да, малость каламбурненько получилось, – признался Данила, но ирония ситуации его ничуть не смутила. – Но будем реалистами: не я, так кто-либо другой выкупил бы это место. Слишком лакомый кусочек. У тебя же появляется возможность все разрулить самым благоприятным образом.

На самом пике беседы вновь появилась официантка и поставила передо мной салат, состоящий из странной травы и полутора помидор черри, а напротив Ворошилова опустила насаженных на шпажки креветок.

Рейтинг@Mail.ru