Маленькая Даша из большого старого дома

Сергей Ермолаев
Маленькая Даша из большого старого дома

Глава 1. Знакомьтесь: Даша

Солнечные лучи, как будто им все позволено, нахально прошили насквозь оконные шторы, заполнили светом просторную комнату в большом и очень старом доме и бесцеремонно разбудили Дашу. Маленькая девочка зажмурилась от необычайно яркого дневного света, жалея о том, что не прикрыла окна чем-то более плотным, надёжным. Засоня потянулась в своей постели, встала, потянулась ещё раз, стоя босыми ножками на тонком вязаном половике. После этого сделала несколько шажков по комнате, нырнула в широкую арку и оказалась в другой части своих апартаментов. Там перед окном стоял письменный стол с компьютером и всякими альбомчиками для рисования. Пришлось залезть сначала на стул, потом на столешницу, чтобы дотянуться до окна и открыть его. И вот оконные створки распахнулись настежь. Даша высунулась наружу, чуть повела носом, принюхиваясь. Потянулась, словно кошка, и улыбнулась ветру, подувшему со стороны реки и распушившему ей волосы. Даша поняла: лето на самом деле и в полной мере наступило! Теперь она заживёт по-настоящему! Ведь лето – это прекрасно! Это весёлая, полная приключений и новых открытий жизнь! Летом не время долго спать. Нельзя терять ни дня, ни часа этого благодатного времени года. И Даша решила сегодня же приступить к делам, которые заранее придумала на случай наступления лета.

Несмотря на то, что Даша была маленькой и даже в школу ещё не ходила, она была весьма самостоятельной, смышлёной, смелой девчушкой. Боялась маленькая Даша всего нескольких вещей, среди которых наличествовали крупные летающие и жалящие насекомые типа пчёл, ос и прочих, а также дикие собаки и… незнакомцы непонятной наружности. Последние могли принести больше неприятных неожиданностей, нежели бездомные собаки. Поэтому Даша сторонилась неизвестных ей людей, а одиноких прохожих на пустых улицах – в особенности. Среди всего того, что умела делать маленькая Даша, можно выделить, в первую очередь, влажную уборку в собственной комнате, подметание двора, полив цветов во дворе из большой лейки. Также Даша чистила курятник, находившийся возле дома, могла накормить кур, собрать снесённые ими яйца, приготовить из них яичницу и накормить себя!

Даша очень любила кушать куриные яйца в любом виде: отваренные вкрутую, глазунью, взбитые и запечённые. Но всё же омлет из яиц она любила больше. Вдвойне его любила, если в него добавить мелко нарезанный помидор и немного варёной колбасы. В очередной раз собрав по углам курятника несколько яиц, Даша, бережно прижимая к груди, принесла их на кухню на втором этаже дома, аккуратно прополоскала в тазике с чуть тёплой водой, разбила в глубокую пластиковую миску и неторопливо, чтобы не выплеснуть на пол, взбила алюминиевой ложкой. В этот момент на электрической плитке возле окна уже разогревалась сковорода. Когда в миске получилась однородная жёлтая масса, Даша вылила её на сковороду под шумное шкварчание. Через пару минут омлет был готов. Устроившись за столом в центре комнаты, Даша принялась лопать его с огромным аппетитом и удовольствием. Перед этим своё кушанье она приправила сухим душистым укропом из стеклянной банки, хранившейся в верхнем шкафчике кухонного гарнитура, и добавила небольшую горсть кубиков нарезанной колбасы. Можно было бы ещё добавить соли, подумала юная повариха, взяв первую порцию готового завтрака в рот. Но нет, лучше не надо! Затем она попробовала ещё немного и всё же решила посолить. Совсем немного. Одну маленькую щепоточку и всё!

Даша не любила слишком солёную еду, да и соль как таковую недолюбливала. Началось это у неё во время одного из предыдущих кулинарных экспромтов, когда она точно так же готовила себе омлет. В тот день она уронила прямо в схватывающуюся на сковороде жёлтую массу весь короб с солью, в котором было не менее двухсот граммов этого белого вещества. Взвизгнув от испуга и досады, Даша стала поспешно собирать соль с поверхности готовящегося омлета. Однако та, разумеется, успела впитаться в блюдо, поэтому всё подчистую собрать было попросту нереально. Не ожидая ничего страшного и смело взявшись за еду после её приготовления, Даша громко, с отвращением выдохнула: "Бе-е-е-е…" А потом принялась с остервенением отплёвываться. Отплёвывался незадачливый поварёнок почти весь оставшийся день. Девочка не могла ничего кушать. Только пила воду. Позже ей и простая вода опротивела. В тот день Даша легла спать на голодный желудок, расстроенная случившимся. С той поры маленькая Даша опасалась иметь дела с солью, а если и бралась за неё, то делала это с невероятной осторожностью, беря из коробки по маленькой щепоточке, а всю соляную коробку оставляя на месте – в стороне от любых продуктов.

Даша умела читать. Правда, "умела" – слишком сильно сказано. Скорее, только училась. Она могла прочитать простейшие слова и словосочетания. Но вот большие и сложные тексты с кучей таких слов, значения которых были ей неизвестны, девочка едва ли могла осилить. В её двойной комнате, а также в некоторых других местах старого необъятного дома было много книг. В основном это были старые, ещё советского времени издания популярных авторов детской литературы, приключенческих и фантастических произведений. Но маленькая Даша считала, что умение читать хорошо, быстро, без каких-либо затруднений придёт к ней само, без усилий с её стороны. А поэтому брала книги в руки не столь часто, как садилась поиграть на компьютере. Тот всегда находился на письменном столе в первой половине её большой комнаты, разделённой межкомнатной стеной с аркой. Но так продолжалось до тех пор, пока как-то раз Даша не разозлилась на компьютер, ставший работать слишком плохо, с частыми сбоями, и не выбросила его из окна.

Уничтожение компьютера случилось в один из последующих дней за тем днём, когда Даша уронила соль в омлет. За окном периодически начинал капать лёгкий летний дождик и гулять особо не хотелось. Вообще ничего не хотелось делать. На Дашу напал нехотизм, как она сама охарактеризовала своё состояние. "Не хочу ничего делать, – сказала маленькая Даша, глядя во двор через оконное стекло, покрытое блестящими дождевыми каплями. – Сегодня у меня нехотизм"! Даша только что вернулась в свою комнату из кухни, где почти всё утро провела за приготовлением разных видов киселей и их дегустацией. Вдруг ей вспомнилось, что ещё вчера или позавчера она наконец-то скачала и кое-как установила на компьютере игру в танки. Установить-то установила, но так и не начала играть. Что-то в тот день помешало.

Уже давно Даша хотела поиграть в танки. И вот она села за стол. Поставила справа от себя миску со сладким попкорном и нажала кнопку включения на системном блоке компьютера. Ожил, загудел старенький компьютер. Треснул статическими разрядами большой угловатый, похожий на телевизор, стеклянный монитор. Даша узнала, что для игры в танки необходимо быстрое и устойчивое интернет-соединение. Но она не разбиралась в том, какое интернет-соединение было у её компьютера. Знала лишь то, что к нему был подключен какой-то передатчик, который каким-то чудом улавливал незащищённый паролем сигнал вай-фай, приходивший откуда-то со стороны соседских домов. Она даже не понимала, мощный ли у неё компьютер, будет ли эта игра на нём работать? Компьютер был действительно очень старым, купленным не в прошлом году, даже не в позапрошлом. Возможно, Даша с этим компьютером и вовсе были ровесниками! Оставалось лишь надеяться, что игра запустится и будет работать. Ведь так хотелось в неё поиграть!

Сидя на высоком стуле перед гудящим системным блоком и потрескивающим монитором, болтая ножками от нетерпения, Даша ждала загрузки игры. Но та никак не начинала грузиться. В третий или даже четвёртый раз щёлкнув курсором мыши по значку игры, Даша наконец-то заставила её "зашевелиться". Спустя минуту игра была запущена. Но тут, видимо, дал о себе знать слабый сигнал соседского вай-фай: игра закрылась, или, как говорят заядлые компьютерщики, "слетела". Даша фыркнула от неудовольствия и уже в который раз заново попыталась запустить игру. Вновь неудача. "Ууууууфффф", – проворчала Даша, сердито сжав кулачки. Затем она потянулась к окну и распахнула створки настежь, впустив в комнату свежий, влажный, с запахом дождя воздух. Даша подумала, что открытое окно как-то поможет усилить приём сигнала вай-фай. Может, этому сигналу сложно проходить через стекло, поэтому-то связь и обрывается? После этого девочка подвинула к открытому окну "системник", сзади которого торчала небольшая чёрненькая антенна. И снова кликнула по иконке игры на рабочем столе. Наконец-то танки запустились, причём запустились довольно быстро. Даша обрадовалась и начала играть.

В первую же минуту игрового боя танк Даши подорвали. Во второй раз она сумела продержаться на игровом поле боя чуть дольше минуты, прежде чем её танк расстреляли со всех сторон. И в третий раз её танк вывели из боя слишком быстро. Даша никак не успевала отстреливаться от противников. Уж слишком много их было. И они видели её издалека, а она их почему-то не замечала вовремя. Решено было изменить тактику. Вместо того, чтобы идти в атаку, Даша стала катать свой игровой танк вокруг базы, обозначенной белым кругом с развивающимся флагом на высокой мачте по центру. Противник и здесь до неё добрался, но всё же не так скоро, как в прошлые разы. Покатушки вокруг базы продолжались ещё на протяжении нескольких игровых боёв. После чего Даша вдруг поняла, что у противника тоже есть такая база. И что не обязательно стрелять во всех врагов, чтобы победить, достаточно довести танк невредимым до их базы и продержаться там около двух минут. Это было очень интересно! И Даша принялась за попытки добраться до базы противника, сохранив при этом свой танк в целости.

Даша окунулась в игру с головой, потеряв счёт времени. Такого с ней никогда не происходило до этого дня. Были брошены все домашние дела и прочие развлечения. Прошёл час, прошло полтора часа, наконец, прошло больше двух часов, а Даша всё играла! Ей никак не удавалось добраться на своём игровом танке до базы противника. Часто её танк подрывали ещё на полпути к цели. Иногда уже прямо возле неё. Пару раз игра опять "слетала" из-за неустойчивого сигнала вай-фай, но юная игроманка запускала её и снова погружалась вся в игровой процесс. В один прекрасный момент ей удалось-таки добраться до базы противника, попасть в белый круг и начать захват! При этом никто ни разу в её танк не выстрелил! Бой проходил далеко в стороне, и на её танк почти никто не обращал внимания. Всё сложилось чрезвычайно удачно. Как она ждала этого, как она стремилась к этому! Наконец-то ей удалось попасть на вражескую базу! Осталось подождать одну минуту – и победа! Даша приготовилась ликовать. Но в следующие секунды, за мгновение до окончания игры и победы, в компьютере произошёл какой-то серьёзный сбой. Игра замерла, игровой процесс остановился, словно стоп-кадр. Компьютер завис. Нет! Только не сейчаааааас! Даша была в расстройстве и одновременно разгневана случившимся. Фыркая и ругаясь, она всячески пыталась привести компьютер в чувства, нажимая все кнопки на клавиатуре, ворочая и щёлкая мышкой, даже встряхивая системный блок. Но компьютер молчал. В отчаянии Даша размахнулась и ударила кулаком по верхней крышке системного блока. Тут же монитор засиял синим цветом с несколькими рядами непонятных слов и цифр. "Ах так!" – воскликнула Даша. Она выдернула шнур питания компьютера из розетки и со всей силы толкнула обеими руками "системник", опрокинув его. Так как окно было раскрыто, а стол стоял вплотную к нему, системный блок соскользнул с края стола и нырнул в оконный проём, увлекая за собой монитор и всё остальное, что было подсоединено к нему проводами. С грохотом и треском Дашин компьютер полетел со второго этажа во двор и быстро встретился с твёрдой землёй. Девочка высунулась из окна, чтобы посмотреть, куда всё упало, и поняла, что отныне у неё нет компьютера. То, что лежало внизу, во дворе, вряд ли можно было собрать и вновь заставить работать.

 

После эпичного уничтожения компьютера маленькая Даша долго сидела за столом и плакала-плакала-плакала. Затем, чуть успокоившись, всхлипывая и вздрагивая, схватила миску с попкорном и принялась торопливо его уминать, набивая рот воздушным лакомством почти до отказа. Нужно было скорее заесть своё несчастье! Попкорн был очень вкусный и ароматный. И, занимаясь его поеданием, маленькая Даша стала успокаиваться. Немного позже, когда она уже окончательно успокоилась и даже немного повеселела, было решено остановиться на мысли о том, что отсутствие компьютера с игрой в танки – это не так уж плохо, как поначалу казалось. Зато она не будет отвлекаться от важных повседневных дел, не будет просиживать часами за монитором! А дел было много. И Даша не могла быстро с ними всеми справиться. Ведь она была ещё совсем маленькая. Но была не по годам смышлёной, сообразительной, достаточно ответственной девчушкой. Что, вероятно, помогло легко пережить потерю компьютера с игрой в танки и вернуться к обычной жизни, полной других увлекательных занятий, интересных событий и познавательных открытий.

На следующий день снова светило солнце, стояла тёплая безветренная погода. Маленькая Даша решила сходить в магазин. Для этого она надела самое яркое, цветастое платьице, что у неё имелось – то, которое специально берегла исключительно для походов в магазин и ещё куда-нибудь. Надев этот особый наряд, Даша встала против зеркала возле выхода из своей двойной комнаты и осмотрелась. Платье было выше колен… что в общем-то ничего, но вот слишком теснило туловище. Кажется, оно становилось ей маленьким! Сей факт немного испугал Дашу. Она в последний раз надевала это платьице не более двух недель назад. Тогда всё было в порядке! Неужто она стала так быстро расти с приходом лета? Или, быть может, это из-за чрезмерного увлечения киселём? Точно, подумала Даша! Это из-за киселя! Возможно, попкорн в этом тоже замешан! Нужно поменьше пить кисель и кушать попкорн! Только вот как заставить себя так поступить? Вообще же Даша была довольно худенькой девочкой, обычного для своего возраста роста, с простым личиком, с большими умными глазками, с золотистыми волосами – волнистыми и длинными, едва ли не ниже талии. Взяв с трюмо под зеркалом деревянный гребешок, Даша принялась расчёсывать красивые густые волосы, которые ещё не до конца просохли после недавнего мытья. Ухаживать за волосами приходилось постоянно: Даша мыла их по два-три раза на неделе. И постоянно расчёсывала.

Когда Даша вышла из дома, стоял полдень. Дом возвышался над улицей настоящим мрачным замком, окружённый несколькими деревьями и пышно разросшимися травами. Девочка прошла от западного крыльца, которым пользовалась чаще всего, и остановилась под окнами своей комнаты. Здесь, в песке и траве, до сих пор лежали обломки системного блока компьютера и монитора. Даша тронула ногой искорёженный "системник", вздохнула над ним и направилась к воротам, поправив матерчатую сумку, перекинутую через плечо. Ей нужно было в магазин за хлебушком и печеньем. Ах да, ещё ей очень хотелось купить киселя – какого-нибудь из тех, что ещё не довелось испробовать. Наверняка такие остались! По крайней мере, Даша на это надеялась.

Глава 2. Необычный дом на необычной улице

Дом, в котором жила маленькая Даша, находился на самой длинной улице левобережной части города. Эта улица тянулась по левому берегу реки Туры шесть с лишним километров. Даше с её коротенькими ножками потребовалось бы не меньше двух часов, чтобы пройти всю её от начала до конца. Но девочка никогда этого не делала, вообще ни разу ещё не отходила от своего дома слишком далеко. Однако она строила грандиозные планы на будущее, намереваясь однажды обойти весь город и заглянуть во все его потаённые уголки. А пока всё только планировалось, Даша оставалась в своём большом доме, имевшем со стороны проезжей части улицы адресную табличку: "Ул. Береговая, 131".

Улица, на которой стоял большой дом Даши, была особенной, можно сказать, уникальной исторической улицей. Но не потому, что она являлась одной из наиболее длинных в городе. Даже не потому, что большую часть всей длины она состояла из одних нечётных номеров. Дело в том, что это была первая в истории города организованная улица. И это была первая в городе промышленная улица. Дома здесь начали ставить спустя несколько лет после основания острога на высоком мысу между реками Тюменкой и Турой. В Заречье, как тогда называли левобережный город, селился простой работящий люд, ремесленники и мелкие торговцы. На левом берегу Туры открывались первые в истории города кузницы, всевозможные мастерские. Затем расцвели сапожное, кожевенное и овчинно-шубное ремёсла. Позднее здесь же заработали первые крупные, профессионально устроенные заводы, среди которых особую известность получило судоремонтное и судостроительное предприятие купца-промышленника Гектора Гуллета. Поскольку небогатого работающего населения в Заречье было очень много, дома в этой части города не отличались большими размерами, разнообразием форм и мудрёным декором. Но и состоятельные люди в этой местности селились тоже: мещане, поднявшиеся на своём деле кузнецы, мастеровые, даже крупные купцы и заводоустроители. Последние не скупились на строительство своих домов. Именно в одном из таких домов, выдающимся из общего массива старозаречной застройки, и посчастливилось проживать маленькой Даше.

Как необычной улицей была Береговая, так же необычен был и сам дом под номером "131". Когда-то здесь была одна из красивейших усадеб Заречья. Дом имел два высоких этажа и был сложен из сосновых и дубовых брёвен среднего размера, положенных в шахматном порядке. Началось его строительство в 1895 году. Несколько недель ушло у каменщиков, чтобы выложить мощную основу для будущего особняка, уходившую почти на полтора метра в глубь земли. Затем из огнеупорного кирпича одного местного завода были возведены три отопительные печи, устремившие белоснежные дымовые трубы под самый небосвод. Только после этого рабочие приступили к заранее заготовленным брёвнам и в течение ещё нескольких недель собирали дом: неторопливо и внимательно подгоняли одно бревно к другому, обрабатывали различным инструментом дерево, конопатили, спиливали ненужное, выравнивали оконные проёмы. Когда же дом вырос, прикрывшись от неба и непогоды добротным кровельным тёсом, к делу приступили маляры и резчики-оформители. Дом украсили со всех сторон объёмной резьбой, позаботились о замысловатых фризах и пилястрах, навесили на окна раскрашенные белым, золотистым и голубым наличники, в комнатах поставили филенчатые двери с резными рисунками. Любая мелочь была сделана на совесть, с любовью. Каждый, кто хоть каким-то образом был причастен к строительству, вкладывал в новопоставленную усадьбу частицу себя, своей души. Но так было не только потому, что хозяева усадьбы имели возможность почти ни в чём себе не отказывать. Люди в старые времена не могли, да и не умели работать иначе!

В 1898 году усадьба стояла уже полностью законченная, обустроенная и обжитая своими хозяевами. В её состав помимо главного дома входили: одноэтажный флигель в двадцати метрах западнее, конюшня и баня – также с западной стороны от дома, разные сараи, амбар и небольшой сад – с северной стороны от особняка. Хозяином усадьбы являлся состоятельный, известный и уважаемый в городе человек. Однако его ничуть не смущало то, что он фактически поселился на отшибе, в трущобах. В непосредственной близости от усадьбы больше не было домов состоятельных людей. Он поселился здесь, поскольку недалеко располагалось его собственное небольшое предприятие, вот уже несколько лет стабильно приносившее хорошую чистую прибыль. К тому же совсем рядом, всего лишь в трёхстах метров выше по улице, друг его семьи Василий Логинов планировал построить спичечную фабрику. Появление нового крупного, профессионально обустроенного производства обещало оживить, преобразить эту часть Заречья. А с приходом изменений неподалёку могли поселиться и другие видные горожане. Спустя шесть лет так всё и произошло.

Разумеется, маленькая Даша не задумывалась о прошлом дома, в котором проживала. Она не могла и подозревать, что когда-то это мог быть особняк зажиточного мещанина или купца средней руки. Казалось, что дом всегда был именно таким, каким она его помнит. Хотя, конечно, помнила она его не дольше, чем саму себя, то есть едва ли с позапрошлого лета. Потому что позапрошлым летом Даша была уж слишком маленькой, гораздо меньше, чем сейчас, и мало что тогда понимала, осознавала, запоминала. К тому же ей было не слишком-то интересно знать, что и где было когда-то давно. Какая была бы ей польза от знания того, как давно усадьбу известного мещанина ликвидировали, а особняк переоборудовали под обыкновенное коммунальное жильё? Дашу интересовало только настоящее! Ведь каждый день, прожитый в большом старом деревянном доме с покосившимися крылечками, трухлявой и оттого протекающей крышей, много где стёртыми и подгнившими ступенями лестниц, был для Даши чем-то особенным, волшебным. Каждый день начиналась новая история, было ещё более увлекательное приключение. Каждый день, выходя за дверь своей большой двойной комнаты, маленькая Даша с головой окуналась в просторный мир молчаливого, но будто бы живого дома, за стенами которого находился совсем необъятный, любопытный и одновременно пугающий мир, который тоже нужно было узнавать, изучать.

Как хорошо, что вновь наступило лето! Даша не слишком хорошо помнила прошлое, не говоря уже о позапрошлом. Однако помнила, что летом ей всегда было лучше, нежели зимой: летом тепло, сытно, весело, всегда есть, чем заняться как в доме, так и во дворе, окружённом высоким, но не прочным деревянным забором. Кое-где доски забора напрочь прогнили, искрошились, образовав широкие щели, а кое-где он попросту покосился, каждый день неустанно обещая в скором времени вовсе повалиться на землю. Надо бы что-то сделать, чтобы забор не упал, подумала юная жительница бывшей мещанской усадьбы. Но что же сделать? Что она могла? Она даже не знала, где ей взять новые доски, чтобы заменить в заборе те, которые выглядели совсем плохо. Поэтому девочка попросту подпёрла падающие секции забора палками – до лучших времён. Как-нибудь позже она собиралась вновь подумать над тем, что можно сделать с забором, а пока надеялась, что палки помогут ему не развалиться окончательно.

Как правило, в доме было светло даже тогда, когда день стоял не слишком солнечный. Окна были достаточно большие и их было много. Верхний этаж имел 16 окон, а нижний – на 5 окон меньше, то есть 11. Ещё у дома были довольно высокие потолки. Особенно высокими были потолки второго этажа. Однажды Даше взбрело в голову измерить расстояние от пола до потолка в своей комнате. Она не знала, для чего ей это нужно, но сделать это ой как захотелось. А поскольку в доме на виду давно валялась измерительная рулетка, девочка сбегала за ней и решительно взялась за дело. Сначала попыталась сдвинуть с места деревянную лестницу когда-то кем-то приставленную к стене в коридоре, но, разумеется, не смогла – слишком уж неподъемной та была. Немного поморщив лоб, размышляя, что же ей делать, Даша решила, что и в комнате, и в коридоре высота потолка одинаковая. И смело взобралась почти на самый верх. Привязав ленточкой конец рулетки к одной из стоек лестницы, она, осторожненько спускаясь, размотала рулетку. Высота стены от пола до потолка оказалась больше трёх с половиной метров! Даша записала получившиеся цифры карандашом прямо на стене и, довольная собой, отправилась гулять, позабыв убрать на место рулетку. Та осталась висеть, надёжно закреплённая к тяжёлой лестнице, когда-то кем-то приставленной к стене в коридоре.

 
Рейтинг@Mail.ru