Книга гор: Рыцари сорока островов. Лорд с планеты Земля. Мальчик и тьма.

Сергей Лукьяненко
Книга гор: Рыцари сорока островов. Лорд с планеты Земля. Мальчик и тьма.

– А… скоро? – глупо спросил я.

– Какая разница…

– Я… я тебя поздравляю, Крис…

Наступила тишина. На мгновение мне показалось, что Крис сейчас вскочит и ударит меня. Но он опять засмеялся странным, непривычным смехом.

– Димка, ты ничего, нормальный… В дети я бы тебя не взял. А в младшие братья – с удовольствием.

– Спасибо.

Крис начал тонко, тихо хихикать.

– Какие мы… вежливые… хорошие. А они нас убивают. Заставляют убивать друг друга. И ничего не поделать, ничего…

– Крис, ты как пьяный, – осторожно сказал я.

– Да? – Он замолчал. – А это похоже… наверное. Я там не пил… Только однажды пиво попробовал… с братом.

– На что похоже? Крис! – Я схватил его за плечи, тряханул. – Ты выкинул ту дрянь или нет? Крис! Куда ты дел наркотики?

– Не кричи, – почти нормальным голосом попросил Крис. – Я почти в форме. Уже проходит.

– Ты же обещал… И Тому говорил, что выкинул, – с обидой и болью сказал я. – Зачем ты так…

– Завтра они нам пригодятся. Чтобы драться, не чувствуя боли. И умирать, не чувствуя страха.

– Ты узнал, что это?

– Нет, я не спрашивал Тома. Да и не важно. Кокаин или крэк. Если вдыхать совсем немного, то сознания не теряешь и ничего не мерещится. Просто весело, и нет никакого страха.

Он помолчал и безнадежно произнес:

– Мы все друг друга лупим. А надо бы до хозяев добраться, с ними побеседовать. Но они же трусы, они не показываются. Еду распределяют да огрызки забирают, вот и вся работа.

Я хотел кивнуть, но передумал. Все равно темно, Крис не увидит моего вежливого жеста. До хозяев добраться? Хорошо бы. Инга давно об этом говорила. Но они ведь не показываются, только отходы забирают. Заботятся об экологии Островов. Отходы забирают… К себе… Каждую полночь. Мы складываем весь мусор на полках кухонного шкафа, и…

– Крис!

Я вскочил. Идея, сумасшедшая, дикая, но Идея с большой буквы, билась в голове, требуя выхода. Лишь бы Крис понял. Лишь бы поверил.

Лишь бы не пожалел остатков динамита.

10. Диверсия назначена на полночь

На кухне нас было трое: Крис, Тимур и я. Остальные сидели в Тронном зале, и Меломан с Толиком дежурили у дверей. Среди нас могли скрываться другие агенты, кроме Игорька. А рисковать мы не могли. Пусть уж лучше все будут на виду друг у друга.

– Полки узкие, – тихо ругался Тимур, очищая шкаф. – Они специально их такими сделали, что ли? Я мог бы залезть внутрь и переправиться к ним… Или выломаем полки? Тогда я влезу.

– И прибудешь к цели в виде шести узеньких кусочков. Лучше уж используем динамит, – непреклонно сказал Крис.

Я подумал, что и эффекта от двадцати килограммов динамита будет больше, чем от Тимура с двумя мечами. Но говорить не стал, к чему обижать нашего лучшего бойца… Черт, каким опытным дипломатом я становлюсь! Продумываю, что можно говорить, а что нельзя…

– Давай, Дима.

Бережно, словно спящего ребенка, я достал из ящика динамитную шашку, протянул Тимуру. Желтый брусок мягко опустился на нижнюю полку шкафа. Рядом – еще один. И еще. И еще…

– На три полки хватит, – не прекращая работы, предположил Тимур. – Вот только как со взрывателем?..

– Рита говорила, что чашки с продуктами почти всегда опрокидываются, иногда даже бьются. Значит, телепортация проводится грубо, неточно. Должно сработать… – Крис произнес это довольно уверенным тоном, но я не видел его лица. Свечи стояли шагах в пяти от нас. И немудрено – в руках у Криса была консервная банка, набитая остатками пороха.

– Готово. – Тимур, не глядя, вытянул руку. Крис вложил ему в ладонь жестянку.

Осторожным движением Тимур поставил ее среди динамитных «кирпичиков», уложенных на верхней полке. Спросил:

– Сколько времени?

Крис взглянул сначала на левую руку, потом на правую. Для надежности он забрал у Ритки ее часы.

– Без десяти двенадцать.

– Свечу.

Поколебавшись секунду, Крис скользнул к столу. Вернулся с новенькой, только что зажженной белой свечой. Сказал:

– Может быть, я? Если ты ее уронишь…

– Свечу!

Больше Крис ничего не говорил. Он протянул Тимуру стеариновый цилиндрик, пляшущий язычком пламени, и подошел ко мне. Затаив дыхание, мы следили за медленными, плавными движениями Тимура.

Он осторожно воткнул свечу в буроватую горку пороха, выступающую из жестянки. Свеча вошла в нее до половины, пламя задрожало, потянулось вниз, к темным крупинкам… Тимур окаменел.

Пламя выпрямилось, лизнуло огненным язычком деревянную полку. Тимур начал разжимать пальцы – и свеча задрожала, словно прилипла к его ладони. Тимур сжимал ее так сильно, что пальцы вдавились в стеарин…

Он наконец-то смог убрать руку. Свеча стояла крепко, прозрачные горячие капли стекали по ней в пороховой холмик.

– Свеча горит полчаса? – часто дыша спросил Тимур.

Крис кивнул.

– А тут до половины… пятнадцать минут. Хватит.

Он помолчал и глухо произнес:

– Если не сработает, если телекинеза не будет, я ее оттуда доставать не собираюсь. Уже руки дрожат…

Потом снова посмотрел на часы.

– Без пяти минут полночь.

Пламя опускалось все ниже, свеча словно приседала, погружаясь в пороховую горку. Застывающий стеарин растекался вокруг нее неровным кружком. Это было совсем некстати – свеча должна оставаться неустойчивой, балансировать на грани равновесия, чтобы при малейшем толчке упасть на порох.

– Минута. Одна минута. – Крис оглянулся на меня, как бы ища поддержки. – Выйдем отсюда?

Я пожал плечами. Если телекинеза не будет… и взрывчатка сдетонирует здесь… Тогда спасения можно искать лишь за стенами замка. Но мы уже не успеем выбежать наружу.

Двенадцать. Полночь.

Желтый листочек пламени раскачивался над самым порохом. Я вдруг понял, что, если протянуть к свече руку, пытаясь погасить пламя, оно вздрогнет от колебания воздуха и воспламенит порох. Если телекинез не произойдет, мы погибнем еще быстрее, чем того хотели пришельцы…

Огонек в шкафу погас. Прошло несколько мгновений, прежде чем мы разглядели, что бруски динамита исчезли. Вместо них на полках лежали буханки хлеба, несколько коробок, горсть конфет, пол-литровая бутылка из-под молока с чем-то желтым, прозрачным, похожим на растительное масло.

– Ура, – тихо и удивленно сказал Тимур.

Крис подошел к шкафу, набрал в ладонь конфет. Протянул нам.

– Берите. Мы их заслужили, верно?

– На одной из инопланетных свалок грохнул ужасный взрыв, – разворачивая обертку, сказал Тимур. – Жертв нет, за исключением пары инопланетных кошек.

Я хихикнул, примирительно спросив:

– Но все-таки инопланетных?

– Конечно. – Тимур с удивлением посмотрел на меня. – Чего ты оправдываешься, мне сразу понравилась идея этой диверсии…

Раздавшийся в соседней комнате крик оборвал наш разговор. Я бросился к двери, роняя ненадкушенную конфету, с одной лишь мыслью: «Доигрались».

А в темных полуночных окнах ярко и торжествующе занимался рассвет.

Часть четвертая. Рыцари и пришельцы

1. Острова без грима

Кричала Ритка. Она стояла у окна, облокотившись на подоконник, и единственная видела то, что происходило снаружи. Никто из ребят не успел еще и с места сдвинуться, лишь Толик выхватил меч.

В два прыжка я оказался у ближайшего окна. Тронный зал наполнял яркий солнечный свет, льющийся из замерзших окон. Ударом локтя я высадил стекло. Скованное тяжелой ледяной коркой, оно раскололось на несколько крупных осколков, вывалившихся наружу от второго удара.

На западе всходило солнце.

Пальцы Криса впились в мое плечо. Ругался, не умолкая ни на секунду, Тимур, и мне показалось, что он уже понял что-то, еще неведомое для нас.

Рассвет пришел с запада. Солнечный диск торопливо выползал из-за горизонта. В небе темной узкой полосой пронеслись низкие грозовые тучи. Потом, так же неправдоподобно быстро, стаей напуганных птиц пролетели пушистые белые облачка. Воздух заволокло туманом, который тут же рассеялся под лучами замершего в зените светила.

Я выпрыгнул на террасу. За мной стали выбираться остальные ребята. Кто-то прижался к моему плечу, и я скорее почувствовал, чем увидел: это Инга.

Покачиваясь вертикально в небе, менял свою окраску солнечный диск.

Наверное, это было самое красивое зрелище за всю историю Островов. Над заснеженной равниной, над утопающими в сугробах замками, над кутающимися в теплое тряпье мальчишками полыхала невиданная, невозможная звезда. Она становилась огромной, занимающей полнеба, дымно-багровой, похожей на догорающий пожар… А через мгновение уже сжималась, наливалась ослепительной яркостью, сияла таким беспощадным бело-голубым пламенем, что снег начинал мутнеть, покрываться подтаявшей, ноздреватой льдистой корочкой.

Мне не было страшно. Глядя на фантастическую иллюминацию в небе, я думал о том, что уже видел похожее зрелище. Ночью, в штормовом море. Когда потопил клипер Безумного Капитана.

Солнце приняло свой нормальный вид. Начало изменяться небо. Оно все голубело и голубело, становясь таким чистым и прозрачным, какое бывает лишь высоко в горах. Парочка замешкавшихся облаков бесследно растаяла в этой голубизне. А потом, двумя быстрыми мазками крест-накрест, небо перечеркнули яркие многоцветные радуги. Сразу две. Солнце застыло в точке их пересечения, словно беспомощная мишень в исполинской прицельной мушке.

Сейчас должно было случиться что-то совсем неожиданное. Я сознавал это так же ясно, как и то, что наша диверсия оказалась успешнее самых смелых прогнозов…

Небо высветилось почти до белизны. Солнце поблекло, растворяясь в свечении воздуха, в мерцании радужных полос. Мне показалось, что начал светиться сам воздух – на снег легли знакомые голубоватые блики… Но я ошибся. Синеватым огнем пылали стены нашего замка, покрытые тонким слоем льда и плотно спрессованного снега.

 

С замка сходила позолота.

С замка смывался розовый цвет.

Со стен исчезала мраморная облицовка.

Теперь он стал настоящим – замок Алого Щита на Тридцать шестом острове. Со стенами, сложенными из квадратных блоков серого, зернистого, похожего на пыльный пенопласт материала. Напоминающий не средневековую крепость, а неоконченную стройку, заброшенную пару лет назад.

А под грязными, облепленными мокрым снегом стенами стояли мы – мальчишки и девчонки, рыцари Сорока Островов…

Я посмотрел на свой меч – то ли с надеждой, то ли со страхом, что он тоже изменится. Но меч пока оставался прежним. Деревянная игрушка из восторженной детской сказки…

Даже на ощупь я чувствовал под деревом сталь.

– Ну, где же вы, гады? – шептал Тимур. – Покажитесь!

Мы не замечали холода. Мы стояли в настоящем снегу под ненастоящим небом и ждали.

Солнце исчезло. Радужное перекрестье погасло. Небо светилось ровным голубоватым огнем, пустое и холодное, как перегоревшая лампочка. Жизнь стекала с него, словно краска с непросохшей акварели, поставленной под брандспойт.

– Летят, – сказал вдруг Толик. – Летят, ребята…

В зените сверкнула серебристая искорка. Такую, наверное, увидел когда-то Илья. Искорка разрасталась, превращаясь в кружок. Опускающаяся тарелка?

Внезапно я почувствовал облегчение. Все кончается? Ну и пусть. Я устал от ваших законов, от островов и замков. Мне нужна развязка. Любая. Возвращение на Землю, смерть, плен…

Серебряный диск над головой все увеличивался. Тарелка буквально падала на острова, прямо на нас… Или нет. Она уходила в сторону, словно готовилась сесть посреди всех Островов.

Металлический круг в небе стал таким огромным, что я непроизвольно втянул голову в плечи. И вдруг понял, что, увеличиваясь в диаметре, серебристое пятно не становится ближе. Оно не разрастается на фоне неба, опускаясь вниз. Металлический круг вытесняет небо – от зенита к горизонту, и не круг уже это вовсе, а накрывающий нас купол. А голубая пленочка, бывшая раньше небом, стекает с купола вниз. Потому что купол – с едва уловимыми балками, квадратиками и ромбиками слагающих его плит, горящими между балками оранжевыми прожекторами – это и есть наше небо.

Наглухо прикрывающее Острова стальное небо, высотой от силы два-три километра.

Где-то над нашим островом серый купол начинал резко закругляться, опускаясь в море. Повернув голову, я проследил, как голубой ободок неба, мигнув в последний раз, растаял на горизонте. И горизонт сразу стал близок и реален.

До него было километра два. Горизонт построили из толстых металлических колонн, между которыми уложили серебристо-серые плиты. В небе было полным-полно отверстий – больших и маленьких. То ли облицовки не хватило, то ли там установили какие-то приборы. Скорее последнее – в некоторые отверстия втягивались, исчезая, обрывки голубизны.

– Под колпаком… Всю жизнь – под колпаком. Все Острова – под колпаком, – шептал, озираясь, Крис. Растянулась на снегу Оля, пряча лицо, не в силах смотреть вокруг. Цеплялся за Тимура Игорек, все повторяя какой-то вопрос, который Тимур даже не слышал. Крутился на одном месте Том, и в лице его было больше удивления, чем страха.

Прожекторы, в живописном беспорядке натыканные по небу, медленно разгорались, заливая Острова тусклым оранжевым светом. На снег легли апельсиновые блики, тени исчезли. Наверное, им было неоткуда браться – свет лился отовсюду.

Я посмотрел на своих товарищей. Никто пока не проронил ни слова, и это было плохо. Но и в истерику никто не ударился.

А заговорил первым Крис.

– Колпак совсем близко. Минут десять, если бежать…

Наш командир смотрел на «горизонт». На сплетение колонн, на кружево отверстий, в которые так легко забраться.

– Полчаса. Если будет полчаса времени…

– Там наверняка есть что-то, отклоняющее в сторону незваных гостей, – резко сказал Тимур. – Иначе мы на «Дерзком» протаранили бы край света… Раз пять бы протаранили.

– Наверняка, – легко согласился Крис. – Но сейчас их техника не работает. Возможно, и защитные устройства тоже.

– Надо рискнуть, – как-то очень беззаботно сказал Меломан. Он осторожно снял плейер, положил его прямо в снег. Улыбнувшись, произнес: – А я все удивлялся, почему он плохо заряжается на солнце? Словно под электрической лампочкой… Думал даже, батарейки садятся.

– Все согласны? – оборвал его Крис.

– Чего спрашиваешь, – насмешливо сказал Тимур, привычным движением забрасывая руки за голову и поправляя мечи. – Бегать надо, бегать!

– Думать тоже полезно… если умеешь, – парировал Крис. – Девчонки, вам задание особое.

– Мы идем с вами! – словно взорвалась Инга. Ритка, возившаяся с Олей, ничего не произнесла, но посмотрела на Криса с несомненной обидой.

– Тогда нам конец, – холодным голосом разъяснил Крис. – Нам нужна помощь соседей. Нам нужны бойцы всех Сорока Островов – иначе мы проиграем. И помощь эту приведете вы.

– Они же враги, они не захотят нам помочь! – закричала Рита.

– Успокойся. – Крис шагнул к ней, взял за плечи. – Вы должны им объяснить… Не слепые же они, в конце концов! Враги – там, за колпаком, дальше горизонта и выше неба!

Крис поискал глазами Ингу, кивнул ей и опять произнес:

– Вы должны им объяснить. Приведите помощь.

Девчонки молчали, а Крис, как бы признавая этот разговор оконченным, повернулся к мальчишкам:

– Мечи у всех с собой?

2. Десант на край света

Я думал, что нам помешает снег. Но с замерзших равнин «моря» снег сносило ветром. А вот там, где лед трескался и льдины громоздились одна на другую, получились самые настоящие торосы. Лавируя между ними, то и дело скользя и падая, наша маленькая группа продвигалась к горизонту.

Мы не прошли и половины пути, когда купол навис над нами огромной, хищной, жадно раскрытой пастью. До металлического потолка было метров двести. Можно рассмотреть и прожектора: прозрачные красно-оранжевые шары и плиты; они оказались не сплошными, а сетчатыми, с полуметровыми ячейками: некоторые казались пустыми, темными, из других высовывались причудливые антенны и поблескивающие, словно бы из мутного стекла, цилиндры.

Мы бежали к горизонту.

Я падал уже пятый или шестой раз, и на меня обязательно кто-нибудь наталкивался. Слишком уж тесной кучкой, прижимаясь друг к другу, шел в атаку наш отряд.

Снег набился повсюду: в кроссовки, в джинсы, под куртку. Снег таял, и я был мокрым насквозь, словно под дождем. Только движение не давало мне замерзнуть.

Воздух мерцал оранжевыми искрами: поднятая нашим бегом снежная пыль светилась под прожекторами.

До металлической стены, отвесно поднимающейся в небо изо льда, оставалось метров пятьдесят. Купол вначале шел вертикально вверх, затем начинал круто изгибаться, набирая над нашим островом почти максимальную высоту. Основание купола было занесено снегом, целыми холмами снега… Мы уже карабкались по сугробам, приближаясь к решетчатой стене.

Первым ее коснулся Толик. Он бросился на стену не замедляя бега, лишь выставив перед собой руки, и я даже успел испугаться, что никакой стены не окажется, что это будет очередной мираж, за которым тянется все та же снежная равнина… Или что металлические прутья сантиметровой толщины, сплетающиеся в решетчатые блоки, окажутся под напряжением, встретят Толика фонтаном белых смертоносных искр.

Но этого не случилось. Толик налетел на стену, вцепился в прутья, пытаясь затормозить. Не сумел и ударился лицом о небесную твердь.

Тяжело дыша, на подламывающихся после бега ногах, я подошел к нему. Толик повернулся ко мне лицом: разбитым, с кровью, текущей из многочисленных ссадин, и счастливо улыбнулся:

– Добежали. А еще говорят, что до горизонта не добежишь… Врут, выходит…

Стена казалась нерукотворной, чем-то природным, как горы или полярный айсберг. Размеры ее подавляли, заставляли невольно опускать глаза.

Крис с тревогой оглядывал нас. Он понимал, что сейчас, вопреки всем его правилам, сложилась ситуация, когда думать стало вредно. Надо действовать, пока еще сохранились остатки безрассудной отваги, пока нас не испугали нечеловеческие размеры купола.

– Делимся на три группы, – отрывисто произнес он. – Первая – Тимур, Толик, Илья. Вторая – Меломан, Малёк, Дима. Третья… Мы с Томом. Встреча здесь, через час… примерно. Тим, держи.

Он протянул Тимуру Риткины часы.

– А что делать-то? – хмуро спросил Меломан.

Крис взмахнул рукой, указывая на чернеющие метрах в пяти над нами отверстия туннелей.

– Исследовать эти симпатичные коридоры. И познакомиться с теми, кто в них живет.

Меня затрясла мелкая дрожь. Почему-то при виде темных провалов в решетчатой стене представлялся исполинский муравейник. Казалось, еще мгновение, и в отверстиях покажутся чудовищных размеров насекомые…

– Пошли, – коротко приказал Крис и начал карабкаться на стену. Я чуть задержался, чтобы отстегнуть и бросить на снег рукава куртки. Если там кто-то есть, драки нам не избежать.

Лезть было легко: решетчатая стена представляла собой самую широкую в мире лестницу. Через полминуты мы с Игорьком и Меломаном стояли в тесном туннеле. Сделан он был из металлической сетки, как и весь купол, но с гораздо меньшими ячейками: по ним можно было свободно идти, ноги не проваливались. Оранжевый свет проникал в туннель лишь снаружи, в глубине таилась тьма.

– Я пойду первым, – неожиданно сказал Малёк.

Некоторое время туннель вел горизонтально, все дальше и дальше удаляясь от внутренней поверхности купола. Затем почти под прямым углом развернулся, уводя вверх.

Вокруг было темно. За решетчатыми стенами царила тишина, лишь изредка мы проходили мимо неразличимых во мраке, но слабо гудящих аппаратов. Несколько раз слышался звук, похожий на плеск медленно текущей воды. Один раз – что-то вроде тонкого звона, словно в металлическом ящике пересыпали стеклянные осколки.

– Уже двадцать минут прошло, – сообщил вполголоса Меломан.

– Откуда ты знаешь? – шагая за ним, поинтересовался я.

Меломан, похоже, смутился.

– Я… ну, напеваю про себя.

– Напеваешь?

– Да. Я, когда кассету слушаю, всегда так делаю. Ну… сейчас четвертую песню кончил. А они все примерно по пять минут.

– Игорь, а ты вслух можешь спеть? – с искренней надеждой спросил я.

– Нет! – Меломан даже испугался. – У меня голоса нет… Да и не стоит внимания привлекать.

Я улыбнулся. Стук наших ног по металлической решетке был слышен метров за двести.

– Как ты думаешь, зачем эти коридоры?

Меломан немного помолчал.

– Для ремонта. Тут повсюду механизмы, те самые, что делали для Островов… – он запнулся, – делали небо. Их же надо иногда осматривать, ремонтировать.

– Да… Интересно, куда мы переправили взрывчатку, что у них тут все отказало?

– Интересно…

Подошвы цокали по стальной решетке. Коридор изгибался, выводя нас обратно. Неожиданно Меломан чертыхнулся, едва не упав, остановился. Я наскочил на его плечо, замер.

– Впереди свет, – едва уловимым шепотом произнес Малёк.

На сетчатом потолке коридора лежали оранжевые блики.

– Значит, мы вернулись к внутренней поверхности купола, – так же тихо сказал Меломан. – Но в другую точку, туда, где стоит прожектор.

Я не возражал. Я смотрел на оранжевые блики. Они то темнели, то делались ярче. Словно кто-то ходил между прожектором и нами, заслоняя свет. Кто-то огромный, шестиногий, в хитиновом панцире.

– Пустите. – Вынимая меч из ножен, я протиснулся вперед. – Теперь поведу я.

Меломан не спорил. Мне показалось, что он тоже заметил мерцание прожекторных отсветов.

Смутно различая изгибы коридора, я шел по нему первым. В решетчатом туннеле делалось все светлее. Я уже различал лица Меломана и Малька. И маленькую круглую площадку, на краю которой горел шар-прожектор, – тоже.

На площадке стояли двое.

Чувствуя, как наливается льдом рукоять меча, я сделал еще несколько шагов. И остановился, разглядывая парочку со смешанным чувством страха и отвращения.

Они были небольшого роста – метра полтора или чуть выше. Широкоплечие, я бы даже сказал – толстые, не передвигайся они по площадке с балетной грацией, пружинистыми подскоками. Тонконогие, с выпуклой, как бочонок, грудной клеткой. Не то горбатые, не то с ранцами на плечах. Плотно укутанные в плащи из темно-коричневой поблескивающей материи. Головы скрывали широкие, надвинутые на лицо капюшоны.

– Если меня стошнит, – тихо сказал Меломан, – не думайте, что я съел что-то несвежее.

Фигуры на площадке продолжали свой подпрыгивающий танец. Рядом с шаром-прожектором, имеющим почти метровый диаметр, лежала какая-то бесформенная, неподвижная масса. Казалось, что движения обоих существ совершаются именно вокруг нее. Периодически из-под темных плащей выныривала длинная, неожиданно толстая рука, касалась бесформенной груды, отдергивалась.

 

– Чинят? – предположил Меломан.

– Разве так чинят… – с сомнением сказал я.

Слишком громко сказал. Фигуры замерли, не докончив движений. И медленно развернулись в нашу сторону. Вряд ли они видели нас: мы были в темноте, они – на свету. Но слышали несомненно: когда Меломан, доставая меч, зацепил им за мой клинок, парочка синхронно подскочила в воздух.

– Пошли знакомиться, – сказал я. И шагнул на площадку.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64 
Рейтинг@Mail.ru