Litres Baner
Русь, сложение государства в IX веке. Венеды и северяне, часть гуннов, ставшие основой новой общности. Новое начало

Сергей Юрьевич Соловьев
Русь, сложение государства в IX веке. Венеды и северяне, часть гуннов, ставшие основой новой общности. Новое начало

© Сергей Юрьевич Соловьев, 2020

ISBN 978-5-0051-5325-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

Данное исследование ставит своей целью поставить новые вопросы и дать однозначные ответы в истории создания Древнерусского государства в 9 веке нашей эры. Эта тема всегда была важной, ведь она затрагивает саму основу нашей страны, России, ведь Русь была и есть предтеча Российской Федерации, громадного государства, протянувшегося от истоков Днепра, берегов Балтики и Азовского моря, Крыма и до берегов Тихого океана. Множество народов оказались в орбите и границах нашего государства, и права, свободы и язык этих народов защищены Конституцией России. Так воля случая или историческая закономерность послужила причиной создания столь большой и многонациональной страны? Автор постарается предметно доказать, что именно закономерный исторический процесс был тому причиной, а не случайность или добрая или злая воля нескольких правителей. Существовали ли объединения народов до 9в. на этой территории? Да, несомненно, и притом с незапамятной древности. Были попытки найти родину славян в припятских болотах, по сути непонятно где и непонятно откуда. Пытаясь больше жонглировать тем, что само имя «Словене» или «Славяне» появляется лишь в 6в.н.э. у Прокопия Кессарийского. Да, это именно так и есть, но есть и другая поправка, или уточнение. В ФРГ, где прживают несомненные славяне, исконное население этих земель, лужицкие сербы. Так, в Германии официально славян именуют лишь SERBEN и WENDEN (Ladusch, Manfred и др. Die Sorben in Deutschland) и никаких, совсем никаких славян. Так что исходя из логики этих деятелей науки, славян на территории Восточной Германии и не было. Однако же, это не так и совсем не так. Именно на этой территории еще с 12 в. до н.э. проживают компактно вендские племена. Кстати говоря, наши соседи финны да и эстонцы до сих пор называют Россию именно Venaja, то есть показывая преемственность от вендов к русским. Именно миграция вендских племен на Юг и Восток была описана Прокопием в 6 в., очевидно, самое начало длительного процесса. Но, понятно, что на Востоке Венды встретили не пустую землю, а землю населенную племенами непосредственно происходящими от скифов, сарматов и гуноов, что одно и тоже, то есть, племенной союз Северян. Но, надо отметить, что Птолемей еще в 2в.н.э. описывал Сарматию, как территорию от Одера, и до Урала и далее, разделяя Сарматию на Европейскую и Азиатскую, страну с множеством городов. Не только Птолемей говорит о уже сложившихмя государствах на территории теперешней России, Польши и Германии это утверждается в древнем верхненемецком эпосе «Дитрих Бернский». Так же в данном контексте интересны и «Вилкина —Сага» и «Ортнит».

География

Само место складывания славянского этноса поражает воображение – от реки Обь, согласно «Гюстровской Оде» и «Сказанию о Славене и Русе» до Одера на западе, Балтийского моря и Дуная. По этой громадной территории текут глубокие реки, сами по себе служившие препятствием для миграции людей- это Волга, Дон, Днепр, Прут, Висла, Двина, Дунай, Эльба и Одер. Как видно, волна переселения предков славян в древности была настолько мощной и неодолимой, что племена предков славян смогли пересечь эти препятствия и расселиться на огромной территории.

Данная местность относится к умеренному поясу, с ярко выраженной сменой климата зимой и летом. Обилие деловой древесины делало ее самым распостраненным материалом для ремесла- из дерева строили дома, посуду, укрепленные местности, и вследствие обильности материала, он был не слишком дорог. Обратной стороной были и частые пожары, уничтожавшие постройки. Так же, памятники и постройки из дерева плохо сохраняются в земле, оставляя зачастую лишь лплывшие от времени валы и рвы. Правда, в последнее время, исследователи научились применять анализ снимков из космоса или прибегать к помощи авиации.

Обилие водных источников всегда помогало ведению сельского хозяйства, и земледелия и скотоводства. Урожаи, в то далекое время, конечно, не были столь обильны, как в Междуречье и Египте. Дожди здесь случаются регулярно, и хотя бывают и засухи, но они не носят определяющего характера, как нет и пустынных местностей. Однако, исключая Урал, эти земли относительно бедны месторождениями меди, что было важно в древние эпохи, но в Прибалтике имелся янтарь, на долгие тысячи лет ставший основой обмена. Культура обработки глины- керамическое производство-было развито, и также было очень своеобычно. Вообще, керамика является одним из важнейших индикаторов разных культур, позволяя судить о их сходстве и различиях. В Волго-Донском бассейне таким источником обмена могло быть только зерно и получаемое с Севера и Сибири ценное меховое сырье, а также мед и воск. Предки славян одомашнили и скот, употребляя в хозяйстве коров, овец, коз. Как это не покажется странным, но до одомашнивая лошадей в хозяйстве, особенно в Северных регионах, использовались лоси как тягловая сила. Из продуктов сельского хозяйства известны зерновые культуры, капуста, свекла и морковь рано пришли в быт предков славян, как и яблоки. Судя по упоминаниям в песнях, выращивали и виноград. Рыболовство также было важным промыслом, зачастую заменяя и дополняя в случае неурожаев хлеб, а следовательно, и развивалось судостроение, которое было настолько самобытно, что сложно сейчас и поверить- лодьи не сбивались гвоздями, а сшивались вицей, прикрепляя доски к каркасу судна. Еще более ранние суда, были кожаными, с обшивкой именно из кожи животных.

Источники

Мифология

Первым, хотя и не важнейшим, источником информации о столь далеком прошлом, явдяются мифы и сказки. При пускай не простой, но плодотворной работе мифы и сказания раскрывают исследователям свои тайны, как всем извесный пример с великим Генрихом Шлиманом и Артуром Эвансом, раскрывшими таинственные глубины неизвестной тогда Крито-микенской культуры, основываясь на поэмах Гомера и древнегреческих мифах.

Сказки

Медведь-батюшка

Это сказки «Три медведя» и «Маша и медведь». Обе сказки основаны о мифе о медведе —первопредке. В первой, «Три медведя», девочка попадает в лесу в дом медведей, пробуя их еду, и отаваясь спать, а потом убегает.

В сказке «Маша и медведь» девочка Маша попадает в дом к медведю, и остается у него жить. Затем, девочка Маша обманом оказывается обратно в своем доме, попросив Медведя принести гостинцы дедушке и бабушке. А сама забирается в короб. Очевидно, что многие сказки, типа «Красавица и чудовище», «Аленький цветочек» имеют своей основой именно эту сказку. Где, чудовище-Медведь, затем возвращает девочку домой. Здесь опять-таки имеет место сказка о Первопредке-Медведе, возвращающем (ПОРОЖДАЮЩЕМ из мертвых) девочку, и возвращающим ее в мир людей.

Медведь, вообще чтимое животное у славян, предмет культа и уважения.

Гуси-Лебеди

Культовым животным, наряду с медведем, был и гусь-лебедь, упоминаемые в сказках русского народа неразрывно. Впрочем, подобные, даже скорее, идентичные сказания наблюдаются и в Померании и Дании и Швеции, куда доходили гунны-гансы в эпоху бронзы. Само название этого племени связано с гусем, ведь по-немецки ганс-гусь. и естесственно, что сказки и сказания с гусем многочисленны-Гуси-Лебеди выступают во многих сказках. Но ранее, гусь был предметом культа-это животное, как в мифах о Аполлоне, который был выходцем тоже с Севера, уносило душу умершего в Страну мертвых. О этом говорят многочисленные статуэтки этих птиц в захоронениях скифов, сармат и гуннов. Но в эпоху бронзы гуси изображались схематически, в виде меандра.

Жили у бабуси

Два весёлых гуся, —

Один – серый,

Другой – белый,

Два весёлых гуся.

Вытянули шеи,

У кого длиннее, —

Один – серый,

Другой – белый,

У кого длиннее.

Мыли гуси лапки

В луже у канавки, —

Один – серый,

Другой – белый,

Спрятались в канавке

Вот кричит бабуся: —

Ой, пропали гуси,

Один – серый,

Другой – белый,

Гуси мои, гуси.

Выходили гуси,

Кланялись бабусе

Один – серый,

Другой – белый,

Кланялись бабусе.

У сарматов, также гусь сопровождал в посмертии. Очевидно, судя по сказкам, должен был улететь с душой умершего на прародину, далекий Север. По мокшански Гусь – маци, -хть, роследнее близко слову ХАНТ. По- немецки Гусь- Gans. У саков лебедь так же был сакральным существом, чья функция была доставить душу умершего в загробный мир. Вспомним упряжку из лебедей Аполлона.

Лишним доказательством того, что гунны-гансы в третьем тысячелетии достигли Эллады, доказывают и культ лебедя-гуся, связанный с культом Аполлона и Артемиды. В русских сказках «Гуси-лебеди» похищают Иванушку, уносят его за тридевять земель, и его спасает сестрица Аленушка (форма имени Елена). Здесь, очевидно, преварщение в сказку представлении о том, что после смерти гуси-лебеди уносят душу умершего в Загробное царство. С подобным сюжетом есть сказки в Дании, Швеции и Германии.

В ряду многочисленных живых атрибутов Аполлона лебедь по праву занимает главное место. Популярность мотива «Аполлон и лебеди» засвидетельствована на протяжении всей античности. Эта красивая гордая птица сопровождает божественных близнецов Аполлона и Артемиду «самых прелестных меж славных потомков Урана» (Hes. Theog., 920). Иногда на лебеде (а чаще на гусе, судя по вазописи) появляется «золотая Афродита» или ее сорванец Эрот (но это уже поздний эллинизм).

Поэты и философы часто называют лебедя птицей Аполлона (H. h., XXI. 1 sq; Sapph. frg. 147b, Plato, Phed., 85b.), «голосистым певцом бога», «самой певучей из птиц» (Call. Hymn., II, 5; IV, 249), «любимцем муз» (Eur. Ipphig. T., 1103—1105), «пифийским и делосским» (Aristoph. Av., 870). «Длинношеею радостью Аполлона» величает лебедя Вакхилид (Dyph., 16). Мотив «лебединой песни» не был известен в древности, его нет у Гомера, Гесиода, а также в гомеровых гимнах. Напротив, лебедь в священных местах Аполлона поет постоянно, славя рождение бога на Делосе (Call., II, 250—254), или предвещая его появление (II, 5; Aristoph. Av., 769—770), или распевая в стране гипербореев гимны во время священнодействий. Как сообщает Элиан (De nat. an., XI, 1), в это время с Рипейских гор слетаются тучи лебедей, «они облетают храм, как бы очищая его своим полетом», а затем чинно рассаживаются на ограде храма, «представляя собой зрелище величественное по множеству и красоте». Когда же певцы начинают славить бога в сопровождении кифаристов, «тогда и лебеди сообща присоединяются к пению и никоим образом нигде не поют нескладно или неточно», виртуозно исполняя мелодию, подобно опытным певцам, руководимым хорегом. И целый день «вышеназванные пернатые певцы все вместе прославляют и воспевают бога».

 

Былины

Русские сказки и былины – это целый мир для пытливых исследователей и ученых. Наиболее известны читателям былины о Святогоре, Илье Муромце. Алеше Поповиче, Добрыне Никитиче.

Святогор

Святогор, наиболее древний богатырь, истинный гигант, неразрывно связан с горами, и его с трудом носит сама сыра Земля. Здесь налицо описание титана, не имеющего никаких связей с реальными персонажами истории, а скорее мифологическим образом. Жену свою он носил в гробу, или корзине с собой, и в конце жизни, живым ложится в гроб, и отдает свою силу Илье Муромцу. Аналогов подобного богатыря в эпосах других славянских народов не существует.

Илья Муромец

«Будь ты, Илья, великий богатырь,

И смерть тебе на бою не писана…»

Илья Муромец (полное былинное имя – Илья Муромец сын Иванович, также встречаются варианты: Илья Моровлин (Каллаш: ВПИМ, 1889, с. 204.), Муравленин, Муровец, Муромлян; один из главных героев русского былинного эпоса, богатырь, воплощающий общий народный идеал героя-воина. Согласно поздним версиям былин, крестьянский сын и будущий защитник русской земли от врагов, параличный до 33 лет, получает силу от старцев (другой вариант – от калик перехожих), после чего борется с Соловьём-разбойником, идолищем, жидовином, татарами и, наконец, не умирает, а окаменевает.

Тут строил стар Илья церкву Индейскую

Да как начал строить церковь Пештерскую

Тутова стар и окаменел (Кириевский, I, 86).

В ряде былин Илья Муромец связан с Италией. Наиболее интересен особый вариант, записанный в 1871 году на берегу Онежского озера от превосходного знатока былинной традиции Трофима Григорьевича Рябинина. Здесь говорится о встрече богатыря не с сыном, а с дочерью, которая разыскивает отца и в ответ на расспросы Ильи говорит, что она родилась в Италии, где живет еще ее мать. Из диалога выясняется, что у матери ее жил Илья, когда помогал итальянскому королю.

Есть я родом из земли да из Тальянскою,

У меня есть родна матушка честна вдова,

Да честна вдова она колачница <…>

И отпустила меня ехать на святую Русь

Поискать соби да родна батюшка <…>

Илья, узнав, что это его дочь, говорит ей:

«А когда я был во той земли во Тальянскою,

Три году служил я у короля тальянскаго,

Да я жил тогда да й у честной вдовы,

У честной вдовы да й у колачницы <..

Наши эпосоведы не раз отмечали высокие художественные достоинства этого варианта. Он был закономерно включен в составленную А. М. Астаховой академическую антологию былин. Бесспорна географическая связь цитированного варианта именно с Италией и вполне очевидна сюжетная соотнесенность его с ролью Ильи в памятниках германского эпоса, также указывающих на Италию. Илья Русский упоминается в «Вилькина-Сага», « Сага о Тидрике Бернском», и немецких поэмах «Сказание о Дитрихе Бернском», «Ортнит»,

Алеша Попович

Алеша Попович- один из богатырей, входящих в троицу богатырскую вместе с Ильей Муромцем и Добрыней Никитичем. Алеша не столько силен, сколько хитер, и умеет играть на гуслях. Легендами о рождении схож с легендой о рождении Волха-Велеса, гром гремел. Сразу же. Как и Волх-Велес, снарядил дружину, был умен не по годам, и как и Волх-Велес был женат на Аленушке (вариант имени Еленеа, жене Волха). Так что вероятнее всего это христианизированный образ Волха-Велеса.

Волх Всеславович

Вольга – сын змея и княжны Марфы Всеславьевны. Содрогание земли и ужасный страх всех живущих существ в ту минуту, когда Вольга увидел свет, указывают на него как на олицетворение какой-нибудь стихийной силы.

По саду, саду по зеленому

Ходила-гуляла молода княжна

Марфа Всеславьевна,

Она с камени скочила на лютого на змея —

Обвивается лютый змей

Около чебота зелен сафьян,

Около чулочика шелкова,

Хоботом бьет по белу стегну. (часть ноги от таза до колена)

А в та поры княгиня понос понесла,

А понос понесла и дитя родила.

А и на небе просветя светел месяц,

А в Киеве родился могуч богатырь,

Как бы молоды Волх Всеславьевич:

Подрожала сыра земля,

Стряслося славно царство Индейское,

А и синее море сколебалося

Для-ради рожденья богатырского

Молода Волха Всеславьевича;

Вольга-Волх-Велес растет не по дням, а по часам, и в скором времени становится могучим богатырём, обладающим не только искусством бороться с врагами, но и читать по книгам и оборачиваться разными животными.

Былина, как видно, рассказывает не о человеке, а о божестве. Он обратил своих воинов в муравьев, то есть, как и Ахиллес, повелевал мирмидонцами.

Велес-Волх идет на царство Индейсое побеждает, завоевывает его, и женится на Елене Азвяковне, Елене Прекрасной. Как видно, сходство легенд о Ахиллесе и Велесе налицо.

Добрыня Никитич

Добрыня Никитич, наиболее вероятно, имеет основой образа Добрыню, родственника Владимиря Святославовича. В былинах подчеркивается его вежество, разум, сдержанность в отличие от Алеши Поповича и Ильи Муромца.

Дунай Иванович

Дунай Иванович более напоминает Илью Муромца, но с подстекстом, что пришел служить он в Киев с чужих земель, обычно из Литвы или Польши. Он, как и Добрыня Никитич, занимается сватовством, сватая дочь короля Апраксу за Владимира. Сам же Дунай женится на сестре Апркасы. Настаье-полянице (богатырше). Но случайно богатырь убивает Настасью, и перед ее смертью достает из чрева женщины чудо-ребенка- «по коленца ножки в серебре, по локоточки рученьки в золоте, на головушке по косицам звёзды частые» (Рыбн. 9). Дунай бросается на меч, и погибает.

Польский эпос, Лешко Попелюш

Польский эпос к сожалению, как таковой, не дошел до нас. Остались пересказы отдельных эпических преданий, вошедшие в хроники Анонима Галла, Богухвала, Кадлубка и пр. В «Великой хронике» поляков сохранилось предание о двух братьях, сыновьях легендарного героя и правителя Крака, основателя Кракова. Они сразились в поединке, победил старший, которого, как и отца, звали Краком.

Это предание напоминает былину «Королевичи из Крякова». Там также идет речь о поединке братьев, сыновей правителя, в котором одерживает верх старший брат, тезка отца. Имена братьев в былине христианские, то есть поздние. Более того, Лука и Петр (Лука и Моисей, Лука и Матвей) Петровичи – это общеэпические имена братьев, упоминаемых в паре. Они могут появляться на богатырской заставе, на поле Камского побоища, в былине про их сестру Алену и Алешу Поповича, даже в былине про Ваську Буслаева.

В западнославянских и севернорусских сказках сохранилось предание о герое по прозвищу Попялов, Попялышка, Попелюх, Попельвар, Попельчек. Итак, польского героя зовут Лешко Попелюш, русского – Алешка Попович. Налицо определенное схлдство, особенно в описание героев.

В «Великой хроники», написано, что некий «ткач», наследник рода Попелюшей, одолел Александра Македонского не силой, а «хитростью и подвохом». В честь этого подвига герой получил имя-прозвище Лешко, то есть обманщик, плут. В былинах России Алеша Попович так же зачастую побеждал недругов хитростью.

В былинном эпосе отлично известен герой, побеждающий врагов «хитростью и подвохом». Его зовут Алеша – в былинах чаще Алешка – Попович. Так же важно то, что польский язык – единственный, кроме русского, славянский язык, сохранивший слово «богатырь» (bohater, bohatyr, bohaterz) в значении «герой», воин обладающий особой силой и умениями. Украинское «богатир» это скорее позднейшее заимствование из русского языка, белорусское «багатырь», по сути, только созвучно польскому и русскому словам, обозначая совершенно иное понятие – богач, то есть обладающий богатством.

Сербский богатырь, Дойчин

Хворый Дойчин, или Больной Дойчин, или даже, как в румынских песнях, Дончилэ – герой сербской и македонской традиции, образ «хворого богатыря». Несмотря на конкретное указание «воевода из Солуни (Салоник)», прототипа не имеет. Сюжет «бродячий» по разным культурам – обложили поганые бесермяне и сам Черный Арап град Солунь, и некому защитить честный народ, окромя больного богатыря, девять лет пластом лежащего практически на печи… Ну, встает, собирает оружие, коня, прощается с родными, побияет арапов, возвращается, чтобы подарить сестрице милой… вырезанные глаза Черного Арапа (балканцы, сэр!) и умирает… Ибо хворый.

Сербский же сюжет более всего напоминает историю с Ильей Муромцем. Который до 33 лет лежал на печи, и лишь калики перехожие изличели богатыря, и тогда Илья постоял за землю русскую, и оборонил город Чернигов. Здесь параллели с Дойчином Сербским налицо, правда, сербский богатырь болел всего девять лет. Дончилэ румынский-это созвучно русскому Дунаю Ивановичу, но и тут образ Дуная Ивановича созвучен по делам и свершению Илье Муромцу. И вспоминается в данном контексте и сказание записанное Алексеем Максимовичем Горьким о Данко, своим сердцем осветившим путь людям.

«Вилькина-Сага», « Сага о Тидрике Бернском», и немецких поэмах «Сказание о Дитрихе Бернском», «Ортнит»

Тидрек-сага или Вилькина-сага (Thidhrekssaga, Wilkinasaga) – собрание северных саг, почти единственный источник германской героической саги. Это собрание явилось во второй половине XIII века в Норвегии; автор его воспользовался отчасти рассказами нижнегерманскими, отчасти стихотворениями своей родины. Рядом с норвежской редакцией, сохранившейся в единственной старинной рукописи, существует ещё старошведская переделка этой саги (середина XV века), составленная по приказу короля Карла VIII Кнутссона. Так как в саге неоднократно упоминается Вилькиналанд, то шведский издатель Johan Peringskiöld (1715 год) дал ей название Вилькина-сага. Норвежская редакция издана в Осло К. Р. Унгером в 1853 году под заглавием «Saga Didriks, Konungs af Bern»Дальше описывается вражда двух королевств: Вилкиналанда и Русиланда. Первым королевством правил Вилкинус (норв. Vilkinus), а вторым Гертнит (норв. Hertnið). После смерти Вилкинуса, Гертнит завоевал Вилкиналанд. Перед смертью Гертнит разделил свои владения между тремя сыновьями: старший Озантрикс (Ósantrix) получил Вилькиналанд, младший Вальдимар (Valdimarr) Русиланд и Пулиналанд, а сын наложницы Илиас стал ярлом Греции. « У конунга Гертнита было два сына от жены, старший звался Озантриксом, младший Вальдемаром, а третий сын, которого он имел от наложницы, звался Илиасом, был он муж мирный и приветливый»

«А третий сын, которого он (Гертнит) имел от своей наложницы, назывался Ильей – был он муж мирный и приветливый.» (Глава 25), «Немного времени спустя посадил конунг Гертнит сына своего правителем в Греции, того, что назывался Ильей, и дал ему достоинство ярла, был он великий властитель и сильный витязь» (Глава 26).

Перед смертью Гертнит разделил свои владения между сыновьями: старший, Озантрикс (норв. Ósantrix), стал королём вилькинов (очевидно, вильцов-лютичей),

(Данное имя, Озантрикс, более напоминает Асана «сказаний о Славене и Русе». Озант-рикс, где рикс-это просто титул, и имя Озант-Асан.) Младший, Вальдемар (норв. Valdimarr) – королём Русиланда и Пулиналанда, Илья (норв. Ilias) – ярлом греческим. После смерти Гертнита, сообщает сага, его сыновья вели кровопролитные войны с гуннами Аттилы и выступившим ему на помощь Тидреком.

Легенды и эпические произведения как нижненемецкого, так и верхненемецкого происхождения донесли до нас образ былинного русского богатыря Ильи Муромца в несколько непривычном для него «западном» окружении.

В созданной в начале XIII века на юго-востоке Германии шпильманской поэме «Ортнит» сюжет локализован в Лангобардском королевстве, то есть использованы отдельные предания, бытовавшие по крайней мере с IV – VI веков. (Получается, что немцы вполне знали о славянстве лангобардов- винулов) Илья Муромец выступает в этой поэме как русский король и как знатный родственник могущественного лангобардского короля Ортнита. Именно Илья советует молодому королю отправиться на поиски будущей королевы на Ближний Восток, в земли сарацинов, и затем сопровождает Ортнита в этом опасном предприятии.

 

Dô sprach von den Riuzen der künic Vljas,

wan er dâ nach Ortnîden der tiweriste was.

ich weiz eine frouwen schoene und wol geborn,

der gebat nie man, er hiete daz houbet sîn verlorn.

В русской былине Волх-Велес предстает божеством, рожденным от Дракона, здесь же младший сын, подобный Ивану-царевичу. Форма имени Vljas, тождественна Велесу или Волху, и Илья Русский тождественен Велесу-Волху- также идет походом на юг (Поход в Сирию, а не Индию, как в былине), где добывает жену, правда, не себе, как в былине «Волх Всеславович», а брату Ортниту. (Вероятно, именно вероятно, здесь прослеживается имя Артур). Данный миф похож на сказания о трех братьях, делящих мир -один налево, другой направо, а младший-неведомо куда, в данном случае-в Грецию. Шпильманский эпос – явление по-своему уникальное. Немецкие шпильманы XI – XIII веков представляли собой наиболее демократическую и подвижную прослойку в тогдашней письменной литературе.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34 
Рейтинг@Mail.ru