Мой босс всегда сверху

Софи Хард
Мой босс всегда сверху

Глава 1

Элла стояла за островком и резала клубнику после жаркой ночи. Тело до сих пор ломило от усталости и удовольствия, и это ощущение вызвало на лице девушки смущенную улыбку. Его руки, ее стоны, их горячее дыхание и мокрые тела, слившиеся друг с другом… 

Внезапно Элла почувствовала у уха теплое дыхание. 

Девушка затрепетала, но сделала вид, что ничего не замечает, а шеф тем временем прижался к ней всем рельефным телом, и спиной она уже могла почувствовать его возбуждение.

– Дима… – прошептала Элла, и мужчина резким движением развернул девушку к себе лицом, приподняв ее за задницу и усадив на столешницу.

– Малышка… – выдохнул начальник ей в губы и наконец завладел ими.

Ей казалось, что все это сон. Все – его мягкие, но требовательные губы, крепкие мужские руки и особенно все эти обещания, которые он давал ей между поцелуями. 

– Ты была плохой девочкой… – Дмитрий на мгновение отстранился, чтобы взглянуть любимой в глаза. – И тебя следует наказать, чем я и займусь через пару секунд. Делать это я буду долго, учти, Назарова.

– За что наказать? – Элла игриво захлопала ресничками.

– На сегодняшнем совещании… – Из его груди вырывался почти животный рык. – Ты дразнила меня своей крохотной юбочкой, верно? Мечтала соблазнить?

– И в мыслях не было.

Вместо ответа Дмитрий избавился от единственного существенного предмета одежды Эллы – разорвал полы белой мужской рубашки, и пуговицы дождем посыпались на пол.

Элла не удержалась от легкого стона и откинула голову назад, когда он покрывал ее шею поцелуями. Тело горело. Голова кружилась, и казалось, что мир вот-вот воспламенится и взорвется на миллиарды осколков. Да, раньше она ненавидела его, но теперь все было по-другому. Внутри грубого и властного начальника она разглядела нежного и заботливого мужчину.

Да, он был привлекателен – темные волосы, которые вечно находились в беспорядке, правильные черты лица, накачанное тело… Но все это было неважно, потому что единственное, что имело значение, так это то, что он не побоялся ей открыться.

– Дима… – повторила Элла и, расстегнув ремень, засунула руку ему в…

Я на мгновение отрываю взгляд от клавиатуры и кошусь на стеклянный аквариум, где живое воплощение мечты Эллы Назаровой разговаривает с кем-то по телефону. Воронцов и правда выглядит так, что только слюнки подбирай, но шикарно такие типажи смотрятся разве что в историях типа той, что я сейчас пишу. В реальности нет никакого удовольствия связывать себя отношениями с подобными эгоистами.

На первом месте у него стоит работа. На втором – деньги. На третьем – длинные ножки девушек, готовых на мимолетную связь. Ну или мечтающих о большем, но все равно готовых на мимолетную связь.

Я у него первая секретарша, продержавшаяся целых три года. Говорят, до этого он их менял чуть ли не каждый месяц. Переспит – и на выброс. Некоторые клялись и божились, что не падут под чарами великого Дмитрия Воронцова, но все равно не выдерживали и сдавали оборону.

Вы спросите, как же я продержалась на этом месте столько времени? Все очень просто: я наслаждаюсь господином Аполлоном на расстоянии и позволяю себе с ним любые вольности, но в мире фантазий. Актриса Снежанна и одинокий миллионер Дмитрий Воронцов… Бедствующая вдова Лариса Анатольевна и щедрый меценат Дмитрий Воронцов… Медсестра Анечка и раненый генерал Дмитрий Воронцов… Секс-андроид и гений своего века Дмитрий Воронцов… Ну, в общем, вы меня поняли.

Я пишу любовные романы.

Они, кстати, довольно популярны в сети. Еще лет десять назад младший братишка, который, кстати, сейчас довольно крутой айтишник, а тогда еще совсем желторотый птенец, забацал мне сайт, куда я могла выкладывать свои работы.

Сначала я это делала просто потому, что мне нравилось само чувство того, что твои истории где-то опубликованы. Но потом каким-то образом меня стали находить читатели. С годами их число стало расти, и два года назад у меня даже появилась своя фан-группа, где моя любимая администратор Леночка каждый день постит горячие цитатки из моих романов и воздает хвалу бессмертному персонажу Дмитрия Воронцова. Все ведь думают, что он вымышленный персонаж. Ага, щас.

Я не заметила, что уж совсем откровенно пялюсь на своего начальника, и теряюсь, едва он резко поднимает на меня свои серые глаза. Не удостоив меня больше никаким вниманием, он подходит к двери, нажимает на кнопку, и аквариум резко темнеет. Я для него, похоже, как назойливая мушка, которая слишком много жужжит над ухом.

Кстати, об ушах…

Я возвращаюсь к тексту, в котором мне сегодня предстоит написать еще десять тысяч знаков. Голодный читатель проду требует ежедневно, а Воронцов пока занят своими делами и не терроризирует меня мелкими поручениями.

– Дима… – повторила Элла и, расстегнув ремень, засунула руку ему в штаны. Его член уже был совсем твердым, и Элла почувствовала, как у нее свело живот от возбуждения.

Она соблазнительно закусила губу и, наклонившись к боссу, прошептала:

– Как именно вы планируете меня наказать, Дмитрий Михайлович?

Мужчина сладко поцеловал ее, чувствуя, как ее пальчики нежно, но настойчиво поглаживают его член. Он коснулся губами мочки ее уха, шеи, ключицы, опустился к груди, и стон удовольствия сорвался с ее губ. Она готова была таять в его руках снова и снова. В руках любимого мужчины, который произносит ее имя, возбужденный, опьяневший, мечтающий как можно скорее овладеть не только ее телом, но и ее душой.

– Это так неправильно… – сказала Элла, прежде чем они оказались прижаты друг к другу. Его ладонь оказалась на ее бедрах, потекла выше, нащупала трусики и неторопливо стащила их вниз. Сердце девушки, так и забилось где-то в горле, когда его рука вновь оказалась на ее бедре, но на сей раз  – на внутренней стороне. Как же близко. Как горячо. 

Элла, задыхаясь, уткнулась лбом в шею босса, а он хищно ухмыльнулся.

– Запретный плод сладок, верно, детка? – бархатистым голосом сказал Дмитрий и направил свой…

– Алиса, вы случайно не видели синюю папку с договорами на подпись?

Я вздрагиваю и едва не проливаю горячий кофе на клавиатуру. Такой же горячий, надо сказать, как и сцена у меня в романе. Слегка покраснев, я пыхчу и лезу в верхний ящик стола.

– Так… Красная, желтая, зеленая… Ага, вот и синяя! Вы мне ее сами отдали минут сорок назад, чтобы случайно не потерять.

– Точно, – улыбается мне босс, но как-то равнодушно – не так, как улыбается той же Сонечке из производственного отдела. С ней они, кстати, один раз "затемнялись" в его аквариуме после работы. Я все видела и слышала, потому что уходить раньше начальника в этой компании не прокатывает. Зато могу сочинять в свое удовольствие.

Когда противный… простите, прекрасный начальник исчезает у себя, я, раздраженная, что меня в очередной раз отрывают от моего шедевра, продолжаю.

– Запретный плод сладок, верно, детка? – ответил Дмитрий и направил свой член в заветное место. 

Совсем скоро они переместятся в его комнату, она уснет у него на груди сразу после того, как он поцелует ее в макушку и крепко обнимет. А сейчас… сейчас ее стоны раздавались так близко к его уху, что он уже был готов кончить. 

– Еще никто не сводил меня с ума так, как ты, Назарова, – хриплым голосом прошептал босс, а Элла улыбнулась и прижалась к нему еще ближе.

Перечитываю текст и довольно улыбаюсь. Господи, ну разве не шикарная сцена? Обожаю, когда главные герои – и я сейчас имею в виду мужчин – в начале истории предстают холодными, закрытыми персонажами, а потом раскрываются с другой стороны. Как же это трогательно и романтично, когда мужское сердце открывается женщине. Когда строгий и властный человек становится ранимым, потеряв голову из-за любви.

Я сохраняю файл, копирую текст и загружаю его на свой сайт. Воровато оглядываюсь на аквариум. К счастью, настоящему Дмитрию Воронцову до меня вновь нет никакого дела. Отлично! Нужно срочно поделиться сценой с Маринкой. Она моя главная читательница, мой критик и редактор.

Я бросаю взгляд на босса и машинально набираю по внутреннему телефону три цифры.

– Это я, – шепчу я в трубку, будто моя фамилия не отображается у Марины на телефоне.

– Да, слушаю вас, Паулина Андреевна, – отвечает подруга. Ясно, значит, с ней в отделе старые крысы, которые никогда не упускают случая посплетничать про молодых девушек.

– Короче, – я наматываю шнур на указательный палец, – я сейчас тебе на почту кое-что скину. Осторожно, достаточно горячо. Мне нужно твое мнение.

– Будет сделано, Паулина Андреевна, – роботизированным голосом отвечает подруга и отключается.

Я в это время уже успеваю открыть почту, прикрепить нужную ссылку и ввести нужный адрес из выпадающего списка. "Воробьева Марина Николаевна" – то что нужно. Главное случайно не выбрать вылезающее тут же "Воронцов Дмитрий Михайлович", но я профессионал. Столько лет – ни единого прокола в конспирации.

Нажав "отправить", я довольная откидываюсь на спинку стула, складываю пальцы в замок и смачно потягиваюсь. Нет, жизнь все-таки прекрасна! В конце концов, не у каждого есть работа, на которой можно заниматься любимым делом. Пусть немножко и не в общепринятом смысле.

Кликаю "отправленные", чтобы проверить, дошло ли сообщение, и улыбка начинает медленно сползать с моего лица. Не дошло, что ли? Глюкануло?

Но последнее отправленное письмо единственное.

Кому: Воронцов Дмитрий Михайлович

От кого: Смирнова Алиса Геннадьевна

Тема: Осторожно, очень горячо!

Смотри не обожгись!

Вот ссылочка ;)

С уважением,

Смирнова Алиса,

личный ассистент генерального директора BMC-group,

 

Воронцова Дмитрия Михайловича

Внезапно мне хочется стать синей папкой и спрятаться в верхний ящик, чтобы меня никогда, никогда-никогда не нашли.

– Твою мать.

Глава 2

В первое мгновение меня охватывает паника. Дыхание перехватывает, и я тупо пялюсь в экран компьютера, не до конца понимая, что сейчас вообще произошло. Я что – скинула ссылку на свой эротический роман Дмитрию? Тому самому Дмитрию, с которого списаны все персонажи моих горячих историй?

– Вот же лажа! – беззвучно выпаливаю я, прикрыв ладонями рот, хотя могла бы поддаться соблазну и заорать дурниной на весь офис.

Что же я натворила? Вот же дерьмо, вот же…

Надо что-то придумать, но что? Соберись, Алиса!

– Соберись, – шепчу я, сцепив пальцы в замок. Щеки горят таким огнем, что меня сейчас вывернет наизнанку от ужаса.

Это всего лишь электронное письмо, а Воронцов постоянно так занят, что проверяет почту в лучшем случае несколько раз в день. Мне нужно просто пробраться к нему в кабинет, включить его ноутбук и совершить крохотное злодеяние… Вот и все! Делов-то.

Белая как привидение, я перепуганно сглатываю и самой непринужденной на свете походкой двигаюсь в сторону аквариума босса. Понятия не имею, на месте ли он, но выбора нет. Нужно действовать прямо сейчас!

– Коль, Воронцов у себя? – натянуто улыбаюсь я прогеру, который сидит у противоположной стены и тоже прекрасно видит кабинет начальника.

С Коли Рыбина я списала хлюпика-конкурента в романе "Мой герой всегда побеждает", и в конце он, конечно же, оказался у разбитого корыта. Этот персонаж даже целовался противно. По крайней мере, в моих романчиках.

– А я откуда знаю? – шепелявит прогер, не отрывая глаз от монитора.

– Действительно.

Приходится идти на риск. Словно шпион, я крадусь вдоль стены, стараясь не вызывать подозрений. Наталья Владимировна, наш мерзкий сисадмин, провожает меня прищуренным взглядом из-за толстых линз. Да-да, я тоже вас терпеть не могу, Наталья Владимировна, но давайте сейчас вы просто отвернетесь и продолжите раскладывать свой пасьянс с таким же вдумчивым выражением лица, словно планету от голода спасаете.

Щелкает замок, и я оказываюсь в святая святых – секс-обители офисных интрижек и опасных связей. Слава богам, Дмитрия на месте нет. Надеюсь, он ушел обедать или куда-нибудь подальше… в сад.

Я спокойна как удав. Плевое дело! Сейчас быстренько все исправлю: спасу себе жизнь и наберусь впечатлений на год вперед… Пароль на ноутбуке – Smirnova1712. Моя гордость и собственная разработка. Два в одном – и фамилию секретарши не забывает, и помнит, когда у нее день рождения.

Пальцы не слушаются, когда я щелкаю ими по клавиатуре. Господи, ну по какой-такой причине мне вечно приходится влипать в подобные ситуации? Почта уже открыта. Сердце екает: в очередной раз жизнь доказывает мне, что я стою на краю обрыва, тем фактом, что мое письмо последнее… и оно не прочитано! Хвала айтишным святым! Неужели пронесло? Похоже, босс только что проверял почту, но до моего “сюрприза” так и не добрался.

Одно движение – и злосчастное письмо исчезает с лица Земли. Мысленно я обещаю себе больше не лениться и отправлять подобные письма только с личной почты. Кто знает, когда мой палец дрогнет в следующий раз?

– Аминь, – шепчу я, наконец расслабившись.

Как ни в чем не бывало я возвращаюсь к себе на рабочее место, открываю экселевскую табличку и пытаюсь сосредоточиться на числах. Так близко к пинку с работы я еще не находилась…

Король женских сердец Воронцов возвращается минут через сорок. К тому времени я успеваю провести ревизию его расписания, подготовить пакет документов для важной сделки – слиянию с крупной компанией (говорят, начальство закатит вечеринку на следующей неделе, если слияние пройдет успешно) и бронирую гостиницу для его командировки.

Вскакиваю и бегу за начальником с блокнотом в руках. Тот на меня даже не смотрит. Еще бы: высокий, темноволосый, с томным взглядом холодных серых глаз… Если бы мужчины подобного сорта обращали внимание на таких девушек, как я, мир бы давным-давно перевернулся и в нем бы развелось слишком много счастливых людей.

– Дмитрий Михайлович! – вещаю я с явно лишним энтузиазмом. – Вам звонили японцы по поводу встречи. Я их поставила на двенадцатое число и уже забронировала столик в "Маяке". Еще звонила некая Александра, – я прокашливаюсь, – и спросила, почему вы, цитирую, тварь и козлина, не берете трубку?

Воронцов так резко оборачивается, что от неожиданности я врезаюсь в его крепкую грудь и едва не роняю блокнот. В ноздри ударяет древесный запах его одеколона. Легкие сдавливает. Я понимаю глаза, а босс прожигает меня пристальным взглядом, словно впервые за три года я заговорила с ним про работу. Мы стоим так близко, что становится неуютно, и я уже собираюсь отойти, как вдруг он говорит:

– Молодец, Смирнова. – Его голос такой низкий, что у меня мурашки пробегают по коже. – А теперь я бы хотел поработать. В одиночестве.

Открываю рот, чтобы ответить, но босс отворачивается, и дверь аквариума бесцеремонно захлопывается у меня под самым носом.

 Глава 3

Я снимаю маленькую, неказистую квартиру на окраине города. В ванной у меня текут трубы, на крошечной кухне нельзя развернуться, но зато живу я одна и обеспечиваю себя тоже сама. Вот, например, моя подруга Маринка – та самая коллега из офиса, которой я собиралась скинуть секс-сцену из романа – снимает квартиру с соседкой, которая постоянно трахается со своим молодым, неутомимым парнем. Как итог, она вечно не высыпается и грозится присоединиться к ним третьим “не” лишним.

Вот бы мне такую смелость!

Увы, только в своих горячих историях я позволяю фантазии разгуляться, а в реальной жизни спала всего с одним парнем. Наверное, стыдно сейчас, во времена свободы слова и культа феминизма иметь такой скудный опыт в сексуальных отношениях, но… Я выросла на книгах Джейн Остин. Я верю в уважение и доверие, во всепоглощающие чувства, которые цветут не только на желтых страницах старых изданий. Я жду своего мистера Дарси, точнее… ждала. В книгах любовь не превращается в катастрофу. В книгах Дарси не разбивал Элизабет сердце, Найтли не изменял Эмме. В жизни же все иначе, и человек, которого любила я, бросил меня, приметив девушку поинтереснее и пораскрепощеннее.

Ну и плевать на них обоих!

Раз уж ни один мужчина в моем окружении не способен дать мне того, что я заслуживаю, к черту! И пока другие страдают из-за дефицита адекватных парней, я провожу время, сочиняя истории, выдумываю миры, погружаюсь в страстные любовные треугольники и получаю удовольствие, когда кто-то из моих читателей хотя бы ненадолго сбегает от этой твари-реальности.

Понедельник – паршивый день, но я стоически проталкиваюсь в метро и практически вовремя добираюсь до работы. Босса, как всегда, еще нет. Он у нас поздняя пташка. Иногда приходит пораньше, чтобы проверить, кто из ребят причаливает в офис к полудню, но в основном прибывает к обеду.

Вот бы мне такую жизнь.

Подхожу к своему рабочему месту, киваю Наталье Владимировне, пусть и уверена, что она при первой же возможности сдаст меня Воронцову, если я серьезно опоздаю или где-нибудь проколюсь, и плюхаюсь в кресло.

Только сейчас я замечаю у себя на столе пластиковый стаканчик с кофе. На картонке расписным почерком красуется мое имя: Алисе.

Удивленно вскидываю брови и делаю глоток. Какой вкусный! А главное – мой любимый! С нужными сиропами и количеством сливок.

Тянусь к телефону и, набрав три заветные цифры, улыбаюсь.

– Утро начинается с кофе?

Маринка фыркает в своем репертуаре.

– Ну, в моем случае – с секс-марафона за стенкой… Как думаешь, у всех двадцатилетних парней такой же стояк, как у парня моей соседки? Потому что я не представляю, как можно три часа подряд трахаться и даже на пару минуток не уйти на антракт! Может, тоже позаглядываться на молодежь?

Я прыскаю со смеху, едва не подавившись горячим напитком.

– Сочувствую.

– А я завидую! Взять бы тебе у них интервью. Может, вдохновишься.

– Ну уж нет, спасибо. Фантазия меня редко подводит.

– Зато мужчины делают это довольно-таки часто. Серьезно! Когда-нибудь ты вылезешь из своих вордовских файлов и ужаснешься, узнав, что никто из мужиков не занимается сексом так же круто, как герои твоих книг.

– Никто… кроме парня твоей соседки.

Мы одновременно усмехаемся, и Маринка ворчит:

– Верно. Этот хрен имеет хороший хрен. Чего у тебя голос такой бодрый? Настроение что ли хорошее?

– Еще бы. – Я вновь отпиваю кофе и откидываюсь на спинку кресла. – И сегодня ты, Воробьева, мой спонсор бодрого утра.

– И когда же я успела тебя осчастливить?

– Это ты мне скажи, когда ты уже успела сбегать за кофе? Очень вкусный, кстати. Спасибо, подруга.

– Какой еще кофе?

– Карамельный фраппучино, если не ошибаюсь.

– Не покупала я тебе никакого карамельного фраппучино, – недоуменно бормочет Маринка, и я выпрямляюсь. – Ты где его нашла?

– На столе. На нем и имя мое написано. То есть это не от тебя гостинец?

– Не-а. Слушай, может, он отравлен? – высказывает предположение подруга.

– От кого же? – Приятное тепло сдавливает грудную клетку.

Я осматриваюсь, надеясь распознать в своих горе-коллегах таинственного ухажера, решившегося поднять мне сегодня настроение.

Вряд ли мой герой – Наталья Владимировна. Может, Коля? Кидаю взгляд на прогера и морщусь, когда он принимается ковыряться пальцем в зубах. Нет, надеюсь, не он. Леонид Одинцов – слишком стар. Юрик Антонов – слишком юн. У Артема Байкова только одно любимое занятие – пялиться на мои ноги, когда я прихожу в офис в юбке. Тогда кто?

– Доброе утро, Лиса-Алиса!

Перед моим столом появляется Вадим Крылов с четырнадцатого этажа. На лице у него кривая улыбочка, а за ухом спрятан карандаш, как новомодный атрибут, делающий его дерзким бэд-боем, хотя по натуре Вадик – добрый пудель, всегда придерживающий мне дверь и болтающий со мной на суперскучных корпоративах, пока коллеги постарше напиваются в хлам. Глаза у него карего оттенка, а волосы наоборот – золотые колосья пшеницы. Мне всегда было интересно: какие они на ощупь?

Наклонившись вперед, Вадик спрашивает:

– Как твое “ничего”, Смирнова?

– Понедельник. – Я пожимаю плечами. – Просто надеюсь выжить. А ты как поживаешь? Сегодня, случаем, уже не забегал к нам на этаж?

Я прищуриваюсь, подозревая, что именно он угостил меня кофе, а парень в свойственной ему мальчишеской манере широко улыбается и, подхватив со стола степлер, уклончиво отвечает:

– Ну, может быть.

– Может быть?

– Насколько тебе известно, я частенько к вам прихожу, Лиса-Алиса.

– И чем же мы тебя так привлекаем?

– Да вот чем-то привлекаете. У вас здесь места побольше.

– Ну да. – Я робко улыбаюсь и делаю глоток кофе, не отрывая взгляда от Вадика. – Почему бы тебе не признаться, что…

– Насколько я помню, рабочий день уже начался, – перебивает меня тот самый низкий, бархатный голос, от которого внутренности скручиваются в узел. Воздух наполняется запахом его древесного одеколона. Начищенные до блеска ботинки твердо отстукивают ритм. Я цепенею от стыда, а Вадим едва не роняет на мой стол степлер, когда Воронцов проплывает мимо.

Приветствием он нас не удостаивает.

– Смирнова, – на ходу зовет начальник.

Как застуканная в курилке старшеклассница я подрываюсь с кресла.

– Да?

– В мой кабинет через две минуты.

– Хорошо, Дмитрий Михайлович.

– А ты, – мужчина оборачивается уже на пороге аквариума и бросает на Вадика равнодушный взгляд, – займись делом, иначе уволю.

Вот тебе и прекрасное начало рабочей недели.

Рейтинг@Mail.ru