Litres Baner
Охотник 04M

Сергей Залевский
Охотник 04M

Глава 1

– И что ты им такого сказал, что вам всем стало так весело? – поинтересовался наш герой – знаешь новый анекдот, поделись с другом, а-ха-ха.

– Я им доступно объяснил, что в саванне опасно – звери всякие ходят, еще сожрут, как их друзей,… в общем, рассказал им правду – что парней из их компании съели местные кузнечики, а мы тут не причем – мы ведь не причем, правда, партнер, а-ха-ха-ха?

Немного посмеялись плоской шутке, помахали компании ручкой и залезли в машину – уже через пару минут вездеход стал шустро разгоняться навстречу новым приключениям.

– Понимаешь, Виктор, я им не говорил, что они не учитывают простого фактора: человек гораздо более опасная тварь, чем любая из тех, что живет на этой планете. Животные ведь руководствуются простыми инстинктами: они хотят есть, и все! А мы с тобой имеем эмоции и можем постоянно что-то придумывать, что не всегда вписывается в логику. Вот, например последний рейс: ты вышел в ночь, поступил нестандартно для всех жителей планеты – кто мог такое ожидать, чтобы человек ночью на Версоле вышел из вездехода? Да у меня до сих пор в голове не укладывается твой поступок,… понимаешь, о чем я?

– Ты думаешь, что я такой герой? Да я тогда чуть разрыв сердца не получил, когда оказался снаружи машины,… и не уверен, что смогу еще раз такое проделать. Настолько страшно было, что все еще вздрагиваю, как вспоминаю ту ситуацию: темно, звуки разные с разных сторон и постоянное чувство, что кто-то рядом с тобой,… бррр… ну нафиг такое. А этих парней ты, кстати, знаешь, что они хоть из себя представляют?

– Знаю только троих, остальные мне незнакомы,… неважно, смотри: собрались в стаю, чтобы нас напугать, чтобы мы заранее почувствовали себя дичью. Поедут за нами, как на охоту – тех троих, кого я узнал, могу охарактеризовать как любителей, так и не ставших профессионалами – они уже пять лет занимаются исключительно «мясом». Плохо то, что не знаю остальных – возможно, там есть и такие, что зарабатывают рэкетом на подступах к поселку, но ведь с нами все будет не так – мы ведь с тобой не безобидные хрюшки и бизоны. Посмотрим, что они скажут, когда мы начнем огрызаться в ответ – перестрелка, это не туши потрошить. К тому же я немного усовершенствовал свои хлопушки,… ничего особенного тут не сделаешь, просто прилепил к ним немного гаек – что-то вроде самодельной осколочной гранаты. Предлагаю устроить им прием в первую же ночь, чтобы жизнь сказкой не казалась – глядишь, и дурные мысли из головы вылетят.

– Мне кажется, это слишком близко к поселку, это, во-первых, а во-вторых, отпускать остальных – плохая идея, мало ли им потом чего в голову взбредет,… найдут себе еще единомышленников, организуют на нас целый рейд – а оно нам надо? В-третьих, трофеи – если оставить их в этой зоне, то их найдут точно такие же «мясники», а с таким сюжетом я категорически не согласен – кто мочит, тот и трофеи собирает!

– Трофеи… у него в голове одни трофеи! – рассмеялся Волш, сосредоточенно крутя баранку – да… ты меня удивил в очередной раз, хорошо. Тогда тянем их как можно дальше: двигаемся на максимальной скорости по нашему прошлому маршруту, а к вечеру определимся.

Вечерняя рекогносцировка оказалась ожидаемой – четыре вездехода замедлялись на краю чувствительности камеры – преследователи, очевидно, выждали некоторое время для видимости, и потом бросились вдогонку за нашим героями. Из того, что сейчас оба компаньона наблюдали на планшетах, получалось, что все восемь человек не изменили своим намерениям и едут за ними – колонна из четырех машин разворачивалась в круг, собираясь на ночевку.

– Хм, интересная идея выставить транспорт в окружность, чтобы создать небольшой «безопасный» на ночь пятачок внутри – скорее всего, кто-то из них был охотником на своей планете или где-то про такое прочитал,… толково. Но смысла именно здесь не вижу – такие лагеря делают из расчета разведения там внутри костра, а тут это такая приманка,… да и еще на ночь, посмотрим, как события развернутся.

Некоторое время партнеры еще наблюдали за суетой в лагере преследователей, надеясь увидеть глупость – огонь в ночной саванне, но нет – чужие оказались не совсем дураками, а вскоре стало окончательно темно, и охотники, поужинав, легли спать. С утра сразу рванули дальше по маршруту, обсуждая странную логику их преследователей – какой смысл в таком лагере? Так как приблизительные характеристики техники мало чем отличались друг от друга, то гонка преследования продолжалась еще шесть суток в таком режиме – напарники целенаправленно уводили за собой караван вглубь территории. К моменту, когда решено было повторить прошлый трюк с поджогом, они уже прошли стороной несколько знакомых мест, судя по карте, которую рисовал их кристалл – скоро начиналась серая зона.

– Поступим по старому сценарию – предложил Волш – попробуем сократить количество преследователей, скорее всего, они там не ждут от нас геройства и считают, что мы напуганы, убегаем, пытаясь оторваться от них. Я пойду с тобой – быстрее все сделаем!

– Хорошо,… но предлагаю не устраивать серьезных костров, чтобы не привлечь серьезных тварей – мне кажется, что достаточно будет вывезти из строя им по паре колес, чтобы серьезно осложнить им жизнь.

– В любом вездеходе есть запаска, это не решит наших проблем, а только отсрочит и обострит.

– Ну… как сказать, им же придется выйти наружу, чтобы заняться сменой колес, а тут и мы такие красивые нарисуемся с винтовками – станем в паре сотен метров от их лагеря, залезем на крышу со снайперками и будем ждать ремонтников – устроим сюрприз. Не думаю, что колеса будут гореть слишком ярко – даже, если оно все не прогорит, то потеряет функциональность, а если план не выгорит, тогда следующей ночью попробуем старый способ, хе-хе.

– Вик, это рискованный план – работать придется в траве, уйдет больше времени, больше вероятность нарваться в темноте на что-то зубастое и голодное.

Немного посовещавшись, сошлись на том, что стоит все-таки попробовать план с колесами – партнеры не теряли надежды на получение всех четырех машин в трофеи, хоть и было откровенно страшно. К слову сказать, в этот раз к экипировке и подготовке к походу отнеслись более серьезно: во-первых, все те же запасы материалов и тряпок для поджога, парочка более вместительных пластиковых емкостей для топлива, мягкая обувь, чтобы не мотать тряпки на ботинки, в которых потом неудобно ходить. А главное: купили два прибора ночного видения – такие девайсы не пользовались спросом у местного населения, и это понятно – какой смысл в том, что ты можешь кого-то там увидеть в ночи – твари тебя видят и чувствуют все равно на порядок лучше. А вдобавок еще могут и взять под контроль, в отличие от тебя – такого модного и крутого с продвинутым устройством на голове. Нашли ПНВ с трудом: оставались еще кое-какие старые запасы со времен начала колонизации – колонисты тогда быстро сообразили, что устройство бесполезно на этой планете, а стоит, как несколько единиц оружия. Продавец тогда еще сильно удивился и обрадовался, когда сплавил остатки неликвида молодому парню – Виктор реже Волша занимался закупками боеприпасов и снаряжения, поэтому его часто принимали за нового неопытного переселенца, а у этого конкретно торговца он был в первый раз вообще.

Особенностью ПНВ местного изготовления оказалась его посредственность по своим характеристикам – на открытом пространстве видимость составляла всего около сорока метров, а через бронестекло вездехода эта дистанция сокращалась почти вдвое. Очевидно, в материале этого стекла было что-то, что серьезно ограничивало потребительские качества прибора для ночных походов. Для того чтобы понять, с чем они имеют дело, пришлось обоим даже изучить одну базу «Специальное оборудование трапперов», где имелось описание того, что они купили. «Визор-НГ3» – так называлась эта гражданская поделка – Виктору стало понятно, что это какой-то недоприбор для населения, жалкая пародия на полноценный военный прибор ночного видения, которые были на порядок лучше по характеристикам. В отличие от земных моделей ПНВ, эта штука была изготовлена в виде шлема – закрывалась макушка, лоб и часть головы ниже носа – пользователь смотрел на мир сквозь забрало в зеленых тонах. Устройство питалось от небольшого аккумулятора в верхней части шлема, которого хватало на шесть часов непрерывной работы, по заявке изготовителя. Вот за такие приблуды охотники выложили почти по семь кусков, но посчитали затраты оправданными – и это была уже цена по нижнему краю – первоначально такие агрегаты продавались на Версоле по десять-двенадцать тысяч, пока люди не поняли их бесполезность.

Еще одной полезной покупкой был набор из шести комплектов с непонятной аббревиатурой «РКД-6» – это уже для связи в пределах прямой видимости, или как получится – в условиях планеты связь была третьей проблемой после ментальных хищников и невозможности полетов. Комплект носимых радио-гарнитур продавался упаковкой по шесть штук – стоило это чудо всего две с половиной тысячи бонов и крепилось на одно ухо – Виктору эта штучка напомнила блютуз-гарнитуру к мобильным телефонам, уж очень было похоже. Устройство тоже имело аккумулятор, который требовалось подзаряжать после каждых восьми часов непрерывной работы – что этим хотел сказать производитель, было непонятно: шла ли здесь речь о времени непрерывных разговоров или о времени, когда гарнитура была включена. Так что к началу операции парочка чувствовала себя хоть и стрёмно, но немного увереннее, чем в прошлый раз – все-таки, в крайнем случае, можно будет и пошептаться, а возможность видеть в темноте, хоть и недалеко, вселяла кое-какие надежды. Операцию «Проспали вы колеса, пацаны!» решили провести часа в четыре ночи – тогда начинался самый крепкий сон у людей. Сами спали до трех – оставили себе час на сборы и подъезд к лагерю противника по старой схеме, благо теперь можно было спокойно ехать нормально вперед: прибор хоть и был слабеньким и давал обзор до двадцати метров, но этого вполне хватало для медленного движения по курсовой карте кристалла.

 

Лагерь недоброжелателей снова предстал в виде фургонов, построенных в круг, поэтому просто подъехали к первому попавшемуся и остановились в паре метров сбоку. На этот раз, хоть были более подготовлены и настроены, тем не менее, еще полчаса провели на крыше своего вездехода, осматривая в шлемах ПНВ местность вокруг себя – желание выходить наружу в густую траву медленно таяло.

– Так, Волш, на выход пошли – мы тут еще посидим так десять минут и позорно сольемся – тихо сказал Виктор и первым полез вниз.

Вышли и замерли, оглядываясь, насколько это было возможно в их положении: сердце снова стало частить, набирая обороты, а следом за ним к веселью подключились и легкие – парень стал часто дышать, продолжая нервничать. Мысль спросить у Волша, как он себя чувствует быстро прошла – и своих проблем хватает – то тут, то там, глаза выхватывали мелкие силуэты каких-то зверьков, снующих почти рядом. Чтобы сильно не затягивать и не злить судьбу, решили ограничиться двумя ближайшими машинами – на все действия пошло около пяти минут, включая обливание контактной поверхности колес топливом, переход к следующему и потом сам поджег. Программу урезали до минимума – работали только на внешних колесах, не пытаясь добраться до внутреннего круга – и тяжело и опасно, они и так уже долго на открытом воздухе. Планета и ее фауна снова оказалась милостива к ним – оба смогли добраться обратно и закрыть за собой люк, а затем быстро сели за руль и убрались с места диверсии на пару сотен метров, как и планировали. С такой дистанции увидеть что-то в лагере было невозможно, точно так же, как и услышать – да и задачи такой они себе не ставили,… скоро рассвет, там все и решится. Ложиться спать не стали – выпили по дозе стимулятора, поели и убили время до первых лучей солнца за пустыми и дурацкими разговорами ни о чем. А как начало светать, взяли винтовки и полезли на крышу – компаньонов очень интересовало состояние техники преследователей, и, что важнее – реакция ночных обитателей на небольшой огонек.

– Крепко спали парни – смеялся Волш, разглядывая стоянку преследователей в бинокль – повезло им, никто не пришел на огонек, ха-ха-ха,… хотя и нам тоже повезло – фургоны целые, а вот с колесами беда, надо менять…. ждем механиков.

Виктор тоже видел последствия их ночной вылазки: не все было так хорошо, как хотелось, но результат радовал – корпус в местах поджогов почернел от дыма, что навевало мысли о хорошо прожаренных колесах и скорой встрече с ремонтниками. Дальнейшие действия совсем рассмешили компаньонов: люди даже не попытались выйти из своих машин, проверить их перед движением, а просто двинулись к ним, проведя утреннюю разведку подъемной камерой. Землянин смог наблюдать в бинокль весь процесс поднятия стрелы и последующего опускания в походное положение – их, конечно же увидели, это 100 %! Потом началась суета – два вездехода не проехав и десяти метров, остановились, а два других решили не вырываться и выяснить, что там такое у коллег произошло?

– Стреляем сразу, как только появятся из корпуса – сказал Волш, приникая к прицелу – второго выстрела можем не успеть сделать. Если не дураки, определятся быстро и перекроют нам сектор обстрела двумя другими машинами, не жалей боезапас, максимум огня, партнер!

– Бах! Бах! – первых двух кандидатов в ремонтники сняли с трех выстрелов – вторые номера расчетов убитых быстро исчезли внутри своих машин и больше не высовывались.

Парень еще немного пострелял по пузырю кабины одного из них, но безрезультатно – как и говорил ему Волш, пробить этот хрупкий на вид материал можно только бронебойным выстрелом и только перпендикулярно, что в данной ситуации было нереально – фургоны стояли под углом друг к другу. Оценил успехи партнера – тот оказался удачливее, сообщив, что снял двоих – смертельно или просто задел – пока непонятно. Враг тоже был не дурак – их положение было известно, поэтому одна из целых машин стала боком, перекрыв возможность дальнейшего веселья. Виктору пришла идея немного попугать противника.

– Волш, предлагаю вариант: я остаюсь внизу и управляю вездеходом, а ты останешься здесь и направляешь меня – попробуем сделать круг вокруг них, может, откроются на пару секунд – ты стреляешь лучше меня.

– Давай попробуем, но скорее всего, ничего не выйдет – нам надо много проехать, чтобы что-то увидеть из-за передней машины, а им надо будет немного развернуться на пару метров всего, чтобы снова перекрыть сектор,… но попытку сделаем, может они слишком заняты заменой своих колес и не сильно за нами смотрят.

Проехать пришлось довольно много, чтобы чуть приоткрыть сектор Волшу – тот снова сделал пару выстрелов, и прикрывающая машина сразу переместилась немного дальше, одним движением сведя на нет их долгий путь.

– Предлагаю больше никуда не ездить, а ждать здесь развития событий – внес предложение Волш, когда компаньоны удобно расположились в кабине, наблюдая за противником через поднятую камеру на стреле – отремонтировать эти два вездехода они смогут ценой всех своих запасных колес. Такую деталь каждая машина везет с собой всего одну, больше не помещается, да и считается, что эти устройства почти не убиваемые,… по крайней мере, ни я, ни мои знакомые не слышали о случаях отказов – там ведь и ломаться нечему. Таким образом, теперь им надо спать по очереди – это в тех машинах, где осталось по полному экипажу, а там, где мы отработали – там ситуация хуже. Идет к тому, что за эту ночь они потеряли половину своего преимущества, как численного, так и морально-технического.

– Хм, мне кажется, в таком случае разумнее сегодня снова повторить вылазку и вообще лишить их транспорта, и потом устроить им здесь осаду – уехать никуда не смогут, а продукты рано или поздно закончатся, особенно если учесть отсутствие у них мяса – кто ж в саванну возит с собой такой продукт из поселка?

– Тогда сделаем вид, что результаты стычки нам понравились: мы вроде как их напугали, уверены, что дальше за нами не поедут и отправились по своим делам. Посмотрим, поедут ли за нами или нет – в полевых условиях на замену одного колеса таких габаритов требуется около часа, а мы вчера подпалили четыре,… вполне возможно, что откажутся от мести, и повернут обратно.

– Постой, я не понял – ты хочешь их отпустить вот просто так? Я думаю, это неразумно – сагитируют еще парочку отморозков, и тогда загонят нас 100 % – их надо оставить тут, чтобы в будущем не нажить себе проблем на пятую точку.

– Ха-ха-ха, ты меня радуешь, напарник: конечно же нет, я их отсюда не выпущу – просто предлагаю сделать вид, что мы решили удрать, пользуясь заминкой – им работы минимум на четыре часа, за это время уберемся подальше, так, чтобы камера нас не зафиксировала, а ночью вернемся и доделаем начатую работу.

Так и решив, развернулись и погнали, особо не выбирая направление – по дороге высматривали живность, один раз остановились, чтобы добыть парочку аппетитных, жирных свинок. Разделали две тушки за полчаса и поехали дальше – старались ехать по прямой, чтобы ночью не сильно петлять, но местность здесь уже была не такой, как возле поселка. Густая трава чередовалась проплешинами голой земли и кучками жесткого кустарника, а рощи становились реже и попадались не так часто. Отъехали за пределы разрешающей способности своей камеры – маловероятно, что у преследователей оптика лучше классом, поэтому, решив дальше не удаляться, так и оставили ее на вылете стрелы, контролируя возможное появление с той стороны погони. Потом стали спать по очереди, прерываясь только на прием пищи и смену «караула» – следовало отдохнуть и как следует выспаться днем, чтобы ночью не «клевать носом», пока будут медленно ехать обратно – стимуляторы, это конечно хорошо, но принимать их каждый день, это моветон.

Выдвигаться обратно начали еще в сумерках, когда солнце было на уровне горизонта – путь обратно предполагал в несколько раз больше времени из-за низкой скорости, естественно. Ехали, конечно же, по своим «следам» – кристалл исправно рисовал маршрут, пройденный днем. Место, где они оставили преследователей, неприятно огорчило отсутствием неприятеля – в голову приходило два варианта: или перепугались и решили, что орешек им не по зубам, или же устроили новый лагерь где-то в другом месте, и партнеры просто промахнулись – в темноте это раз плюнуть. Поэтому, немного посовещавшись, компаньоны решили, что ездить в темноте и что-то искать глупо и небезопасно – можно и действительно что-то найти на свою попу – пошли спать с планами на завтра. Очевидно, что проспали – все-таки легли ближе к утру – поднятая на максимум камера дала понять, что четыре чужих вездехода не наблюдались в пределах ее видимости. Вариантов снова было два: или двигаться обратно, в надежде, что неприятель озлобился после потерь и решил продолжать преследование, или второй вариант – неизвестные решили, что добыча больно огрызается, и двинулись обратно в поселок. Поскольку второй вариант был абсолютно неприемлем для партнеров, то решено было проехать в сторону поселка, ведь если четверка преследователей поехала в другую сторону, то шансов их встретить будет меньше – саванна огромна.

Удача снова улыбнулась нашим героям: приблизительно через три часа езды в направлении поселка сделали небольшую остановку, и провели рекогносцировку – четверка мстителей уверенно двигалась обратным путем – немного в стороне от их курса, но почти параллельно. Не сговариваясь, бросились вдогонку – теперь дичь и охотник поменялись местами, медленно сокращая расстояние – по прикидкам, сегодня ночью можно будет повторить диверсию с ходовой частью. Единственное изменение в плане операции состояло в том, что Виктор предложил в полукилометре от предполагаемого лагеря беглецов зажечь большой костер из тех запасов, что они купили для этого рейса, и которые он собирался пустить в ход на крыше одного из этих вездеходов. Однако так как на первое место у них двоих вылезла практичность и выгода, то привлекать к себе в таком случае что-то большое, злое и голодное будет глупо. Собственно приятели так поступили в первую вылазку, испортив пару колес, преследуя цель ослабить врага, а не уничтожить вместе с ценным имуществом.

Поэтому на этот раз план состоял из двух пунктов: во-первых, отвлекающий фейерверк для больших ночных животных, а во-вторых – мелкая пакость с колесами, только в этот раз было решено испортить их у всех четырех вездеходов, чтобы никто не уехал отсюда. Такой план требовалось осуществить не только из соображений возможных осложнений от этих людей в будущем, нет – компаньоны хотели сохранить в секрете свои возможности действовать ночью. Люди быстро поймут, что к чему, и ночная «безопасность» для них может быстро пропасть, когда парочка смельчаков додумается до ночной езды или охоты с применением ПНВ. К вечеру напарники уже могли наблюдать беглецов визуально – колонна из четырех машин уверенно двигалась в сторону «Версолы-2», хоть до него еще было ехать и ехать. Очевидно, что выходка наших героев что-то сдвинула в мозгах бригады мстителей, так как в этот раз ставить в круг свои аппараты они не стали, выстроив их в ряд, бок обок.

– Хм, задача усложняется – промолвил Волш – наблюдая лагерь преследуемых – они стали так, что не подберешься сбоку ко всем сразу – можем испортить только два из них, причем задние пары не вижу смысла поджигать. В крайнем случае они отцепят прицепы и укатят без них, а если испортим только крайние, то просто пересядут в уцелевшие и поедут себе дальше поутру… проблема у нас, партнер!

– Тоже мне проблема – хмыкнул Виктор – будет следующая ночь, буде новая добыча. До поселка еще далеко, да и до зоны, где работают «мясники» тоже далеко – в эту игру мы можем еще долго играть, партнер, так что не парься,…хотя есть мысль, что противник может устроить дежурство на эту ночь. Что-то заметят, откроют шлюз и пальнут сдуру, а нам это надо? Поэтому есть еще более продвинутый план: работаем по тем вездеходам, что стоят в центре, а не по краям!

– Да ты что? – скептически посмотрел на парня охотник – и как ты себе это представляешь?

– План такой: ночью объезжаем их по дуге, так, чтобы заехать с передка машин,… ждем точно также до четырех-пяти ночи – самый сладкий сон, хе-хе. Даже если они организуют дежурство, в это время есть максимальный шанс, что часовой заснет с непривычки – это же им в первый раз такое счастье прилетело! Сам посуди: сидишь себе в тепле, безопасности, внутри агрегата тихо и уютно, за бортом шелестит трава и ветер,… по любому заснешь! Вряд ли среди них найдутся герои дежурить на крыше – лично я бы не пошел на такой опрометчивый шаг. Так вот о плане: подбираемся к ним поближе, но перед этим в полукилометре устраиваем отвлекающий костер для местных организмов. Потом забираемся под днище центральных машин – да-да, Волш, не смотри на меня, как на идиота – из базы «вездеходы» следует, что клиренс у таких машин почти сорок сантиметров, а этого расстояния вполне хватит, чтобы проползти под ним и добраться до цели. Нам ведь много портить не надо – только колеса под основной частью корпуса: там их больше, чем на прицепе, если все сгорит, то заменить будет уже нечем, даже если снять все с прицепов. Облить контактную часть устройства можно и из положения лежа. Согласен, это опасно – в такой густой траве можно напороться на змей или других кусающихся гадов, поэтому берем с собой антидот на такой случай. Вот были бы у нас дымовые шашки, кинули бы под кузов пару штук – вся гадость бы оттуда сама уползла, но чего нет, того нет – а ты у нас умеешь только громкие хлопушки делать, а-ха-ха-ха. Вот такой у меня простой и глупый план: будем надеяться, что отвлекающий костер даст нам некоторое время для акции.

 

– Это сумасшествие, Вик – партнер смотрел на Виктора, как на душевнобольного – ты хочешь сам себя запереть в заведомо невыгодных условиях, если что-то приползет к нам на огонек. Ты ведь там не сможешь даже нормально развернуться, не говоря о том, что шансов сбежать оттуда вообще никаких не будет.

– Согласен, тут есть сложности,… но! – отреагировал на критику парень – во-первых, то, что нас там может сожрать, гораздо больше нас самих, и оно физически под вездеход не полезет. Можно, конечно, взять с собой иглострел, но тут высокая вероятность, что ползая там на брюхе, заденешь спиной днище, где у тебя будет закреплено оружие и внутри могут среагировать неоднозначно, что в свою очередь может плохо для нас закончится. Если они там на взводе, то будут реагировать на любой шум – вот придет им дурная мысль проехать немного вперед,… или назад, неважно – и раздавят то, что там ползает у них внизу – а там мы ползаем, Волш! А быть раздавленным мне не хочется, так что поползать на брюхе десять минут вполне нормальный террористический план, как по мне. Хотя, если у тебя есть более креативные идеи, я готов их обсудить, и, кстати, о шансах сбежать – против ночных хищников один на один у нас нет шансов ни лежа, ни сидя, ни бегом – нас порвут в любом положении.

Ночью работали строго по плану: сначала отъехали от будущего места поджога на полкилометра, или чуть дальше, и быстренько вывалили все подготовленное барахло на траву – поджигали немалую кучу почти на ходу – огонь разгорался медленно, обнадеживая своими перспективами. Распространения пожара по саванне не боялись – в этом месте трава была густой, и ничего сильно горючего поблизости не было – опасность возгорания примыкающей территории была оценена, как маловероятная. Затем еще минут двадцать объезжали стоянку с таким расчетом, чтобы заехать спереди стоящих вездеходов – прицепы, как объекты диверсии были неинтересны. Каждый диверсант одел шлем с ПНВ, руки закрыл полимерными перчатками на случай, если в траве найдется что-то мелкое, зубастое и злое – материал перчаток должен был дать хоть какую-то защиту от чужих зубов и клешней. Несколько ампул-шприцов с самыми распространенными антидотами в верхние карманы куртки, по две емкости с топливом – хватит на все колеса, а больше и не требуется по плану, гарнитуру на ухо и вперед. Ночь снова встретила набором ароматов, шелестом травы и разными звуками, происхождение которых не удавалось определить на слух. Короткая перебежка к первому объекту атаки – и вот парень уже на животе ползет под машину: сразу выяснилось две вещи. Во-первых, ползти было более-менее нормально, задница и шлем не дотягивались до низа фургона, что радовало. А вот сам шлем был почти бесполезен: густая трава в зеленых тонах прибора сливалась в одну сплошную массу, своим видом пугая и без того неспокойного диверсанта, а плита вездехода над головой серьезно давила на психику к тому же.

Сначала решил подготовить ближнее к себе колесо – облил смесью, но не поджигал, а пополз к следующему – так повторил действия несколько раз и долго пытался развернуться с непривычки – не каждый день приходится лазить по-пластунски под техникой ночью в саванне. Когда развернулся, поджег последнее колесо и шустро пополз к первому – там тоже не стал задерживаться – ограниченность маневра и отсутствие оружия не располагали его к длительным прогулкам на животе. Материал колеса горел не слишком ярко – скорее плавился и пузырился, пуская едкий, черный дым – это было незаметно сейчас, но заметно по первому удачному поджогу по закопченным бортам машин. Неяркое желто-красное пламя медленно растекалось по колесу, как будто лаская своими языками жертву. К тому времени, когда Виктор выполз из-под днища и поспешил уже к своему вездеходу, там его дожидался напарник – тот ухитрился проделать все быстрее, как будто имел опыт таких диверсий. Ждать еще чего-то или кого-то не стали, рассудив здраво, что можно и неприятностей дождаться: поэтому благополучно заперли за собой двери и отогнали машину на несколько сотен метров, с таким расчетом, чтобы с утра занять удобную позицию для стрельбы с крыши. Понаблюдав издалека за результатами своей работы – а этих результатов отсюда было не видно, пошли досыпать оставшееся время. С утра, взбодрив себя приемом местного вида кофе, вылезли наверх и стали ждать развития событий.

– Поумнели – с недовольством заворчал Волш – подняли камеру, обнаружили, теперь у нас нет преимущества внезапности,… ладно, ждем, когда поедут, хе-хе.

Из вездеходов по-прежнему никто не выходил: преследователи (хотя теперь-то роли поменялись!) были в худшем положении, ведь чтобы занять аналогичную позицию их снайперам требовалось сначала выбраться через верхний люк или через боковой выход – а тот и другой путь наши партнеры держали под прицелом. Но о том, что возможности передвижения у них ограничены теперь, люди в вездеходах еще не знали, поэтому вся четверка через некоторое время дружно двинулась с места, о чем пожалела буквально через минуту, выявив очередную проблему с ходовой частью.

– Сюрприз! – ухмыльнулся Виктор, переглянувшись с напарником – пора на выход, парни – время менять транспорт!

– У них два пути – отозвался охотник – бросить два фургона и пересесть к тем, что еще целые,… и бросить как есть, кстати, хотя могут с отчаяния поджечь. Или пойдут на контакт – все-таки у них численное преимущество, их как минимум пятеро – сейчас посмотрим, кто нас собирался нагибать. В любом случае, тем кто внутри поврежденных машин надо как-то выбраться к соседям, а это не так просто: основной вход в фургон находится с правой стороны, а значит, следует обойти спереди или сзади соседнюю машину – а тут мы, все такие молчаливые и загадочные, но с винтовками, хе-хе.

Противник, не желая терять сообщников, поступил грамотно – один фургон сделал круг и закрыл своим корпусом три остальных, так что подстрелить никого не смогли в этот раз. Мало того, пока этот транспорт прикрывал собой три остальных, за его корпусом успели занять позиции их стрелки, а когда тот снова отъехал в сторону, откидной щиток перед нашими компаньонами принял на себя сразу три попадания. Видимо только озлобленность и желание поквитаться с обидчиками спасло напарников, так как с такого расстояния промахнуться было практически невозможно, и промахи можно было списать только на поспешность стрельбы из неудобной позиции. Но Виктору и Волшу такой расклад совсем не понравился, и, прикрываясь все тем же щитком, они ползком добрались до люка и спустились вниз вездехода, услышав по пути еще парочку попаданий в металл за своей спиной. Потом неприятельский вездеход снова стал к ним боком, закрыв обзор – скорее всего, неприятель проводил плановую эвакуацию имущества из двух поврежденных машин, чтобы не оставлять противнику трофеев. Такая ситуация сохранялась почти два часа – компаньоны все это время наблюдали за лагерем соперника,… ну как наблюдали – видно ничего не было, кроме борта одной машины – просто ждали, когда ситуация начнет как-то развиваться. Движение наметилось, когда такое наблюдение стало надоедать – группа из двух машин шустро развернулась и покатила дальше по своему маршруту, очевидно намереваясь уйти в отрыв… наивные парни! Осмотр двух брошенных агрегатов полностью подтвердил догадки: выгребли все ценное, оставив только топливо, воду и сами машины, и, к большому сожалению партнеров, обе машины лишились управляющих кристаллов – ниши в кабинах были вскрыты и пусты.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru