Калейдоскоп

Сергей Надымов
Калейдоскоп

Даниль знал, что все снайперские лежки Андрея оснащены системами подавления и маскировки, в конце концов, это он сам их оборудовал. Кроме того, оба визитера и так сейчас должны быть у него как на ладони, так что он не стал рисковать и отправлять напарнику предупреждение об угрозе обнаружения. Сам все увидит и разберется в случае чего, а если они его накроют, просто атакует первым, не дожидаясь их реакции.

Наконец, визитеры закончили подготовку оборудования. Их дроны поднялись в воздух и разлетелись в стороны в радиусе примерно трех километров от точки вторжения, что в принципе не сильно беспокоило Даниля. Все, что они смогут здесь найти, скоро не будет иметь никакого значения. Датчики молчали, а значит, кроме этих двоих, здесь больше никого нет, а если и появятся после устранения – у них с Андреем будет достаточно времени, чтобы как следует подготовиться к их прибытию. Техника визитеров наверняка слабовата для отправки сигналов через Ледник, где с магнитными полями и радиосигналами творилось что-то невообразимое, так что кто бы ни появился после, никакой информации о происшедшем с предыдущей группой у них не будет.

Самое плохое, что могло случиться – дроны найдут следы жизнедеятельности жителей Поселка. Теперь, спустя несколько лет после Прибытия, люди бродили по всей Долине. Бороться с этим было абсолютно бессмысленно и даже подозрительно. Благо, их пока что набиралось не так много, чтобы мешать планам Андрея и Даниля, а что будет, когда население увеличится до критической массы, напарники пока не обсуждали. Но, даже если и так, то данные о присутствии людей все равно не покинут Долины. Андрей не выпустит визитеров за ее пределы. Они не выпустят. Можно сказать, что эти двое уже заочно приговорены, вопрос стоял лишь во времени приведения приговора в исполнение. Как только Андрей поймет, что дальнейшее промедление становится опасно, а визитеры максимально уязвимы, сразу же уничтожит их. Поэтому, для Даниля они уже не существовали. Он знал конец их истории, оставалось лишь пролистать страницы до конца. Самое трудное не сделать это, не оправдать, а просто сжиться.

Сейчас оба визитера уселись на траву и ожидали возвращения дронов. Даниль с мрачным удовлетворением отмечал их замедлившиеся движения и заметные невооруженным глазом мучения от жары. Усмехнувшись, он поднял температуру на два градуса и вывел на еще один дополнительный экран панель управления искусственным освещением Долины. По правую руку от него в воздухе возникло изображение яркого желтого шара с несколькими десятками строк функционала. Время восхода, время заката, их интенсивность, цветовые параметры. Чтобы вызвать технические показатели, следовало провалиться в другое подменю, но сейчас это не играло никакой роли.

Даниль начал играть с ползунками, сверяясь с основной картой, на которую вывел результаты своих манипуляций со светилом в виде координатной сетки с желтыми границами ячеек. Он выделил обширный участок вокруг визитеров и увеличил интенсивность свечения направленного в их сторону участка солнечного шара. Все равно показатели свечения никак не связаны с показателями температуры. За них отвечали совершенно разные системы жизнеобеспечения, а само солнце было просто светящимся сгустком энергии, искусственно создававшимся по команде из Центра в нужном месте, но обязательно не дальше тридцати метров от внутренней поверхности купола неба, которому его излучение навредить не могло. Эта тайна оставалась только одной из целого ряда ей подобных. До изучения свойств местного светила они пока не добрались, а какая-либо документация по нему в архивах отсутствовала. По крайней мере, прямые поисковые запросы ничего похожего на нее не выдавали, оставалось просто продолжать искать.

Параллельно с играми с солнцем, он неторопливо, чтобы не вызвать подозрений у жителей Поселка, нарастил массу небольшого кучевого облака, которое по сегодняшней погодной программе висело над западной окраиной и отбрасывало на большую часть поселения приятный в солнечный день тенек. Теперь все выглядело просто как на картинке. Сквозь прикрывшую солнце тучку пробивался яркий пучок света, который, как луч гигантского фонарика, указывал в сторону западной границы осколка. Может, у кого-нибудь получатся красивые фотографии для их местного аналога соцсети.

Теперь солнце било из-за спины Андрея визитерам прямо в лица, несколько снижая им видимость. Такая малость, а все равно приятно. Даниль полностью доверял напарнику, но не мог заставить себя не перестраховаться, это было просто в его натуре. Такого рода задачи его здорово успокаивали, не давали мыслям уходить в не нужную им обоим сторону.

Визитеры вдруг оживились. Один начал что-то экспрессивно разъяснять другому, тыча рукой в небо, в сторону солнца. Второй, не веря его словам, достал один из своих приборов и начал что-то проверять.

– Сука, сука, сука.

Даниль дернулся обратно к параметрам свечения, но в последний момент убрал руку от ползунков. Нельзя продолжать вмешательство после того, как предыдущее заметили. Андрей ему голову оторвет уже за то, что он начал ковыряться в настройках солнца прямо на виду у визитеров. Не оторвет, конечно, просто задаст пару наводящих вопросов своим спокойным тоном, с легким оттенком язвительности в самой глубине. Ну и черт с ним, что сделано – то сделано. Ну, потыкали пальцами в небо, попялились на экран прибора. За оружие хвататься не начали, поведение, в общем и целом, не изменили. Сидят себе, медленно поджариваясь внутри своих комбинезонов, ждут возвращения дронов.

Для пущей безопасности, Даниль проверил наличие жителей Поселка за его пределами и, не обнаружив оного, включил по второму периметру охраны визуальную обманку. Теперь камеры дронов, даже если те подлетят очень близко или высоко поднимутся, зафиксируют только точно такую же холмистую равнину, как и возле границы.

Дроны, кстати, так и кружили в трехкилометровом радиусе, чем существенно облегчали Данилю работу. Конечно, он мог в любой момент вызвать в нужном месте Долины электромагнитный импульс и вырубить их прямо в полете, но это уже слишком нагло, особенно после игр с освещением. Так что, пусть себе летают, пока не приближаются опасно к Андрею или ко второму периметру.

Как будто услышав его мысли, дроны начали один за другим разворачиваться и возвращаться к походной исследовательской станции визитеров, загружая в нее собранные образцы. Пока все шло спокойно, поэтому Даниль просто откинулся в кресле и наблюдал за происходящим, ритмично постукивая пальцами по подлокотникам.

У этих ребят хотя бы есть такое сложное оборудование. Когда Колонна вошла в Долину, они имели в распоряжении только несколько дозиметров и анализаторов состава воздуха. Черт, да им приходилось в каждый осколок на пути засовывать клетки с запасливо прихваченными из нескольких уцелевших зоомагазинов хомячками. То, как рыдали дети, не описать никакими словами. В итоге их пришлось каждый раз отправлять в самый хвост колонны.

Даниля передернуло от нескольких картин, невольно всплывших в памяти. Наверное, до конца забыть Исход так никогда и не получится ни одному из тех, кто его пережил. Столько проб и ошибок, столько смертей. От огромной группы, вышедшей из Города, к моменту Прибытия осталась едва ли пятая часть. Раскол тогда еще продолжался, пригодных для жизни участков встречалось больше, гораздо больше, и им куда реже приходилось проходить через осколки, подобные Леднику или того хуже. Путь, которым они пришли в Долину, сейчас наверняка выглядел уже совсем иначе, хоть Раскол и остановился, если судить по новым осколкам на границе. Они прекратили появляться через три месяца после Прибытия, и с тех пор Раскол не давал о себе знать.

От тяжелых мыслей его отвлекли визитеры. Дроны опустились на землю, а их хозяева принялись расхаживать вокруг работающей лаборатории, периодически отвлекаясь на разглядывание Долины через бинокль. Снова побежали минуты, желудок Даниля неудовлетворенно заурчал, намекая хозяину на изрядно просроченный обед. Если совсем приспичит, в потайном отделении в подлокотнике кресла спрятано несколько коричневых брусков пищевого концентрата в герметичных упаковках, каждый не больше детского мелка. Одного такого вполне хватало на сорок восемь часов, хотя особой популярностью среди поселковых они не пользовались.

Почти все предпочитали печатать в Творцах привычную пищу в виде уже готовых блюд. Находились и те, кто создавал отдельные ингредиенты, воссозданные с помощью нейросети Центра из коллективного о них представления всех выживших, а готовил уже сам, ссылаясь на то, что это делало каждое блюдо уникальным. Еще меньшее количество поселковых пыталось самостоятельно растить овощи и фрукты. Во время Исхода комитет по спасению, куда, кстати, входил и Андрей, распорядился взять с собой семена, но пришлось ограничиться ассортиментом пары садоводческих ларьков, а местные овощи и фрукты изрядно отличались от их собратьев из базовой реальности. Конечно, имелось множество продуктов, воссозданных из коллективной памяти, но даже если из них удавалось получить семена, они все равно не приживались.

Им очень повезло, что Творцы, да и вообще вся техника Долины, словно только и ждала появления новых пользователей. Когда они впервые столкнулись с курсировавшими по Долине самоходными Творцами, понадобился всего один день, чтобы они распознали язык гостей и подстроили под него свои интерфейсы, а еще через несколько часов после этого вообще вся поселковая техника знала язык пришельцев и перевела на него всю имевшуюся информацию, которая вообще поддавалась переводу.

Конечно, оставался еще большой пробел в культурном и научном плане, но с этим они начали бороться позже, когда прошел первый шок, и пришло понимание, что теперь они в безопасности, насколько это вообще возможно в новом мире. Оригинальную пищу Хозяев, кстати, без вмешательства Творцов они не смогли бы употреблять без риска для жизни, и местные овощи-фрукты тоже растили из уже измененных Творцами семян. Проще было сразу синтезировать их адаптированный вариант, но кого-то увлекал сам процесс, и Даниль мог их понять в этом мире, где практически все требуемое на базовом уровне доставалось тебе без какого-либо труда.

 

Погрузившись в воспоминания, Даниль едва не прозевал момент, когда визитеры ознакомились, наконец, с результатами своей работы. Они уже стояли рядом с центрифугой, плечом к плечу, и читали с экрана. Много времени им на это не понадобилось. Один из визитеров уже стянул с головы шлем, и начал радостно размахивать руками, схватил напарника за плечи, и стал трясти, прерываясь только чтобы погрозить кулаком в сторону Ледника.

Даниль в очередной раз пожалел, что они не могут позволить себе использовать более сложную местную аппаратуру, во избежание обнаружения. Датчики можно, как минимум, прятать под землю, что они чаще всего и делали. Они, конечно, оснастили микроскопическими камерами сам Поселок и ближайшую к нему территорию, по общему решению Совета, естественно, и исключительно в целях безопасности. По крайней мере, официально. Однако, охват видеонаблюдения, в процентном соотношении от площади Долины, они имели весьма небольшой, даже можно сказать мизерный. Хотя степень приближения оказалась просто ошеломляющая, как и детализация изображения. Ничего пока не удалось сделать с постоянным сигналом, который они испускали, буквально прощупывая пространство, а не просто передавая картинку, и если блокировался этот сигнал, сразу пропадало и изображение. Использовать же системы видеонаблюдения, воссозданные по спасенной из базовой реальности документации, не было никакого смысла. Слишком уж они оказались громоздки и несовершенны по сравнению с техникой Долины.

Создавать же что-либо новое было далеко не так просто, как могло показаться на первый взгляд. Вся информация, загруженная в их мозги обучающими машинами Поселка – Лекторами, не могла дать ответа на многие вопросы, ведь чтобы собрать новую машину недостаточно просто понимать, как работает старая или из каких деталей она состоит. А усвоенная через Лекторы информация давала понимание о том, ЧТО, а не о том, КАК. Они до сих пор не до конца разобрались, как в точности работала система обучения, но, как оказалось, далеко не все способны в секунду стать гениальными механиками или программистами.

У кого-то загруженная в мозг информация вызывала лишь недоумение, а кто-то уже через несколько дней отдыха и практических занятий после машинного обучения мог пойти и совершить разборку-сборку Творца в полевых условиях. Может, когда их проект по Школе и Университету заработает в полную силу, а не будет ограничиваться одной группой детей и подростков, обучающихся у Антонины Михайловны после визитов к Лекторам…

Додумать он не успел. Оба визитера сняли шлемы, и оживленно переговаривались между собой. Датчики улавливали звуковые волны, но не могли распознать язык, а вот Андрей, который прошел обучающий курс чтения по губам, вполне мог понять, о чем они говорили, если, конечно, язык ему знаком.

Несколько групп визитеров, которые появились за первый прошедший после Прибытия год, оказались бандами выживальщиков из базовой реальности, но потом их поток совсем иссяк, и все последующие оказались сплошь гостями из других миров, которых Раскол вынудил странствовать в поисках пригодного для жизни осколка. У кого-то банально кончились запасы пищи, кто-то столкнулся с болезнью. На кого-то напали хищные твари из соседнего осколка. Некоторые из таких животных оказались крайне живучими и не спешили вымирать, даже потеряв привычную среду обитания.

Даниль встрепенулся – вдруг, один за другим, визитеры опустились на колени и замерли, начав декламировать что-то в унисон. Амплитуда звуковых волн у них почти совпадала. Даниль напрягся – желтая точка на основной голограмме сменила свой цвет на зеленый. Это означало готовность Андрея к устранению целей. Сердце Даниля снова начало бешено колотиться о ребра, а в голове стало так пусто, как если бы мысли решили от греха подальше попрятаться по углам, чтобы не мешать хозяину. Десять секунд, двадцать… Оба визитера продолжали стоять на коленях, не подозревая о грозящей им опасности. Даниль поймал себя на том, что от волнения начал жевать основание языка коренными зубами, прямо как в детстве. Каждый раз, когда они устраняли визитеров, эта привычка возвращалась и преследовала его еще несколько дней, а иногда и того дольше, пока не проходила сама собой. Ну же, сколько еще?! Минута, минута двадцать…

Два коротких импульса, сполохом вокруг маркера Андрея, как корона у солнечного затмения. Два выстрела из электромагнитной винтовки, с небольшим разрывом, буквально в несколько секунд. Два тела, одно за другим, валятся на землю. Второй визитер даже не успел пошевелиться. Его, похоже, сковал ужас после смерти компаньона. Точка Андрея не двигается с места, еще слишком рано. Нужно подождать. Нужно понять, точно ли они мертвы, нет ли у них дополнительных мер защиты, которые могли обмануть приборы Даниля. Обычные ли это люди и люди ли вообще, убили их попадания Андрея или они сейчас, чем черт не шутит, возьмут, да и отрастят головы обратно? Ожидать можно чего угодно. Мыслить иначе сейчас, после Раскола, просто нельзя.

А что было? За годы с момента, когда Андрей его завербовал, рамки дозволенного для Даниля стали крайне зыбкой границей, которую можно при необходимости сдвигать в нужную сторону. Например, только что, два живых, дышащих, мыслящих существа перестали существовать, но он даже не смог вспомнить, что ощутил в этот момент. Не смог, потому что вспоминать нечего. Даниль просто перестал думать о них в тот момент, как о чем-то одушевленном. Визитеры снова стали просто маркерами на экране, набором данных, не больше. Так проще. Так нужно, потому что иначе он бы уже сошел с ума. Главный вопрос состоял в том, не сошел ли уже. Удерживало его от этих мыслей только полное и абсолютное доверие к Андрею. Даниль верил: если с ним будет что-то не так, Андрей первым скажет об этом и протянет руку помощи, как тогда, в Расколе. Ведь Даниль оказался на грани безумия тогда, иначе стал бы он открываться человеку, совершившему на его глазах хладнокровное убийство?

Прошло еще пять минут. Визитеры не шевелились, поэтому Даниль отправил напарнику короткое текстовое сообщение «ВП», означавшее последнюю стадию этого этапа операции, а именно визуальное подтверждение устранения цели. Через некоторое время, маркер Андрея шевельнулся и начал медленно продвигаться к двум перечеркнутым отметкам визитеров. Лететь на глайдере он не стал. Наверное, просто перевел его в режим автопилота, и заставил следовать за собой над самой землей метрах в тридцати позади.

Поглядывая изредка, как Андрей медленно приближался к телам, Даниль продолжал периодически посматривать на них на дополнительном экране. Пока суд да дело, он начал устранять следы своей деятельности. Для начала убрал обманку вокруг Поселка, следом понизил температуру в зоне вторжения до средней по Долине, отменил свои корректировки по интенсивности солнечного света, параллельно с этим задав облаку над Поселком команду уйти к восточной границе Долины и постепенно рассеяться. Потом снял ограничения по пролету в зону вторжения для десятка дронов из команды обслуги Поселка и приказал им вылететь к отмеченным на карте точкам, где дроны визитеров вступали во взаимодействие с Долиной, чтобы произвести там подробный анализ всего, до чего они смогут дотянуться и, сразу же, полную дезинфекцию.

Вроде никто из поселковых не приблизился на достаточно близкое расстояние к месту проведения операции, чтобы это могло вызвать опасения, так что лишних свидетелей можно не опасаться. В очередной раз все проходило настолько чисто, насколько возможно. В идеале, работу по устранению визитеров вообще следовало поручить дронам, которые, в теории, могли бы все сделать и быстрее, и без лишних угрызений совести. Но это в теории, а на практике в их программный код на базовом уровне оказалась заложена невозможность причинить вред любому живому существу. Они даже с местными насекомыми в полете умудрялись не сталкиваться, лишь бы им не навредить.

То же самое со всеми прочими функциями интерфейса Центра. Даниль мог создать электрический импульс в любой точке Долины, но человек, например, силу такого импульса ощутил бы как щипок, а интервал применения к одному и тому же человеку составлял целый час. Температуру не получалось поднять до отметки кипения, если в нужной области находилось живое существо, и ровно то же самое с откачкой воздуха. Естественно, все эксперименты они с Андреем ставили на себе.

Система пресекала любые подобные попытки и не давала найти ни одной лазейки или изъяна в своей логике. Блокировка существовала на таком уровне, что Даниль даже не смог ее обнаружить. Это как с местными нейросетями, достаточно «умными», но развившимися до уровня искусственного интеллекта, из-за установленного Хозяевами ограничения, следов которого обнаружить не удалось. Так что, увы, приходилось работать с тем, что есть, копируя стандартные модели со всеми их недостатками. И делать своими руками самую грязную часть работы. С определенной точки зрения, Даниль считал это даже справедливым.

Вот маркер Андрея приблизился к телам визитеров на расстояние нескольких метров. От глайдера в этот момент отделилось несколько точек голубого цвета. Андрей выпустил своих дронов для предварительной обработки местности. Сейчас он с их помощью начнет аккуратно упаковывать в специальные мешки все, что может вызывать интерес, а после дроны уничтожат все остальное. Трупы Андрей тоже упакует, а не аннигилирует, чтобы провести все стандартные исследования, а потом разобрать их на атомы уже здесь, в Центре.

Странно было понимать, что через их Творцы пропущено уже двадцать семь визитеров. Будет двадцать девять, считая новоприбывших. И все они уже стали частью Поселка. Возможно, кто-то из них сейчас немножко чей-то наручный интерфейс, и стул, и оконные жалюзи, да что угодно. Вещи создаются, ломаются, снова загоняются в Творцы и превращаются в новые вещи, так что вчерашний труп может легко стать сегодняшней бутылкой пива и даже самим пивом в этой бутылке. Поначалу многим, да и Данилю тоже, оказалось трудно заставить себя осознать, что сочный кусок мяса, который он ел на обед, мог быть создан, например, из вчерашних отходов жизнедеятельности, и в этом нет ничего особенного. Но потом он привык, да и все остальные тоже. В конце концов, зачастую фастфуд в базовой реальности напоминал по своим вкусовым качествам, полезности и внешнему виду отходы жизнедеятельности куда больше, чем даже безвкусные брикеты пищевых концентратов.

– Устранение целей подтверждаю, начинаю зачистку.

Фраза напарника оборвала мысли Даниля. Он еще пару минут сидел, застыв и держа свои длинные пальцы запущенными в волосы. Напряжение последних часов отступило на несколько шагов назад. Он прекрасно знал, что нужно делать дальше, но наркотически расслабляющее ощущение освобождения от опасности сковывало его по рукам и ногам. Ну и к черту, у него оставался запас времени, так что пока Даниль расслабился и постарался прислушаться к своим ощущениям. Как ни странно, мандраж не спешил возвращаться. Да, спокойствие как рукой сняло, но на место ему пришло радостное возбуждение от мысли о том, что все кончилось, изрядно подпорченное тем фактом, что на самом деле все не так, и предстояло еще много работы.

Уже прошло минут двадцать после сообщения от напарника, когда Даниль все-таки заставил себя пошевелиться. Он свернул все окна, кроме основного, и даже не смотрел на него. Если что-то или кто-то приблизится к месту проведения операции со стороны Поселка или от границы, система даст тревожное оповещение, которое невозможно пропустить. Они с Андреем, во избежание банальных случаев с потерей наручных интерфейсов, оба имплантировали себе за ухо по одному маленькому чипу, который открывал большие возможности в случае экстренных ситуаций. Они вообще много чего странного сделали, и до сих пор делают. Полчаса назад, например, убили двух визитеров, которых даже не знали. Не заглянув в глаза, не задавая вопросов, даже почти не задумавшись. Свою беззубую рефлексию он в расчет не брал, она ни разу не завела его дальше пространных разговоров с Андреем на тему морали и права.

– Выдвигаюсь на точку встречи А14.

Вот и повод начать шевелиться. Даниль отключил главный экран, оставив открытым только их основной канал связи, перекинув его себе на наручный интерфейс. Кто бы из них с Андреем первым ни приехал на точку встречи, сразу же сообщит другому. Так что Даниль поднялся с кресла и, обогнув Творцы, подошел к дальней стене, часть которой оставалась свободной от стеллажей.

Порывшись в кармане, он снова достал электронный ключ и вставил его в прорезь в стойке ближайшей полки. Таких прорезей на ней наблюдалось множество, и походили они на некий конструктивный или декоративный элемент стеллажа, и только они с Андреем знали, какая конкретно нужна для того, чтобы открылась очередная тайная дверь. Да, тайник в тайнике, Данилю самому иногда это казалось забавным. Ради смеха стоило устроить еще один, и поставить в него матрешку. Через секунду секция стены с легким шипением подалась назад и отъехала в сторону, открывая взгляду еще одно достаточно большое смежное помещение, по размерам едва ли уступавшее основному.

 

В принципе, с помощью самоходных Творцов они могли построить и спрятать целый подземный дворец, если бы в этом возникла необходимость. Почти на два километра вглубь, согласно показаниям глубинного сканирования, осколок сохранял полную целостность. Глубже начинали попадаться пустоты и вкрапления инородных осколков, состав и свойства которых без прямого доступа исследовать не представлялось возможным, так что на Совете решили взяться за них позже. Конечно, некоторые жители Поселка, в основном с высшим образованием, да и сам Даниль, который с определенной степенью гордости относил себя к интеллектуальной прослойке населения, просто трепетали перед валом перспектив, которые могли дать сочетание местного уровня техники и степень разнообразия сред внутри осколков, окружавших Долину. Но, охватить все и сразу просто не представлялось возможным.

Кроме того, желая иметь некоторое количество козырей в рукаве, Андрей решил сокрыть от остальных жителей Поселка увесистую долю технологий, информация о которых хранилась только на сервере Центра. Да и многие функции системы управления Долиной тоже. Когда Даниль захотел обсудить причины этого шага, последовал ответ, включавший в себя рассуждения о неандертальцах с ядерным оружием. Когда же он спросил напарника, чем они вдвоем отличаются от тех же самых неандертальцев, последовал ответ "Нас мало, поэтому риск меньше", на что он пока возражений найти не смог. Их, посвященных, действительно было мало, возможно даже слишком, но это уже тема для другого разговора, до которого Даниль все никак не решался добраться.

Новое помещение оказалось залито ярким белым светом и почти полностью занято большим боксом с прозрачными толстыми стенами, и шлюзом для доступа внутрь. В боксе вдоль каждой свободной стены расположились три лежачих места, несколько полок, система удаления отходов и даже широкий вытянутый стол посередине. Все из прозрачного пластика, кроме туалета, окрашенного, по понятным причинам, в белый. В стенах бокса, под самым потолком, виднелись небольшие, плотно подогнанные люки, без следов каких-либо отпирающих механизмов снаружи, и еще один на самом потолке, только гораздо больше.

Даниль снова вызвал наручный интерфейс и подключился к системе бокса, запустив дезинфекцию. Сюда предстояло поместить и оставить для исследования ботами все добро визитеров, которое Андрей не уничтожит, и их останки тоже, понятное дело. Туалет они здесь устроили на тот случай, если исследовать придется кого-то из них. Например, если возникнет угроза заражения. Визитеры же живыми в это помещение не попадали никогда.

Из небольшого настенного шкафчика, размещенного на внешней стене бокса, Даниль вытащил небольшой металлический чемодан со считывателем на торце, к которому пришлось приложить браслет интерфейса, чтобы открыть замки. Внутри лежал аккуратно сложенный нанокостюм, представлявший собой как раз одну из технологий, которые они с Андреем скрыли от широкой общественности. Вернее, даже не технологию, а ее конечный продукт, найденный ими, а не разработанный. Все остальные копии они распечатали на Творце, а первые три комплекта просто-напросто извлекли из одного из контейнеров на складе Центра, когда производили опись имущества.

Пожалуй, это была одна из их важнейших, если не самая важная находка с момента Прибытия. Тоненькие, потешные на вид облегающие комбинезоны сами подгонялись под пропорции тел носителей, и могли защищать их от перепада температур, давления, гасить ударные волны, смягчать падения, фильтровать воздух и рециркулировать его и выделяемые телом жидкости, кормить и поить своего носителя, да и еще много чего. В принципе, в них было возможно сравнительно безопасно разгуливать даже по смертельно опасным осколкам.

Рано или поздно, банальная необходимость дальних экспедиций за пределы Долины, заставит их раскрыть этот секрет и предъявить нанокостюмы широкой общественности, Даниль в этом не сомневался, а Андрей пока что отмалчивался, возможно, имея на их счет свои соображения. Это изрядно задевало Даниля, которого бесило, если напарник скрывал что-то от него, прикрываясь некой мифической, как он выражался «неоформленностью идеи».

Когда идея все-таки оформится, или когда просто прижмет, им придется придумывать какое-нибудь логичное объяснение, вроде обнаружения тайника где-нибудь за пределами Поселка. Тайника, который они сами же построят и искусственно состарят за несколько дней до волшебно удачного выборочного сканирования Долины, которое их и найдет. По крайней мере, примерно такой план вырисовывался у Даниля в голове. Он искренне надеялся, что никому не придет в голову изображать из себя сыщика, и копать глубже официальной версии, а на случай такой оказии всегда оставалась возможность уничтожить тайник после извлечения костюмов, сославшись на наличие опасной для жизни охранной системы, например. На нее же можно сослаться, объясняя почему тайник не получалось обнаружить раньше. Мол, работала себе, а как начала сбоить, тут они и нашли этот, допустим, небольшой бункер. Или просто зарытый поглубже в землю чемодан, почему бы и нет? Он пока не изложил этот план Андрею, но Данилю казалось, что если дойдет до дела, то напарник идею одобрит.

Проверив для порядка, что нанокостюм точно после прошлого использования уложен в чемоданчик, Даниль удовлетворенно кивнул сам себе, и вышел из помещения с боксом. Вместе с чемоданчиком он вернулся в надземную часть Центра, тем же самым путем, каким спустился сюда. Заблокировал за собой дверь, активировал систему безопасности, и направился к грузовым глайдерам.

Он нашел один конкретный, дополнительно оборудованный герметичным боксом, уменьшенной копией того, что находился в подвале, и не предусматривающим удобств, так как предназначался исключительно для безопасной транспортировки и первичной обработки трофеев. Таких у них в распоряжении имелось несколько, но конкретно в этом гараже только один.

Когда Даниль уже подошел к округлой серебристой кабине, на интерфейс пришло сообщение от Андрея. "ОБ упакованы, СП уничтожены, местность чиста, следов заражения нет." Значит, тела визитеров, как и все их вещи, уже расфасованы и сейчас Андрей грузил их на парящие платформы, которые можно прицепить к глайдеру. После этого он должен заняться уничтожением следов их пребывания на Леднике, где остался как минимум, трос, по которому они спускались в Долину. Ну, с этим разберутся его дроны, а не он сам, конечно. Свернув интерфейс, Даниль открыл дверцу кабины и запрыгнул в кресло, ловко оттолкнувшись от подножки.

В кабине оказалось просторно и, что самое главное – чисто, как и везде в Поселке. Спасибо дронам – уборщикам, которым поселковые дали достаточно угрожающее название "Чистильщики". Такие же вот дроны Даниль послал на зачистку территории от следов взаимодействия с примитивной техникой визитеров. Вообще, под это дело можно было приспособить любую машину, но для этих разработали индивидуальный дизайн, более подходящий для домашней обстановки, причем сделали это уже сами поселковые, Петрова Даша, кажется. Им повезло на творческие личности среди спасшихся после Раскола.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37 
Рейтинг@Mail.ru